Фантастика : Ужасы : Лексикон демона : Сара Бреннан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Вам знакомо, когда холодок пробегает по коже?

Вы знаете, откуда происходят сквозняки?

Вы задумывались, как рождаются предчувствия и подозрения?

Вы носите амулеты?

Да? Значит, ваши ощущения вас не обманывают. Современный мир полон колдунов, магов, демонов и одержимых.

Хотите знать о них больше, читайте книгу.

И будьте осторожны и бдительны, если встретите человека с черными глазами!

Маме и папе. Я всегда думала, что воспитание детей — чуть ли не жутчайшее занятие на свете. Никогда не знаешь, будут ли они питаться одним кетчупом, сбегут ли в Америку или выскажутся о тебе по ТВ. На случай, если я решусь на последнее, можете показать всем вот это: Я жива, здорова и счастлива. Я написала книгу! Я вас люблю! Родители из вас вышли неплохие. (И кетчуп был вкусный.).

Глава первая

ВОРОНЫ НА КУХНЕ

Труба под мойкой опять подтекала. Все бы ничего, да Ник держал там свой любимый меч. Пришлось его спасать. Ник протер клинок и машинально попробовал лезвие — не затупилось ли. Вода тем временем заливала пол. Не успел Ник опомниться, как джинсы на коленях насквозь промокли.

Алан принес ящик для инструментов.

— А помочь? — спросил Ник без особой надежды.

— Мне от плиты нельзя отходить, — ответил Алан. — В конце концов, ты у нас тяжеловоз, а я — хрупкий интеллектуал.

Ник приподнял брови:

— Ну так ступай к плите, женщина, да испеки мне пирог!

Он снова приоткрыл дверцу под мойкой. Трубы угрожающе булькнули, и в шкафчике образовался микроводопад.

— Я тоже могу побыть интеллектуалом, — добавил Ник. — Все лучше, чем тонуть под раковиной.

— Тогда решай: или ты спасаешь нас от потопа, или готовишь себе сам.

Убедительно. Ник мог приготовить себе ужин, но Алан по этой части был почти дока — умел стряпать, не опускаясь до полуфабрикатов. Шкворчание на сковородке и аромат жареных овощей говорили в его пользу.

Ник глянул исподлобья. Это обычно действовало на всех, кроме брата. Потом достал нож из запястных ножен, бережно уложил рядом с мечом, закатал рукава и приступил к работе.

Если не считать проблем с сантехникой, дом был вполне неплох: маленький и неказистый, цвета размокшего под дождем картона — в точности, как у соседей. Шеренги таких домишек стояли по всему району. К счастью, располагались они довольно далеко друг от друга, так что никто не жаловался на странные звуки в ночи. За это можно было потерпеть дырявые трубы, теки они хоть каждый день.

Вообще Эксетер Нику нравился. На главной улице стоял монумент, похожий на нож. Ник учился мысленно составлять карту города, начиная от этого места. Они редко селились где-нибудь надолго и обычно не успевали привыкнуть к окрестностям. Однако последние два месяца прошли вполне мирно: оба работали, Ник почти прижился в школе, а Алан даже успел влюбиться. Ему будет жаль уезжать.

Труба издала протяжный стон, словно престарелый робот, готовый развалиться на куски. Ник стиснул зубы и с силой крутанул разводной ключ. Такую рухлядь уже толком не починишь: заделать бы кое-как, чтобы не лопнула до отъезда, а там пусть другой жилец с ней воюет.

— Когда-нибудь поселимся в Сент-Леонардсе[1] и забудем обо всем этом.

— Ага, — подхватил Алан. Чили уже готовилось без него, тихонько булькая на плите, и он, скрестив руки на впалой груди, прислонился к шкафу у мойки. — Когда я сорву большой куш на тотализаторе, или когда мы начнем продавать тебя на ночь каким-нибудь старым богачкам.

— Если мы начнем продавать меня старым богачкам, можно я брошу школу? — спросил Ник.

— Нет, — ответил Алан с улыбкой, которая грела, словно рассказанный на ухо секрет. — Ты еще будешь рад, что ее закончил. Как сказал Аристотель, «корень учения горек, но сладки плоды его».

Ник закатил глаза.

— Видал я твоего Аристотеля.

Над головами у них резко заскрипели половицы — точно сук хрустнул в лесу под ногой. Ник непроизвольно поднял голову, уже зная, в чем дело: Ма снова бродит по комнате, творя очередное гадкое заклятье. Судя по звукам, она еще не разошлась, а значит, Алан вот-вот отправится к ней и проведет остаток вечера наверху.

