Фантастика : Ужасы : Глава 14 ДВЕ ВЕРСИИ : Андрэ Бьерке

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу

Глава 14

ДВЕ ВЕРСИИ

После опознания мы вернулись в дом Йерна. Я чувствовал себя очень скверна — и физически, и морально. Гибель Арне добила меня окончательно, это была катастрофа. Я переживал низость собственного падения в тысячекратном размере: мало того, что я предал друга, переманив у него девушку, почти невесту, оказалось еще, что он погиб и, по всей вероятности, убит. Я подсознательно желал его смерти, и все сложилось так, словно я сам его убил. Поздно бить себя в грудь и раскаиваться. Мне теперь никогда не изжить это чувство тяжелой вины.

Моника тоже терзалась. Глаза у нее покраснели, она упорно молчала и старалась уединиться.

Йерн позвал нас пить кофе. Я хотел отказаться, но Танкред сказал:

— Пойдем. Я прекрасно вижу: ты мучаешься угрызениями совести, И Моника тоже. Неплохо бы вам, прежде чем грызть себя, узнать одну вещь… Идем!

Моника сидела за столом рядом с Эббой и смотрела в одну точку.

— Так вот, — заявил Танкред, помешивая ложечкой кофе, — на мой взгляд, дело нуждается в некоторых разъяснениях. Пауль, ты должен знать: по плану Арне Краг-Андерсена той ночью погибнуть должен был ты.

— Что?! Ты думаешь, Арне хотел…

— Именно. Помнишь, я тебе говорил: он ревнив, как Отелло. Он видел не хуже меня, что ты неравнодушен к Монике. И он не из тех, кто в такой ситуации великодушно отходит в сторонку…

— Но откуда ты можешь знать? — спросил я не без отчаянной надежды.

— Он все знает, — бросила Эбба, — думаешь, почему мы вернулись тогда, ночью? Ой тогда уже все понял.

Танкред кивнул.

— Да, мне тогда было ясно, в чем дело и каковы истинные намерения Арне. И сейчас больше нет никаких причин…

Он поставил свою чашку и откинулся в кресле. Эта вялая, ленивая поза не вязалась с его сосредоточенным взглядом, «Ах ты, бездельник! — подумал я. Недаром все же ты так хорошо играешь в шахматы!»

— Ну, ладно, — продолжал Танкред. — Я попытаюсь вам все объяснить, хотя в моей версии есть еще несколько слабых звеньев. Но это уже дело времени, как говорится, вопрос техники… Мне не хватает пока некоторых конкретных сведений, но для полиции это не составит труда… В крайнем случае, я намерен использовать собственные каналы, поскольку считаю своим личным долгом взглянуть в глаза одному из… действующих лиц. Так или иначе, моя версия логична и неопровержима.

Прежде всего, разберемся: что мы узнали сегодня? По мнению эксперта, полицейского врача, тело Арне пробыло в воде не менее трех суток. Таким образом, в ночь пожара он НЕ БЫЛ в Кристианзанде. Не знаю, что за человек этот архитектор, но уверен: в плане Арне этому Арстаду была отведена особая роль он обеспечивал алиби. Он должен был подтвердить, что Краг-Андерсен ночевал у него. Дальше — важнейший момент, во что был одет труп? Карстен, во что он одет?

— Правильно, — отозвался Йерн, — это вещи с чердака Пале.

— Так! И что это значит? Очень просто: Арне взял эту робу у Пале, то есть, Арне вместе с Пале и Рейном участвовал в ночном ограблении. По сути, он ограбил сам себя. Понимаешь, Пауль? Среди тех, кого ты видел ночью в желтой комнате, был Арне Краг-Андерсен собственной персоной. И я бьюсь об заклад, именно он ударил тебя по голове: остальным ты был вовсе не нужен и безопасен… Арне вместе с этими уголовниками вынес из дома все ценности, поджег дом и отчалил на корабле. А в море они стукнули его по затылку и выкинули за борт.

Теперь пойдем по порядку.

Я расспрашивал местных жителей и узнал, что Арне в апреле, мае и июне торчал здесь подолгу. Когда он говорил нам, будто едет куда-то в дальние страны, он на самом деле бывал тут. По всей вероятности, он давно уже знал о существовании потайного хода. Все это позволяет нам заключить, что он готовил тут, очередной спектакль, правда, не столь безобидный, как прежние…

Сначала скажу, почему я уверен, что именно он.

Каждый из нас, я думаю, в первую очередь подозревал его самого. Ведь правда? И Арне понимал, что мы знаем его как мистификатора, и тем не менее ему удавалось нас надуть. Всякий раз, когда случалось нечто «потустороннее» у него было алиби. То он вообще сидел в Осло — четыреста километров от места действия! — и ему в вашем присутствии звонил по телефону перепуганный управляющий, то он просто находился среди нас, и мы могли сами «проконтролировать» и убедиться, что он ни при чем.

Но мы-то, так хорошо знавшие Арне, должны были помнить, что Арне всегда использовал заранее проинструктированных помощников! Помните, как он в прошлом году устроил приход судебных исполнителей, опечатавших его дом? Вот и теперь, разумеется, у него были свои «актеры». Например, Рейн с замечательной черной кошкой отлично исполнил роль приведения. Попробуем разобрать всю цепочку «потусторонних явлений». Для чего это было ему нужно, я скажу позже… Сначала — три «случая», про которые Арне рассказывал в Осло. Две истории — про стекольщика и про кошку — чистый вымысел. Я сам установил, что никакого стекольщика, который чуть не вывалился тут из окна, в Лиллезунде нет и в помине. Эпизод с картиной Ватто он инсценировал сам — специально для домоправительницы, а через нее и для всех местных жителей. Кошка — совсем чепуха… Нам он рассказывал про свои «страхи», чтобы подготовить почву.

Арне с самого начала хотел, чтобы Пауль был здесь в определенный момент, сперва ты был нужен ему как свидетель. Он решил устроить так, чтобы ты согласился стать управляющим. Для этого нужно было спровадить Людвигсена. Что и было с успехом достигнуто с помощью Рейна и кошки и, разумеется, потайного хода. Он пригласил и тебя, Моника. Он не был уверен, что ты согласишься поехать, но раз ты согласилась, тем лучше: свидетелей будет двое.

Теперь мы подходим к убийству собаки. Мари оставалась дома одна, и в этот момент было удобно подвергнуть ее такому же шоку, как и Людвигсена. Рейн отправился с этой целью в желтую комнату со своей кошкой, но неожиданно для него появился пес, и Рейн убил собаку. А результат все тот же: вы ошеломлены. Мари в ужасе покидает дом и распространяет страшные слухи по всему Хайландету.

Пока вы были в гостях у этого Пале, Арне в какой-то момент незаметно для вас договорился с ним об «эксперименте с комодом». Эта сцена готовилась для Пауля и Моники, а Арне должен был сидеть с ними. Но поскольку появились мы с Эббой, число свидетелей увеличилось.

Спектакль идет дальше и накал растет. Арне предлагает нам поочередно ночевать в желтой комнате. Тут уж он разыгрался во всю мочь. После собственного «дежурства» он весьма эффектно изображает, будто там что-то такое случилось, о чем он не хочет говорить. Следующим на очереди ты, Карстен. Он тебе подсыпал в коктейль снотворное. Мне показалось подозрительным, что ты так внезапно захотел спать, и я потихоньку прибрал твой бокал — там был веронал, мой милый! Таким образом ты и проспал всю ночь, как убитый. А пока ты храпел, Арне вышел из дома пробрался к тебе и устроил те самые следы вокруг твоего пентакля. Он от тебя же слышал, как должен «действовать» пентакль, и, конечно, не мог не посмеяться над оккультными теориями.

Потом наступила моя очередь. Арне не собирался меня дразнить, но тут неожиданно вмешался Дорум. Как только Арне узнал, что ко мне кто-то явился, или чуть не явился, он сразу же сообразил: это, скорее всего, полоумный Дорум. Для него это был просто подарок судьбы. Ему было выгодно, чтобы подозрения пали на конкретного человека — дескать, его хотят изгнать из дома. И поскольку потайной ход все равно обнаружен, ему необходимо отвлечь подозрения от себя. И он предлагает нам всем — да еще и с инспектором в придачу — подежурить в желтой комнате. Он надеялся, что Дорум попытается снова разыскивать свои глупые бумаги. И Дорум действительно явился и попал к нам в лапы… Арне был очень не глуп. Я сперва удивился: почему он проявляет такое благородство и просит инспектора отпустить старика? Но потом я понял: это была хитрость! Дорум, будучи на свободе, почти наверняка не сможет доказать свое алиби, когда разыграется последний акт драмы. И я до сих пор не пойму, почему полиция не схватила его по подозрению в поджоге. Возможно, полицейские думают, что Дорум связан с остальными, и надеются проследить за ним и выйти на них?

Танкред сделал паузу и налил себе еще кофе. Моника тихо сказала:

— Хорошо, пусть так. Но зачем ему все это нужно?

— Да! — подхватил я. — Какие ты видишь мотивы?

— Пауль, — ответил Танкред, — я же показывал тебе газеты и телеграммы! Помнишь американскую газету от двадцать девятого марта? Там был заголовок: «Президент Карденас заморозил иностранные нефтяные инвестиции в своей стране». А в телеграмме говорилось, что после революции в Мексике потеряно девяносто процентов, помнишь? Ты что, не знаешь, что Карденас — президент Мексики?

Арне, мои дорогие, инвестировал почти весь свой капитал в мексиканскую нефть. Он был, как вы знаете, директором «Мексикэн Ойл Лимитед». И вот в конце марта Карденас предпринял неожиданный шаг, ударивший по всем иностранным спекулянтам: он национализировал все зарубежные нефтяные компании. Без всякой компенсации! Для Арне это был колоссальный удар — он потерял девяносто процентов своего состояния, представляете? Я этого не знал, как и вы, но увидев случайно газету, отправил телеграмму одному знакомому маклеру в Осло, и тот подтвердил мои подозрения. Арне в один момент оказался без средств, ему грозило банкротство. Но у него к этому времени уже был в руках этот дом, набитый ценнейшими произведениями искусства. Он является сюда и знакомится с новым человеком — Пале…

Этот тип, Пале, приехал на Хайландет, чтобы изучать историю культуры. Но я уверен: на самом деле, его привлекли именно сокровища «пиратского гнезда». Раз он прибыл из Америки, значит, он мог прочитать в газете, хотя бы в той же газете от двадцать девятого марта, ту самую статью, где рассказывалось и про дом, и про Арне, и про легенду о «летучем голландце». Этот тип сразу почуял, что здесь пахнет большими деньгами. Он приехал сюда, поселился поблизости и очень ловко изображал интерес к истории и особенно к здешней легенде. Такой, понимаете ли, эксцентричный исследователь фольклора…

Наш Арне и этот Пале нашли общий язык и разработали общий план. Весьма дерзкий план. Представьте себе, берется старая яхта и перестраивается так, чтобы она подходила под известное описание «Кребса». Я полагаю, судно раздобыл Пале. Мы пока не знаем, где оно приобреталось и переоборудовалось. Думаю, не в Норвегии… Но к нужному времени оно было готово. Здесь, в шхерах, легко спрятать небольшой корабль, так чтобы его не было видно с моря.

— Я, кажется, знаю, где они прятали корабль! — воскликнул я. И рассказал про остров, где мы с Моникой пережидали грозу и видели Рейна. И добавил:

— Я тогда подумал: здесь, на острове, много укромных уголков, где могла спрятаться лодка.

— Черт побери, Пауль! Почему же ты сразу не сказал мне?! Мы бы сразу же прочесали весь остров!

Танкред расстроенно и с досадой смотрел на меня. Что я мог ответить?

— Ну, ладно, — вздохнул он, — может, тут и моя ошибка… Я должен был больше интересоваться вашими наблюдениями. Да. Если уж я не мог посвятить вас в курс дела, то конечно… Я сам виноват. Ну, хорошо. Значит, Пале обеспечил судно и команду. Постоянную связь с экипажем поддерживали через Рейна. Откуда он их раздобыл, мы не знаем — пока это и есть отсутствующее звено в цени. Насколько я могу судить, для полиции не составит особого труда это выяснить. По всей вероятности, это какая-то американская банда гангстеров, связанная с Пале, а, возможно, и под его руководством… Итак, Арне и Пале, разрабатывая свой план, знали, что происшествие с эстонским кораблем здесь, на Хайландете, люди восприняли как продолжение старой легенды. Это была очень важным козырем во всей игре. Кроме того, легенда гласит, что Йонас Корп вернется на своем «Кребсе» и жестоко отомстит всякому, кто осмелится переустроить его дом. Арне намеревался переустраивать дом еще до того, как потерпел фиаско в Мексике, и до того, как познакомился с Пале. Он покупал дом с тем, чтобы устроить в нем летний курорт. И сначала все шло спокойно и тихо. Но после мексиканских событий для Арне ситуация изменилась, ему уже нужен не летний курорт, который принесет прибыль позже, а большая сумма, разом — и на покрытие долгов и на новое дело. И он, по сути, меняет свой план: теперь он начинает дразнить местных жителей. Он провоцирует всех, он разжигает суеверный ужас, он укрепляет их веру в силу старой легенды. Но ему мало местных жителей. Мы, просвещенные обитатели столицы, должны стать свидетелями того, что здесь предпринимаются попытки изгнать Арне из дома. Таким образом, пастор Флателанд, со своим сектантским мышлением, становится важным орудием в руках Арне. Пастор видит моральную опасность в появлении здесь «очага разврата». Он соответствующим образом обрабатывает в молитвенном доме свою общину, он внушает легковерным прихожанам, будто сатанинские силы грозят вторгнуться в их жизнь. Мы с вами — свидетели того, как пастор и Дорум наскакивают на Краг-Андерсена с нелепыми угрозами. И это — именно то, что нужно Арне. А потом как-то ночью в доме вспыхивает пожар. Тогда же в море маячит «Кребс». Люди, разумеется, убеждены: это — месть Йонаса Корпа. Никто не пытается потушить пламя, никто не решается вмешиваться, ибо это есть заслуженная кара, обрушившаяся На голову богохульника. Дом, таким образом, обречен выгореть до тла, и никакие эксперты не обнаружат, что он был пуст.

Как вы сами понимаете, речь идет о махинации со страховкой. Арне рассчитывал и страховку получить, и сохранить свои сокровища… Я звонил одному страховому агенту в Осло и попросил его выяснить по своим каналам, какова была сумма страховки. И я получил от него замечательную телеграмму самая короткая телеграмма, которую я когда-либо получал. Помнишь, Пауль?

— «Полтора?»

— Конечно! Я попросил его сообщить, на сколько миллионов застрахован дом. Он ответил: полтора. Я специально это сделал, чтобы Арне каким-то образом не пронюхал, чем я интересуюсь… Мало ли… Ну вот, теперь вы понимаете: за такую сумму стоило развивать бурную деятельность.

Разумеется, встает вопрос: не наивно ли было со стороны Арне думать, будто страховая компания тоже поверит в версию с привидениями? Там сидят трезвые люди, вряд ли они согласятся платить за урон, причиненный «летучим голландцем». Разумеется, Арне не такой простак. Его план предусматривал хитрую, но для нас совершенно прозрачную двойную игру.

Пункт 1. Население должно верить: Йонас Корп вернулся, сошел на берег и отомстил. И если какой-то рыбак случайно увидит судно, он поклянется, что это был «Кребс». Но его показания нетрудно объявить галлюцинацией. Инспектор подтвердит, дескать, люди возбуждены всякими слухами, исключительно суеверны, им может мерещиться нечто подобное, поскольку «пиратское гнездо» овеяно легендами и исторически плодит всевозможные предрассудки. Этот феномен известен — люди перед катастрофой видят морского змея или рассказывают о каких-то небывалых явлениях.

Пункт 2. Сотрудники страховой компании должны быть убеждены, что пожар дело рук местного населения. И для этого очень важны были бы наши свидетельские показания. В первую очередь, подозрения пали бы на Эйвинда Дорума, мы подтвердили бы, что он изображал привидение с целью запугать Арне и выжить его из дома. Если бы эта версия почему-то провалилась, то под подозрение попадает Флателанд — вместе с Дорумом или сам по себе. Я уверен, у следствия было бы достаточно улик, чтобы доказать версию о поджоге. Мотив очевиден: пастор «любыми средствами» добивался изгнания Арне. И опять нам пришлось бы это подтвердить.

Но, разумеется, в планы Арне, отнюдь, не входило наше присутствие при развязке. Поэтому он сделал все, чтобы нас выпроводить, за исключением Пауля, конечно… Даже отвратительную сцену, которую он закатил тебе, Моника, я думаю, он устроил сознательно. Чтобы нам не пришло в голову задержаться, если бы вдруг наутро распогодилось… А я, естественно, не хотел, чтобы он знал о моих подозрениях. Никаких доказательств у меня еще не было, одни голые теории… Его нужно было застать «на месте преступления», а лучше бы — еще до начала. Поэтому я и предпринял отвлекающий маневр: я сделал вид, будто согласен с тем, как объяснила происшествие Эбба, то есть, по сути, с тем, что придумал Арне, и мы уехали «домой». Но, к несчастью, мы задержались в пути. Я не думал, что мы так провозимся с поисками лодки, в конце концов, нам пришлось добираться на лошади, и это было отчаянно долго. И мне очень жаль, Пауль, что я не предупредил тебя — я был уверен, что мы будем тут вовремя, понимаешь? Надо поступать предусмотрительнее, я должен был убедить тебя ночевать у Карстена.

Я думаю, в планы Арне поначалу не входило оставить тебя в доме. Он, вероятно, отправил бы тебя под каким-то предлогом прочь, а потом ты стал бы таким же «свидетелем» как и мы. Но когда он узнал, что происходит между тобой и Моникой (мы теперь можем предположить, что ему донес Рейн), тут уже Арне решился на месть. В нем, так сказать, запылала жажда крови. Теперь он решил: ты погибнешь, сгоришь в этом доме, твой обугленный труп найдут на пепелище, а он еще сможет устроить из этого новый спектакль — горе человека, чей лучший друг пал жертвой полоумных поджигателей! А у него самого, как вы помните, обеспечено алиби через архитектора.

Все ценные вещи из дома, естественно, должны были погрузить на корабль и спрятать в условленном месте. Арне собирался вернуться в Кристианзанд и переждать. Этот Пале якобы намеревался везти жену в некую клинику — она упаковывала чемоданы и сказала Серенсену, что они уезжают. Так что ты, Карстен, как я теперь понимаю, очень вовремя вмешался. Он бы взял ее на корабль — а там — неизвестно, что было бы. Во всяком случае, мы могли бы ее больше никогда не увидеть. И, во всяком случае, планы этого типа несколько отличались от планов Арне. Преступникам, разумеется, вовсе плевать на хитроумные замыслы нашего несчастного дельца, их интересовали ценности. Зачем им было дожидаться какой-то части страховки, когда на борту у них оказался настоящий клад? Они попросту пристукнули Арне и вышвырнули его за борт. Арне любил говорить: «Я не новичок в бизнесе». Я верю, он был очень ловок, как многие выскочки. Но он научился обходить закон, а здесь уже нечто иное… Здесь беззаконие. Или некие собственные уголовные правила, в которых наш Арне был не силен. Такую простую возможность он и не принял в расчет! Вот и все, в общем-то. Я думаю, можно сказать, что мир стал беднее еще на одну Оккультную мистерию.

— А как же мог Арне в последние дни постоянно поддерживать связь с этим Пале? — спросил я. — Ведь он неотлучно был с нами…

— Ты забываешь: он ездил в Лиллезунд. Там-то они и встречались. Я удостоверился, их часто видели вместе… Кстати, вы обращали внимание, как Арне отзывался о Пале? Даже после того, как к нам прибежала Лиззи, он заявил, что она истеричка! Он всячески пытался отвлечь наше внимание от своего сообщника. Он категорически не хотел, чтобы Эбба туда пошла, а потом, чтобы я… Этот Пале не только прожженный негодяй, он владеет гипнозом и законченный эротоман… И если полиция его не найдет, то я уж как-нибудь постараюсь. Да, а Арне старался приуменьшить, свести на нет впечатление от визита Эббы… Поэтому он и насмешничал.

Танкред неожиданно замолчал. Возникла короткая пауза. Йерн пытался сохранять непроницаемую мину, но я был уверен; последуют возражения. Убедившись, что Танкред не намерен больше ничего говорить, Карстен встрепенулся, решительным движением бросил в чашку кусок сахара и взял слово.

— Такова, стало быть, твоя теория, — начал он. — Я отдаю тебе должное, Танкред, многие твои мнения превосходны. И тем не менее, дорогой, в твоей версии есть неувязки. Ты легко и элегантно отбросил факты, которые тебя не устраивают. Они не влезают в твою концепцию. У меня есть другое объяснение, возможно, менее «естественное», но более отвечающее реальности — уж извини!

Я, отнюдь, не сомневаюсь в том, что отчасти твоя версия верна — я имею в виду роль Арне. Несомненно, его намерением было инсценировать некие события с целью получить страховку. Я не вижу причин сомневаться и в том, что с этой целью он связался с Пале, который раздобыл корабль и команду. И еще один бесспорный факт: когда дело было сделано, Арне убили те, с кем он связался. В этом я с тобой полностью согласен. Но проблема таким образом не исчерпывается.

Позволь обратить твое внимание на те моменты, которые ты сам справедливо отметил как слабые звенья в твоей логической цепочке. Ты предполагаешь, что корабль был куплен и соответственно перестроен где-то за рубежом. Ты опять-таки предполагаешь, что команда состояла из членов американской банды гангстеров под предводительством Пале. Кстати сказать, достойно удивления, с какой легкостью ты буквально из воздуха, из ничего сотворяешь подобные банды! Какая-то «банда», по-твоему, так же расправилась с эстонским кораблем, не правда ли? Танкред, признай, это допущение выглядит несколько надуманным, оно плохо увязывается с остальной логикой. Но, главное, ты не сделал вообще никакой попытки объяснить, кто же такие Пале и Рейн. Я тебе помогу.

Прежде всего, задумаемся: что нам известно о Пале? Мы вполне можем утверждать, в прошлом он был теологом, он учен и сведущ, и его основной интерес — изучение сатанизма. Но это не просто интерес — это воздух, которым он дышит и в котором он оживает. Его познания в этой области, на редкость, обширны и разнообразны. И он обладает поразительной властью над женщинами. Даже столь разумная женщина, как наша Эбба — не слишком-то внушаемая, оказалась чуть ли не под гипнозом. Каждый из нас обратил внимание еще на одно странное обстоятельство: трудно определить его возраст. Столько ему может быть лет? Пятьдесят? Шестьдесят? По словам Эббы — а ты, Эбба, единственная из нас видела, скажем, его истинное лицо, — он очень стар. И я вам скажу: это именно так. Он старше нас всех, вместе взятых. Потому что Йорген Пале есть не кто иной, как Йорген Улле собственной персоной!

Только признав этот факт, Танкред, мы можем заткнуть дырки в твоей теории. Это все объясняет — даже, казалось бы, необъяснимое: наш собственный непонятный страх перед этим существом. Кроме того, теперь совершенно ясно, откуда взялись у него на чердаке вещи с эстонского корабля. Он — пиратский пастырь, и сам участвовал в нападении на «Таллинн». Это живой мертвец. И ясно, как Божий день, что вторая загадочная фигура, распространяющая вокруг себя точно такой же иррациональный ужас, со странным именем — или фамилией? — Рейн есть не кто иной, как капитан Йонас Корп.

Разумеется, Арне хотел вывезти ценности и провернуть свои махинации. Но в том-то и дело, что пока он только вынашивал планы, все было тихо, а как только он стал предпринимать определенные шаги, он нарушил запрет. И вызвал недовольство тех самых сил, о которых я пытался ему говорить. Пале появился здесь в тот момент, когда Арне решил, что ему нужны сообщники. Попросту говоря, он их «притянул», или вызвал — как уж вам больше понравится. Это не случай, не ирония судьбы — это было предопределено. Арне фактически пал жертвой мести Йонаса Корпа. Старый пират той ночью забрал свои сокровища, и корабль, который вы пытались преследовать, был действительно «Кребс». И мир вовсе не стал беднее, развенчав старую легенду — наоборот! Она полностью подтвердилась, по всем пунктам.

Ты, Танкред, можешь пока считать, что моя теория иррациональна, безумна как хочешь. Ты можешь ждать, что полиция найдет тебе Рейна и Пале — жди! И мы можем вернуться к нашему спору — через год, через два, через десять! Но в одном ты не можешь меня опровергнуть уже сегодня: мое объяснение включает все очевидные факты. А твое — нет! И вот тебе, в частности, три вопроса, попробуй ответить… Первое. Как ты объяснишь один факт, о котором я говорил вам раньше — Поразительное сходство между руками Йоргена Улле на старой гравюре и руками Йоргена Пале? Второе. Почему Пале забрал с собой именно эту гравюру, старые книги по магии, старый письменный прибор вместе с неоконченным манускриптом и другие вещи с чердака, но оставил несколько ценных картин и, скажем, столовое серебро? Третье: как ты объясняешь панический ужас лошади при встрече с Рейном? И, насколько я помню, когда у конюшни оказался Пале, с лошадью повторился такой же припадок страха, не так ли, Пауль?

Я кивнул. Йерн закинул ногу на ногу и выжидающе покачивал носком ботинка: вся его поза говорила — вот я тебя и поймал!

Танкред изобразил усталую усмешку.

— Вынужден разочаровать тебя, Карстен, но я отвечу. Что касается загадочного сходства между руками Пале и руками человека на гравюре, я скажу тебе просто: это плод твоей разгоряченной фантазии. Такое сходство можно увидеть, если очень хотеть его увидеть. Лично я ничего подобного не заметил, и остальные, по-моему, тоже. Пале забрал гравюру потому, что она очень хороша, весьма ценная и легкая — явное удобство при транспортировке… Книги, которые он взял, были рукописными оригиналами, ценность их бесспорна. Вещи с чердака были нужны на корабле, а матросские робы сразу же пошли в дело: вспомни, например, во что оделся Арне. Что же касается лошади…

— Стоп! — прервал его Карстен. — Рукопись и чернильница вместе с гусиными перьями!

— Да, извини. Над рукописью он по всей вероятности, продолжал работать.

— Совершенно верно! Но я еще раз обращаю твое внимание: почему он так странно работал — пергамент и гусиные перья?!

— Да потому, что ему так нравилось! Ему нравилось погружаться в старину. Почему Бальзак ставил ноги в таз с водой?

— Ах, какие тонкости! — Карстен расхохотался. — Ну, конечно! Но ты не допускаешь естественной мысли о том, что он просто привык именно к такому способу письма — в свои молодые годы?

— Нет, разумеется, не допускаю. Остается лошадь… Танкред слегка замялся. Он явно еще не нашел ответа. Про страхи какой-то там лошади он, видимо, прежде не думал. Неожиданно на помощь ему пришла Эбба:

— Позволь, я объясню! — с прежней энергией вмешалась она. — Тут уже чистая психология, и объяснение очень простое. Мы знаем, что хозяином лошади прежде был Эйвинд Дорум, который был очень жесток с животными. Он вечно ходит в плаще. Плащ шуршит и сильно воняет резиной. Достаточно чуточку знать о психологии животных, чтобы понять: эта лошадь должна бояться каждого человека, облаченного в прорезиненную одежду! Этот запах и звуки в ее сознании накрепко связаны с болью и мучениями. Это всего-навсего условный рефлекс.

— Браво! — воскликнул Танкред.

— Но постойте! — возразил я. — Ведь Пале не был одет ни в матросскую робу, ни в плащ!

— Ты имеешь в виду, когда он стоял у конюшни? — сказал Танкред. — Но ведь он пришел вместе с Дорумом. Лошадь испугалась именно Дорума! И потом боялась, что он снова появится — вот и все. Но появился ты, и она успокоилась. Вот видишь, Карстен! Ты вынужден признать: все события имеют самое естественное объяснение.

— Ты ничем не опроверг мою версию, — заявил Йерн. — В то время, как твоя версия по-прежнему не складывается. Значит, на сегодняшний день — и до тех пор, пока твоя версия не подтвердится, — я остаюсь при своем мнении.

— А мы при своем, — ответила Эбба, закуривая, — Ясно, как Божий день, версия Танкреда подтвердится по всем пунктам, как только полиция схватит этих Пале и Рейна. И давайте, наконец, поговорим о чем-нибудь более приятном.

— Давайте! — со вздохом облегчения проговорила Моника. Потом она вдруг лукаво усмехнулась и, глядя мне прямо в глаза, сказала:

— Что вы думаете подарить нам с Паулем на свадьбу?

* * *

В определенном смысле победу одержал Карстен Йерн. Ни Пале, ни Рейна так и не нашли. Никто больше не видел судна, на котором они исчезли. Их подробнейшие описания были разосланы в полицию многих европейских и заокеанских стран, но ни в одной картотеке не нашлось подходящих субъектов. Танкред пытался вести розыск по собственным частным каналам, но до сих пор безуспешно. Дело оставалось открытым, однако, мало-помалу о нем начали забывать. Мы с Моникой имеем удовольствие наблюдать за продолжением словесных баталий между нашими друзьями — каждый упорно отстаивает свою версию.

Я прежде подумывал о том, что было бы забавно написать детективный роман со множеством запутанных линий, которые бы сплетались в кошмарный клубок, включая совершенно необъяснимые вещи. Так, чтобы читатель начинал себя спрашивать: ну, и как же наш автор сможет это распутать? Заканчиваться книга должна следующей фразой: «Эта история так и осталась нераскрытой».

Разумеется, после публикации такой книги надо было бы спрятаться на годик от толпы разъяренных читателей, но все равно, это было бы интересно.

Я полагаю, мой рассказ о событиях, происшедших в старинном доме под прозванием «пиратское гнездо» шесть лет тому назад, и стал такой книгой.


Содержание:
 0  В убежище (тематическая антология) : Андрэ Бьерке  1  Глава 1 ПИРАТСКИЙ КОРАБЛЬ КРЕБС : Андрэ Бьерке
 2  Глава 2 КОШКА : Андрэ Бьерке  3  Глава 3 ЧЕЛОВЕК В ЗЮЙДВЕСТКЕ : Андрэ Бьерке
 4  Глава 4 В ЦАРСТВЕ ТЬМЫ СВОИ БОГИ : Андрэ Бьерке  5  Глава 5 ЭКСПЕРИМЕНТ СО СТАРЫМ КОМОДОМ : Андрэ Бьерке
 6  Глава 6 ДВОЙКА ТРЕФ : Андрэ Бьерке  7  Глава 7 ДРУГАЯ ИГРА — ПОД ДОЖДЕМ : Андрэ Бьерке
 8  Глава 8 КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ОБЪЯВЛЕН : Андрэ Бьерке  9  Глава 9 ТАЙНА СТАРОГО ЧЕРДАКА : Андрэ Бьерке
 10  Глава 10 ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ТАНКРЕДА : Андрэ Бьерке  11  Глава 11 КРАСНОЕ ОБЛАЧЕНИЕ С КРЕСТОМ НА СПИНЕ : Андрэ Бьерке
 12  Глава 12 ГРЕХОПАДЕНИЕ : Андрэ Бьерке  13  Глава 13 МЕРТВЕЦЫ СХОДЯТ НА БЕРЕГ : Андрэ Бьерке
 14  вы читаете: Глава 14 ДВЕ ВЕРСИИ : Андрэ Бьерке  15  Ширли Джексон В УБЕЖИЩЕ : Андрэ Бьерке
 16  2 : Андрэ Бьерке  17  3 : Андрэ Бьерке
 18  4 : Андрэ Бьерке  19  5 : Андрэ Бьерке
 20  6 : Андрэ Бьерке  21  7 : Андрэ Бьерке
 22  8 : Андрэ Бьерке  23  9 : Андрэ Бьерке
 24  10 : Андрэ Бьерке  25  1 : Андрэ Бьерке
 26  2 : Андрэ Бьерке  27  3 : Андрэ Бьерке
 28  4 : Андрэ Бьерке  29  5 : Андрэ Бьерке
 30  6 : Андрэ Бьерке  31  7 : Андрэ Бьерке
 32  8 : Андрэ Бьерке  33  9 : Андрэ Бьерке
 34  10 : Андрэ Бьерке    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap