Фантастика : Ужасы : Джорджтаун, округ Колумбия Парк-Авеню 6-е июня 16:49 : Дана Бай

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Джорджтаун, округ Колумбия

Парк-Авеню

6-е июня

16:49

Как следует изучив прелести очередного пригорода, агенты успели осмотреть и само место преступления, и сейчас шли по садовой дорожке, едва отвязавшись от назойливого полицейского патруля. Фокс нёс протокол, нахмурив брови, и пытался вчитаться. Наконец он передал папку Дане и помотал головой.

— Не могу в этой бумажной рутине разобраться, хоть убей меня…

— С удовольствием… — рассеяно прореагировала Дана на его последнюю реплику. — А в чём тут, собственно, разбираться? Тина Эрншо, 48-и лет, застрелила человека из помпового ружья на лужайке рядом с домом.

— ??..

— O.K. Она утверждает, что увидела в гамаке своего мужа с блондинкой из какого-то стрип-клуба в несколько… интимном положении, так сказать.

— Только не красней.

— Да ну тебя… — огрызнулась Дана. Обиженно промолчав, она посмотрела по сторонам. Фокс примирительно сказал.

— Ну прости. Глупость сморозил…

— Точно. — коротко ответила она.

— Ладно. Что с блондинкой?

— Ничего… да, кстати, вон она. — Дана торжествующе усмехнулась. Он проследил в указанном направлении… Его глаза вполне бы выпали на асфальт, если бы имели такую возможность. На кожаном плетёном поводке, в руках одного из полицейских резвился… маленький длинноухий жёлтый, палевого окраса спаниель.

— А ты уверена, что это…

Дана кивнула. Он почесал затылок.

— Ревнивая, однако, дама эта Эрншо… А что с убиенным мужем?

— В том-то и дело, что муж у неё вот уже восемь месяцев, как в длительной геологической командировке на Аляске. Он учёный-химик. Убиенным, как ты выразился, является сосед. И вообще, сцена убийства — не на участке Эрншо, а на соседском. Ей принадлежит только её дом с пристройкой.

— Вот это номер… — фыркнул он. — В чём же дело, а?

— Чуть не забыла: телевизор был включён на частной программе кабельного канала.

Фокс едва не затормозил.

— И Уинд смотрел кабельный канал… Ну ты шутишь — чуть не забыла!.. В чём же зацепка?!

И тут его внимание привлёк один субъект. На другой стороне улицы, у чёрного фургона с надписью «Уотч-электорникс» копошился парень в неприметном костюме электрика, явно азиат, с надвинутой по глаза, промазученной фуражкой и связкой инструментов за поясом. Агент вытянул шею. Так… это вроде бы и не очень-то парень — кажется, мужчина среднего возраста… крепко сбитый, коренастый, несмотря на малый рост. Подозрительно оглядываясь на полицейские патрули — не с обычной усмешкой рабочего, когда ему мешают «надоедливые копы», а с оглядкой того, кто боится властей, он достал какой-то инструмент и стал примеряться к столбу. Зацепившись «кошками» за дерево и не обращая внимания на стальные перекладины, которыми обычно пользовались электрики, он подтянулся было, но со странной неуклюжестью и неловкостью соскользнул вниз. Потом, фыркнув, посмотрел вверх и стал что-то ещё искать в своём чёрном ящичке… Фокс поскрёб пальцем подбородок и взглянул на странного маленького человечка.

— Что ты будешь делать, Скалли?

— Заниматься осмотром дома, как полагается… а что? — осторожно спросила Дана.

— O.K. Ты иди, а я…

— Что «ты»?..

— Я проверю счета местных электриков, и то, не связаны ли они с телевидением… — и он решительно пошагал в сторону фургона. Дана пожала плечами и, забрав заключение о смерти соседа у осматривавшего тело патологоанатома, задумчиво побрела к дому, сшибая носком ботинка камешки с дорожки… А её партнёр быстро добрался до шоссе и подошёл к столбу, на который странный электрик-коротышка всё ещё пытался залезть, рискуя сорваться вниз… Остановившись сзади пыхтящего подозреваемого, Фокс спросил, засовывая руки в карманы.

— Вам помочь?

Коротышка резко обернулся, сощурив и без того узкие щёлочки глаз.

— Что?

— Помочь вам, спрашиваю? — доброжелательно улыбнулся агент, так как азиату явно не понравился его «официальный» вид — он тут же признал в мужчине «рыцаря плаща и кинжала» по каким-то своим признакам. А люди сторонние обычно не внушают доверия сразу… Поэтому Фокс добавил совсем по-домашнему. — Первый раз в смене, да?

Закусив губу и оглянувшись словно в поисках защиты, электрик отшатнулся от столба и быстро залопотал.

— Я не есть понимать английский… я плохо вас понимать…

Фокс удивился — значит, по-английски он не говорит, и уже электрик? Сидел бы у себя в Азии или ещё где! Стараясь чётко и раздельно говорить, он задал прямой вопрос.

— Что вы здесь делаете?

Ему показалось, что собеседник понял его и без перевода на этот раз, потому что в узких щёлочках его глаз мелькнула неприязнь. Скрыв её, он что-то пробормотал, а потом добавил.

— Простите, я есть уезжать, пустите меня, пожалуйста… — и, собрав все инструменты обратно в чемоданчик с удивительной ловкостью, не вяжущейся с его предыдущими действиями новичка, шагнул к фургону.

Фоксу не оставалось ничего иного, как уступить дорогу — задержать этого человека он не имел права. Пока не имел… С разочарованным видом, словно от чего-то невыполненного, азиат сел в фургон и мгновенно укатил «в неизвестном направлении». С пару минут агент постоял, задумчиво почёсывая затылок впервые к нему отнеслись, как к чиновнику — а именно от «чина» азиат бежал, а потом удовлетворённо усмехнулся — суперинтуиция его не подвела, не дала совершиться очередному сокрытию… Он видел такой фургон и раньше, в Кирби, просто не обратил внимания. Что-то там изъяли с аналогичного столба, из коробки передач. Кто может поручиться, что это был не такой же фургон, и не этот парень там колдовал? Задрав голову, Фокс поразглядывал таинственную коробку передач, щурясь от солнца и думая… Долго он раздумывать не стал, а просто, несмотря на мешающий плащ, ловко — не чета «электрику» — полез вверх… Держась чуть ли не зубами за перекладину, он вскрыл генератор напряжения — иначе, портативный передатчик телеволн — и едва не хлопнул в ладоши: в коробке был предмет его (и не только) поисков — странная металлическая капсула, длиной не более 15-ти сантиметров, подключённая к проводам через крохотные отверстия. Рискуя получить заряд тока, Фокс аккуратно отключил это чудо техники, вынул приборчик и спустился. Его сердце прыгало от радости; он чувствовал, что долгожданная зацепка найдена…

Дана на корточках сидела возле горы видеокассет и смотрела на чёрные обложки. На душе у спецагента было мутно. Что, чёрт возьми, происходит? Это дело выходит за рамки категорий, начальство заставляет им заниматься, идей никаких… Хотя, судя по лицу её напарника, идеи есть. Почему же он не делится? «На ковёр»-то в случае провала пойдёт она… Дана поёжилась. Как-то всё странно. После того вечера в мотеле, где она увидела Малдера, кидающего редкие ленивые взгляды на телевизор, ей показалось, что расследование идёт по его версии более интенсивно… И стало очень не по себе. Обычно такого не было… Она чувствовала, что всё идёт не так, но пока не чётко понимала это ощущение. Будто Малдер всё время о чём-то умалчивает. О чём-то важном, о чём он догадался, а она — нет… чего-то недоговаривает. Решив забыть об этом, Дана сделала вывод, что просто переутомилась. Что такого быть не может, и пора серьёзно заняться делом. Видеокассеты. Так… Она вытянула первую попавшуюся… и чуть не села на пол. Опять эти новости с кабельного канала! Что же это за маниакальное увлечение телевидением, хуже подросткового?.. Над самым её ухом раздался голос партнёра, и она от неожиданности отшатнулась, чуть не упав.

— Ты что это? — весело спросил Фокс, поддержав её. — Отшатываешься от меня, как от человечков серых… Что-то не так?

— Нет, ты меня просто напугал. — Дана потёрла пальцем переносицу.

— Скажите, пожалуйста! O.K. Что ты откопала? — поинтересовался он, «заземляясь» рядом. Она выразительно посмотрела на стопки новых доказательств. Фокс кивнул.

— Ну вот, опять… Для официального отчёта — что делать будем?

— Не знаю. — она пожала плечами. — Наверное, что и в прошлый раз. Для отчёта. — и ехидно посмотрела на него. Фокс отрицательно мотнул головой.

— Ну уж нет! Я в прошлый раз смотрел всё это, в этот раз — твоя очередь…

— А ты что будешь делать? — быстро спросила Дана. Смутное подозрение закралось в её душу и более сильно дало о себе знать… Но Фокс честно ответил.

— Я поеду в Вашингтон, к «Одиноким стрелкам». Нужно кое-какую версию проверить…

Дана вздохнула с облегчением. «Одинокие стрелки» были сотоварищами Малдера по сумасшедшим идеям, своеобразным Бюро Исследований для него. Трое учёных хиппи Лэнгли, оксфордец Байерс и генетик-техник Фрохайк. Их не пустили на легальное положение, и вследствие этого появилась научно-популярная газета «Одинокие стрелки». Малдер подкидывал им материал о разных паранормальных явлениях, а они взамен, по дружбе, помогали ему проверять обстоятельства, требующие технического вмешательства… Им можно было верить. Значит, всё в порядке? Малдер честен с ней?.. Её странно обострённое в последнее время внимание немножко успокоилось. Она кивнула.

— O.K… поезжай.

— Я поеду чуть попозже, а пока буду заниматься аналитической работой… Ты мне позвонишь?

— Нет, лучше ты мне. Буду занята… я чувствую, с этими кассетами скоро мне не развязаться… — она слабо улыбнулась. Фокс встал.

— Ну, я пошёл?..

— Иди… — Дана снова грустно посмотрела на груду кассет. Партнёр кивнул.

— Ну пока.

