Фантастика : Ужасы : Глава двадцать восьмая : Джим Батчер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Глава двадцать восьмая

Когда отец Винсент в ответ на мой стук щелкнул замком, я как мог сильнее врезал дверью ему по лицу. Охнув от неожиданности, он отпрянул. Я вступил в номер с бейсбольной битой отца Фортхилла в руках и ткнул широким концом ее ему в глотку.

Старый священник издал каркающий звук и, держась за шею, полетел на пол.

Впрочем, этим я не ограничился. Я дважды врезал ему по ребрам и, когда он перекатился по полу, пытаясь отодвинуться от меня, наступил ему ногой между лопаток, достал свой пистолет и прижал к его затылку.

– Dio, – всхлипнул, задыхаясь, Винсент. – Dio, стойте! Пожалуйста, не делайте мне больно!

– Мне некогда играть в притворство! – рявкнул я. – Кончайте ломать комедию.

– Прошу вас, мистер Дрезден, я не понимаю, о чем это вы. – Он закашлялся, забрызгав ковер мелкими каплями крови. Я разбил ему нос... а может, губу. Он чуть повернул голову с выпученными от страха глазами. – Пожалуйста, не надо меня бить. Я не знаю, что вам нужно, но уверен, мы все можем обсудить.

Я взвел курок револьвера.

– Уверен, что не сможем. Он побледнел.

– Нет, постойте!

– Я устал от притворства. Три...

– Но я не понимаю... – Он поперхнулся, пытаясь справиться с тошнотой. – Скажите хоть...

– Два, – произнес я. – Насчет следующей цифры объяснять не буду.

– Вы не можете! Вы не...

– Раз, – сказал я и нажал на спуск.

В долю секунды между тем, как я произнес «раз» и потянул за спусковой крючок, Винсент изменился. Кожа его покрылась зеленой чешуей, а ноги срослись в длинное извивающееся змеиное тело. Зрачки в глазах сделались узкими, вертикальными, а поверх этой пары глаз появилась вторая, пылающая пара зеленых глаз.

Боек ударил по пустому затвору. Щелк.

Змея извернулась, готовясь к броску, но я уже отступил в сторону. В дверь вступил Майкл, на его небритом лице застыла угрюмая решимость. «Амораккиус» сиял белым светом. Человек-змея с шипением повернулся к нему. Майкл рубанул мечом плашмя, параллельно земле, но тот поднырнул под удар и, переливаясь чешуей, бросился к выходу.

Стоило демону оказаться за дверью, как Саня с размаху огрел его по голове тяжелой доской. Тот приложился подбородком об пол, дернулся пару раз и обмяк.

– Вы не ошиблись, – заметил Майкл, убирая меч в ножны.

– Давайте-ка унесем его отсюда, пока не увидела какая-нибудь горничная.

Майкл кивнул, взял демона за хвост и потащил обратно в номер.

Саня заглянул в номер, кивнул и опустил конец четырехфутовой доски на пол; вид при этом у него был вполне довольный. Только сейчас до меня дошло, что он держал ее одной рукой. Ничего себе лапища! Нет, надо, надо заниматься физкультурой.

– Славно, – сказал верзила-русский. – Пойду отнесу эту хреновину в машину и вернусь.

Когда через несколько минут человек-змея очнулся в углу гостиничного номера, мы с Майклом и Саней стояли над ним. Его узкий язык несколько раз высунулся и спрятался обратно; две пары глаз шарили по помещению.

– Где я прокололся? – прошипел он. Последнее слово вышло у него с явным избытком шипящих звуков.

– Татуировка, – пояснил я. – У отца Винсента на правой руке под мышкой была татуировка.

– Не было там никакой татуировки! – огрызнулся человек-змея.

– Возможно, ее просто залило кровью. Вы допустили глупую ошибку – что ж, можно понять. Большинство преступников не отличаются и такой ловкостью.

