Фантастика : Ужасы : ГЛАВА 10 : Алексей Атеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

После ухода непонятного человека, представившегося Игорем Степановичем Коломенцевым, Катя Десантова, по мужу Гриценко, вернулась к приготовлению борща. Скоро должны прийти с работы муж и братец. Оба – мастера покушать… Однако процесс почему-то перестал ладиться.

Она машинально шинковала капусту и неожиданно порезала палец. В сердцах отшвырнув нож, Катя выбежала из кухни в ванную, открыла воду, подставила под нее палец. Тонкая струйка холодной воды смывала сочащуюся кровь. Розовато-ржавые капли падали на белую эмаль ванны и стекали в водосток.

Почему лезут в ее жизнь, почему суются?! Когда все кончится? Вот и сейчас, этот странный дед. Он сразу показался ей не тем, за кого себя выдает. Не потребовалось даже глубоко входить в его разум, чтобы понять это. Праздное любопытство совмещалось с некоей тайной, которую он держал глубоко в недрах сознания. Он не знал о Даре, но располагал какой-то информацией, имеющей отношение к ней – Кате, а значит, и к Дару.

Он назвал фамилию – Пеликан. По-видимому, он имеет в виду того старика. Знакомого Аглаи. Выпытывал что-то. Похоже, и сам толком не представлял, что именно. Ладно, с ним она разберется. Труднее всего иметь дело с теми, кого совсем не знаешь, видишь в первый раз, но она попробует. Только нужна боль. Это хорошо, что она порезала палец. Но этого мало. Он почти не болит.

Катя кинулась на кухню, схватила нож и что есть силы полоснула им по тыльной стороне ладони. Кровь хлынула из глубокого пореза намного сильнее, чем из пальца. Все равно не то. Зажимая рану второй рукой, она достала из стенного шкафчика пузырек со спиртом. Потом разжала ладонь, постаралась как можно шире раздвинуть края раны и обильно полила ее спиртом.

Острая боль пронзила все существо.

Щелк! Включился Дар?

Она увидела старика Коломенцева, бредущего по тротуару. На мгновение Дар стал неуправляем – Коломенцев резко шарахнулся на проезжую часть и чуть не угодил под колеса грузовика. Спокойно, спокойно… Она вовсе не собирается лишать его жизни, просто хочет крепко напугать.

Теперь Катя видела мир уже глазами Коломенцева. Булочная. Длинная очередь. Ну, дед! Зря ты лезешь в чужую жизнь.

В чужую жизнь залезать так же нехорошо, как и в чужую сумку. На первых порах испытываешь как бы удовольствие, а потом…

Боль в ладони стала стихать, и Катя снова полила рану спиртом. Картинка то расплывалась, то вновь четко концентрировалась. Катя чувствовала: скоро связь между ними прервется, но это и не страшно. Так-так. Его поймали. Ага. Муки совести. А она еще их усилит.

Ему нестерпимо стыдно. Отлично. Будешь знать! Теперь дальше. Иди домой. Мучайся, страдай.

Она всегда удивлялась этому состоянию собственной раздвоенности. Вот сидит на краю ванны и смотрит, как кровь медленно стекает с ладони, и в то же время находится внутри разума этого старика. Она немножко покопалась в его мозгах, не такой уж он и плохой, однако жалеть его не стоит. Ведь он ее не жалел. Пускай не нарочно, но все же.

Она сконцентрировала Дар на максимальную мощность, чувствуя, что действие его вот-вот прервется. Внушим Коломенцеву мысль о самоубийстве. Это не особенно сложно, уж так устроены его мозги.

Дар неожиданно выключился, но, похоже, она своего добилась. Потом, попозже, она вновь установит связь с Коломенцевым. Просто посмотрит, как и что. Это будет уже не так сложно и болезненно. Убивать его не будет, но подведет к черте. Вернее, он сам себя подведет к черте, а уж потом она поможет ему вовремя остановиться.

Катя закрыла воду, забинтовала руку и вернулась на кухню, кое-как дошинковала овощи, ссыпала их в кипящий бульон, потом заправила борщ томатом. Все! Она глубоко вздохнула, пошла в комнату, легла поверх заправленной кровати.

Обычно после использования Дара очень сильно устаешь. Так сильно, словно весь день занимался тяжелым физическим трудом. «Как выжатая» – наиболее подходящее определение. Но цель достигнута. Она поморщилась. Допустим, Коломенцев нейтрализован, а если еще кто-нибудь узнает о Даре? Однако – что можно узнать? Что Дар существует? Катя старалась не думать об этом. Что будет, то и будет… А пока… Пока нужно заботиться только о себе, о своем благополучии. Кругом только враги, в лучшем случае – совершенно равнодушные к тебе люди. Она поняла это еще в школе. Каждый только за себя. Все разговоры о поддержке, взаимовыручке, солидарности – не более чем пустая болтовня. Конечно, встречаются и приличные люди. Их немало. Но они, как правило, жертвы. Хорошего гораздо проще уничтожить, чем плохого. Взять хотя бы ее родителей. Пока жили с отцом и матерью, она не знала ни горя, ни нужды, а как только родителей арестовали, вот тут-то и познала она всю меру человеческой подлости и черствости. Именно в тот момент и проявился Дар. Почему тогда? Она очень часто размышляла над этим. Может быть, некая сила наделила ее Даром, чтобы помочь пройти сквозь страдания, а может, страдания переделали ее сознание столь странным образом.

Впервые она почувствовала, что владеет Даром, тоже в школе. Случилось это году в сорок девятом, вскоре после ареста родителей: день Катя запомнила на всю жизнь.

Стояла поздняя осень, уже выпал первый снег, но скоро растаял, оставив после себя слякоть и промозглую сырость. Низкое хмурое небо, казалось, зацепилось за крыши домов.

Катя сидела на своей парте, уставившись в окно: «Что же с нами будет? Как жить дальше?»

Думалось, общая беда должна сплотить брата и сестру, а Валентин на глазах отдалялся, связавшись с уличной шпаной. Вот и теперь его не было на занятиях. Болтается неизвестно где.

Громко хлопнула дверь класса, Катя обернулась на звук. На пороге стоял братец. Ну и видок! Словно в луже валялся! Попадет от химички. И точно. Химичка в сердцах швырнула указку на стол.

– Десантов! Ты где шлялся?!

– В футбол играл, – как ни в чем не бывало ответил братец.

Вот придурок, не мог соврать.

– В футбол?! – переспросила химичка – Значит, ты у нас спортсмен? Футболист, как Всеволод Бобров? Потрясаешь рекордами.

Валек глупо заулыбался.

– Рада, рада, – продолжала химичка. – Похвально. А как же учеба?

Валек пожал плечами.

– Ну, естественно. Футболисту химия не нужна. Да и школа тоже. По твоей улыбке я понимаю, что ты с этим согласен. – Грубоватое курносое лицо химички покраснело. – Значит, школа не нужна! – вдруг перешла она на крик. – А что нужно? Тюрьма? Конечно, тюрьма! Как и твоим родителям. Яблоко от яблони… А, Десантов?! Не так ли? Таким, как ты, не место в школе, да и твоей сестрице тоже, – она метнула яростный взгляд на Катю. – Наши мужья и братья на фронтах сражались, а такие, как твой отец, окопались в тылу и вредили! Гадили! Пакостили! А, Десантов?

Улыбка сползла с лица Валька, оно посерело и стало каменным.

– Чего молчишь!!! – еще больше распалилась химичка. – Неужели не понимаешь, что ты сын врагов народа, безродных космополитов? Я бы на твоем месте была тише воды ниже травы и не высовывалась. Садись, мерзавец!

Валек, втянув голову в плечи, сел на свое место. Упоминание про родителей подействовало лучше оплеухи.

Но и Катя чувствовала себя словно облитой помоями. Она-то при чем? И какое право химичка имеет задевать отца с матерью? Сволочь. Муж ее работает в милиции. А может, и в МГБ. Одним словом, в органах. Не он ли арестовывал отца? Может, и он.

Между тем химичка, успокоившись, собиралась демонстрировать опыт получения водорода лабораторным путем. Она насыпала на дно колбы цинковых опилок и подняла колбу на уровень глаз.

– Вот, смотрите, сейчас я подолью сюда серной кислоты, потом закупорю колбу пробкой, в которую вставлен стеклянный змеевик. В результате реакции начнет выделяться водород. Доказать это просто, достаточно поднести зажженную спичку к трубке, через которую выходит газ. На конце трубки появится язычок пламени. Итак, начали.

Она долила в колбу серной кислоты и быстро заткнула колбу пробкой со змеевиком.

Катя машинально наблюдала за манипуляциями химички, но ничего не видела. Все внутри переворачивалось от тоски и ненависти. Она невидяще уставилась на колбу. Внезапно голова у девочки сильно закружилась. Она на секунду закрыла глаза, а когда открыла, то почувствовала – что-то случилось. Вначале она не могла понять, что же. Потом, к своему невероятному удивлению, поняла: она воспринимает класс глазами химички. Но и своими одновременно. И еще. Она могла управлять действиями учительницы.

Химичка некоторое время тупо взирала на колбу. Потом вновь открыла пробку, досыпала туда остатки цинковых опилок, а потом долила кислоты почти доверху.

Жидкость в колбе забурлила.

– А теперь смотрите, – неестественным, ломающимся голосом сказала химичка. Она даже не заткнула колбу пробкой со змеевиком. – Смотрите, дети!

Химичка чиркнула спичкой и поднесла ее к горловине колбы.

Раздался взрыв. Ребятишки повскакивали с мест, завизжали, забегали… Но больше всех верещала химичка. Брызги кислоты по большей части достались ей. Нарядная шерстяная кофта стала на глазах дымиться и расползаться. Кислота попала и на лицо, и на руки…

Среди всеобщей паники только Катя продолжала спокойно сидеть на своем месте. На крики прибежали директор и фельдшерица… Вызвали «Скорую». Занятия были сорваны.

Возвращаясь из школы, дети обсуждали происшествие.

Валек злорадно усмехался:

– Так ей и надо! Не будет обзываться. Заладила, гадина: «враги народа».

Катя молчала. Внезапно она расплакалась.

– Ты чего?.. Или жалко ее стало? – спросил Валек.

– Из-за тебя все! – закричала Катя.

– При чем тут я? – недоуменно спросил брат. – Она же сама…

– Сама… сама… Все равно жалко.

– Чего ее жалеть. Она нас с тобой пожалела? Ладно, я виноват, а тебя за что обозвала?

Но слезы были вызваны вовсе не жалостью к химичке, а чувством вины. Катя, хотя и не понимала, как все произошло, осознала, что причиной странного поведения химички является она.

Как это случилось, оставалось для нее загадкой, но девочка не сомневалась в своей причастности. Все случилось слишком неожиданно и вызвало своеобразный психологический шок.

На следующий день она не хотела идти в школу, и только вмешательство тетки заставило Катю одеться и собрать учебники. Кате казалось, что, как только она переступит порог класса, ее тут же арестуют. Но, конечно же, ничего не произошло. Разговоры в классе весь день касались только вчерашнего взрыва. Химичка хоть и пострадала, но отделалась ожогами рук и лица. Глаза остались целы. Через неделю она вновь появилась в школе.

Нужно сказать, что ее слова в отношении Валентина Десантова оказались пророческими. Валек учиться не собирался. О его дальнейшей судьбе читатель уже знает. Ну а Катя?

С того памятного дня прошло много времени. Катя закончила школу, по протекции тетки поступила работать в городскую больницу. Время от времени она использовала силу своего Дара, не особенно рассуждая, правильно поступает или нет. Она знала, что только Дар может ее защитить в этом жестоком мире. Хотя не только защитить. Именно с помощью Дара она нашла себе мужа.

С Володей они познакомились на танцах в городском саду. Впрочем, познакомились – не совсем подходящее в данном случае слово. Катя приметила высокого, видного парня уже давно. В ее сторону он даже не смотрел. Девчонок на танцах было значительно больше, чем парней, есть из кого выбирать. Катю, конечно, не назовешь уродиной, хоть и невысокая, но стройная блондинка с правильными чертами лица нравилась многим парням, да и мужчинам постарше. Но на танцах было такое изобилие девиц, в большинстве одетых лучше ее, что Катя терялась на их фоне. А Володя прямо-таки блистал.

– Сейчас он ко мне подойдет, – сказала Катя подружке, указывая на высокого красавца.

Та недоверчиво хмыкнула.

Катя незаметно вытащила из кофты английскую булавку и с силой воткнула себе в бедро.

Боль и ярость хлестнули, словно кнутом. Щелк! Включился Дар. Она даже не посмотрела на парня, только мысленно представила его лицо.

Через минуту высоченный Володя, бросив посреди танца свою предыдущую партнершу, уже приглашал Катю. Подружка только рот раскрыла от удивления.

А дальше у них все пошло как по маслу. Дар ли причина тому или Катин характер, но через полгода они поженились.

И еще одной способностью обладала молодая женщина. Как-то в травматологическое отделение доставили молодого мужчину в офицерской гимнастерке. Парня нашли возле железнодорожного пути в бессознательном состоянии. Видимо, его ограбили и сбросили с поезда. И погоны, и петлицы оказались спороты, ни единого документа, ни даже такой мелочи, как носовой платок или мундштук для курения, при пострадавшем не оказалось. Карманы были абсолютно пусты. Тяжелые травмы тем не менее оказались не смертельными, сильный организм выкарабкался. Но то ли перенесенная черепно-мозговая травма, то ли воздействие какого-то препарата начисто отшибли память. Он постепенно поправлялся, начал понемногу ходить, но не мог произнести ни одного членораздельного слова в ответ. На расспросы врачей и следователей раздавалось лишь невнятное мычание.

Катя работала в терапии и видела неизвестного лишь мельком, на больничном дворе. Кто-то рассказал ей о нем, она особо не заинтересовалась, лишь вслух пожалела несчастного парня.

Раз она столкнулась с ним на улице. Он сидел на скамейке возле больничного корпуса, уставившись в одну точку. Катя подсела, участливо погладила парня по еще перевязанной голове.

«Тук» – щелкнул Дар. Она напряглась. Мышление у неизвестного работало. Тяжело, заторможенно, но работало. Смутные обрывки образов открылись Кате. Она бы не смогла четко обрисовать их: как будто улицы какого-то города, поезда… какая-то драка…

«Ты кто?» – спросила она мысленно.

«Старший лейтенант Владимир Дровоколов… Родом из Ульяновска», – к ее удивлению, также мысленно отозвался неизвестный. Он не смотрел в ее сторону, взгляд его был все такой же отсутствующий, но он, несомненно, понял ее.

Вначале Катя хотела пойти к главврачу и рассказать ему про Дровоколова, но тут же передумала. Начнутся вопросы: что… как? Себе же хуже сделаешь. Как же ему помочь? В приемном покое травматологии работала ее хорошая знакомая, и Катя решилась.

Дома она попросила мужа написать на бумажке: «Старший лейтенант Владимир Дровоколов. Ульяновск». На его вопрос, для чего, – отшутилась. На следующий день пошла в травматологию, разыскала подружку и рассказала, что встретила вчера на улице возле корпуса неизвестного больного, и очень уж ей его стало жалко.

– Может, его ждет мать или девушка, а он тут без тепла и ухода.

– Что значит без ухода? – сердито спросила подружка. – Уход за ним хороший.

– Я не в этом смысле. Родным бы нужно сообщить.

– Так не было же при нем документов. Мы всю одежду обыскали.

– А давай еще поищем.

Без особой охоты подруга согласилась.

– Знаешь что, – сказала она, – я тебе сейчас принесу его вещи. Если есть охота, – ищи, а у меня дела.

Форменная одежда было заляпана грязью и кровью. Катя для отвода глаз покопалась минут двадцать, потом позвала подружку и с преувеличенным восторгом продемонстрировала бумажку со словами, написанными мужем.

– Где нашла? – удивилась подружка.

– За подворотничком лежала.

Поверила ли подружка или не поверила, но сообщила о находке лечащему врачу. А через неделю к Дровоколову приехали из Ульяновска родители.

И все же Катя при видимой мягкости и отзывчивости была по характеру совсем другой. Натерпевшись, хлебнув горя в детстве и юности, она превыше всего ставила процветание и безопасность своей семьи. Ради ее благополучия она была готова на многое. И еще одна цель занимала ее мысли. Она мечтала отомстить за своих родителей.

Кто на них донес – оставалось загадкой. Когда тетка была еще жива, она рассказала Кате о своих подозрениях. Полной уверенности не было, но Аглая предполагала, что донос на родителей написала соседка Екатерина Павловна.

Совсем недавно Катя решила проверить предположение тетки, навестила Екатерину Павловну и сказала, кто она.

Тусклые мысли старухи тут же пронзил красный пунктир страха. Катя как будто ощутила волну ненависти, направленную на нее. Теперь сомнений почти не оставалось.

Для сведения счетов с Екатериной Павловной Катя решила использовать брата.

Кстати говоря, воздействовать на Валька удавалось лучше, чем на кого-либо. То ли причиной этому их родственная связь, то ли еще что-то, но через Валька она могла проникнуть в чужой разум.

Она отправила брата к Екатерине Павловне и на этот раз со всей очевидностью убедилась, что старуха, несомненно, виновница гибели родителей. И тогда Катя решила уничтожить старуху руками брата. При этом она как бы отключила его сознание, заставив совершить убийство, словно автомат.

Все прошло как нельзя лучше. Валек и не подумал, что именно он прикончил старуху. Но дальше дело обернулось несколько хуже.

Катя очень надеялась, что брат порвет с уголовным прошлым. И в то же время она не желала подавлять его волю. Однако на несчастье подвернулся Ушастый. Дела закрутились совсем не в ту сторону, в какую бы хотелось Кате. И чем дальше она вмешивалась в дела брата, тем более ее засасывала кровавая мясорубка. Одно убийство повлекло за собой другое. Именно Валек прикончил на дворе Ушастого, а Катя сумела ему внушить, что в смерти дружка виноваты ожившие ни с того ни с сего собаки. Потом, когда Валька подловили подручные Русичева и брат был на краю гибели, она вновь вмешалась и расправилась с бандитами.

И вот теперь этот Коломенцев.

Казалось, все наладилось, Валек вновь исправно ходит на работу, про золото, награбленное у Русичева, благодаря ее внушению он напрочь забыл, и все же Катя предчувствовала, что основные события впереди. И визит Коломенцева, несмотря на то, что он действовал исключительно по своей инициативе, не случаен.

Она часто задумывалась, откуда у нее Дар. Теорию, что он даден ей в награду за перенесенные страдания, она давно отвергла. Возможно, секрет Дара могла бы раскрыть тетка Аглая. Кстати, та несколько раз намекала, что знает о тайне Кати, но тетка умерла, так ничего и не сказав. Был еще старик, который пару раз приходил в гости к Аглае. Тот самый Пеликан, про которого сегодня спрашивал Коломенцев. Как говорила Аглая, старик постоянно помогал им деньгами. Но почему – не объясняла.

Катя предполагала, что он как-то близок Аглае, возможно, некогда был ее любовником. Потом старик куда-то пропал, скорее всего умер. Знал ли он о Даре? Какая, собственно, разница?

Иногда, размышляя, Катя воображала, что она – ведьма. Дар – порождение темных сил? Может быть, те несчастные, которых в Средние века обвиняли в колдовстве и сжигали на кострах, сродни ей. Скорее всего, они тоже обладали способностями и свойствами, недоступными разуму окружавшей их серой массы. Возможно, любопытство, желание продемонстрировать свою силу заставляло их вести себя неосторожно. Но серая масса всегда сильнее одиночек, даже обладающих сверхспособностями. Катя же высовываться не собирается. Зачем? Она и так может достичь, чего пожелает. Но главное – душевный покой и внутренняя независимость. Ей не нужны огромные деньги, ее не занимает слава. Она только хочет жить так, как ей представляется правильным.

Время от времени Кате снился один и тот же неясный сон.

Пустыня. Раскаленная и знойная. Желтый песок, какие-то полузасыпанные развалины… На одном из выветренных камней небольшая красная змейка. Она владелица развалин, хозяйка и повелительница этого уголка пустыни. Возможно, пустыня не самое лучшее место на земле, но для красной змейки – дом.

Она никогда не нападает первой, но если ее потревожили – жалит насмерть. Сон повторялся. Особенно после того, как она пользовалась Даром. Она в любой миг могла воспроизвести в памяти пурпурное с черными и зеленоватыми кольцами тельце змеи, плоскую, словно у ужа, головку, черные бусинки глаз. Однажды она из любопытства пошла в библиотеку и нашла в энциклопедии, в разделе «Змеи», цветное изображение точно такой рептилии, какую она видела во сне. Змея называлась коралловый аспид.

«Крайне ядовитая, – прочитала Катя, – водится в Центральной и Южной Америке…» Непонятно, при чем тут Южная Америка? И все-таки Катя каждой клеточкой разума ощущала: змейка – это она. Справедливая и беспощадная, сама определяющая, что есть добро и что есть зло, неподвластная пропахшей кухней и несвежим бельем морали коммунальных квартир.

Она сама творит свою жизнь, и ей нет дела до гнилых заповедей.

И хотя порой Катя чувствовала, что подобные рассуждения вовсе не оправдывают тех или иных поступков, а, наоборот, могут завести черт знает куда, она продолжала следовать сформировавшимся убеждениям.


Содержание:
 0  Код розенкрейцеров : Алексей Атеев  1  ГЛАВА 2 : Алексей Атеев
 2  ГЛАВА 3 : Алексей Атеев  3  ГЛАВА 4 : Алексей Атеев
 4  ГЛАВА 5 : Алексей Атеев  5  ГЛАВА 6 : Алексей Атеев
 6  ГЛАВА 7 : Алексей Атеев  7  ГЛАВА 8 : Алексей Атеев
 8  ГЛАВА 9 : Алексей Атеев  9  вы читаете: ГЛАВА 10 : Алексей Атеев
 10  ГЛАВА 11 : Алексей Атеев  11  ГЛАВА 12 : Алексей Атеев
 12  ГЛАВА 13 : Алексей Атеев  13  ГЛАВА 14 : Алексей Атеев
 14  ГЛАВА 15 : Алексей Атеев  15  ГЛАВА 16 : Алексей Атеев
 16  ГЛАВА 17 : Алексей Атеев  17  ГЛАВА 18 : Алексей Атеев
 18  ГЛАВА 19 : Алексей Атеев  19  ГЛАВА 20 : Алексей Атеев
 20  ГЛАВА 21 : Алексей Атеев  21  ГЛАВА 22 : Алексей Атеев
 22  ГЛАВА 23 : Алексей Атеев  23  ГЛАВА 24 : Алексей Атеев
 24  СПУСТЯ ГОД ПОСЛЕ ОПИСАННЫХ СОБЫТИЙ : Алексей Атеев  25  Использовалась литература : Код розенкрейцеров



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.