Брат как будто заметил взгляд Ника, брошенный на потолок, потому что тут же протянул руку с явным намерением взъерошить ему волосы. Дурацкая привычка. Ник увернулся. Алан вздохнул и нажал кнопку радиоприемника. Раздалось тихое «щелк», и беспокойное шарканье Ма утонуло в звуках музыки. Алан проковылял к шкафчику и начал там копаться, тихонько напевая себе под нос. Ник нырнул под раковину и, пока руки были заняты делом, наслаждался чистой красивой мелодией. Ужин, судя по запаху, был почти готов. Может, его бестолковый братец все-таки сядет и поест, прежде чем отправится к Ма. Может, хоть этот четверг закончится как нормальный день. Но… Все случилось почти неожиданно. Талисман, который Ник носил, не снимая, всегда причинял ему неудобства. Он натирал шею якорной тяжестью, гудел и покалывал грудь, но сейчас из него словно бил разряд тока, пронизывая болью все тело. Птичьи косточки с кусочками кристаллов в нитяной сети талисмана составили новый узор. Чувство было такое, словно на коже прожигают клеймо.

— Алан, — выдавил Ник сквозь зубы.

И тут окно разлетелось — вовнутрь брызнул дождь из осколков, сверкнув в неоновом свете. Ник только и успел выронить ключ и закрыть мокрым рукавом лицо, оборачиваясь к брату. Алан, как оказалось, уже упал на пол. В окно хлынула стая воронов.

Огромные, с синим отливом, крылья хлопали, задевая друг друга. По кухне тотчас закружили черные перья, разнеслось хриплое карканье. Воздух в комнате, казалось, целиком превратился в ветер, подгоняемый жадным биением сотни крыльев.

Ник подполз к мечу. Рукоять выскальзывала из мокрых ладоней. Ник поднял его, а другой рукой потянулся к Алану, чтобы оттащить брата к стене, себе за спину.

Алан поддернул рубашку и достал из кобуры пистолет.

— Я пока еще старший брат. И не надо меня волочить.

— Ты дистрофик. И мне это ничего не стоит, — отозвался Ник, не сводя с воронов глаз.

Птицы начали усаживаться на шкафы и полки. Их черные крылья походили на ссутуленные плечи. Вороны пристально смотрели на братьев.

— Поверить не могу, что ты до сих пор носишь этот пугач.

— Отличная штука! Мне нравится, — возразил Алан.

— Он может дать осечку.

— На такой случай у меня еще есть три ножа, — веско добавил Алан.

Перед дверью кружили вороны. Ник поднял меч, взмахнул им и тотчас ощутил прилив мрачной радости: клинок ударил по живому. Один ворон рухнул на пол с кровавой раной в груди, а остальные сорвались с мест и, вопя, устремились на обидчика. Ник снова припал к полу и откатился в угол, закрывая рукой голову. Алан был рядом. Ник подгадал, что брату будет безопаснее укрыться между ним и стеной.

Они съежились в углу, переводя дух. Ник старался собраться с мыслями. Кровь стучала в висках. Птицами, несомненно, повелевал демон, а демоном — колдун, который тоже был где-то рядом: следил, чтобы подопечный выполнил поручение.

Демоны крайне редко вселялись в животных, как существ с неразвитым мозгом. Их раздражала такая неполноценность. Ник задумался, сколько человеческих оболочек колдун пообещал за эту услугу.

— Ты ищи колдуна, — прошептал Алан, — а я займусь демоном.

— С обоими справлюсь, — буркнул в ответ Ник и пихнул Алана для убедительности. — Не высовывайся.

Ник поднялся. На миг он словно угодил в ревущую ночную бурю, только из черных перьев. Левой рукой пришлось тут же отбиваться от двух воронов — те нацелились в глаза. На щеке вспыхнули царапины от птичьих когтей. Ник смахнул одну крылатую тварь на пол и, забыв о стратегии, взмахнул мечом вкруговую сквозь гущу плоти и перьев.

На этот раз ни один ворон не каркнул. На Ника ринулись еще четверо, вцепляясь когтями в правую руку и раздирая рубаху в клочья вместе с кожей. Когда Ник попытался стряхнуть их, кровавых лоскутьев стало только больше. Стоило ему поднять голову для прицельного замаха, на него сорвался очередной ворон, метя кривым клювом точно в глаз.

Тут Ник получил тычок локтем от брата и оступился, а когда восстановил равновесие, развернулся и разрубил двух воронов разом. Трое оставшихся, отчаянно галдя, шарахнулись к потолку.

Когда Ник посмотрел на брата, тот уже освоился и как будто заметил предводителя стаи. Ник бросился к Алану с мечом наготове — помочь, если пистолет даст осечку. Алан прищурился, навел ствол и выстрелил.

Помогать не пришлось. На таком расстоянии у врага не было шансов. Вороново тело упало на пол, а демон, сидевший в нем, улетучился струйкой черного искристого дыма сквозь потолок.

Теперь, когда птицы уже не пытались выцарапать Нику глаза, распознать иллюзию оказалось нетрудно. Ему всегда это давалось хорошо. Как-то раз он пытался объяснить Алану, что иллюзии резче, отчетливее, чем реальность, но брат так и не научился их видеть.

Вот и сейчас одна птица не металась, как остальные, под потолком, а летела прямиком к разбитому окну.

— Вон он! — указал Ник.

Алан выстрелил еще раз, и на месте подбитого ворона упал человек. Едва тело ударилось об пол, дверь в прихожую распахнулась. На пороге возникла Ма: амулеты искрятся энергией, волосы завесили лицо черной тенью. Алан проверял у колдуна пульс, поэтому Ник первым встретил ее взгляд и сказал:

— Мы все уладили. Ты здесь не нужна.

Ма постояла в темном проеме, рассматривая Ника бледно-голубыми глазами, и, наконец, произнесла:

— Я пришла не ради тебя.

Она закрыла дверь. Ник услышал звук удаляющихся шагов на лестнице. Они с Аланом, тяжело дыша, огляделись — вдруг будут еще сюрпризы. Однако в следующие пять минут ничего не произошло. Ник опустил меч, уткнул острие в пол. Все было кончено. Они остались одни с дюжиной растерянных воронов, мертвым магом на полу и гаснущими шагами матери за дверью.

Пока Алан реанимировал ужин, Ник, опершись о рабочий стол, увертывался от птиц. Пусть они больше не подчинялись чужой воле, но жуткие клювы и когти от этого ничего не потеряли, а Ник не отличался любовью к разным тварям. Твари отвечали взаимностью. Однажды Алан завел котенка, но вскоре был вынужден с ним расстаться, после того как тот несколько раз покусал Ника.

Значит, переезда не избежать. Черт. Только-только устроили брату книжный шкаф — и на тебе. Порез на щеке саднил. Ник попытался определить на ощупь, глубока ли рана.

— Не трожь, — одернул его Алан и шлепнул, не глядя, по руке. — Занесешь заразу. По-моему, ужин готов. Сейчас подлатаю тебя, и поедим. Прибраться можно потом.

Он поежился: из разбитого окна дуло холодом. Зато птицы нашли путь на волю и стали улетать. Щека у Ника болела, и есть хотелось жутко. Он нащупал свой талисман и скривился.

— Запрыгивай, — сказал Алан, натянул рукав поверх пальцев и размел осколки стекла перед раковиной.

Слава богу, сковорода была накрыта крышкой.

Ник возвел глаза к потолку и уселся на рабочий стол. Алан сходил за аптечкой, задрал ему подбородок и стал осторожно поливать порез антисептиком. Он всегда старался делать не больно, а в результате выходило только хуже. Ник стиснул зубы.

— Я что, зацепил?

— Нет, зацепили до тебя. Дурацкие вороны.

— На самом деле они очень умные, — сообщил Алан, как будто Нику было не наплевать. Он прищурился и подтянул края пореза, скрепляя их вместе пластырем. — Если поймать птенца, можно научить его разговаривать.

— Ну и что такого? — спросил Ник. — Говорить-то и я могу.

Алан легонько толкнул его — как будто до сих пор не понял, что Ник вдвое шире в плечах и надо сильно постараться, чтобы его обидеть.

— Ты мне тоже достался совсем желторотым. Надо сказать, с вороном было бы меньше моро…

Снаружи донесся шорох. Ник закрыл Алану рот, прерывая поток этих, как он их называл, ностальгических бредней, и соскользнул вниз. Потом оттолкнул брата в сторону, прижал палец к губам и одним движением подхватил с пола меч.

Ник тихо прошел к задней двери, Алан за ним не успел бы. Он неважно крался и прятался из-за хромой ноги, и все же Ник глянул на него перед тем, как толкнуть дверь острием клинка. Алан вытащил пистолет.

Дверь распахнулась. Что-то шарахнулось за ней в темноте. Ник сделал выпад.

— Не трогай ее! — выкрикнул мальчишеский голос.

Ник остановил руку в тот миг, когда Алан щелкнул выключателем, и на лужайке вспыхнул свет. Меч целился в горло незнакомой девушке. Похоже, парочка пряталась под кухонным окном и запросто могла все видеть.

Девушка, надо отдать ей должное, не шарахнулась от меча. Даже не вздрогнула. Она спокойно смотрела на Ника большими карими глазами, не жмурясь на свету, и Ник вдруг представил, каково это выглядело со стороны: пустая оконная рама с осколками по краям, вороны, кружащие в ночи, труп на полу. Подросток с мечом, нацеленным ей в горло. А она всего лишь тихонько сглотнула, чтобы не пораниться, и произнесла:

— Я слышала, сюда можно прийти, если возникли проблемы… особого рода.

Вид у нее был знакомый.

— Наверное, не стоило, — сказал паренек рядом с ней. Он опасливо попятился, но тут же шагнул обратно. — Наверное, это не то место. Если только ты не хочешь стать жертвой психопатов. Хм… простите, что побеспокоили. Нельзя ли нам теперь пойти домой?

Этот звонкий голос Ник точно где-то слышал: звучал он вполне себе беззаботно, только вот срывался в самые ответственные моменты. Его обладатель укрылся в тени, за спиной у девчонки. Блик от фонаря посверкивал на серьге.

Ник вспомнил эту серьгу — еще раньше, чем увидел встревоженное лицо паренька и светлые взъерошенные волосы, похожие в ночи на венец.

— Погоди-ка, — сказал он.

— С-слушай, может, обойдемся легким ранением? Главное, голову с плеч не сноси.

Ник поменял позу, чтобы оглянуться на Алана, и заметил, что девушка напряглась, а мальчик вцепился ей в плечо так, что пальцы побелели. Алан стоял в дверях с пистолетом в руке.

— Я знаю этого парня, — произнес Ник. — Он безвреден.

— Точно? — спросил Алан, щурясь за стеклами очков.

— Точно, — подтвердил Ник. — Его зовут Джеймс Кроуфорд. Поверь мне, будь он колдуном, его бы не колотили в школе. Безвреден и бесполезен.

— Он не… — вспылила девушка.

— Давай не будем спорить с вооруженными психопатами, — перебил Джеймс Кроуфорд. — Ты… ты сказал «в школе»? — Он отступил на шаг от сестры и пригляделся к Нику. — Боже мой, Ник Райвз!

Ник не отвел меча. То, что девчонка не попыталась отстраниться, разбудило его любопытство. Она по-прежнему непоколебимо смотрела ему в лицо.

Теперь он узнал ее — чудачку классом старше, которая красила волосы в розовый цвет и вечно обвешивалась пентаграммами и кристаллами. Сейчас на ней была кислотно-розовая футболка с надписью «Ромео и Джульетте ничего не светит», а в ушах болтались огромные висячие серьги.

Он избегал таких людей. Тех, кто пытался выделиться. Этот урок отец преподал ему в числе первых: будь как все. Не сумеешь смешаться с толпой — колдуны найдут.

— Ты его знаешь? — спросила она Джеймса.

— Вроде бы, — отозвался тот. — В школе толчется с крутыми вроде Себа Макферлейна. Ну, если крутые — те, кто курят в раздевалке, а не стреляют из пистолетов. У меня чуть вся жизнь не пронеслась перед глазами. В последний момент спряталась и сидит теперь, дрожит от ужаса. Пойдем-ка отсюда.

— Никуда я не пойду, — отрезала она. — Я видела, как та птица стала человеком. И ты видел, Джеми. Точно видел.

— Я сам не знаю, что видел. Может, померещилось. Как после клея.

— Ты никогда не нюхал клей!

— Нюхал, — произнес Джеми, помолчав. — На уроке труда.

Ник уже собрался высказать им все, что думает об этом трепе и что сделает, если они сейчас же не уберутся или потом хоть слово шепнут об увиденном, но тут вышел на свет Алан.

— Мэй? — удивился он. — Ник, опусти меч!

— Ты — тот парень из книжного?

Ник посмотрел на нее, наклонив голову, и припомнил, как Алан вздыхал о розововолосой девчонке — поклоннице битников. Сопоставив одно с другим, он понял, что все вышло как в анекдоте. Значит, это и есть Аланова нынешняя любовь.

Ник осторожно убрал клинок от горла девушки и опустил его, пока острие не повисло над самой землей. На всякий случай он оставался настороже. Ник скользнул взглядом вдоль лезвия, по земле, избегая смотреть на Мэй.

— Можно и так сказать, — тихо проговорил он.

Джеми вытаращился на Алана.

— Утром ты искал мне «Над пропастью во ржи», а теперь в людей стреляешь?

— Пока он стрелял только в одного, — заметил Ник. — Хотя… ночь впереди долгая.

Алан укоризненно глянул на него. Пистолет он снова спрятал под рубашку вместе с талисманом, и стрелок, не знающий промаха, исчез без следа. Потом повернулся к Джеми и застенчиво улыбнулся:

— Прости его. Он у нас грубоват.

— Выезжаю на красоте, — отозвался Ник.

— Я знаю, все это выглядит довольно странно, — продолжил Алан, — но вы, кажется, пришли не просто так?

— Мы пришли, потому что… с Джеми творится что-то непонятное, — твердо ответила Мэй. — Я надеялась найти здесь людей, которые разбираются в оккультизме и могут нам помочь, а не продавца из книжного и малолетнего хулигана. Не говоря о птичьих оборотнях, оружии и странных побрякушках. Бред какой-то!

— Не нравится — проваливай, — бросил Ник. — У нас дел по горло.

Воздух стремительно остывал, как и ужин, а ему еще предстояло заколотить окно и позвонить в гараж — сказать, что уходит с работы. Нику плевать было на то, чего хотят эти дети, что с ними случилось и почему они говорят «оккультизм», хотя никто их не заставляет. Только бы от них избавиться.

— Нет-нет, — спохватился Алан. — Знаю, все выглядит странно, но мы можем вам помочь. Мы хотим помочь.

Ник решил устранить недопонимание.

— Я — пас. Мы вроде уже говорили на эту тему, Алан. Тебе не кажется, что сейчас не время открывать богадельню для всех, кто верит… — он скривился, — …в оккультизм?

— Отец хотел бы, чтобы мы помогали людям, — сказал ему Алан, а потом обратился к гостям: — Может, войдете? Я все объясню.

Алан был очень убедителен. Только он мог выглядеть безобидно, даже когда за дверью обозревается разоренная кухня с трупом на полу. Алан взъерошил рыжие волосы и нервно поправил очки, после чего отступил на пару шагов, не скрывая хромоты. Он все умел обратить в свою пользу.

Мэй и Джеми заметно успокоились.

Ник покачал головой и пошел на кухню за братом. Мэй решительно шагнула за порог. В дверях они с Ником поравнялись, и Мэй пришлось задеть его, чтобы пройти. Ее это как будто смутило и раздосадовало. Ник усмехнулся. Она, кажется, еще раздумывала: сбежать или не сбежать, но впереди стоял Алан — сама открытость и радушие.

Мэй остановилась, протянула руку и тронула талисман у Ника на груди.

— Что это? — спросила она притихшим голосом.

— Талисман, — мягко ответил Алан. — Он предупреждает, когда поблизости творится колдовство, и защищает от малых заклятий.

— Защищает, — эхом повторила Мэй. — То есть от черной магии? Той, что вредит людям?

Ник хохотнул, глядя на битое стекло и черные перья вокруг.

— А другой и не бывает.

— Чувствую, разговор будет тот еще, — сказала Мэй и прошла в кухню, поближе к Алану.

Джеми, выпучив глаза от страха и немного помявшись, все-таки бросился следом. Ник закрыл дверь, удивляясь, что нужно этой парочке у них дома. Раз пришли сюда, видно, совсем отчаялись.


Содержание:
 0  вы читаете: Лексикон демона : Сара Бреннан  1  Глава вторая МЕТКА ДЕМОНА : Сара Бреннан
 2  Глава третья ДЕВУШКА С ФОТОГРАФИИ : Сара Бреннан  3  Глава четвертая ЯРМАРКА ГОБЛИНОВ : Сара Бреннан
 4  Глава пятая ТАНЦЫ С ДЕМОНАМИ : Сара Бреннан  5  Глава шестая ОХОТА НАЧИНАЕТСЯ : Сара Бреннан
 6  Глава седьмая НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ : Сара Бреннан  7  Глава восьмая ПЛЕН : Сара Бреннан
 8  Глава девятая ЦЕПИ : Сара Бреннан  9  Глава десятая ДОМ МЕЗЕНЦИЯ : Сара Бреннан
 10  Глава одиннадцатая ОТВЕТЫ : Сара Бреннан  11  Глава двенадцатая ЗОВ КРОВИ : Сара Бреннан
 12  Глава тринадцатая ЗАПАДНЯ : Сара Бреннан  13  Глава четырнадцатая ЧЕРНЫЙ АРТУР : Сара Бреннан
 14  Глава пятнадцатая НИЧЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО : Сара Бреннан  15  Глава шестнадцатая ЭКЗОРЦИСТ : Сара Бреннан
 16  Глава семнадцатая ПОНИМАНИЕ СЛОВ : Сара Бреннан  17  БЛАГОДАРНОСТИ : Сара Бреннан
 18  Использовалась литература : Лексикон демона    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение