Фантастика : Ужасы : ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




ГЛАВА ПЯТАЯ

11971 год, август. Москва

Этнографический музей – довольно странное место. Особенно по ночам. Представьте себе огромное здание, набитое всякими диковинными вещами. Тусклый свет, тишина, полное безлюдье. Тут невольно станет не по себе.

Когда пять лет назад Марья Ивановна Шранк поступила сюда на работу в качестве смотрительницы зала древних цивилизаций Востока, то некоторое время никак не могла привыкнуть к необычным экспонатам. Почти всю жизнь Марья Ивановна проработала на «Мосфильме» гримершей, и трудилась бы там до сих пор, но уж больно зрение ослабло. Не помогали даже сверхсильные очки. А ведь у гримеров работа очень ответственная, чуть не так наложил грим, подкрасил глаза или наклеил более пышные усы, чем требуется, – и готово! Скандал! А может, причина ее проводов на пенсию действительно старость? Покуда Маша Шранк была молодой, всем она оказывалась нужна, всюду приходилась ко двору. Иной артист, пока она крутится вокруг него, и ручку погладит, и за попку ущипнет… Выказывали, одним словом, знаки внимания… А она что… Понятно, не возражала. И позволь тут возразить! Скандал! Еще бы! С такими величинами общаться приходилось: Черкасов, Мордвинов, Яншин. Уж какая душка был этот Яншин. «Машенька, у вас чудесные ножки. Машенька, ваш стан достоин кисти Тициана…» А сам, гад, руками так и шарит! Или этот, как его, забыла фамилию, грузин… Так тот сразу на кушетку повалить норовил… И актриски ее любили. Все тайны сердечные поверяли. Пока она их гримирует, все выложат. Когда… Кто, с кем… Ну, просто она у них наперсницей служила. Одна дама ее так и называла. Ты, говорит, Маша, моя наперсница. Уж так сюсюкала, а сама, змея, потом булавку в руку воткнула. Мол, ресница во время съемки отвалилась. Натерпишься, бывало, с этими актрисками. Конечно, в музее проще. Стоит себе истукан, а рядом табличка «Монгольский воин в полном вооружении» или «Фараон Третьей династии Тутмос в полном парадном облачении». Да какой он фараон? Манекен. Чучело! И украшения его фальшивые. Медяшки, стекляшки… Она сначала думала – золото. Странно даже становилось, а вдруг украдут, тогда ее затаскают по милициям. Ведь кто у нас виноват? Стрелочник! Раз на «Мосфильме» у одной актриски пудреницу серебряную сперли. Так на нее подумали. А она, Маша Шранк, сроду чужого не брала. Нашлась проклятая пудреница. Дома она, актриска то есть, ее забыла. И даже, змея, не извинилась. А тут драгоценности фараона… Многие тысячи стоят… Что будет, если упрут? Скандал!

Потом-то ей сменщица разъяснила, мол, все это бутафория. А посетители, глупые, считают, что взаправдашние египетские сокровища. Раза два украсть пытались. Пришлось даже написать, что драгоценности не настоящие. Все равно стоят, охают. Дураки!

Однако не все экспонаты – имитация. В большинстве, конечно, очень древние. Взять хотя бы мумии. Первое время ох она и страху натерпелась! Старалась мимо них без нужды не ходить, а если уж шла, то проскакивала с завидной прытью. И ни одним глазком не смотрела. Такая страсть! А потом все же посмотрела. Лежат какие-то не то люди, не то куклы. Все в бинтах. Вроде как копченые… Но страшные до чего! Лица наполовину сгнили, глаза и носы провалились, все словно обугленные…

Директор музея для чего-то придумал ночные дежурства. Для чего, спрашивается, они нужны? Говорят, на случай возникновения пожара. На такой случай сигнализация имеется… Нет, этого, говорят, мало. Мол, уже были случаи. Возгоралось. Куда деваться?

Первую ночь она чуть с ума не сошла. В каждом углу ей мертвецы мерещились. Чуть где какой шорох: ни жива ни мертва. Лежит на своем диванчике в служебке. Лампочку не выключает, сама дрожит. А ведь привыкла. И бояться перестала. Иной раз наспится на жестком диванчике, встанет, пойдет в зал, включит верхний свет и ходит от одной витрины к другой. Все же интересно. Разные монеты, бусины… черепки, это конечно, не для нее. Ученые, те, наверное, понимают, а она– ну никак! Черепок он и есть черепок. Что в нем интересного? Другое дело целые вещи: статуэтка, маски, одежда и утварь, а главное, одежда. Вот одежда – это, конечно, интригует. Скажем, кимоно. До чего красивые! И ткань какая! Чистый шелк! Туфли эти японские опять же. И как они, бедняжки, в них ходили. Уму непостижимо!

В запаснике тоже очень интересно. Она сначала опасалась. Мало ли чего… Там все вроде навалом лежит. Тронешь, а оно на пол. Вещи здесь хрупкие, за столетия обветшали. Но опять же привыкла. Аккуратно, осторожно. Она понимает, музей! Храм науки! Сколько же здесь всего! Не то что в залах. В запасниках экспонатов в десять, нет, в сто раз больше. И какие странные. Однажды она нашла человеческую руку. Смотрит, на полочке лежит что-то скорченное. Взяла, а это отрубленная кисть. Сухая, как те мумии. Номерок к запястью привязан. Какому же бедолаге она принадлежала и как оказалась здесь? Черепа. На отдельной полке множество черепов. И тоже с номерами. Все пронумерованы. Чьи они, почему не покоятся в земле? Загадки, сплошные загадки. Да что там черепа! Тут и головы человеческие имеются. Разных негров да узкоглазых. Правда, и европейские попадаются. Говорят, еще в давние времена из экспедиций привозили ученые. Сам Миклухо-Маклай… Чего он такую дрянь за тридевять земель пер? Ученый! Разве их поймешь…

У человеческих голов, у всех, на сморщенных лицах было написано сонное изумление. Как, мол, они докатились до такого состояния?! Бог их знает. Бедолаги, одним словом. Нет чтобы горшками ограничились, так всякую нечисть тащат. Всем этим черепам, головам, скелетам лучше бы в земле лежать. Вечный покой им полагается. А получается вечный беспокой.

Размышляя таким образом, лежала Марья Ивановна на своем диванчике. Не спалось что-то служительнице этнографического музея. Наверное, из-за того, что налопалась она на радостях соленой капусты с луком и постным маслом. Дорвалась! А теперь вот в кишках печет. А может, колбаска несвежая попалась… Надо бы встать, вскипятить чайку, авось полегчает. Но вставать почему-то не хотелось. Уж больно хорошо было лежать в тишине и мраке (Марья Ивановна давно перестала оставлять свет включенным) и размышлять о том о сем, ожидая, когда мысли смешаются, а она провалится в черную яму сна.

Вдруг ей послышался шорох. Дверь служебки оставалась открытой, и она поняла, что шорох раздался где-то в глубине зала. Сон мигом слетел, она насторожилась. Нет, все спокойно. Кому тут быть в столь поздний час? Она сама закрывала входную дверь.

Звякнуло стекло.

Точно. Кто-то там есть. Кто?!

Она приподнялась со своего ложа и села, вслушиваясь в тишину.

Снова звякнуло стекло, словно пытались открыть витрину.

Неужели вор?!

Марья Ивановна встала и тихонечко прокралась к дверям. Свет повсюду был выключен, и вдруг в абсолютной тьме она увидела, как ей показалось, луч карманного фонарика.

Так и есть. В музее грабитель. А может быть, все-таки нет? Ведь был же случай, правда, не в ее дежурство. В музей зашел пьяный, и тут, в тепле, его, видно, разморило, и он, бедолага, заснул. Проснулся вот так же ночью. Ничего не понял и давай орать. Решил, что умер. Начал метаться по залу, разбил витрину… Дежурная еще больше его перепугалась. Тоже начала вопить. Скандал! Ладно пьяный… А теперь что же делать? Чего он сюда залез? Или тоже решил украсть фараоновы цацки? Идиот! А вдруг у него нож? Нужно звонить в милицию.

В служебке имелся телефон. Трясущимися руками, поминутно замирая, Марья Ивановна на ощупь начала крутить диск.

– Милиция слушает, – раздалось в трубке.

– Звонят из этнографического музея, у нас в зале грабитель, – еле слышно прошипела она в трубку.

– Говорите громче, вас совсем не слышно, – раздалось на другом конце провода.

– Да не могу я громче. Он услышит. Это из этнографического музея… Грабитель у нас…

На этот раз ее как будто поняли.

– Высылаем патрульную машину, – бодро сказал голос, и в трубке зазвучали гудки.

Марья Ивановна прислушалась. Грабитель затих и, видимо, выжидал.

Несмотря на все вышесказанное, Марья Ивановна была довольно отчаянной гражданкой. И актерам, которые пытались валить ее на кушетку, она давала отпор, и актриске, ткнувшей ее булавкой, чуть все волосы не выдрала, да еще написала заявление в местком. Поэтому она не стала дожидаться приезда милиции, что было бы самым правильным в подобной ситуации, а решила посмотреть, как ведет себя грабитель. Крадучись она проскользнула в зал и прислушалась.

Все было тихо.

Уж не померещилось ли ей? Она знала: бывает, витрины скрипят без причины. Видно, высыхают. Могут издавать звуки и экспонаты. Мало ли какие изменения происходят с ними за тысячи лет. Не хватало только опозориться. А фонарик? Может, случайный отблеск фар автомобиля с улицы? Сейчас приедут милиционеры. Где грабитель? А нет грабителя. Показалось. И тогда начнется. До директора, несомненно, дойдет. Скандал! А может, все-таки в зале кто-то есть? Она замерла. Но тишина была мертвой.

Марья Ивановна простояла минут десять. Безрезультатно. Фараоны и монгольские воины пребывали в покое. Милиции до сих пор не наблюдалось. Она подошла к выключателям и зажгла полное освещение. В музейном зале никого не было. Она медленно пошла по музею, заглядывая во все темные углы. Так и есть. Показалось. А может быть, милиция не приедет? Что ж. На нет и суда нет. Однако неприятностей все равно не оберешься. Вот зараза!

И тут Марья Ивановна вновь услышала посторонний звук. На этот раз он шел откуда-то из недр музея. Неужели в хранилище залез?! Так держись же! Она осторожно вытащила из рук монгольского воина длинную пику и крадучись направилась в запасник. Пику она грозно выставила перед собой.

Дверь хранилища распахнулась, и на пороге предстал неизвестный мужчина.

– Ты что здесь делаешь?! – заорала Марья Ивановна.

Гражданин молча и медленно надвигался на нее.

– Ой! – воскликнула отважная работница музея. – Ой!!! Это вы, Сергей Васильевич?! Как же это?! Что вам тут нуж… – Она не успела закончить фразу, охнула и упала на истертый паркетный пол. Возле седой головы медленно росла и растекалась лужица крови.

В три позвонил Безменов и заорал:

– Приезжай сейчас же!

– Куда? – не понял Осипов.

– Ко мне на службу! Да не задерживайся. Тут для тебя очень интересные новости.

– Но у меня дела.

– Наплюй. Возможно, наметился новый след. Очень интересно, просто-таки невероятно. Не теряй времени.

И Осипов поехал на Петровку.

Илья встретил его на улице. Он прямо подскакивал на месте от возбуждения.

Ничего не понимая, Осипов хмуро посмотрел на него, ожидая объяснений.

– Идем ко мне, – Безменов потащил его за рукав. – Тут, старик, такое… Ты не поверишь.

– Да говори же толком!

– Сегодня ночью в этнографическом музее произошло убийство, – торжественно сказал Илья. – Одну старушку грохнули.

– И что из этого следует?

– Слушай дальше! Старушка была смотрительницей музея или кем-то вроде этого. Одним словом, музейная крыса. Находилась на дежурстве. Охраняла, значит, экспонаты.

– Ты можешь говорить по делу? Оторвал меня от работы…

– Я и говорю по делу. Короче, бабке показалось, что в музей залез грабитель. Она вызвала по телефону милицию и потом, не дожидаясь наряда, решила, видимо, сама задержать преступника. Он ее и убил.

– Дальше.

– А дальше самое интересное. Когда наряд подъехал к музею, то обнаружил, что часть окон освещена.

В музей отправились двое – Комаров и Давлетшин. Вход в музей оказался заперт. Наконец открыли входные двери, прошли на второй этаж, который и был освещен. Там залы Востока. Почти сразу же наткнулись на труп служительницы. Предположив, что преступник находится до сих пор в музее и прячется где-то в подсобных помещениях, они обнажили табельное оружие и начали поиски.

Вот тут-то и пошли странности. Сколько уж они искали – не знаю, но, как рассказывает Комаров, неожиданно откуда-то прямо на них выскочил… Угадай кто?

– Фантомас!

– Дурак ты! Какой Фантомас? Откуда у нас в этнографическом музее взяться Фантомасу? Медведь выскочил, вот кто!

– А откуда в этнографическом музее взяться медведю? Я понимаю, в институте сельского хозяйства. Там, конечно, возможно…

– Слушай! Кончай острить. Твой идиотский юмор вовсе не к месту. Так вот. Выскакивает, понимаешь, громадный зверь и бросается на них. Они давай стрелять, а медведю хоть бы что. Так, во всяком случае, излагает факты Комаров.

– А Давлетшин как излагает?

– Давлетшин в бессознательном состоянии находится в реанимации.

– Ловок ты фантазировать!

– Не веришь? И никто не верит. Но я сейчас приглашу Комарова, и он тебе все сам расскажет. Он тут, недалеко. Так сказать, «на губе» пребывает.

– Почему же «на губе»? Парень совершил геройский поступок, а его в каталажку? Странное у вас понятие о служебном долге.

– Дело в том, что означенный Комаров находился в момент происшествия в некотором подпитии. Да и Давлетшин, похоже, тоже. Так что комаровская объяснительная вызвала у начальства справедливый гнев. К тому же на месте преступления не обнаружено никаких следов медведя. Зато следы преступника-человека имеются в достатке. Смотрительница тоже убита, судя по всему, осколком какого-то камня. А вот Давлетшин изуродован весьма сильно. Там раны действительно напоминают увечья, нанесенные диким зверем.

– Вызывай своего Комарова.

Комаров, тщедушный парень (судя по дубленому лицу и мозолистым рукам, в недавнем прошлом житель сельской глубинки), затравленно озирался, переводя беспокойный взгляд с Безменова на Осипова. На нем, несмотря на форменную одежду, отсутствовал ремень, а из ботинок были выдернуты шнурки, отчего при ходьбе создавалось впечатление, что он хромает сразу на обе ноги.

– Давай, Рудик, расскажи, как дело было, – поощрительным тоном обратился к нему Безменов.

– Я уже докладывал… десять раз. И объяснительную писал. Не пил я… В больнице, когда Давлетшина привезли, мне действительно немного спирту налили. Но ведь совсем немного.

– Я тебя не про выпивку спрашиваю, а про то, что случилось в музее.

– И про это я докладывал…

– Значит, доложишь еще раз!

Комаров понурился и замолчал.

– Давай, не тяни! – раздраженно произнес Илья.

– Примерно в половине двенадцатого нам позвонили из музея, – монотонно начал Комаров, – мы сразу туда.

– Сразу?!

– Сразу. Подъехали, смотрим: свет на втором этаже горит. Поторкались в дверь, она заперта. Давлетшин говорит, давай ломать. Я говорю, не надо, еще попадет, может, там никого нет. Начали стучать. Стучали минут десять. Потом Давлетшин стал ломать. Ну, я ему помогал…

– Что ты все: «Ломать, ломать…» По делу говори!

– А я разве не по делу?! Зашли мы туда. Бабка эта лежит. Голова в крови… Давлетшин достал пистолет, я тоже. А светло там, как днем. Лампы горят, тишина. Кругом какие-то статуи стоят. У меня аж все внутри захолонуло. Мы постояли немного, к статуям приглядывались, может, среди них живой спрятался.

– А старуха?

– Она так и лежала…

– Так вы к ней даже не подошли? А может, она еще живая была.

– Какой там, живая! Из башки юшка весь пол залила. Давлетшин ее сразу потрогал, говорит, кончилась. Давлетшин, он опытный, а я что, всего четвертый месяц работаю. – Давай дальше.

– Лампы так ярко горели…

– Опять ты про лампы!

Комаров вытер вспотевшее лицо и скривился, словно вот-вот собирался заплакать.

– Дальше… Дальше мы оружие на боевой взвод поставили… – Он снова замолчал.

– Хорошо, поставили. Потом?

– Давлетшин говорит: «Он где-то здесь прячется…» Начали искать.

– Ну-ну?!

– Так ведь все равно никто не верит! Говорят, пьяный был, все выдумал. Ладно, скажу! Мы правда выпили. Поллитру на троих. Ну и что?! Все пьют! На дежурстве всегда пьют…

– Ты этого мне не говорил. Запомни, дурень! Или погон хочешь лишиться?

– Да что мне погоны?! Уеду обратно в деревню…

– А прописка?

Комаров снова замолчал. Лицо его еще больше сморщилось, и крупные слезы полились из глаз.

– Ну вот, – упавшим голосом проговорил Илья, – приехали.

– А вы бы сами… – шмыгая носом, забормотал Комаров, – вы бы сами такое перенесли. Да еще никто не верит. Говорят, напился как свинья… бредишь.

– Успокойся, Рудольф, – участливо сказал Осипов, – мы тебе верим, рассказывай.

Комаров некоторое время сопел и размазывал по лицу слезы.

– Тут он как выскочит! – наконец произнес он. – Медведь! Откуда взялся, не знаю. Ей-Богу, не знаю! Огромный, страшный. Ну очень большой. Я медведей видел в цирке и в зоопарке тоже. Так этот не в пример больше. Чудовище. Я со страху и про пистолет забыл, а Давлетшин начал стрелять. Только ему нипочем. Бросился на Рашида и давай мять. Как куклу… – Комарова передернуло. – Ну… Ну и все.

– А потом?

– Убежал он. Словно сквозь землю провалился. Я вот думаю…

– Что ты думаешь?

– А может, и не медведь это?

– А кто?

– Не знаю. Может, нечистая сила.

– Ладно, Комаров, можешь идти, – устало проговорил Илья.

– А что со мной будет?

– Разберутся. Если подтвердится, я думаю, ничего страшного не будет. Давлетшин очнется, расскажет…

– Только бы очнулся!

– И что ты на все это скажешь? – спросил Илья, когда Комарова увели.

– Поехали в музей, – вместо ответа предложил Осипов.

В музее царила паника. Дверь долго не открывали, и только вид красной книжицы подействовал словно заклинание. Дубовая створка растворилась, и они вошли в святилище.

– Вы кто такие, товарищи? – подозрительно спросил смуглолицый носатый человек средних лет в массивных черепаховых очках.

– Старший следователь уголовного розыска города Москвы Безменов, – церемонно представился Илья, протягивая удостоверение, – а этот товарищ со мной.

Носатый долго изучал документ, потом грустно вздохнул и назвал себя:

– Исаак Аркадьевич Рубинштейн, заведующий отделом древних цивилизаций Востока. А ваши товарищи уже были утром, – осторожно сказал он.

– Знаю, – строго ответил Илья, – но преступление достаточно серьезное и требует дополнительных сил для его раскрытия.

Осипов про себя усмехнулся вычурности фразы, но внешне остался совершенно серьезен.

– Да уж! – сказал Рубинштейн. – Свалились на нашу голову. – Кто именно свалился, он не объяснил, но чувствовалось, что имеется в виду именно милиция. – Пойдемте, товарищи.

По дороге им встретились несколько женщин с перепуганными лицами. Передвигались они почему-то исключительно бегом.

– Вот здесь, – показал Рубинштейн очерченный мелом силуэт на полу, – здесь она и лежала, Марья Ивановна. Здесь ее настигла подлая рука убийцы. Золотая была старушка.

– Почему вор залез именно к вам? – поинтересовался Осипов.

Рубинштейн пожал плечами:

– Ума не приложу! У нас нет ничего ценного. То есть с точки зрения науки у нас все ценное, даже бесценное, – поправился он, – но с точки зрения вора… Здесь нет ни золота, ни драгоценностей. Даже серебра и то нет. Это не Эрмитаж, не Оружейная палата.

– Так-таки ничего и нет? – усомнился Безменов.

– Повторяю, собрания уникальны, но продать похищенное в нашей стране вор бы не смог. Если только какому-нибудь фанатику-коллекционеру. Да и то вряд ли. Вещи слишком хорошо известны, занесены в каталоги. Немыслимо!

– А если он действительно действовал по заказу, как вы говорите, фанатика?

– Очень мало вероятно. Как вы понимаете, я знаю большинство немногочисленных коллекционеров восточных древностей. Все они очень порядочные люди. На такое они не способны. А за рубеж вывезти подобные экспонаты практически невозможно.

– Что же все-таки похищено?

– Вы знаете, мы до сих пор не можем установить. Пойдемте, посмотрите сами.

В хранилище царил полнейший хаос. Все было разбросано, перевернуто, полки опрокинуты. Создавалось впечатление, что кто-то нарочно устроил весь этот разгром.

– Вандализм! – горестно воскликнул Рубинштейн. – Вот он – истинный вандализм. Так вор не действует. Словно Мамай прошел! Сколько теперь восстанавливать, разбирать эти завалы? Неделю, месяц, а может, год… Я думаю, здесь действовала целая банда. Одному человеку не под силу учинить подобный разгром. Но зачем?! Не пойму. А вы спрашиваете, что взял преступник?! Ну как тут установишь? Нужно проводить инвентаризацию, и только тогда…

– И все же, что он искал? – повторил Безменов свой вопрос.

– Не знаю, милые товарищи милиционеры, не знаю!!! Если бы знал, неужели бы не сказал!

Осипов попытался пройти вперед, не глядя под ноги, и тут же споткнулся. Он нагнулся и поднял с пола череп. Глянул вниз и увидел еще несколько черепов.

– Осторожнее! – испуганно прокричал Рубинштейн. – Вы мне все экспонаты передавите.

– Чей это череп? – поинтересовался Осипов.

– Ай! – досадливо махнул рукой Рубинштейн. – Кто сейчас знает? Тут размещалась целая коллекция черепов. Вот на этих стеллажах. Так сказать, народы и расы мира. Нет, это невозможно! Как после петлюровского погрома в местечке Шпола. Ай-яй-яй!

– А вы в курсе, – спросил Безменов, вертя в руках массивный фалос из черного дерева, – что здесь якобы был медведь?

– Как же! Все только об этом и говорят! Не столько сам факт грабежа и вандализма их ужасает, как присутствие некоего мифического зверя. И кто это выдумал? Хотя подобный разгром мог учинить именно нелюдь какой-то.

– А вы сами верите в присутствие здесь зверя?

– Шутите?! Откуда ему взяться? До зоопарка порядочно. Вокруг нет ничего съестного, тем более сладкого. Что здесь делать медведю? Может быть, злоумышленник переоделся в медвежью шкуру? Вы знаете, такое вероятно. Тем более, что имеет под собой древние корни. Как этнограф, я знаю, что некогда в отдельных племенах существовал обычай: перед тем как совершить какое-либо недостойное деяние, преступник облачался в шкуру того или иного зверя, чтобы свалить на него учиненный разбой. Отсюда возникло и понятие оборотничества. Ведь кто такие оборотни? Разного рода изгои, отщепенцы, которые использовали почитание племенем своего мифического животного предка. Оденутся в шкуру, скажем, льва и куролесят. Или волка.

– А бывали медведи-оборотни? – поинтересовался Осипов.

– Конечно. В фольклоре часто встречаются упоминания. Особенно на Севере. У многих угро-финских народов, хантов, манси, мордвы… И не только у угров… Однако сейчас не до лекций, – оборвал он свой рассказ, который весьма заинтересовал Осипова. – Я не думаю, что вор специально маскировался под медведя. Согласитесь, это невероятно.

– Чего только не бывает, – неопределенно сказал Илья. – Давайте так, товарищ Рубинштейн. Как можно быстрее сообщите нам, чего среди экспонатов не хватает. Учинить этот разгром преступник мог намеренно, чтобы скрыть, что он похитил. Вы уж постарайтесь. Поверьте, это очень поможет следствию.

– Н-да, – подвел итог Безменов, когда они покинули музей, – неплохо поработал этот, с позволения сказать, «медведь». И про оборотней поучительная лекция. Жаль только короткая.

– У меня не идет из головы коллекция черепов, – сказал Осипов. – Подобную коллекцию, только, конечно, поменьше, я видел совсем недавно у этого фотографа – Грибова.

– Да неужели?! А ты мне не рассказывал. Что-то уж больно многое сходится на этом «голубом». Не слишком ли многое? И Шляхтина он знал… И на него указывал твой таинственный незнакомец на даче… И про оборотней вы с ним рассуждали. Слушай! Ведь ты мне рассказал, что он выступает в качестве пляжного фотографа.

– Ну и что?

– А то! Убийства эти, нераскрытые, где происходили? На пляжах. Когда? Летом и осенью. А?! Вот так-то, Ватсон! А ты: «Морячок, морячок». И вовсе не морячок. Бродячий фотограф вполне мог их того…

– А ведь верно! – Осипов даже похолодел от очевидности заключения Ильи. – Теперь можно довольно просто установить, когда и где пребывал наш фотограф в момент убийства той или иной жертвы.

– А как ты установишь? – охладил его пыл Безменов. – Установить как раз будет очень сложно. Придется опрашивать сотни людей. А вот установить, где твой «дружок» находится сейчас, значительно легче.

– Он говорил, что на днях собирается на юг.

– Вот и хорошо. Предоставь все мне. Одного только я не могу понять. При чем тут медведь? Не клеится зверюга сюда никаким образом.

– Ты же сам мне плел про оборотней.

– Плел… – задумчиво повторил Илья. – Но зачем он залез в музей?

– Элементарно. Хотел пополнить свою коллекцию черепов.

– Глупости. Из-за этого убивать старуху и милиционера? Не поверю! Кругом столько заброшенных кладбищ. Бери лопату да копай. Никто слова не скажет. И опять проклятый медведь. Высунул свое мерзкое рыло и хохочет над нами. Я думаю, самое время посетить нашего знакомого из издательства. Может быть, он прояснит ситуацию. А если не прояснит, я его все равно заставлю это сделать. В прошлый раз он нам далеко не все сказал. А главное, не назвал фамилию предполагаемого оборотня. Надеюсь, на этот раз назовет.

ОТСТУПЛЕНИЕ 2К вопросу о сущности явления

НАХОДКА ГЕОЛОГОВ

(Заметка в газете «Югорский металлист»

за 2.10.70 г.)

Мы уже сообщали, что в окрестностях нашего города проводит работу геологическая партия, возглавляемая кандидатом технических наук товарищем А. М. Сусловым. Совсем недавно Александр Матвеевич на короткое время вернулся в Югорск по производственной необходимости. Нашему корреспонденту удалось повстречаться с ученым, и вот что он сообщил.

Как показали географические исследования, в районе нашего города должно находиться крупное месторождение нефти. В настоящее время мы проводим изыскания приблизительно в восьмидесяти километрах к северу от города. К сожалению, поиск затруднен, поскольку над местом предполагаемого залегания нефтяного пласта находятся сплошные болота. Добраться туда можно только на вертолете. Поэтому буровые работы мы начнем, видимо, зимой, когда в этот район можно будет перебросить тяжелую технику. Пока же работа есть только для геофизиков.

Какие же трудности испытывают геологи?

– Я уже отмечал, что места эти, можно сказать, гиблые. Мошка, комары, непролазные топи. Но вот что интересно… И там когда-то жили. Мы обнаружили несколько заброшенных домов, один из которых, судя по найденным обрывкам газет, люди покинули относительно недавно, скорее всего перед войной. Кроме всего прочего, среди болот нами найдено странное сооружение, видимо древний могильник. Об этом мы сообщили в Академию наук СССР. Археологи очень заинтересовались нашим открытием и обещали прибыть к месту обнаруженного сооружения скорее всего весной будущего года.

А. Тереха.

ОН ПРИШЕЛ К НАМ ИЗ КАМЕННОГО ВЕКА

(Заметка в газете «Югорский металлист»

за 16.05.71 г.)

Полгода назад мы уже рассказывали в нашей газете о находке, сделанной в окрестностях нашего города геологами. Речь идет о гробнице эпохи каменного века. В начале мая исследованием древнего сооружения занялась археологическая экспедиция, прибывшая из Москвы. Возглавляет ее кандидат исторических наук М. А. Хохотва. Нашему корреспонденту удалось повстречаться с ним, и вот что он сообщил.

Как показали исследования, гробница, или, что будет более правильным, дольмен, находится на небольшом острове, расположенном посреди болот. Возраст ее без специального оборудования трудно определить, но, судя по всему, ей не одна сотня лет. С помощью работников геологической партии нам удалось вскрыть гробницу. Содержимое ее не может не вызвать удивления. В ней находились кости огромного медведя. Кто и зачем захоронил зверя, остается загадкой. Скорее всего захоронение имело культовый характер. Видимо, медведь являлся мифическим предком обитавшего тут некогда первобытного племени. Дольмены, подобные югорскому, встречаются в Европе и Азии довольно часто, но почти всегда они оказываются пустыми. Кроме костей исполинского медведя, в самой гробнице и в ее окрестностях сделаны и другие находки. Содержимое гробницы и прочие вещи мы заберем с собой в Москву, где можно будет провести точную датировку находки, а также определить ее значение для науки.

A. Тереха.

РАЗГИЛЬДЯЙСТВО ИЛИ ДИВЕРСИЯ?

(Заметка в газете «Югорский металлист»

за 3.06.71 г.)

При бурении скважины в районе предполагаемого нефтяного месторождения севернее Югорска произошла авария. Буровая установка внезапно без видимых причин дала сбой в работе. В результате неисправности возник пожар, который перекинулся на будку, в которой находился генератор и запасы топлива. В результате произошел мощный взрыв. Есть человеческие жертвы. На место аварии вылетела на вертолете следственная группа.

А. Тереха.

«ОТ УРАЛА ДО ПРАГИ»

(Записки контрразведчика)

Автор книги Н. Н. Милютин участвовал в Белом движении с февраля 1918 года. Воевал на Восточном фронте в войсках А. В. Колчака. Служил в контрразведывательных и следственных органах Екатеринбурга, Омска, Новониколаевска. Позднее прикомандирован к штабу Чехословацкого корпуса. Некоторое время находился в личном подчинении генерала Сырова. Вместе с чехословаками после долгих приключений прибыл в Прагу, где и обосновался. В 1932 году там же опубликовал данную книгу.

Ниже приводится отрывок из книги.

В годы, которые до сих пор нельзя вспомнить без содрогания, в эпоху лихолетья и анархии приходилось подчас сталкиваться с настолько невероятными вещами, которые, на первый взгляд, кажутся совершеннейшим вымыслом, хотя имели место в реальной жизни. Смута выхаркивала невиданных чудовищ, словно пришедших из средневековья. Иногда эти, с позволения сказать, персонажи казались выходцами из ада, порождениями сверхъестественных сил. Кто знает, не играл ли во всем происходящем роли и мир теней, империя зла? Ведь большевики с их сатанинской пятиконечной звездой и масонской символикой вроде серпа и молота, большевики, которые взрывали церкви, вешали на колокольнях священнослужителей, насиловали их семьи и испражнялись в храмах, большевики, среди которых преобладали инородцы: евреи, китайцы, латыши, мадьяры – несомненно носители печати Антихриста. Читатель может усомниться в моих словах, обвинить меня в беспочвенных фантазиях. Однако такова моя точка зрения. Навязывать ее никому не собираюсь, однако в то же время и не желаю скрывать. Слава Богу, мы не в Совдепии и пока еще вольны говорить то, что думаем.

Впрочем, справедливости ради следует сказать, что и в Белой армии встречались типы, которых, кроме как инфернальными, никак не назовешь. Уже то, что я не стараюсь идеализировать Белое движение, доказывает мою беспристрастность в изложении.

Я вспоминаю один случай, который, как мне кажется, будет интересен для читателей. Я служил тогда в Екатеринбурге. У контрразведки дел хватало. Стоял сентябрь 1918 года. Город совсем недавно перешел в наши руки. Полным ходом шло расследование зверского убийства Государя Императора и членов Августейшей Семьи, кроме того, уходя, большевики оставили в городе и в окрестностях довольно значительное красное подполье. И вот из Омска приходит депеша, в которой предписывается разобраться в ситуации, возникшей вокруг некоего Хохрякова, сотрудника отделения контрразведки в городе Кунгуре. Якобы этот Хохряков настолько зверствует, что на него пожаловались (не знаю уж каким образом) самому Александру Васильевичу. (Имеется в виду адмирал Колчак. – Ред.). Одним словом, мне было поручено разобраться в весьма скользком вопросе. С этим я и отправился в Кунгур.

Ситуация довольно щекотливая. С одной стороны, Хохряков предан нашему делу, с другой – стал настолько одиозной фигурой, что слухи о его художествах дошли до адмирала.

Кунгур – небольшой городишко, известный некогда своими ярмарками. Купеческое сословие в те времена составляло в городе довольно значительную силу. Не успел я приехать и поселиться в гостинице, как ко мне явилась делегация, совсем как в «Ревизоре» Гоголя. Я тоже был кем-то вроде ревизора. Стали, конечно, жаловаться… На то, на се, а главное, на Хохрякова. Уж такой зверь! Ладно бы краснопузых изводил, так он, мерзавец, и на честных людей посягает. Среди бела дня на улице зарубил брата владельца хлебопекарни: брат-де посмотрел на него и засмеялся. Пытался задушить прилюдно некую купеческую сироту. Еле, мол, отбили. Ну и еще истории в том же роде.

Начальник местной контрразведки поручик, если не ошибаюсь, по фамилии Куров подтвердил вышеизложенные факты. «Да, – говорит, – все было. Хохряков, конечно, не сахар. Да что не сахар… Зверь! Но он выполняет всю грязную работу. Ликвидации то есть». Я толкую, что это не довод. Конечно, идет война и не до миндальничанья, но всему же есть предел! Интересуюсь, где сейчас означенный Хохряков. «Сидит на гауптвахте», – отвечает. Приказываю привести. Вводят здоровенного детину. На вид – типичный русак. Волосы – спелая пшеница. Глаза – васильки в этой пшенице. Румянец – словно скулы кирпичом натерли. Лет так тридцать парню. На зверя вовсе не похож.

Взгляд открытый, на губах улыбка. Что за черт?!

Ты, спрашиваю, Хохряков? Он кивает, глаза в землю. Ну просто институтка, да и только. Меня, говорю, Верховный правитель прислал, адмирал Колчак. Дошел до него слух о твоих художествах. Это же надо! Ты, видно, братец, настолько великий кат, что молва о тебе прошла по всему Уралу и Сибири. Он согласно кивает. Чего, говорю, молчишь? Так точно, ваше благородие, кат я изрядный. Это и вовсе сбило меня с толку. Может, думаю, он психически болен? Присмотрелся повнимательнее, вроде нормальный. Убил, спрашиваю, брата булочника? Кивает! За что? Пожимает плечами. Пытал я его, пытал… Ни слова толкового не сказал. Только улыбается как блаженный. Тут же поручик присутствует. Может, думаю, его стесняется, но как такой громила может кого-то стесняться? Ладно. Потолковал я с ним и отправил обратно в камеру, а про себя решил, что приду вечером, ближе к ночи, и по душам поговорю, без свидетелей. Забрал его дело и ушел в гостиницу. Познакомился с документами, действительно, картина вырисовывается неприглядная. Нужно принимать какое-то решение. Или в расход пускать (извини, читатель, за большевистское словцо), или перевести куда-нибудь с глаз подальше. Лучший для него выход.

Вечером прихожу в контрразведку, приказываю привести Хохрякова. Вот опять его благодушная физиономия передо мной.

«Ты, братец, я вижу, не понимаешь, в какой переплет попал. Судьба жизни твоей решается. Объясни, почему ты зверствуешь так?» Он молчит, но видно, что сказать что-то желает… «Давай, – говорю, – выкладывай. Мы одни. Никто не мешает. Сумеешь оправдаться, будешь жить. Не сумеешь, пеняй на себя».

«Жить… – он так вроде насмешливо говорит, – а кто вам, господин полковник, сказал, что я жить хочу?» – «Коли не хочешь, так в чем же дело? Или не знаешь, как это делается?» – «Сам себя я не могу… – отвечает. – Вот если бы кто-нибудь помог». – «Да ты, братец, бредишь». – «Никак нет, ваше благородие, здоров я. А если и болен, то не телесно». И он рассказал мне весьма странную историю.

По его словам, он происходит из рода старообрядцев. Обитали они на заимке в тайге. Жили хорошо, занимались охотой, сеяли рожь, ловили рыбу. Словом, не бедствовали. Заимку основал еще его дед. И вот десять лет назад обрушилось на их род проклятье. Неподалеку от их заимки, где-то среди болот, находилось «капище чуди». Что это была за чудь, он толково объяснить не мог, говорил – язычники, мол. Молились они злым богам, колдовали… Семейство Хохряковых и раньше знало о капище, но страха не испытывало, уповая на Господа нашего Иисуса Христа, на молитву да на пост. А потом в семействе случился великий грех. Тут он выразился довольно туманно о том, что же произошло. Во всяком случае, можно понять, что в семействе возникла кровосмесительная связь. Не то свекр стал жить со снохой, не то отец с дочерью… А коли согрешили, так нужно отвечать. Вот за грехи они и были наказаны. В главу рода вселился злой дух, который обитал в этом капище. Старик порушил иконы, стал молиться неведомым богам, а по ночам ходил к капищу чуди. Вскоре в семействе Хохряковых начались убийства. Сначала погиб младший брат, потом та самая невестка… Похоже, будто их убивал медведь. Сначала на зверя и грешили, но потом догадались, что дед стал оборотнем. Убийства случались всякий раз в полнолунье.

Хотели деда убить, но он убежал. Куда он скрылся, оставалось неизвестным, но, похоже, рыскал вокруг заимки. Так продолжалось до конца октября, а потом старик вернулся и стал жить как ни в чем не бывало. Убийства прекратились. Возобновились они на следующее лето. Дед снова убежал в тайгу. В страхе они не знали, что и делать. Раз к ним пришли старики вогулы. По-русски они говорили плохо, но кое-как объяснили, что в курсе происходящего. Дед и у них убил несколько человек, поэтому его самого нужно порешить. Иначе он всех на тот свет отправит. Они объяснили, что возьмутся за дело сами, попросили только никуда не ходить, держаться возле дома, а по ночам из избы носа не высовывать.

Тут действие развивается вокруг моего знакомца Хохрякова. Было ему в ту пору лет пятнадцать. Не послушал он стариков вогулов, ночью вышел из избы, неизвестно уж зачем. Тут его родственник и сцапал, но не убил, а потащил за собой. Вернее, даже не тащил, а как бы мысленно велел идти следом. Через болота привел к капищу.

Я пытался добиться, как выглядит это капище.

Оказалось, похоже на каменный ящик с крышкой. На крышке, то есть на верхней плите, лежал связанный человек, вроде молодой парень. Дед дождался, когда из-за туч появится луна, зарезал этого беднягу и прочитал какое-то заклинание. «Ну и все», – закончил он. Я не понял. «Что, – говорю, – и все?» «Испортил дед меня. Не могу без того, чтобы душу человечью не загубить. Так и пошло с тех пор». – «Тоже, что ли, оборотнем стал?» – «Нет, не оборотнем, а так, душегубцем. А деда те старики изловили и распяли на сосне возле капища. Заимка же наша пришла в запустение, кто живой остался, разбежались куда глаза глядят».

Услышав этот странный рассказ, я еще больше засомневался в умственном здоровье Хохрякова… Смотрю на него и не могу понять: он верит в то, что говорит, или же ваньку валяет?

А он продолжает: «Не могу, – говорит, – без того, чтобы не порешить кого-нибудь, вот и вас сейчас порешу». В кабинете, кроме нас, никого. Полумрак, только две керосиновые лампы чуть заметно коптят. Он поднимается, а я словно по рукам, по ногам скован, сам не знаю, что со мной происходит. Он медленно, неслышно так, приближается ко мне, ручищи свои огромные растопыривает и хватает меня за горло. Душит медленно, как бы смакуя удовольствие. Я захрипел. На мое счастье, часовой, который его привел с гауптвахты, стоял за дверью, я думаю, он просто подслушивал… Заскочил он и штык Хохрякову между лопатками всадил. Так закончилась эта удивительная история. Я до сих пор не знаю, правду ли говорил этот убийца или врал. Я, человек, к тому времени достаточно повидавший, прошедший германский фронт, повоевавший с большевиками, выполнявший достаточно неприятные задания, связанные с контрразведывательной деятельностью, повел себя как испуганный мальчишка. Подчеркиваю, в своих действиях Хохряков вел себя даже как-то замедленно, лениво, через силу. Мне кажется, хотя сам я и не наблюдал, точно так же ведет себя удав с кроликом. Он, казалось, загипнотизировал меня. Нужно сказать, смерть Хохрякова устроила всех: меня, начальство, непосредственно тех, кто служил рядом с душегубом, да, как мне кажется, и самого Хохрякова. По моему мнению, он желал собственной смерти, поэтому и действовал так нерасторопно.


Содержание:
 0  Черное дело : Алексей Атеев  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев  7  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев
 8  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев  9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев
 10  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев  11  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 12  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Алексей Атеев  13  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 14  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  15  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 16  вы читаете: ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  17  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 18  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  19  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 20  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  21  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 22  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  23  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 24  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  25  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев
 26  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев  27  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 28  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  29  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 30  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  31  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 32  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  33  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 34  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  35  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 36  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  37  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 38  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  39  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев



 




sitemap