— Пока…

Он качнул головой и вышел из комнаты, прикрыв дверь. Наверное, что-то было не так, но Фокс был слишком занят приближением разгадки, чтобы обратить на это внимание…

Да, Малдер был прав. Выяснение — дело долгое и нудное… Так думала Дана, находясь в комнатушке очередного мотеля, свернувшись клубочком на широкой двуспальной кровати и тупо глядя в телевизор. Влезая в шкуру добровольного просмотрщика, Дана не подозревала, что это будет так бездеятельно… ску-учно… Передачи новостей были неинтересными, но приковывали к себе взгляд, как… как долгая, тянущаяся, но яркая мыльная опера. Во всяком случае, при просмотре исчезало странное чувство беспокойства, мучающее её весь день… Мелькание фигур на экране убаюкивало… Но, вместе с тем, в душе поднималась досада — ну почему Малдер оставил её здесь? Ведь видно же, у него есть какие-то догадки… Почему не взял её с собой? Может, не хочет, чтобы она мешала ему? В чём?.. Господи, от этих идиотских догадок у неё назревала головная боль размером с BMW! «Ну что не так?.». спрашивала она у себя. «Успокойся, не ходи кругами, как загнанная рысь…» Но Дана не могла успокоиться. Похоже, крыша медленно, но верно съезжала… Женщина встала, размяла затёкшие мышцы ног и вышла на улицу, хлопнув дверью. Свежий ветерок немного охладил её пылающие щёки. Дана на секунду зажмурилась, а потом решила сходить в администрацию, купить банку содовой. Ну, а поэтому шагнула к главному строению… Почти дойдя до него, она остановилась у автомата с напитками и стала искать в карманах монетки — ну хотя бы 25 центов! Внезапно что-то знакомое привлекло её внимание. Стараясь остаться незамеченной, Дана осторожно выглянула из-за края автомата… и тут же прижалась спиной к холодному металлу. Сердце её заколотилось, как птица в клетке. На стоянке у бензоколонки стоял их красный «Audi». Разве Малдер ещё не уехал? Что он здесь делает?! Он же сказал… Дана переглотнула и, стараясь не привлекать внимания, взглянула на открытое пространство стоянки. Малдер был в машине… Он разговаривал с кем-то… с кем-то, сидящим в тени. В её душу закралось страшное подозрение. Дана напряглась, как кошка, готовая к броску; все её сенсорные способности были сейчас обострены… Сидящий рядом с водителем чиркнул спичкой и закурил. Дану прошиб холодный пот. Быть этого не может! Нет!!! Но сомнений быть не могло, если её глаза не лгали — в машине сидел Курильщик… и Малдер ему что-то объяснял, ожесточённо жестикулируя. Будто докладывал. Наконец он закончил, повернул ключ и завёл мотор. Машина сорвалась с места и скрылась в темноте… На этот раз Дана гораздо медленнее обернулась и прижалась затылком к стенке автомата. Широко раскрытыми глазами она смотрела на огоньки недалёкого города. Её ноги не слушались, не хотели идти… Боже мой, этого не может быть! Неужели… неужели Малдер всё время был с Курильщиком?.. Если… если… Боже мой, если всё, что они вместе пережили всё было ложью, то где же истина?! Где? И есть ли она вообще… Дана отошла от стены и тихонько побрела в свой номер, полностью оглушённая всем тем, что на неё свалилось…

А настоящий красный «Audi» был в трёх десятках километров от пригорода, в дворике неприметного учреждения, у плохо крашеной зелёной краской двери с потускневшей табличкой «Редакция публицистического издания „Одинокие стрелки“». И Фокс находился в том самом помещении редакции…

Байерс почесал бородку и глубокомысленно произнёс.

— Да, друг… Ты нам принёс очень интересную штуковину. Пойдём-ка…

Фокс встал и, отряхнув брюки, последовал за своим «единомышленником». А тот едва не приплясывал от радости, как на параде… Агент понял, что его, вероятно, ждёт известие, технически более подкованное, чем он ждал… Байерс подвёл его к системе компьютеров и чуть ли не силком усадил на стул.

— Сядь. А то упадёшь. — констатировал вертящийся рядом Фрохайк. Фокс пожал плечами.

— Я что, возражаю?.. O'K, объясняйте мне всё про чудесную техническую находку.

— Она действительно чудесная! — подскочил Фрохайк так, что у него с носа свалились очки. — Гляди! — он щёлкнул кнопкой. На большом, во всю стену, экране высветился обычный спектр лучей, преломляющихся где-то в телевизоре… Дальше Фокс устал вспоминать устройство техники, и просто стал слушать друзей, которых можно было хотя бы понять.

— Смотри — это нормальный молекулярный спектр цветов на внутренней сетке экрана. Он эквивалентен тому изображению, которое получают твои глаза во время просмотра, проецируя лучи в мозгу… вообщем, это подсознательная трансформирующаяся информация.

— Ну?

— Да не ну… А теперь посмотри, как генератор продольного сечения, что ты мне принёс, искажает нормальную картинку. — он опять щёлкнул кнопкой. Фокс едва не упал… Он видел, что запись с изображением на диске была вполне обычной, но внутри… Перед ним было хаотичное скопление самых разных лучей всех цветов, рассеивавшихся и пересекающих друг друга по всем направлениям.

— Что это, чёрт возьми?!

— Это-о-о… — протянул Лэнгли, запуская пятерню в белесую длинную шевелюру, а другой рукой дёргая на животе майку с эмблемой «Queen», и пустился в разъяснения. — Вообщем, это какая-то зашифрованная информация, не заметная для обычного наблюдателя. То есть — смотришь, как всегда, телевизор, а на подсознательном уровне тебе что-то внушается.

— Это как случай массового психоза у детей в японском кинотеатре?

— Угу. Что-то вроде… Ну слушай. — продолжал Лэнгли, отмахиваясь от надоедающего Байерса. — Та штука, которую ты нам притащил — это самый крутой изыск техники, который я только видел. Она была подсоединён к распределителю, транслирующему кабельный канал — его, кстати, легче всего найти в коробке передач… ну, и оказалось, это генератор цветовых волн… он работал в строго определённое время. С 9-ти до 10-ти часов утра, и так же вечером.

— Готов поспорить, что это, по случайности — время новостей… — пробормотал Фокс. — Тогда понятно поведение этих людей… А какое влияние оказывает такого рода внушение на психику?

— Насильственное вторжение в процессы мозговой деятельности — это всегда плохо, но, как мы поняли, это внушение активизирует ещё и быстро раздражающиеся агрессорные функции и вызывает некую зависимость у долго смотрящих данную передачу людей. Но, как ни странно, внушение оказывает влияние с, так сказать, колеблющейся природой. Оно — сугубо психологического характера.

— Так, — агент обхватил руками голову. — Уинд убивал «террориста» за то, что он появился, Эрншо убила «мужа» за измену… А, понял! — он чуть не подскочил. — Может информация с прибора влиять на память, зрение и вызывать галлюциногенные образы?

— Легко, — утвердительно кивнул Фрохайк, поправляя очки.

— Ну понятно! Прибор, настроенный на частоту подсознания каждого зрителя, влияет на сугубо личные воспоминания, чувства и воспоминания, и заставляет людей видеть свои самые далеко спрятанные страхи. То, что в обычной жизни они пытаются не воспринимать!.. Смотрите — два убийства, два абсолютно, кажется, нормальных человека…

— Это которые убили-то. — засомневался Байерс. — Говоришь, там домохозяйка убила кого-то по ревности?..

— Угу.

— Кошмар! Чего она боялась? Домохозяйки в нашем обществе тихие, нормальный мужик такую не бросит ни в какую — жить нормально всем ведь хочется.

— Будь у тебя её внешность, ты бы ещё не того боялся. — хмыкнул Фокс, довольный своей догадкой.

— Раз так, я бы мужа жить оставил, чтобы он через месяц-другой откинул коньки сам от такого соседства…

— Я до сих пор радуюсь, что ты не родился женщиной, иначе мы вдвоём давно бы уже были на том свете. — пихнул его в бок Лэнгли. Байерс надулся. Общий «щенячий восторг» прервал Фрохайк, всё время трущий дужку очков в глубокой задумчивости.

— Малдер, ты говоришь, что у жертв были записи транслируемой информации?

— Да.

— Если учитывать степень влияния, то можно предположить, что всё скопировалось на плёнку… Ты смотрел записи? — сурово спросил он. Фокс нахмурился.

— Да… чёрт возьми! — ещё пару секунд он посидел неподвижно, а потом выпустил воздух. — Напугал ты меня… Если всё дело — в различии цветов в спектре, то за меня можно не бояться.

— Чем это ты такой особенный?

— Понимаешь, на определённом подуровне своего зрения я не различаю красный и зелёный цвета.

Трое стрелков тоже вздохнули. Лэнгли махнул рукой.

— Я же говорил, он неполноценный!..

Агент в шутку замахнулся на него.

— Заткнулся бы ты — я сказал, на подуровне не вижу! Д-да, хорошо, что я не бросил расследование по совету Скалли… был всё-таки тут заговор плохих военных… — он слабо улыбнулся… и вдруг весёлое выражение слиняло с его лица. Он вспомнил мелкие детали расследования… и понял, что сделал ошибку. За которую мог поплатиться не он…

— Скалли… Господи, Скалли! Я забыл про неё!!

— А что с ней? — осторожно поинтересовался Байерс. Фокс ударил ладонью по своему затылку.

— Я трижды идиот! Я чувствовал, что с этими новостями что-то не так, и не предупредил её… упивался близкой победой!.. Она же смотрит записи… ч-чёрт!

— Погоди, может, всё обошлось…

— Нет, в том всё и дело! Я сам видел, какая у неё была реакция на эти шифры — она их восприняла!.. Дьявол, теперь уже поздно… Но ей нужно помочь! В лепёшку расшибиться, а помочь!

— Как? — в один голос спросили стрелки.

— Там посмотрю… — он сорвался с места. Фрохайк его окликнул.

— Погоди, Малдер!..

— Что?

— Мой друг — твой друг, и наоборот, помнишь? Если совсем туго станет, звони… — он подмигнул. Словно бы в ответ, зазвонил сотовый Фокса. Он резко вынул трубку и вышел из квартиры во двор. Звонил Скиннер.

— Да, сэр?.. — хмуро откликнулся он.

— Малдер, вы? Я вообще-то ищу агента Скалли. Ей надлежит быть на завтрашнем симпозиуме…

— Сэр, я буду рад, если сам найду её и если она будет хоть на каком-нибудь симпозиуме в своей жизни ещё раз. — оборвал его Фокс, шагая к машине.

— ?!?!

— Простите, сэр. Понимаете, создалась очень сложная ситуация, и мне, возможно, понадобится некоторая помощь… — и агент очень уклончиво сообщил начальнику мелкие факты. О том, что подвергается опасности жизнь подчинённой. Скиннер понял, и сказал, что сам приедет на место…

Дана ничком лежала на кровати, закрыв лицо руками и почти не двигаясь. Ей было безумно больно: в одночасье рухнул мир, в котором она жила четыре года каким светлым он ей сейчас казался!.. Бог мой, какими пустяками ей казались разные случаи, которые были по-настоящему тяжелы когда-то… Малдер… Малдер… как он мог? Этот вопрос неотступно маячил в её мыслях. Ведь… Малдер же так говорил об истине… так убеждённо, искренне, упорно говорил… Он был таким другом!.. Дана судорожно всхлипнула. Она не плакала, нет — её глаза были сухими… плакать она не могла. Он просто была оглушена тем, что увидела… Нет… Может быть, этого не было? Может быть, ей всё показалось… Дана села. Ну конечно! Конечно! Она смутно вспомнила, что в течение этого вечера у неё безумно болела голова… даже немного поднялась температура после того, как она выключила телевизор. Сначала она решила, что где-то подцепила простуду, но сейчас… она не сомневалась, что эти передачи «не такие». Может быть, Малдер уехал для того, чтобы выяснить что-нибудь про плёнки? Но… тогда почему он ничего не сказал ей? Почему?.. Дана глубоко-глубоко вздохнула и уткнулась лицом в подушку. Внезапно лежащий на тумбочке телефон громко зазвонил. Она резко вздрогнула, потом медленно взяла трубку и поднесла к уху.

— Алло… — едва слышно произнесла женщина. С другого конца провода раздался встревоженный голос Фокса.

— Скалли… эй, Скалли, ты хорошо меня слышишь?

— Прекрасно. — сухо ответила Дана, сразу насторожившись. В её душе чуточку теплилась надежда, но…

— Слушай меня очень внимательно: я сейчас не могу тебе всего сказать, но смотреть видео тебе нельзя!!

— Почему?

— Скалли, наше расследование стало опасным! Я ничего не могу тебе пока сказать, но не исключено, что ты… что тебе станет хуже после просмотра этих плёнок. Я об этом подозревал…

— Ты об этом знал?

— Я…

— Ты об этом знал? — отчеканила Дана.

— Я говорю, я подозревал! И… Скалли, ради Бога, не уходи никуда из номера… Не уходи!

«Он знал… наверняка, а теперь хочет замести следы!»

Внезапно Дана услышала какое-то пощёлкивание в трубке. Как от подслушивающего устройства, «электронного жучка». Она поймала себя на том, что уже с минуту молчит… Фокс полуокликнул.

— Эй, Скалли…

— Кто нас слушает? — резко поставила она вопрос, откидывая волосы со лба.

— Что?! — он опешил.

— Разве ты не слышишь, что нас прослушивают?

— Нет…

Трубка хлопнула о телефон. Фокс услышал короткие гудки в трубке и понял, что, возможно, опоздал… Он чертыхнулся и заставил машину ехать ещё быстрее.

Дана стояла посреди комнаты, тупо глядя в одну точку. Но мысли в её голове метались одна быстрее другой… «Он знал… он знал, что на плёнке что-то есть, но попросил меня смотреть её. Он мог сказать… но не стал. Потому что он с ними…»

И внезапно она начала действовать. Дана начала искать «жучок», чтобы хоть в чём-то быть на шаг впереди… Если «жучок» есть, то они смогут найти её. Везде найти. И что — теперь покорно ждать их, как бывший друг просил? Ха! Чёрта с два они получат… Она посмотрела на розетку. Может, здесь?.. Дана присела рядом, рукой провела по стене. Нет. Она посмотрела в абажуре настольной лампы, где тоже можно было спрятать устройство. Нет… Но он должен быть! Должен!.. Она ходила по комнате, как пантера в клетке, осматривая мебель и сметая всё на своём пути. «Жучка» не было! Дана вдруг с удивлением поняла, что всё это только раззадорило её, вместо того, чтобы огорчить. Странно… Она остановилась, переводя дыхание. По обстановке можно было подумать, что в комнате только что кружил торнадо. Так… «жучок» не нашёлся. Покалеченный стол с грохотом рухнул на пол. Дана инстинктивно пригнулась и оглянулась, как затравленный зверь. Времени нет… тут могут её найти… все, все вокруг враги… Верить некому! Одна… Ма-алдер, за что? За что?! Она выпрямилась и прислушалась. За дверью раздались одинокие шаги. Неужели уже прибыли? Нет, не возьмёте голыми руками! Дана отскочила в сторону от двери и выхватила пистолет. Щёлкнул курок. Она попыталась сдержать прерывистое дыхание и затаилась… Наверное, идущий был везучим по природе. Он отошёл… Однако её уже ничто не могло остановить… Дана вскинула руку на уровень глаз, и, сощурившись, разрядила всю обойму в кожаную обивку двери. Потом сунула оружие за пояс и метнулась к окну… Благо, оно было на первом этаже, и Дана достаточно хорошо прыгала, она приземлилась, ловко смягчив падение, и огляделась, уперевшись кулаками в почву газона. Она была рядом с пустынным тёмным шоссе… оно уходило вдаль. Дана услышала, что в комнату ворвались, и побежала по дороге так, что, выстрели ей вслед, пуля её не догнала бы. Она летела, как ветер, не глядя под ноги, движимая одним стремлением — убежать… от всего… Худенькая фигурка в серой майке, чёрных брюках и развевающейся белой рубашке очень быстро скрылась в темноте.

Подъезжая к мотелю, Фокс увидел несколько полицейских машин и толпу служащих правопорядка. Сидящий рядом с ним Скиннер, которого он захватил по пути из редакции «стрелков», выглянул в окно и задумчиво потёр лысину.

— Неплохо было бы узнать, что происходит…

— Боюсь, самое страшное, если «копы» уже здесь… — Фокс остановил автомобиль и выскочил из него. Его встретил один здоровый парень в униформе, явно с недружелюбными намерениями.

— Эй, шеф, тут праздношатающимся не место! У вас есть пропуск? В любом случае, покажите документы…

— Спецагент ФБР, замдиректора ФБР, — отрезал Скиннер, не утруждая себя показом и шествуя мимо полицейского. Бедный охранник часто заморгал и уступил дорогу… Энергично продвигаясь сквозь толпу, Фокс подошёл к шерифу, молоденькому лейтенанту, и произнёс, представляясь.

— Специальный агент Федерального Бюро Фокс Малдер. В чём дело?

— В чём — в чём… — буркнул лейтенантик, отмахнувшись от него — видимо, чин на него впечатления не произвёл, и он тоже был не в восторге от «праздношатающихся». — По первому впечатлению, история странная… Говорят, номер сняла тут женщина… ничем так не примечательная, только… тоже из органов ваших, что ли… тихо-мирно всё было, пока хозяин спьяну не решил зайти к ней в номер, поболтать насчёт оплаты и… — он сплюнул. — кое-чего другого. На своё счастье, раздумал и свалился прямо на асфальте… На счастье — это потому, что вследствие его шагов, скорее всего, раздалось шесть выстрелов из пистолета не серийного производства… судя по пулям, застрявшим в двери — это «Smith amp; Wesson», калибром 9 мм., предназначенный для использования в качестве табельного оружия… В закрытую дверь была всажена вся обойма. Сбежались жильцы, вызвали ближайшую патрульную машину… Ребята ворвались в номер — там всё перевёрнуто… но видимых следов чужого пребывания не было. По версии, стреляла сама хозяйка номера, впоследствии она скрылась через окно, как заправский акробат — шутка ли, так ловко махнуть с подоконника, чтобы никто ничего не заметил… наши следы там нашли только через полчаса… и дальше ушла по шоссе. Патрули прочесали местность радиусом в 2 километра — ничего, хотя — сейчас, ночью… хорошо проверять сложно. Не думаем, что она смогла уйти далеко. При обыске комнаты нашли «ноутбук» и синюю ветровку… ко мне должны подойти, сказать, нашли ли тут документы. Уголовное дело пока мы возбуждать не стали.

Фокс поглядел в сторону. Издалека донёсся вопль.

— Лейтенант! Мы обнаружили… — запыхавшись, к стоящим подбежал полный мужчина в поношенном кителе. Молодой человек даже вытянулся в его сторону, приподнимая козырёк фуражки.

— Что, Смит?

Мужчина подошёл поближе, и Фокс увидел в его руках… бумажник Даны, где она обычно носила и удостоверение. Он протянул его лейтенанту.

— Вот… сэр.

Полицейский взял бумажник в руки, расстегнул… По прошествии нескольких секунд он ошеломлённо закрыл его, помолчал, а потом тихо и язвительно сказал.

— Ну теперь… понятно, что вы здесь делаете.

Фокс кашлянул.

— Вы ошибаетесь, лейтенант. Здесь имеет место совсем иной поворот событий, нежели вы думаете. Пропал агент — не по своей воле. Также здесь не замышлялось уголовное преступление… Мы имеем дело не с потенциальным преступником, а с агентом, которому нужна помощь. Эту женщину надо найти, не применяя захват, поймите! И никакой уголовной ответственности здесь быть не может. — он сурово взглянул на лейтенантика. Тот пожал плечами и, недоверчиво посмотрев на него, отошёл. А Фокс, оглянувшись на изрешечённую дверь, прищёлкнул языком.

— М-да… он умудрилась точно стрелять даже при таких обстоятельствах…

Скиннер, до тех пор ошарашено молчавший, возмутился.

— Малдер, мне вы, может, объясните всё детальнее? Я вас протаскиваю сквозь оцепления за счёт своей должности, помогаю пробить полицейский кордон — и узнаю что? Мой лучший агент не подвергается опасности, а подвергает ей жизнь других! И, кроме того, исчезает с места преступления?

— Сэр, я был бы очень рад, если всё было бы так просто. Понимаете, здесь мы столкнулись с не совсем обычным феноменом воздействия на психику человека. Боюсь, я совершил трагическую ошибку — агент Скалли подверглась сильному влиянию этого феномена… агрессора. И… её жизнь действительно в опасности. Я должен найти её.

— Агрессора?

— Д-да… поэтому я и сказал не применять силу, потому что… она может оказать реальное сопротивление, не осознавая своих действий… если полиция её найдёт.

— Тогда я советую вам найти её раньше, чем полиция. Ведите дело сами. Вы понимаете, что у нас возникнут проблемы, если агента Скалли арестуют, да ещё применяя силу. Я попробую сгладить все острые углы. — Скиннер развернулся и ушёл. Благодарно посмотрев ему вслед, Фокс словно не заметил своего одиночества… Долго раздумывать он не стал — ему действительно была нужна помощь. Он выхватил телефон и набрал номер «стрелков». Идя по тротуару, он услышал сонный голос Лэнгли.

— Бюро слушает…

— Кончай дурачиться, это я, Малдер.

Голос на другом конце провода оживился.

— А-а-а, привет! Ну что?

— Боюсь, приятель, мне экстренно нужна ваша помощь. Началось.

— Конечно, о чём речь?

— Послушай, я опоздал. Реакция, о которой мы говорили, оказалась очень сильной… Я так понял, Скалли боится, что я связался с Курильщиком и знал про все эти дела с плёнкой.

— Кто ж этого не боится… — вздохнул он.

— Ну слушай — она исчезла из гостиничного номера, попутно едва не убрав с дороги пьяного хозяина гостиницы. Просто испарилась, понимаешь? Полиция хочет найти её и взять по обвинению в покушении и т. п. и т. д.

— О Господи, это её-то… — испуганно выдохнул Лэнгли.

— Её. — он криво усмехнулся. — Тут вряд ли даже Скиннер управится, хотя и обещал. Знаешь, я даже не представляю, что с ней, бедной, сейчас творится… O'K, к делу. Я сейчас тут поверчусь, заберу её вещи, пособираю оперативной информации… Знаю я на данный момент немного — ближайшие 2 километра «копы» прочесали — слава Богу, её не нашли. Но я знаю, что она не могла уйти очень далеко — видишь ли, этот пси-фактор оказывает определённое воздействие на организм, и не в лучшую сторону. Короче говоря, вырабатываются токсины, и человек может просто свалиться на дороге или где ещё от истощения. Полного. Так что Скалли, я думаю, где-то в районе 10-ти километров. Послушай, попроси Фрохайка и Байерса переслать мне на факс в машине увеличенную карту этого района, O'K? Прямо сейчас…

— Понял. Айн момент… — Лэнгли прикрыл трубку ладонью и, видимо, что-то сказал. Затем Фокс снова услышал его голос. — Хм-м… ты, друг, нас прости, но это получится через полчаса, не меньше. Этот программист несчастный… — тихая возня и ругательства за трубкой. — … опять не тот штепсель в розетку воткнул, и факс… почти скончался смертью храбрых.

— Ну хорошо, только не позже. И… Лэнгли!

— Чего? — откликнулся тот.

— Я хочу точно определить, как можно помочь Скалли… если я её найду. Так что, пожалуйста, отзвони в больницы, где содержатся пациенты… помнишь, я вам говорил? Уинд и Эрншо. И поинтересуйся результатами терапии и т. д. Ладно?

— Конечно, о чём речь! Малдер…

— Что? — внезапно устало спросил Фокс, закрывая глаза ладонью и останавливаясь.

— Удачи тебе…

— Спасибо тебе, приятель. O.K, пока… — нажав кнопку отбоя, он убрал телефон и глубоко вздохнул. Работа предстояла непыльная… Хотя с обычными штатными коллегами по защите прав мирных граждан отношения у него были не очень тёплыми и хорошими, Фокс, удивляясь сам себе, проявил всё своё спокойствие и хладнокровие, и умудрился-таки вытащить из «ранга доказательств» вещи Даны, которые она привезла с собой — компьютер, маленький портфель и куртку с документами — они оба не ожидали, что путешествие затянется… Кроме того, агент в нужную секунду сделал грозное лицо и показал удостоверение — да и Скиннер постарался — и вещи наконец «отписали»… Минут через пятнадцать Фокс сидел в машине, откинувшись на спинку сидения, наклонив голову вперёд и смотря на щиток панели управления, и своеобразно отдыхал… Что ж… после материальной части работы можно было и подумать. Как выпутаться из всего этого?.. и что сейчас происходит там, в душе его партнёра, где-то сейчас Скалли… Фокс обругал себя за малодушие, открыл окно… и к нему не замедлил подойти лейтенант. Он постучался в оконное стекло и позвал.

— Эй, агент… Малдер!

— Я вас слушаю. — он вылез из машины.

— Ваш шеф уехал. — лейтенант вдруг отвёл глаза и пробормотал. — Это он сам вам велел передать. Но тут есть кое-что ещё…

— Что именно?

— Плохая новость, так сказать… Я бы сказал, очень плохая. У вас есть время?

Зная, что слова Лэнгли насчёт получаса — понятие растяжимое, он хмуро ответил, суя руки в карманы.

— Ближайшие минут двадцать — тридцать. А в чём дело?

— Понимаете… наши ребята… — он набрал воздуху в лёгкие и выдохнул: — нашли труп, почти полностью подходящий по описанию, на 21-ом километре шоссе, к северу отсюда.

— Что?! — и вдруг он совершенно машинально спросил. — А это какой километр?

— 27-й. — лейтенант посмотрел на него и спросил. — Сэр… вы проедете для опознания?

— Да… сейчас. — глухо ответил он… Через несколько минут Фокс качался в полицейском фургоне, зажатый между двумя хмурыми стражами правопорядка, и усиленно размышлял. Его мозг обрабатывал полученную информацию, взвешивая все шансы. Он старался не думать о том, что в… личном смысле эта информация может быть правдой. Он глубоко вздохнул и, чуть ссутулившись, закрыл глаза. Значит, мотель находится на 27-ом километре… Нет. Скалли практически не могла столько пройти в своём теперешнем состоянии. А хотя… ведь хрупкая Эрншо смогла же поднять тяжёлое ружьё, прицелиться с точностью снайпера, хотя стрельбе не обучалась, и выстрелить… в таком же аффекте. А у Скалли всегда была прекрасная физподготовка. Вероятность есть… но она обязана, просто обязана быть мала! Он переглотнул и подумал.

«Господи… Как же мне сделать, чтобы самые страшные мои мысли не сбылись?! Помоги! Знаю, нечасто я к тебе обращаюсь, но… помоги мне… ради неё, прошу! Дай мне возможность — хоть увидеть её ещё раз!.».

Кто-то из «копов» осторожно потянул его за рукав.

— Сэр… мы уже на месте!

— Уже? — он будто очнулся и, оглядевшись, вышел из фургона. Сопровождавший его полицейский почесал затылок и с сожалением подумал, что у побитой собаки, кажется, вид был бы лучше, чем у его спутника…

Врачи быстро перехватили агента и по узким коридорам морга довели его до нужного отделения. Уже знакомый ему и его партнёру (…) патологоанатом тихонько отвёл его в сторону и сказал.

— Приступаем сразу к фактам — патруль нашёл тело у обочины…

Фокс вздрогнул, вспомнив свой недавний разговор с Лэнгли — неужели так страшно сбылись его слова?.. Только не это!

— Остатки одежды было совершенно невозможно подвергнуть идентификации… но внешность очень схожа… даже я так мог сказать, хотя я и видел вашего… партнёра мельком. Вам придётся смотреть отсюда, через стекло, O'K?

— O.K…

— Я буду присутствовать. Сэр, вы готовы?

Фокс закрыл и открыл глаза.

— Да.

— Гранд, давай!

Рослый негр в белом халате, двигаясь за стеклом по комнате, открыл одну из холодильных камер и выдвинул ящик наружу. Откинул белоснежное покрывало от тела… Патологоанатом внимательно следил за выражением лица Фокса. А оно вдруг как-то неожиданно просветлело, и он выдохнул, потирая глаза.

— Нет, это не она…

— Ну, слава Богу! — врач улыбнулся и сказал. — Первый раз в своей жизни счастливо ошибаюсь…

Фокс понял, что совершенно эгоистично радуется, ведь эта женщина, что уже больше ничего не увидит, тоже была чьей-то подругой… Главное, что не его! — по-детски пронеслась мысль у него в голове и где-то скрылась. Волей-неволей он улыбнулся и поспешил покинуть мрачное здание морга.

До истечения «получаса» оставалось минут десять. Вконец замученный и уставший, Фокс дремал в машине, положив голову на руль. Его левая бровь изредка нервно подёргивалась… ему что-то снилось. Пару раз он прижимался виском к холодной поверхности гудка и жалобно, нечётко звал напарницу по имени… Он не спал немногим более суток, и такое пребывание на ногах странно быстро свалило его. Но даже этот сон был прерван переливчатой телефонной трелью. Фокс непроизвольно вздрогнул, окончательно проснулся и взял трубку…

— Алло…

— Эй, Малдер, дружище! — послышался радостный призыв Лэнгли. — Фрохайк проявил чудеса умелости и починил факс на пять минут раньше! Здорово, а?!

— Угу… Да, это поражает. — в его голосе послышалась ехидность. — Карту он тоже сделал, или руки не дошли?

— Обижаешь!

— Ладно, я врубаю свой компьютер… — агент щёлкнул кнопкой. Пока шла передача по факсу, Лэнгли торопливо говорил в трубку.

— Вот что я выяснил — этот твой район почти весь густо населён, но мотели и гостиницы отсутствуют. Это — элитный жилой район. Шоссе проходит рядом с массивом лесопарка. Никаких зацепок, кроме…

— Кроме?

— Ты на карте потом посмотри — от основного шоссе идёт небольшая дорога, она была проложена к помещению старой водонапорной башни и к постройкам, где ютились «первые рабочие». Всё это давным-давно заброшено, потому что в восьми километрах на запад отгрохали целую ГЭС, и теперь мини-станция пустует. Дорога сравнительно мала — метров семьсот… Помещения полуразвалились, сторожа нет. «Копы» про эту водонапорную станцию и думать не станут — в конце лесопарка стоит здание местного отделения ФБР.

— Ч-чёрт, ну у тебя и понятие о мелочах… Они об этом знают?

— Кто?

— Агенты — ну, о том, что случилось?

— Кто ж им сообщит? — изумился хиппи. — Ты, я так понял, там по углам прячешься, а «копам» и тебя со Скиннером хватило… свои и подавно не нужны!

— Лэнгли, ты чудо!

— Ну ты про-отивный… — томно донеслось с того конца провода.

— Молчи и слушай — я теперь почти уверен, что Скалли там, на этой водонапорной станции! Понимаешь, мы ещё до того, как сюда приехать, выяснили, где обретаются коллеги. А сейчас она бессознательно ищет поддержки… — он выдернул карту из факса. — O.K. Теперь попробуй заняться Уиндом и Эрншо…

— Есть, сэр! — послышались короткие гудки. Фокс едва не подскочил от радости и завёл мотор. Взревев, строптивый автомобиль взял с места в карьер под 140 км/ч…


Содержание:
 0  Больше не одиноки : Дана Бай  1  24-е шоссе, четверг 8:19 : Дана Бай
 2  Кирби, штат Делавер Психиатрическая лечебница 9:15 : Дана Бай  3  Кирби, штат Делавер Лефт-Роуд авеню, 34 10:17 : Дана Бай
 4  Придорожный мотель Дороти 12 часов спустя : Дана Бай  5  Вашингтон, округ Колумбия Штаб-квартира ФБР 15:01 : Дана Бай
 6  вы читаете: Джорджтаун, округ Колумбия Парк-Авеню 6-е июня 16:49 : Дана Бай  7  Шоссе № 68, 24-ый километр 1:19 : Дана Бай
 8  Вашингтон, округ Колумбия Офис журнала Одинокие стрелки : Дана Бай  9  Нью-Йорк Центральный парк 7-е июня, суббота 21:18 : Дана Бай
 10  Вашингтон, округ Колумбия Офис редакции журнала Одинокие стрелки следующий день 7:04 : Дана Бай  11  Нью-Йорк Шоссе № 101, 4-ый причал Складское помещение доков 8:27 : Дана Бай
 12  Нью-Йорк Аэропорт Далли 11:03 : Дана Бай  13  Нью-Йорк Штаб-квартира Организации Объединённых Наций 11:27 : Дана Бай
 14  Нью-Йорк Шоссе № 101, 4-ый причал Складское помещение доков 22:35 : Дана Бай  15  Пригород Нью-Йорка Шоссе № 95 23:50 : Дана Бай
 16  Северо-восточная окраина Нью-Йорка 00:15 : Дана Бай  17  Нью-Йорк Мотель Комити 9-е июня, понедельник : Дана Бай



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.