Фантастика : Ужасы : Хэш Магнум, рожденный умереть дважды : Александр Бережной

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Аннотация:

Рассказ: Мистика. Идейка пришла в голову, решил записать. Это одиночный рассказ, и продолжения в ближайшем будущем я не планирую!

____________________

Хэш сидел на земле, привалившись спиной к могильному камню. Черно-серая гранитная плита была где-то сантиметров восемьдесят в высоту, так что Хэш был надежно защищен от посторонних взглядов. И пуль, потому что там, ближе к входным воротам, была в самом разгаре перестрелка. Не первая, и не последняя, видят боги. Хэш прислушался. Лениво отметил, что среди разбирающихся есть новоприбывшие – экономят, стреляют редко. Хотя у них, у придурков, автоматы… Судя по звукам выстрелов, противники несколькими группами залегли за надгробиями и теперь изображают окопную войну. Точнее, залегли новички, а удачно выбравшие позицию старожилы просто поливают их укрытия свинцом из своих гладкоствольников. Собственно, было ясно, что, несмотря на лучшее оружие, солдатикам крышка. Они явно не готовы к тому, что у врага не кончаются патроны. Зато каждый квадратный метр кладбища был украшен одинаковыми могильными камнями – иногда с надписями, иногда без, но кому какое дело? – превращая перестрелку в шумные прятки. Так что стрелять они будут еще долго.

Впрочем, Хэшу это без разницы. Он вообще сюда пришел могилу друга навестить. А разборки всяких идиотов его не касаются. Поправив бандану, он сделал еще одну тягу. На глаза навернулись слезы. Кое-как переборов приступ кашля и не выдохнув, Хэш воткнул обжигающий пальцы косяк в неухоженную траву кладбища. Расслабился, чувствуя, как теплая волна накрывает мозг…

Внезапно через соседнюю с ним плиту перекувырнулся и с грохотом шлепнулся на землю один из новоприбывших. По возрасту новичок приближался к тридцати годам, и помимо почти новой камуфляжной формы на нем еще были каска, бронежилет и разгрузка. Карманы разгрузки были настолько набиты, что Хэш сначала решил, будто спасательные жилеты стали делать защитной расцветки. Солдат между тем поменял магазин, сунув использованный в подсумок на поясе – тоже признак новичка – немного высунулся из-за укрытия, готовясь выстрелить… Хэш выдохнул. Налицо была проблема. Этот солдатик, дебил недоношенный, будет тут сидеть и стрелять, привлекая внимание… Его, конечно, пристрелят, но потом, когда подойдут шмонать тело, наверняка запалят самого Хэша. Собственно, выбор был очень прост.

Мужчина успел услышать металлический щелчок, прежде чем пуля калибра.357 Магнум заставила его мозг разлететься в разные стороны. Отдача у "Питона" была просто чудовищная, но рука Хэша, несмотря на худобу, даже не дрогнула. Уперев длинный ствол револьвера в землю, он замер. Послушав не прекращающуюся пальбу в течение нескольких секунд, Хэш облегченно вздохнул, и достав из кармана патрон, вставил его в барабан вместо еще теплой гильзы. Хотя его кольт рявкнул вовсе непохожим на остальные стволы голосом, но, видимо, никто на это не обратил внимания – в ту сторону, где залег Хэш, никто не стрелял. Ну да, это ж эти, как их там… "Иберийские охотники", вроде бы. Не самые дикие из местных отморозков, но тоже, как первый раз на курок нажмут, мозги отключаются. Оно и к лучшему. Хэш жил в этом проклятом городе уже бездну времени, и узнавать свое посмертное прозвище не собирался.

Тихий шорох, чудом просочившийся сквозь грохочущую между могильных камней пальбу, заставил его посмотреть вперед, на следующий ряд надгробий, пока еще девственно чистый. На одном из них стремительно расползающимися трещинами, словно выедаемая невидимыми жуками-камнегрызами, возникала эпитафия:

Родерик Джей Валенсон

Рожденный, чтобы умереть,

даже не успев обосраться

Хэш хмыкнул, и покосился на лежащий рядом труп. Да, и повезло, и не очень. Вроде тело именно там, где могила – таким не всякий похвастаться может. Зато вот эпитафия… Ну, таким тут никого не удивишь.

Словно отвечая на его мысли, на соседней плите тоже стала появляться надпись:

Джеймс Кей Феррузо

Рожденный, чтобы умереть

от нелепого рикошета

Затем раздалась длинная автоматная очередь, и очень скоро Хэш доставал сигарету, изучая третью надпись:

Бэйли Разбиватель Стекол

Рожденный, чтобы умереть,

не успев спрятать свою пустую башку

Туда ему и дорога. Каким же идиотом надо быть, чтоб самого себя так называть? Хэш поежился – ему вспомнилась одна могилка, расположенная где-то дальше. Там была очень короткая эпитафия.

Рожденный, чтобы умереть

от боли

Хэш передернулся при мысли, насколько же сильно должен был страдать покойный, чтобы перед смертью забыть даже собственное имя? Передумав, спрятал сигарету обратно в пачку и достал из нее один из двух уже забитых косяков, что лежали вместе с остальными сигаретами. Взрывая ракету, Хэш подумал, что может этот безымянный покойник забыл как его зовут еще до своей смерти… Ну, склеротиком он был, например… Хотя то, что умирать ему пришлось ой как тяжело, это факт. Впрочем, они все тут рождены, чтобы умереть.

Некоторое время выглядящий на двадцать пять лет парень молча курил свою самокрутку с марихуаной, ни о чем толком не думая. Перестрелка у него за спиной продолжалась, и время от времени на ближайших чистых надгробиях появлялись новые надписи. Хэш лениво пробежался по ним глазами, превратившимися в две узенькие щелочки. Рожденный, чтобы умереть, не вовремя высунувшись. Рожденный чтобы, умереть от трех дырок в брюхе. Рожденная, чтобы умереть от выстрела наобум… Местный Харон не церемонился со своими пассажирами. Хэш вяло подумал, что имена у погибших американские. Небось морская пехота… или рейнджеры какие-нибудь. Небось уверенны, что их послали подавлять какие-нибудь беспорядки в каком-нибудь Пиперсвилле в какой-нибудь Пенсильвании… Хэш вздохнул, и воткнул косяк в землю рядом со старым окурком. Снова открыл пачку с сигаретами, уже не удивляясь, как когда-то, тому, что в ней снова оказалось два косяка. Да. Тут не нужно было ни есть, ни пить, а патроны, сигареты и энергия во всевозможных батарейках не кончались никогда. А так же грамм гашиша и два косяка, что были в карманах Хэша, тоже были неразменными. Докуришь один, а в пачке снова два. Хэш взрывал очередную ракету и думал, что именно за эту заначку ему стоило благодарить богов. Иначе он бы давно сошел с ума. Это был единственный исход для тех, кто еще не умер в этом городе. Городе, на котором попросту забыли сделать табличку "Ад" на въезде. Посмертные прозвища в духе "Рожденный умереть безумным" были на каждой четвертой могиле. Вот, кстати, только что появилось еще одно. Хэш моргнул, еще раз перечитал имя. Виллям Баден, Рожденный умереть при обострении своей шизофрении.

Дьявол, старина Вилли! Хэш горестно покачал головой, поднимая зажатый между пальцев косяк, словно рюмку за упокой души друга. Да. Старина Вилли, который всерьез утверждал, что согласился участвовать в этой устроенной инопланетянами арене смерти за исцеление своей дочери от лейкемии. Возможно, он и не врал. Хэш в свое время говорил со многими. Далеко не все люди в городе сразу начинали стрелять при виде незнакомца. Правда, и о каком-либо нормальном обществе говорить тоже не приходилось.

У любого человека здесь была своя маленькая война. Банды различных масштабов выясняли отношения между собой. Кто-то вел войну с неверными, кто-то был отправлен сюда за грехи, кто-то просто свернул не в ту сторону, идя с работы, и очутился здесь. При более внимательном рассмотрении начинало казаться, будто каждый из поделившихся своей историей людей не совсем представляет, о чем говорит. Чужие рассказы были полны логических нестыковок и белых пятен. Хэш мог судить объективно – о своей жизни он не помнил ничего, кроме имени. Самое первое его воспоминание – как он споткнулся о чей-то труп, лежащий на ковре из гильз… Кстати, буквально в трех кварталах отсюда, ну да это к делу не относится. В голове Хэша теснилось множество всевозможных знаний, из самых различных областей. Такая память не могла быть ключом к его прошлому – Хэш выглядел и говорил так, будто много лет прожил в Гарлеме, каким-то чудом скрывая свой естественный цвет кожи. Но при этом он мог написать по памяти партитуру Седьмой Симфонии Шостаковича. Или механизм гетерогенного катализа. Или процитировать Ливия Андроника на языке оригинала…

В затуманенное травой сознание вонзился чей-то долгий, истошный визг. Когда он затих, Хэш, чувствуя, как у него холодеет нос, прочитал свежую эпитафию:

Мэллон Ди Раторт

Рожденный умереть от стали

Дурной знак. Дурнее в этом городе просто не существовало. Выронив еще дымящийся косяк, Хэш осторожно выглянул из-за края надгробной плиты. И сглотнул.

Между могил шел человек, ни капельки не сутулясь и абсолютно не обращая внимания на свистящие мимо пули. Под распахнутым белым халатом виден серый костюм с неброским полосатым галстуком. Немного растрепанные короткие волосы. И предмет в руках… Так выглядел бы переродившийся копьем скальпель – цельнометаллический, с четырехгранным древком и округлым лезвием полуметрового наконечника. Не тратя больше времени, Хэш шлепнулся на пузо и с максимально возможной скоростью пополз подальше от страшного пришельца. Рожденных умереть от стали, или "железячников", пули попросту не брали. Либо летели мимо – даже если стреляли почти в упор. Либо рикошетили. А драться в рукопашную с железячником – чистое самоубийство. Еще никому из стрелков не удавалось выиграть. Причиной смерти железячника мог быть только другой железячник. И посмертные прозвища были у всех одинаковы – рожденные умереть от стали. Интересно, что это же прозвище доставалось всем убитым железячниками…

Хэш прогнал лишние мысли, продолжая ползти и вслушиваясь в частые выстрелы и крики ужаса за спиной. Иберийцы – тупорылые уроды. Что ж, они сами виноваты в том, что их на части порежут…

Хэш полз, а грохот и вопли за его спиной постепенно стихали. Толи кровь в голове шумела все громче, толи сражение действительно заканчивалось. Толи Хэш так быстро полз… Он задыхался, сопел, рукоять засунутого за пояс револьвера больно впивалась в живот. Откуда-то из глубин сознания всплыла мысль – а надо ли? Исход все равно один, а "рожденный умереть от стали" хотя бы звучит круто. Нет, не сдаваться. Вторых шансов не бывает. Первых тоже. Все мы обречены, обречены кусаться и царапаться до последнего, пытаясь не уйти в небытие. Даже если бытию мы и не нужны. Даже если мы сталкиваем с тонкой дощечки жизни – если существование в этом городе можно назвать жизнью – других, лишь бы побалансировать еще немного над пропастью…

– Любопытно, – мягкий баритон пробился сквозь шум крови в ушах, заставив Хэша замереть на месте. – У некоторых из них инстинкт самосохранения развивается в большее, чем примитивные рефлексы. Даже жаль, такой редкий экземпляр…

– Профессор, стойте! Он не проявляет агрессии!

Хэш медленно повернул голову. Железячник в белом халате нависал над ним, занеся свой скальпель-переросток для удара. Однако за миг до того, как сталь вошла в спину Хэша, его спасла маленькая девочка. Лет одиннадцать, не больше. Одетая в застегнутый белый халат, из-под которого видны только нелепые розовые кроссовки и пестрые носки, русые волосы, подстриженные под каре… Она стояла за спиной у мужчины с копьем, и умоляюще на него смотрела. Тот, в свою очередь, обернулся к ней через плечо, и в данный момент Хэш мог видеть залысины на затылке своего вероятного убийцы. Шансов спастись не было никаких. С железячниками такие номера не проходят – что с теми придурками в самурайской броне, что с этим психом в белом халате. Но от первых все же сравнительно легко было убежать, что однажды наглядно доказал Джонатан Уэбрис, рожденный, чтобы умереть из-за развязанного шнурка… Ну да, старина Джо наступил на свой развязанный шнурок, неудачно упал и сломал шею, но это было уже после того, как он спасся от троих размахивающих кривыми мечами железячников. Которые, увидев, что добыча ушла, принялись с чего-то шинковать друг друга…

– Профессор, вы увлеклись, – говорила между тем девочка, не понимая бесполезности своих слов, – данный сегмент больше не нуждается в коррекции, и вам нужно возвращаться, прежде чем проявится эффект субъекта…

А потом железячник ударил. Ничего не сказав, наверное, даже не изменившись в лице. Окровавленное лезвие его оружия срезало надоедливой букашке голову… Срезало бы, но Хэш дернулся, пнув врага в делающую шаг ногу. Наконечник копья свистнул рядом с головой девочки. А Хэш вскочил на ноги и со всей силы залепил железячнику в ухо. Не дожидаясь, пока тот оправится от удара, он бросился бежать. Это было наиболее логичным поступком. Доставать ствол – верная смерть. Рукояткой это чудовище не забьешь. И руками не задушишь. Как-то давно ребята из Легиона Отверженных пытались. Они всей толпой навалились на одного железячника, и, потеряв восемь человек, сумели его обездвижить. Убить тварь получилось только его же собственным оружием. И никак иначе. Наверное, для железячников титул "рожденный умереть от стали" – это указание на то, как их убить… Только сталью. И презренным рабам свинца это не по плечу.

Тут Хэш осознал, что бежит к выходу с кладбища, неся под мышкой ту самую девочку, чье вмешательство спасло ему жизнь. Это было правильно. Пусть вторых шансов нет, но можно помочь кому-то получить хотя бы первый… Девочка дергалась и что-то кричала, но Хэш не слушал. Он всей спиной ощущал, как там, позади, их враг не спеша встает, схватившись за одну из могильных плит. Оттряхивает одежду и наклоняется за своей чудовищной железякой. Псих в белом халате спокоен и расслаблен – он знает, что догонит свою добычу.

В боку закололо, но Хэш только прибавил ходу. До арки кладбищенских ворот оставалось несколько метров… Давно, прежде чем приставить свой наган себе к виску, парень со странным именем Дормидонт Рузьев, рожденный умереть по собственной воле, рассказал Хэшу о тайне дверей города.

Любая дверь в этом проклятом месте, если входящий того пожелает, перенесет его на любой другой порог в этом городе. Так можно мгновенно с вокзала переместиться в разрушенную промзону на другом конце города. Или в ботанический сад, который тоже не так близко… Но никуда, кроме города, двери не ведут. Именно поэтому Дорми и нажал на курок, сказав, что его солипсизм требует радикальных методов лечения.

…Он не успел совсем чуть-чуть. Ледяной ветер свистнул по коленям, и Хэш понял, что падает. Одновременно он почувствовал, как холодный металл погружается в его спину. До ворот оставалось полметра. Из последних сил Хэш швырнул в недосягаемый для него проем завизжавшую девочку. Прежде чем темнота и боль накрыли его, он успел от всей души пожелать малявке оказаться подальше от железячника. Лучше всего, дома. Не факт, что это сработало. Двери могли и не послушаться. Но раз второго шанса все равно не будет, не лучше ли дать кому-то хотя бы первый?

… А потом он долго задыхался и выплевывал набившуюся в рот и нос землю. Хэш проморгался и полез за сигаретами, подтягивая ноги поближе. Руки дрожали, и открыть крышку зажигалки удалось только с третьей попытки. Лишь взорвав ракету и продержав затяжку столько, насколько хватило емкости легких, посмотрел по сторонам. Хэш сидел в небольшой ямке, словно его только что зарыли на глубине в сантиметров двадцать, а он рывком сел, сбросив наваленную на голову, грудь и живот землю. Хэш ощупал себя. Дернул за один из дредов. Ойкнул от боли. Потом обернулся… и зашелся в припадке истерического хохота. Он смеялся и не мог остановиться, сумев лишь невнятно выдавить сквозь выступившие слезы:

– Лучше бы вторых шансов не было… Это… это не милосердие, это издевательство…

На серо-черной надгробной плите было написано:

Хэш Магнум

Рожденный умереть дважды



Содержание:
 0  вы читаете: Хэш Магнум, рожденный умереть дважды : Александр Бережной    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap