Фантастика : Ужасы : СПУСТЯ ГОД ПОСЛЕ ОПИСАННЫХ СОБЫТИЙ : Алексей Атеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




СПУСТЯ ГОД

ПОСЛЕ ОПИСАННЫХ СОБЫТИЙ

Вот и снова настало лето. Зашелестела зеленая листва, засвистали в садах соловьи и прочие зяблики и мухоловки, население активно трудилось на крохотных приусадебных участках, усердно окучивало появившиеся из земли хилые ростки, тряслось над рассадой огурцов и помидоров, справедливо полагая: не вырастишь летом – не покушаешь зимой. Жизнь кипела и переливалась через край государственных и партийных установок и директив. Массы хотели жить хорошо.

Много толков и волнений вызывала предстоящая денежная реформа. Граждане с нечистой совестью, отягощенные опять же нетрудовыми доходами, пребывали в легкой панике, дробили вклады в сберкассах, скупали и прятали злато-серебро, опасаясь проскрипций и конфискаций. Впрочем, таких, с позволения сказать, индивидуумов было ничтожное меньшинство. В основной же массе советский народ отличался здоровым духом, правильной жизненной позицией и пониманием целей, которые ставили перед ним родная Коммунистическая партия и лично дорогой Никита Сергеевич Хрущев. А задача была одна – светлой дорогой к коммунизму. Международная обстановка оставляла желать лучшего. Американский империализм всеми силами препятствовал успешному построению коммунизма, устраивая различные провокации и пакости. Совсем недавно в небе над Свердловском, кстати, совсем недалеко от Тихореченска, был сбит самолет-шпион, что явилось достойным ответом ястребам из Пентагона. Но в целом настроения в массах были оптимистические. Все верили, что вот-вот наступит то самое сверкающее будущее, о котором столько писали в газетах и научно-популярных брошюрах.

Жизнь казалась прекрасной.

В один из воскресных июньских деньков Игорь Степанович Коломенцев отправился в публичную библиотеку навестить свою старую знакомую Марту Львовну. К слову сказать, последнее время он бывал здесь значительно чаще, чем в прошлые времена. Возможно, сей факт объяснялся одиночеством пожилого мукомола, желанием общаться с родственной душой, а может, были этому и другие причины. Кто знает… Одним словом, он был частым гостем в библиотечных покоях.

Читальный зал оказался почти пуст, лишь за одним столом старичок-пенсионер склонился над подшивкой «Правды» от тридцать седьмого года, да в самом углу прыщавый юнец листал анатомический атлас. Все было как всегда. Священная тишина не нарушалась ни единым низменным звуком.

Служительница этого храма, милейшая и тишайшая Марта Львовна скучала, сидя за своим уютненьким столиком. Увидев Коломенцева, она расплылась в добрейшей улыбке. Все морщинки и складочки лица, казалось, излучали радость от встречи.

– Ой! – воскликнула она. – Как я соскучилась. Сию минуту думала о вас, даже беспокоиться начала, уж не заболел ли?

– Да я же был тут третьего дня, – ласково упрекнул Марту Львовну мукомол.

– Ну и что же! А вот я переживаю. Ведь, кроме вас, у меня и нет никого. Одна как перст… А вы… Третьего дня… Нехорошо! Не по-благородному!

– Полноте, Марта Львовна… К чему упреки. Я вот тут пирожное… Меренги… Вы так любите. – Коломенцев поставил на стол картонную коробку.

– Неужели! – всплеснула руками старушка. – Тогда я снимаю свои претензии. Пардону прошу. Истинный друг! Мон шер ами!

Коломенцев усмехнулся:

– Экая вы игривая, Марта Львовна.

Старушка замахала пухлыми ручками.

– Не вводите в конфуз. Сейчас я чайку… Да и покрепче кой-чего найдется, – шепотом произнесла она, косясь на читателя «Правды». – Пойдемте в хранилище.

Среди громадных стеллажей, терявшихся в сумеречных глубинах хранилища, столик, на котором горела лампа под зеленым абажуром, казался оазисом во мраке книжной пустыни. На столе стояли пузатый медный чайник, два стакана в простеньких подстаканниках, бутылка коньяка, пирожные на тарелке. Пахло пылью, старой бумагой и ванилью.

– Рюмочки-то, рюмочки… – суетилась библиотекарша, – забыла!.. Сейчас. – Она достала две крохотные старинные рюмки. – Ну, мон шер ами, давайте за встречу. – Она пригубила свою рюмку, взяла пирожное. – Меренги свежайшие.

– Да уж старался, – откликнулся мукомол.

– Ценю. Ну, рассказывайте.

– Да что рассказывать?

– Как что?! Все новости приносите именно вы. Про ребят наших расскажите, что у них нового? Как поживают?

– Да по-прежнему. Что называется, врастают в быт.

– Будет вам. В быт! Молодежь, она молодежь и есть. До быта ли им. Нужно использовать каждый божий день для радостей, для безумств…

– Какие уж тут безумства, – засмеялся Коломенцев.

– Ну-ну, я жду.

– Сто раз уж говорено.

– А и сто первый не помешает.

– Хорошо. Начнем по порядку. Про Донских. Вы помните, когда в этом подземелье все кончилось, вырвались мы оттуда. Куда бежать? Что делать? Ну, явились на дачу к Олегову. Всей толпой. А там – жена этого историка…

– Кажется, Людмила, – лукаво улыбнулась Марта Львовна.

– Именно она. Очень приятная дамочка.

– Ах вы, старый ловелас, – погрозила пальчиком Коломенцеву библиотекарша.

– Не во мне дело. Как вы понимаете, настроение у всех ужасное. Да и она… Несчастная в общем-то женщина. Оказывается, она собралась уходить от Егора Александровича, но одумалась, вернулась… А тут мы. И как-то странно случилось, она на мужа родного ноль внимания, а сразу к Станиславу. Сердобольная, видишь ты. Проявила участие. Помогла занести его в дом, ведь все обессилели… И вот с того момента она не оставляла бедного калеку. Да я уж рассказывал…

– Нет-нет, продолжайте! Я хочу послушать эту историю еще раз.

– С Олеговым у нее как-то не налаживалось, зато со Станиславом… Что ни день, она у Донских. Ухаживает за ним, разговоры разные говорит. Мол, не надо отчаиваться и все такое… – Коломенцев хмыкнул. – Прямо роман!

– А вы не иронизируйте.

– Помилуйте, да я только приветствую это начинание. Но вот что удивительно. И историк тоже охладел к жене. Зато проявлял весьма большую активность по отношению к Елене Донской. Да и с ним самим произошли значительные изменения. Словно подменили человека. То, вы помните, сутулый, заморенный. Типичный книжный червь. А тут словно распрямило. И голос прорезался, и манеры изменились. Активный, энергичный. Откуда что взялось. Возможно, нервное потрясение изменило его личность. Говорить стал громко, уверенно. Вести себя напористо. Даже лексика сменилась. То всем «вы-вы»… а теперь тыкает, невзирая на чины. И бандитские словечки употребляет, даже матом ругается. Не прошло и полгода, как он развелся со своей Людмилой. Да что я повторяю одно и то же?!

– Продолжайте! – повелительно произнесла Марта Львовна.

– Развелся он, значит, с Людмилой и в одночасье женился на Елене. Словно у них сговорено было. Ну и в общественной жизни. Приняли в партию. Ушел из института. Как вы знаете, он сейчас в горкоме работает, прочат его на пост третьего секретаря. Удивительно быстро сделал карьеру.

– Его карьера только начинается, – задумчиво произнесла библиотекарша.

– Возможно. Даже внешность начала меняться. Что удивительно, он же плешивый был. Так вот, волосы на лысине стали отрастать. Сначала пушок, а теперь вполне нормальная шевелюра.

– Занимательная история, и сколько ее слушаю, не могу сдержать слез. – Марта Львовна вновь наполнила рюмки. – Выпьем, Игорь Степанович, за разительные перемены.

– Ну что ж… – старик поднял рюмку, посмотрел на густую, чайного цвета жидкость. – И где это вы, Марта Львовна, такой отличный коньяк достаете?

– А помните, Игорь Степанович, какой в доброе старое время коньяк имелся. Шустовский… «Ласточка».

– Да вам-то такое откуда известно? Ведь вы в те времена барышней были. Неужто барышни коньяк употребляют. Я еще понимаю – шампанское.

– Все было, – не отвечая на вопрос, задумчиво произнесла библиотекарша. – А теперь… Ну, бог даст, все вернется. Не сейчас, конечно, не завтра… Но! – Она подняла вверх палец. – Попомните мои слова, господин Коломенцев. И флаг трехцветный вернется, и орел двуглавый…

– Это вы хватили, Марта Львовна!

– Может, мы и не доживем. Но надежда есть. Вот ваш друг Олегов. Завтра он будет секретарем горкома в заштатном Тихореченске, а послезавтра, глядишь… И жену себе подобрал толковую. Елена – она кремень. Не даст пареньку пропасть. Шажок за шажком. Доберется до вершин, а там еще кто-нибудь объявится. Вот тебе и компания составилась.

– Послушать вас, так и земля быстрей вертеться станет.

– Посмотрим, милейший! Рассказывайте дальше.

– Со Станиславом тоже стали происходить не совсем обычные вещи. Что уж тому причина – появление Людмилы или визиты к знаменитейшему московскому гомеопату, а Людмила возила Станислава пару раз в столицу, – но паренек понемногу стал вставать со своего кресла. Уже по квартире ходит… Окреп. Вот что значат любовь и сочувствие.

– Верно, верно. И этот не пропадет. Я, откровенно говоря, рада за них обоих. Нашли друг друга.

– Людмила вместе с детьми переехала к Донским, а Олегов с Еленой живут отдельно. Получили новую отличную квартиру. Но, что удивительно, постоянно общаются друг с другом. Вроде бы и не пробежала между ними черная кошка. Одной семьей живут! Так-то вот!

– И чего на свете не бывает, – вздохнула Марта Львовна, – но как трогательно!

– А если бы не произошли эти ужасные события, возможно, ничего бы и не изменилось. Это Чекмазов… Все через него началось.

– Чекмазов? – задумчиво переспросила Марта Львовна. – Знавала я этого Чекмазова. Неприятный был человек, царствие ему небесное. Думал, что самый главный, а того не ведал… – она осеклась.

– Чего не ведал?

– Конечной цели не ведал. Считал, что эта мистика всему основой. Бессмертный… Сен-Жермен… Все так. Только не в этом дело.

– А в чем же?

– Во вполне земных целях. Время собирать камни, время разбрасывать камни… – так, кажется, в Екклесиасте прописано. Ну а с Десантовой как дела обстоят?

– С Катей-то? Да как будто ничего особенного не происходит. Живет себе, сына воспитывает.

Библиотекарша загадочно усмехнулась.

– Сына? Это хорошо. Пускай растет мальчик.

– Вы все загадками говорите, милейшая Марта Львовна.

– Да уж какими загадками. Никаких загадок, милейший. Жизнь, она и есть жизнь. – Марта Львовна без приглашения подняла свою рюмку, подмигнула Коломенцеву и одним глотком, по-гусарски, опорожнила ее. – Никаких загадок, друг мой, – переведя дух, сказала она. – Кроме главной. Кто же правит бал?


Содержание:
 0  Код розенкрейцеров : Алексей Атеев  1  ГЛАВА 2 : Алексей Атеев
 2  ГЛАВА 3 : Алексей Атеев  3  ГЛАВА 4 : Алексей Атеев
 4  ГЛАВА 5 : Алексей Атеев  5  ГЛАВА 6 : Алексей Атеев
 6  ГЛАВА 7 : Алексей Атеев  7  ГЛАВА 8 : Алексей Атеев
 8  ГЛАВА 9 : Алексей Атеев  9  ГЛАВА 10 : Алексей Атеев
 10  ГЛАВА 11 : Алексей Атеев  11  ГЛАВА 12 : Алексей Атеев
 12  ГЛАВА 13 : Алексей Атеев  13  ГЛАВА 14 : Алексей Атеев
 14  ГЛАВА 15 : Алексей Атеев  15  ГЛАВА 16 : Алексей Атеев
 16  ГЛАВА 17 : Алексей Атеев  17  ГЛАВА 18 : Алексей Атеев
 18  ГЛАВА 19 : Алексей Атеев  19  ГЛАВА 20 : Алексей Атеев
 20  ГЛАВА 21 : Алексей Атеев  21  ГЛАВА 22 : Алексей Атеев
 22  ГЛАВА 23 : Алексей Атеев  23  ГЛАВА 24 : Алексей Атеев
 24  вы читаете: СПУСТЯ ГОД ПОСЛЕ ОПИСАННЫХ СОБЫТИЙ : Алексей Атеев  25  Использовалась литература : Код розенкрейцеров



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.