Человек-змея зашипел, беспокойно ерзая по полу; у головы и плеч его вспух капюшон, как у кобры.

Майкл достал из ножен «Амораккиус», Саня – «Эспераккиус». Оба клинка залили человека-змею белым светом, и тот с шипением забился поглубже в угол.

– Чего вы хотите?

– Поговорить, – сказал я. – Видите ли, так все складывается, что вопросы задаю сейчас я. А вы отвечаете. И пока вы на них отвечаете, мы все будем довольны друг другом.

– А если не стану? – прошипел человек-змея.

– Мне достанется змеиная кожа на новую пару башмаков.

Змеиный хвост задергался, свиваясь в кольца и раскручиваясь. Глаза, однако, не отрываясь смотрели на двух рыцарей.

– Спрашивай.

– Насколько я понял, дело происходило следующим образом: ваша милая компания как-то пронюхала о том, что Церковных Мышей наняли похитить Плащаницу. Вы решили, что сможете перехватить ее прежде, чем они вывезут ее из Европы, но промахнулись. Вы поймали Гастона Лароша, но Плащаницы у него не оказалось. Вот вы и пытали его до тех пор, пока он вам все не выложил.

– А после того, как он это сделал, – вставил человек-змея, – Никодимус отдал его порезвиться своей маленькой сучке.

– Приятно, наверное, видеть отца и дочь, орудующих рука об руку. Короче, вы узнали все, что было известно Ларошу, убили его и подбросили тело туда, где ни у кого, кто бы его ни нашел, не осталось бы сомнений в том, куда вывезли Плащаницу. Вы решили предоставить смертным самим найти ее для вас, а потом отобрать.

– Черная работа. Не царское это дело – тряпку искать.

– Обижаешь, морда змеиная. Так или иначе, вы узнали, кого в Чикаго послал Ватикан. Бедного отца Винсента вы перехватили в аэропорту сразу по прилете. Ты и занял его место.

– Ну, это и ребенок бы догадался, – прошипел динарианец.

Я придвинул стул и уселся.

– А вот дальше все становится интереснее. Потому, что вы решили нанять меня. Зачем?

– А ты как думаешь?

– Чтобы присматривать за рыцарями, – предположил я. – Или чтобы отвлечь их, заставив пытаться не допустить меня к поискам. Или, может, вы решили, что я и впрямь смогу найти для вас Плащаницу. Возможно, по всем этим трем причинам сразу. Что смысла делать что-то по одной причине, когда все три подходят. Вы ведь даже дали мне образец ткани, чтобы увеличить шансы на успех. – Я откинулся на спинку стула. – Вот тут-то я заподозрил подвох. Я рассказал Марконе о том, как его новый громила палил в меня, и он зажмурился.

– Не понимаю, о чем это ты, – заявил человек-змея.

– Марконе был покупателем.

Презрительный смех вырвался изо рта человека-змеи.

– Смертный. Только и всего.

– Ага. Так вот этот смертный понял, что отца Винсента подменили, и он послал убийцу застрелить тебя. Этот новый парень у студии Фаулера стрелял не в меня. Он охотился на тебя.

– Не может быть, – сказал человек-змея.

– Не заносись, безногий. Марконе тоже не вчера на свет родился.

– Уверен, ты просто счастлив своей сообразительностью, чародей.

– Дальше все проще, – лучезарно улыбнулся я. – Смотри-ка: Никодимус не выболтал почти ничего, если не считать того, что времени у него в обрез и что ему нужна жертва для какого-то сверхъестественного обряда. А вот его дочка прокололась. Она спросила, не нужна ли ему серебряная чаша. Церемониальная чаша – и, если кого-то интересует мое мнение, я бы предположил, что она предназначена для крови. Для топлива этого ритуала.

Змеиный хвост задергался беспокойнее.

– Сдается мне, отец Винсент служил для разогрева. Испытанием. Я думаю, он привез с собой два фрагмента Плащаницы, и вы использовали один из них для фокусировки того проклятия, которое наложили на него. Убедившись, что это действует, вы начали охоту на саму Плащаницу.

– Ты ничего не знаешь, чародей, – произнес человек-змея. Светящийся знак на его лбу мигал в унисон с верхней парой глаз. – Ты жалок.

– Ты задеваешь мои чувства. Не заставляй меня взяться за бейсбольную биту, – сказал я. – Сегодня утром Никодимус заметал следы, устроив поджог здания, под которым вы гнездились. Подозреваю, он послал тебя разобраться с копами и со мной – чтобы все было шито-крыто. Мне кажется, он что-то задумал, и мне кажется, это что-то состоится сегодня вечером. Так почему бы тебе в завершение нашей приятной беседы не рассказать мне все об этом?

– Уж не думаешь ли ты, что напугал меня, чародей? – хмыкнул динарианец. – Я уничтожал людей покрепче тебя задолго до того, как родилась ваша жалкая нация.

– Где Никодимус и что он делает с Плащаницей? Ладно, подброшу подсказку. Это имеет какое-то отношение к Моровому Проклятию.

– Я служил Никодимусу с...

– Со времени последнего визита к зубному врачу, так? – договорил я. – Но я тебе одно скажу. Никодимуса здесь нет, – я театрально развел руками, – а эти два джентльмена очень даже здесь. И оба злы как черти.

Саня посмотрел на динарианца, и сабля у него в руке чуть качнулась туда-сюда. Он зарычал – негромко, но достаточно, чтобы мне захотелось отодвинуться от него немного.

– Послушай, – сказал я. – Мы собираемся найти Никодимуса и утереть ему нос. Мы собираемся прикрыть его лавочку – чего бы он там ни задумал, и мы собираемся вернуть Широ. А ты скажешь нам все, что нам нужно знать.

– Или?

– Или я прикончу тебя, – сказал Майкл очень тихо. Человек-змея долго-долго смотрел на меня. Потом вдруг начал трястись и раскачиваться. Я даже не сразу понял, что он смеется надо мной. Трудно представить себе смеющуюся змею. Смех со змеиным телом не сочетается.

– Не тебе мне угрожать, – заявил он. – Ты со мной ничего не можешь сделать.

– Я вижу тут пару священных мечей, которые позволяют мне думать иначе.

– Нет, – сказал динарианец. Он поднял руки ко лбу и впился ногтями в светящийся знак, словно пытаясь содрать с себя кожу. Символ мигнул и померк – вместе со второй парой глаз. Тело его пошло рябью; покрывавшая его чешуя таяла на глазах. На мгновение из-под нее проступила внешность отца Винсента. Однако растаяла и она, а на ее месте возник мужчина с резкими, чуть затравленными чертами лица. Смуглая кожа выдавала уроженца Средиземноморья – возможно, мавра. Невысокого – футов пяти с небольшим, и телосложения тоже среднего. Впрочем, несколько столетий назад такой рост считался нормой.

Мужчина опустил руку, и чуть потемневшая серебряная монетка покатилась по полу и улеглась у ног Майкла.

– Меня зовут Квинт Кассий, и я долгое время нахожусь в рабстве у демона Салуриэля. – Темные глаза его горели нехорошим огнем, голос буквально сочился сарказмом. – Умоляю вас явить милосердие и дать шанс исправиться. Как иначе могу я благодарить тебя, сэр рыцарь, за избавление от этой пытки...

Черт. Он разыгрывал карту милосердия. Я покосился на Майкла.

Рослый рыцарь смерил змея Кассия хмурым взглядом... это, правда, не помешало ему, не теряя ни мгновения, достать из кармана белый платок с вышитым на нем серебряным крестом и завернуть монету. Потом Майкл с Саней переглянулись и убрали мечи в ножны.

– Э... парни. Какого черта? Вы что, забыли – это же опасный демон-убийца.

– Гарри, – вздохнул Майкл. – Мы не можем. Теперь, когда он выдал монету и попросил пощады...

– Чего? – не поверил я своим ушам. – Что за вздор!

– Конечно, вздор, – согласился Кассий. Теперь в его голосе звучало злорадное торжество. – Они понимают, что я говорю неискренне. Они понимают, что я при первой же возможности обернусь против них. Что я возьму другую монету и продолжу то, чем занимался много веков.

Я встал – я так разозлился, что стул полетел вверх тормашками.

– Майкл, если вы подставите этому ублюдку другую щеку, он все лицо оторвет к чертовой матери. Вам же, черт подери, положено служить десницей Господней!

– Нет, не так, Гарри, – возразил Майкл. – Целью рыцарей вовсе не является истребление тех, кто служит злу.

– Конечно, нет, – хмыкнул Кассий. Странное дело, шипения в его голосе сделалось даже больше, чем когда он был змеей. – Они здесь для того, чтобы спасти нас.

– Спасти? Их? – Я потрясенно уставился на Майкла. – Он что, над нами издевается?

Майкл покачал головой:

– Никто, кроме нас, не может встречаться с динарианцами лицом к лицу, Гарри. Никто другой не может бросать вызов Падшим. Как знать, может, эта минута – единственный шанс для Кассия свернуть с избранного им пути. Изменить свою судьбу.

– Супер! Я обеими руками за то, чтобы изменить его путь. Предлагаю изменить его на прямую, ведущую на дно озера Мичиган.

Майкл поморщился, словно от боли.

– Цель рыцарей – защищать свободу. Дарить тем, кого угнетают темные силы, шанс избавиться от них. Не мне, Гарри Дрезден, судить душу этого человека. И не вам. И никому из смертных. Все, что я могу, – это оставаться верным своему призванию. Подарить ему шанс увидеть надежду на будущее. Продемонстрировать те любовь и сострадание, которые люди проявляют друг к другу. Остальное не в моей власти.

Пока Майкл говорил, я наблюдал за лицом Кассия. Выражение его изменилось. Оно стало жестче. Голоднее. И горше. То, что говорил Майкл, трогало его. Я ни на секунду не поверил в то, что это тронуло Кассия настолько, чтобы тот изменил свои намерения. И все же это вызывало ответную реакцию. Ярость.

Я повернулся к Майклу:

– Вы что, серьезно верите, будто эта тварь начнет сосать молоко человеческой доброты?

– Нет, – вздохнул Майкл. – Но это не меняет моей цели. Он сдал свою монету, а вместе с ней – ее влияние на себя. Дальше решать не мне и не Сане. Это выбор самого Кассия.

– Но вы же видели этих тварей! – зарычал я, подойдя к нему вплотную. – Я видел, какие трупы они оставляют за собой. Они с удовольствием убили бы меня, Сьюзен, вас – черт, да нас всех, – и глазом бы не моргнули. Одному Богу известно, что они задумали за проклятие.

– Любая власть имеет свои пределы, Гарри. – Он покачал головой. – Моя кончается здесь.

Забывшись от ярости, я толкнул его в плечо.

– Они могли уже убить Широ. И вы оставите этого ублюдка на свободе?

Майкл перехватил меня за запястье и вывернул руку. Майкл сильный человек. Мне пришлось привстать на цыпочки, чтобы ослабить давление на сустав. Он оттолкнул меня; взгляд его был тверд, холоден и зол как черт-те что.

– Я знаю, – произнес он все тем же убийственно тихим голосом. – Я знаю, что они мучают его. Что они собираются убить его. Точно так же, как Широ знал, что Никодимус не выполнит своего обещания освободить вас. Вот это и делает нас не такими, как они, Гарри. Кровь на их руках не дает мне права запачкать свои. Мой выбор определяется моей душой – а не их прегрешениями. – Он посмотрел на Кассия, и динарианец отпрянул и вжался в угол, столько огня было в этом взгляде. – Не мне судить его душу – как бы мне, может, этого и ни хотелось.

– Блин-тарарам, – пробормотал я. – Стоит ли удивляться, что Никодимус положил столько ваших рыцарей, если все они вели себя так же по-идиотски.

– Гарри... – начал Майкл. Я перебил его.

– Да вы посмотрите на него, Майкл! Какая он, к чертовой матери, жертва? Он гребаный коллаборационист. Того бедного ублюдка, Расмуссена, динарианцы могли и обманом заманить, но Кассий-то занимается этим потому, что ему нравится.

– Это нельзя утверждать наверняка, Гарри, – вмешался вдруг в разговор Саня.

– С какой стати вообще давать ему какой-то шанс? Кто из них и когда отказывался от этих чертовых монет?

Саня положил руку мне на плечо.

Я, нахмурившись, посмотрел на него.

– Я был таким же, как они, – продолжал Саня. – Опыта у меня тогда было меньше. А дури больше. Гордыни. Нет, я не собирался, конечно, становиться монстром, но вся эта власть разлагает. Широ сразился с Падшим, который владел мной. Он разоблачил его ложь. И я сделал выбор – теперь я здесь.

– Предатель, – ледяным голосом произнес Кассий. – Мы предлагали тебе весь мир. Власть. Славу. Все, что ты только мог пожелать.

Саня спокойно посмотрел ему в лицо:

– Того, чего я желал, вы бы мне никогда не дали. Мне нужно искать это самому. – Он протянул руку. – Кассий, ты ведь можешь бросить их, как это сделал я. Помоги нам, пожалуйста. И дай нам помочь тебе.

Кассий отпрянул, словно Санина рука могла обжечь его.

– Я тебе глаза выем, – прошипел он.

– Мы не можем оставить его здесь, – сказал я. – Он выстрелит нам в спину. Он попытается нас убить.

– Возможно, – тихо произнес Майкл и не тронулся с места.

Я хотел бы разозлиться на Майкла и Саню. Хотел – и не мог. Я простой смертный. Ну, не совсем простой – я заигрывал прежде с темными силами. Заключал глупые сделки. Принимал неудачные решения. И всегда мне представлялся шанс выбраться из этого – иначе я был бы мертв давным-давно.

Я понимал, что говорят и делают Майкл и Саня. Я понимал, почему они делают это. Мне это не нравилось, но я не мог оспорить этого, не упрекнув себя в двуличности. Чем я отличался от того типа... разве что зараженной демоном монетки у меня не было.

Кассий снова рассмеялся своим сиплым, захлебывающимся смехом.

– Давайте-давайте, – хихикнул он. – Я обязательно подумаю над вашими словами. Я задумаюсь над своей жизнью. Я изберу праведный путь.

– Идем, – тихо произнес Майкл.

– Мы не можем оставить его, – настаивал я.

– У полиции на него ничего нет, Гарри. Мы его не убьем. Здесь нам делать нечего. Храни веру. А ответ мы найдем – как-нибудь еще.

Он повернулся и пошел к двери. Кассий рассмеялся ему в спину. Саня пошел следом, но задержался и оглянулся на меня через плечо.

– Болваны, – пробормотал Кассий, поднимаясь с пола. – Слабые, бесхребетные болваны.

Я подобрал биту и тоже повернулся к двери.

– Ты ошибаешься, – сказал я Кассию.

– Слабые, – повторил Кассий. – Старик всего-то час визжал. Никодимус начал с его спины. Исполосовал цепями. Ну, потом Дейрдре с ним поиграла.

Я внимательно посмотрел на Кассия через плечо. Он осклабился.

– Дейрдре, знаешь ли, любит ломать пальцы. На руках, на ногах. Жаль, мне не удалось задержаться там подольше. Я всего-то ему ногти на ногах повырывал. – Улыбка его сделалась шире, глаза возбужденно блестели. – Эй, та женщина... ну, из Братства. Она твоя?

Я почувствовал, как губы мои раздвигаются в оскале. Глаза Кассия заблестели еще сильнее.

– Я ведь здорово пустил ей кровь, а? В следующий раз, как я ее поймаю, ты не сможешь мне помешать. Уж тогда я позволю змеям потерзать ее как следует.

Я молча смотрел на него. Кассий снова ухмыльнулся.

– Но я же заслуживаю пощады, верно ведь? Прощения. Нет, классный чувак этот ваш Бог!

Я снова отвернулся от него.

– Люди вроде тебя, – произнес я очень, очень тихо, – путают сострадание со слабостью. Майкл и Саня не слабые люди. К счастью для тебя, они хорошие люди.

Кассий расхохотался.

– К несчастью для тебя, я – нет.

Я резко развернулся, замахиваясь битой, и опустил ее Кассию на правую коленку. Послышался хруст.

Он заорал от боли и упал. Удар раздробил ему коленную чашечку.

Я замахнулся еще раз и перебил ему правую лодыжку.

Кассий завизжал.

Для надежности я раздробил ему и левое колено. И левую лодыжку. Он извивался, как угорь, так что мне пришлось ударить его раз десять.

– Стой! – выдохнул он наконец. – Хватит, хватит!

Я двинул битой ему в рот, наступил на локоть и еще десятком ударов изломал и правую руку. Потом прижал к полу левую руку и приставил биту к левому плечу.

– А теперь слушай, дерьмо такое! Никакая ты не жертва. Ты сам захотел стать одним из них. Всю свою жизнь ты служил силам тьмы. Фредди Меркьюри сказал бы, что Вельзевул променял бы дьявола ради тебя.

– Что... что ты делаешь? – прохрипел он. – Ты не можешь... не должен...

Я нагнулся и стянул ему горло его же воротничком – белым церковным воротничком.

– Рыцари – хорошие люди. Я – нет. И я не буду спать хуже из-за того, что прикончу тебя. – С каждым словом я встряхивал его за воротник – достаточно сильно, чтобы его разбитые зубы лязгали. – Где. Прячется. Никодимус.

Кассий всхлипнул. Локоть его торчал вбок под неестественным углом. В номере сильно запахло мочой. Потом он закашлялся, плюясь кровью и осколками зубов.

– Я скажу... – Он поперхнулся. – Только не бей.

Я отпустил его воротничок и выпрямился. – Где?

– Не знаю, – сказал он, отводя взгляд. – Он мне не говорил. Мы встречаемся вечером. Должны были встретиться вечером. В восемь.

– Где встретиться?

– В аэропорту, – сказал Кассий. Его начало рвать. Я продолжал стоять на его руке, поэтому он изрядно облевался. – Не знаю точно где.

– Что он делает?

– Проклятие. Он собирается высвободить проклятие. С помощью Плащаницы. И крови старика. Он должен находиться в движении, когда завершит ритуал.

– Зачем?

– Проклятие – зараза. Мор. Он должен разнести его как можно шире. Погубить как можно больше людей. Он набирается от этого сил. Апокалипсис.

Я убрал ногу с его руки и ударом биты раздробил в мелкие осколки телефон. Потом нашел его мобильник и разбил его тоже. Сунув руку в карман, я выудил монетку в двадцать пять центов и кинул на пол рядом с ним.

– Там, по ту сторону стоянки, есть телефон-автомат. Тебе стоит вызвать «скорую». – Я повернулся и, не оглядываясь, двинулся к двери. – Встречу еще раз – убью как собаку.

Майкл и Саня ждали за дверью. На Санином лице обозначилось некоторое удовлетворение. Майкл недовольно хмурился.

– Это надо было сделать, – сказал я Майклу как мог спокойнее. – Он жив. Это больше, чем он заслуживает.

– Возможно, – сказал Майкл. – Но то, что вы сделали, Гарри... Это нехорошо.

Часть меня продолжало мутить. Другая часть испытывала удовольствие. Не знаю, какой из двух частей было больше.

– Вы слышали, что он сказал про Широ. Про Сьюзен. Взгляд Майкла потемнел, и он кивнул.

– От этого то, что вы сделали, не стало лучше.

– Нет, не стало. – Я встретился с ним взглядом. – Но я надеюсь, Господь меня простит?

Мгновение Майкл молчал, потом лицо его смягчилось.

– Господь всегда милосерден.

– Да если подумать, вы поступили с ним достаточно мягко, – философски заметил Саня. – Может, ему и больно, но он жив. И теперь у него будет вдоволь времени обдумать свой дальнейший выбор.

– Угу. Именно, – согласился я. – Я безвозмездный даритель. Проделал все для его же собственного блага.

Саня с серьезным видом кивнул:

– С благими намерениями.

Майкл тоже кивнул.

– Кто мы, чтобы судить вас? – Глаза его блеснули, и он повернулся к Сане. – Ты видел лицо этого змея, когда Гарри повернулся к нему с битой?

Саня улыбнулся и принялся что-то насвистывать. Мы двинулись в сторону стоянки.

– Забросьте меня домой, – попросил я, садясь в кабину пикапа. – Мне нужно забрать там пару вещей. И позвонить.

– Дуэль? – спросил Майкл. – Гарри, вы уверены, что не хотите, чтобы я...

– Предоставьте это мне, – сказал я. – У вас и так появился кое-какой материал для работы. Со своими делами я разберусь. Встретимся в аэропорту после того – я помогу вам найти Широ.

– Если останетесь живы, – заметил Саня.

– Да. Спасибо, товарищ.

Русский ухмыльнулся:

– Сколько вы дали Кассию? Четвертак?

– Угу.

– На телефон?

– Угу.

– Телефонные разговоры, – заметил Майкл, – нынче гораздо дороже.

Я откинулся на спинку сиденья и позволил себе слегка улыбнуться:

– Угу. Знаю.

Саня с Майклом расхохотались. Майкл даже стукнул кулаком по рулю.

Я не смеялся с ними, но их смехом наслаждался как мог. Февральское солнце уже клонилось к горизонту.


Содержание:
 0  Лики смерти : Джим Батчер  1  Глава первая : Джим Батчер
 2  Глава вторая : Джим Батчер  3  Глава третья : Джим Батчер
 4  Глава четвертая : Джим Батчер  5  Глава пятая : Джим Батчер
 6  Глава шестая : Джим Батчер  7  Глава седьмая : Джим Батчер
 8  Глава восьмая : Джим Батчер  9  Глава девятая : Джим Батчер
 10  Глава десятая : Джим Батчер  11  Глава одиннадцатая : Джим Батчер
 12  Глава двенадцатая : Джим Батчер  13  Глава тринадцатая : Джим Батчер
 14  Глава четырнадцатая : Джим Батчер  15  Глава пятнадцатая : Джим Батчер
 16  Глава шестнадцатая : Джим Батчер  17  Глава семнадцатая : Джим Батчер
 18  Глава восемнадцатая : Джим Батчер  19  Глава девятнадцатая : Джим Батчер
 20  Глава двадцатая : Джим Батчер  21  Глава двадцать первая : Джим Батчер
 22  Глава двадцать вторая : Джим Батчер  23  Глава двадцать третья : Джим Батчер
 24  Глава двадцать четвертая : Джим Батчер  25  Глава двадцать пятая : Джим Батчер
 26  Глава двадцать шестая : Джим Батчер  27  Глава двадцать седьмая : Джим Батчер
 28  вы читаете: Глава двадцать восьмая : Джим Батчер  29  Глава двадцать девятая : Джим Батчер
 30  Глава тридцатая : Джим Батчер  31  Глава тридцать первая : Джим Батчер
 32  Глава тридцать вторая : Джим Батчер  33  Глава тридцать третья : Джим Батчер



 




sitemap