Фантастика : Ужасы : ГЛАВА 19 ОДНА МИНУТА : Виолетта Буренок

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




ГЛАВА 19


ОДНА МИНУТА

Виктория, Керин и Мэтт шли по коридору к покоям графа. Виктория отставала на шаг или два, нарочно медля, словно это промедление могло бы что-то изменить. Но дверь его комнаты неумолимо приближалась, и мгновение, когда она снова оказалась в затемнённом помещении с огоньками свечей на полу и на стенах, всё-таки настал. Едва они вошли, граф с готовностью, которая была чересчур услужливой, а потому — подозрительной, подскочил с дивана и шагнул навстречу гостям.

— Чрезвычайно рад вас видеть! — широко улыбнулся он. — Мэтт! — он пожал ему руку. — Дорогая моя Виктория! — он склонился и поцеловал девушку в щёку.

Никто не проронил ни слова.

— Может быть, вина? Или шоколада? — граф кивнул на стол, где стояли несколько бокалов и вазочка с его любимыми конфетами. — Нет? Не хотите? Так жаль… Тогда, быть может…

— Быть может, вернёте нас уже домой? — со смесью колкости и нетерпения в голосе закончил за него Мэтт.

— Ну конечно, разве вы не за этим сюда явились? — с раздражением ответил граф, покосившись на юношу.

— Тогда какого чёрта мы делаем в вашей комнате? Почему мы не внизу около двери? — ещё более грубо поинтересовался Мэтт.

— Мальчик мой! — граф с надменностью, скрытой за дружелюбием, похлопал Мэтта по плечу. — Зачем тебе дверь, если всем здесь распоряжаюсь я? И что вообще такое дверь, по-твоему, разве выход? Вовсе нет, чистая условность! Пока рядом я, выходом может быть что угодно, а может даже — не быть ничего.

Он аккуратно взял за руку Викторию и подвёл её к брату.

— Дверь ему понадобилась, видите ли! — продолжал бормотать граф, отойдя на несколько шагов, чтобы разглядеть Мэтта и Викторию с расстояния, словно определяя, достаточно ли хорошо они смотрятся вместе. Он казался возмущённым, но все прекрасно понимали, что на самом деле это была очередная игра. — Дверь? Я могу вообще убрать эту дверь из Блунквилля. А то ходят тут, кому не лень…

Он снова подошёл ближе, поправил бретельку на платье Виктории и заставил брата и сестру взяться за руки.

— Вот так просто отлично! А теперь, стоит мне только подумать об этом, как вы вернётесь в свой мир без всякой там двери!

— Ну? — нетерпеливо потребовал Мэтт.

Виктория, до этого словно пребывавшая в неком трансе, внезапно очнулась. Вернуться в свой мир? Навсегда оставить Керина? Нет, ни за что! Ни за что! Она перевела на него пылающий взгляд. Керин смотрел ей прямо в глаза, но, как и обещал, не произнёс ни слова на прощание.

Виктория вырвала свою руку из руки Мэтта и приблизилась к графу.

— Постой! Я не могу просто так уйти! Ты должен сказать мне то, что я просила!

— О чём ты? — взвыл от нетерпения Мэтт.

Граф перевёл на него равнодушный взгляд и снова пристально уставился на Викторию.

— Ну не знаю… Я вот подумал об этом на досуге… — по его интонации можно было понять, что он вообще об этом не думал. — Я решил, что не стоит тебе этого говорить. Ты всё-таки не готова. К тому же, твой братик так сильно хочет поскорей домой!

— Вилль, ты обещал мне! — громко произнесла Виктория.

— "Вилль"? — с долей отвращения покосился на неё Мэтт. — И с каких это пор вы называете друг друга по именам?

Виктория не обратила на него внимания. Она продолжала твёрдо и отчасти негодующе смотреть на графа.

— Это нечестно! Ты обещал! Ты обещал сказать мне! — воскликнула она.

— Сказать что? — Мэтт попытался развернуть её к себе, но Виктория скинула со своего плеча его руку.

Керин шагнул вперёд и встал между Викторией и графом.

— Виктория, ты не должна… — настойчиво, почти жёстко проговорил он. Девушка знала, что Керин не имел точного представления, о чём идёт речь, но разве мог он не догадаться, что тревожит её больше всего на свете? — Ты не должна! Идите!

— Я никуда не пойду без тебя! — Виктория перевела на него взгляд. — Он обещал сказать мне! Он же обещал!

Граф ухмыльнулся, покачал головой, но не произнёс ни слова. Тогда Мэтт, чертыхнувшись, сделал несколько шагов к сестре и крепко взял её за руку.

— Не понимаю, о чём вы, но мне все эти разговоры не нравятся! — произнёс он, обводя по очереди глазами Викторию, Керина и графа. — Такая фигня уже была: вначале мы все много говорим и попусту тратим время, а когда наконец собираемся покинуть эту мерзкую дыру, ничего не выходит, потому что мы уже опоздали. Нет! Второй такой фокус не пройдёт! Ты… — он кивнул Керину. — Просто отойди. Ты, Тора, стой рядом и молчи! — девушка открыла было рот, но Мэтт опередил её. — Я же сказал: молчи! Что бы ты там ни собиралась устроить, скажу тебе заранее, что это глупо, ясно?! А ты! — он отвернулся от сестры и указал пальцем на графа. — Сейчас же, прямо сейчас отправляй нас в наш мир, чтобы мы больше никогда, никогда в жизни ни видели ни тебя, ни его, ни ваш дурацкий замок!!

— Никогда… — эхом повторила Виктория.

— Никогда? — скривился в усмешке граф.

— Никогда! — подтвердил Мэтт. — Давай же!

Но граф не успел ничего сделать, потому что Виктория, вырвавшись от Мэтта, кинулась к нему и упала перед ним на колени, целуя его руку. Лицо графа неузнаваемо изменилось. С него исчезли насмешка и надменность, сгладились черты самодовольства, даже в глазах потускло высокомерие; он зачарованно, почти с обожанием, смотрел на девушку возле его ног.

— Пожалуйста, Вилль… Ты же обещал… — горячо шептала Виктория, покрывая руку мужчины поцелуями. — Ты же знаешь способ сделать это… Ты же знаешь, что я не смогу жить спокойно, зная, что была в состоянии помочь ему и не сделала этого… Пожалуйста, скажи мне… Ты ведь обещал…

Граф неспешно наклонился и поднял девушку на ноги. В глазах Виктории блестели крупные кристаллики слёз. Её взгляд выражал такую мольбу, что сопротивляться ей было не возможно. Мэтт хотел было шагнуть вперёд к Виктории, но Керин выставил руку, преграждая ему путь.

— Да, Виктория, — тихо проговорил граф, не отрывая своего взгляда от глаз девушки. — Ты права, я знаю способ. Керин может стать свободным, если его место займёт кто-то другой. Займёт не потому, что пожелает вечной жизни для себя, а потому что пожелает вечного спокойствия для него. И платой за его долгожданную смерть в том мире будет бесконечное рабство в Блунквилльском замке.

Виктория опустила глаза. Ей показалось, что время остановилось и всё кругом замерло. Погрузилось во тьму. И тишина, такая, словно никого живого на свете не существовало, накрыла её с головой.

Вот так, значит… Она сможет освободить Керина, только если сама останется в Блунквилле вместо него. Навсегда. Навсегда… Она никогда не задумывалась над значением этого слова. Она знала, что рано или поздно всему приходит конец, и это казалось ей в какой-то степени правильным. Представить, что конца не будет, было для неё немыслимо.

Виктория порывисто вздохнула. Ей захотелось заплакать, но она почувствовала, что сейчас не сможет выдавать из себя ни слезинки. У неё было всего несколько минут, чтобы сделать самый главный выбор в её жизни, и это время никак нельзя было тратить на слёзы.

— ТОРА, ТЫ НЕ МОЖЕШЬ!!! — откуда-то издалека до неё донёсся голос Мэтта.

На самом деле он был рядом. Он тряс её за плечо. Она вяло повернула голову в его сторону. Тьма неспешно расползалась по углам, и купол безмолвия, простёршийся над ней, треснул и медленно рассыпался звенящими осколками. Сквозь звон невидимого стекла едва слышно пробивался голос Мэтта.

— Ты не можешь! Это же глупо! Это просто идиотизм! — орал Мэтт, отчаянно сотрясая сестру. — Посмотри на меня! Ну же! Что с тобой? Ты ведь не собираешься сделать это, правда?!

Осознав, что Виктория никак не него не реагирует, он бросился к Керину.

— Что ты стоишь?!! Скажи ей, что это глупо! Ты же не хочешь, чтобы она испортила себе жизнь из-за тебя!!

Керин ничего не ответил. Он медленно подошёл к Виктории и взял её за руку. Она подняла на него взгляд. Темнота совсем растаяла, и Виктория ощутила необыкновенный свет, теплоту и силу, исходящие от Керина. Она ничего не говорила, просто смотрела ему в глаза, не в силах оторвать от них взгляда. Он тоже молчал.

"Это так несправедливо, подумала вдруг Виктория, я искала Керина всю свою жизнь, а он был в другом мире. Я решила остаться с ним тут, но тогда бы я перестала быть мной. Я захотела взять его с собой, но получается, теперь мне придётся остаться тут. Без него…"

— У тебя есть выбор… — прошептал Керин ей на ухо. Он сделал шаг вперёд, и теперь они стояли совсем близко, почти обнимая друг друга.

— Нет! — так же тихо ответила Виктория. — Я просто хотела быть с тобой рядом…

— Это невозможно…

— Видимо, да…

Керин поднял руку и нежно прижал Викторию к себе. Она склонила голову ему на плечо.

— Я не хочу, чтобы ты приносила себя мне в жертву… — сказал Керин.

— Твои желания ничего не значат. Мои — тоже. Всё было решено много-много лет назад, задолго до нашего рождения. — Виктория подняла голову и посмотрела на графа. — Так ведь, Вилль?

Он нехотя кивнул.

— Керин родился, жил и попал сюда, чтобы ждать здесь, пока его место займёшь ты, Виктория! Ты родилась и жила только затем, чтобы попасть сюда и занять его место. Случайностей не бывает. Случайности — это действия чужих поступков, оказывающие влияние на других. Это влияние может иметь место даже много сотен лет спустя. Это судьба. Каждая жизнь — судьба. Даже несмотря на то, что ты сам ей распоряжаешься, всё в твоей жизни идёт так, как и должно было идти. Потому что каждая отдельная жизнь, каждая отдельная судьба — лишь маленькая частичка огромного единого целого… — граф ненадолго замолк, словно собираясь с мыслями. — Всё, что происходило с тобой, Виктория, вело к тому, что происходит с тобой сейчас. Иначе и быть не могло. Ты понимаешь это?

— Да, понимаю! — кивнула Виктория. — Но ещё ты говорил, что души рождаются и умирают, а потом рождаются вновь, что всё идёт по кругу и когда-нибудь возвращается на свои места. Это значит, что когда-то такое уже было? — Виктория едва могла говорить, она задыхалась от рвущейся из сердца надежды. — То есть когда-то давно я уже освобождала Керина, чтобы потом, вновь, ещё раз, он пришёл сюда, чтобы освободить меня? Да? Скажи мне, ты же должен это знать!

Граф долго молчал, будто получая истинное удовольствие от мучительного напряжения на лице Виктории.

— Я не в праве сказать тебе, было такое или нет, — наконец, изрёк он, — но вообще предполагать это вполне допустимо. Хотя в любом случае, ни тебе, ни ему ничего не дано изменить. Ваше единственное счастье — короткий миг в Блунквилле. Навсегда.

Керин и Виктория переглянулись.

— Этот миг стоит того, правда же? — улыбнулся Керин.

— Без сомнения! — тепло ответила Виктория. А потом она повернулась к графу и произнесла. — Я согласна, Вилль! Я займу место Керина в Блунквилле!

Граф сладко улыбнулся и кивнул.

— Другого ответа я и не ждал!

— Но… Но ты же можешь сказать "нет"! — в отчаянии воскликнул Мэтт.

— Я могу сказать "нет", — согласилась Виктория, — но я не могу жить, зная, что Керин обречён на страдания. И кроме того, моя жизнь будет пуста, если его не будет рядом…

— Но целая вечность здесь, Тора… — протянул Мэтт.

— Целую вечность существовать без Керина, — с нежностью ответила девушка, — но целую вечность знать, что ему теперь хорошо. И поэтому — это будет не такая уж и ужасная вечность…

Виктория слегка улыбнулась. Мэтт сделал порывистое движение к ней навстречу и обнял сестру, уткнувшись лицом ей в плечо.

— А как же я? — едва слышно пробормотал он. — Что я буду делать без тебя? Как я смогу жить? Ты хочешь уйти и оставить меня одного на всём свете?

Виктория покачала головой и ласково погладила Мэтта по волосам.

— Мэтти, милый… — проговорила она. — Ты никогда не будешь один. Уходить и оставлять — не одно и то же. Я никогда не оставляю тебя, так же, как наши родители никогда не оставляли нас. Я только теперь это поняла, Мэтт. Пока ты будешь помнить и любить меня, моя любовь тоже будет с тобой.

Он отстранился от сестры, поразившись её чересчур взрослым словам и интонации, в которой сквозила несвойственная юной девушке мудрость.

— Нам пора прощаться, Мэтт! — сказала Виктория. — С каждой секундой это становиться всё тяжелей.

— Я не могу представить, что вернусь назад без тебя! — снова замотал головой Мэтт.

— Но ты всё-таки вернёшься назад без меня! — произнесла девушка. — Ты устроишься на работу в Лили Пэрл. А потом к тебе приедет Фэй Ян. Вы поженитесь, и у вас будет куча чудесных детишек. И вместе вы будете жить долго и счастливо. Так, как никогда не могли жить мы с Керином.

Мэтт хотел что-то сказать, но Виктория не позволила ему.

— Не стоит тратить время на пустые разговоры! Человеческая жизнь слишком коротка, поэтому нужно наслаждаться каждым мгновением. — Виктория замолкла на мгновение, и лицо её внезапно исказилось страданием. — Я так люблю тебя, Мэтт!

Она встала на носки, чтобы оказаться наравне с его лицом и коснулась губами его губ. И в краткий миг этого прикосновения, Мэтт просто исчез. И Виктория была рада, что не успела сказать ему "прощай": это дарило надежду на новую встречу, хотя она точно знала, что этого никогда не произойдёт.

Девушка растерянно развернулась к графу и Керину. Никто из них не сказал ни слова. Виктория вздохнула. Предстояло самое тяжёлое: расставание с Керином, которое ранило её во много тысяч раз больней, чем расставание с Мэттом. Но медлить было нельзя. Так или иначе, но рано или поздно ей суждено было пройти через это.

— Сделай это, Керин! — произнесла Виктория, повернувшись к нему. — Сделай это прямо сейчас.

Керин слегка улыбнулся и покачал головой.

— Нет! — его голос, казавшийся самым прекрасным на свете, выражал такую грусть, что у Виктории сжалось сердце. — Я уже ничего не могу сделать. Теперь твоя очередь, Виктория.

Девушка вздрогнула и резко обернулась к графу.

— Что? Я уже… Но я даже не почувствовала этого…

Граф кивнул, усмехнувшись так, как может усмехаться человек, давние планы которого, всем остальным казавшиеся несбыточными, наконец-то воплотились в жизнь.

— А что ты ожидала, дорогая? Что у тебя будет припадок или судороги? Закатишь глаза и начнёшь кричать от боли? Или что ты взлетишь над землёй и грохнешься обратно, пробив пол? — он коротко рассмеялся. — Ничего такого, милая Виктория. Ты просто стала бессмертной. Тихо и незаметно вышла из жизни и растворилась в вечности. Вот и всё.

Виктория опустила глаза.

— Вот и всё… — тихо повторила она за графом.

Ей до сих пор в это не верилось. Она полагала, что перед этим у неё будет ещё один шанс подумать. Нет, она точно была уверена, что ни за что не передумала бы, но всё произошло так быстро, так внезапно… Девушка почувствовала, что в глазах у неё защипало, и что быстро моргнула, чтобы не дать слезам оказаться на щеках. Керин не должен видеть её плачущей. Он не должен знать, как тяжело далась ей его свобода.

— Прости… — тёплая рука Керина коснулась её обнажённого плеча. Ей сразу стало легче. Как бы отчаянно ни стучало её сердце, как бы ни горьки были мысли о сделанном выборе, как бы ни жутко делалось при размышлении о бесконечном существовании в мрачном замке, её душа согревалась, когда она видела, что Керину хорошо. И теперь Керину всегда будет хорошо. Виктория знала, что только ради этого мир, почти не принёсший ей счастья, стоил того, чтобы родиться в нём и покинуть его на заре своей юности.

Девушка накрыла руку Керина своей ладонью. Он обнял её, крепко прижав к себе. Она повернула голову; Керин поцеловал её волосы.

— Тебе не за что просить прощения, — отозвалась Виктория, прикрыв глаза от наслаждения. — Всё так, как и должно было быть.

— Ты страдаешь из-за моей слабости.

— Я страдаю из-за своей любви. А это — не наказание. Это награда.

Керин промолчал, только сильнее сжал в объятиях плечи Виктории. Она открыла глаза, склонила голову и поцеловала его руку. Он стоял сзади, и девушка не видела его лица.

— Знаете, сладенькие! — вдруг нарушил тишину граф. Виктория взглянула на него так, словно до этого она напрочь забыла о его существовании, и отстранилась от Керина. — Это, конечно, жутко мило, объятия, эта сентиментальная болтовня и всё такое, но… У нас ужасно мало времени. Так, что поторопись, красавица! Вам пора расставаться.

— Да! — проговорила Виктория, глядя на графа в упор. — Я пойду с Керином. Я хочу быть с ним эту последнюю минуту.

Граф поднял указательный палец, намереваясь возразить, но вдруг передумал.

— Что ж… Если лицезреть гибель твоего возлюбленного дружка для тебя удовольствие — вперёд. Это будет твоё последнее пребывание в том мире. Ты моя пленница. И моя спутница. Ты всё равно вернёшься сюда.

— У меня же нет другого выхода! — ответила Виктория и повернулась к Керину. — Идём?

— Идём! — согласился он.

Виктория протянула ему руку, и стоило юноше сжать ей ладонь, как они оба исчезли из этого мира. В следующее же мгновение они оказались в просторной комнате, обитой деревянными панелями, где из мебели были только стол, табурет с тремя ножками и широкая кровать без матраса. На окнах не было стёкол. Комнату насквозь пронзали лучи полуденного солнца, но лёгкий ветер, не прохладный, но слишком свежий, говорил о том, что лето уходит и впереди — сырость осени и леденящий холод зимы.

Мимолётный взгляд в окно приковал внимание Виктории. Дом, где они находились, окружала роща. Меж деревьев с густой листвой вилась широкая тропа, резко контрастирующая чёрнотой сырой земли с зеленью листвы и травы. Девушку охватило непреодолимое желание броситься туда и просто бежать по лесу, оставив позади все проблемы, тревоги и страхи. Но мысль о том, что у неё есть всего одна минута — а уже и того меньше — на то, чтобы попрощаться с самым дорогим человеком в жизни, вернула её в реальность. Она повернулась назад… И вскрикнула.

Посреди комнаты стоял человек. Это был не Керин. Это был высокий старик в лохмотьях, такой тощий и костлявый, что кожа на лице, туго обтягивающая череп, делала его похожим на оживший скелет. Виктория вдруг испугалась. Испугалась не потому, что человек, находившийся с ней в комнате, был страшным, а потому, что рядом с ней не было Керина. Ей во что бы то ни стало хотелось увидеть его в это последнее для него — и для неё мгновение.

— Где Керин? — жёстко, почти требовательно прокричала она.

Старик сделал шаг ей навстречу. Его руки — тонкие, чуть ли не с палец Виктории — дрожали, когда он протянул их вперёд. Ему было лет сто, по крайней мере, так подумала девушка. Она никогда не видела таких старых людей, ей вообще было немыслимо, что кому-то удалось прожить до таких лет.

— Виктория… — надтреснутым, скрипящим, как ржавое колесо, голосом, проговорил старик.

Сердце девушки рухнуло вниз от внезапно поразившей её догадки. Она подбежала к старику, чтобы проверить, и заглянув в его глаза, сидевшие глубоко в глазницах, она увидела глаза Керина.

— Это ты… — выдохнула Виктория.

Старик покачнулся, и она обняла его за спину, помогая устоять на ногах.

— Знаешь… — с шумом выдыхая воздух, произнёс он. — Я существовал сотни лет… Я так много видел и знал… Но всё никак не мог понять, почему…

— Почему что? — спросила Виктория.

— Почему жизнь всегда была к нам так зла? — ответил Керин. — Почему мы не могли быть с тобой вместе ни в той жизни, ни в этой? И даже после смерти нам не суждено стать счастливыми…

Виктория почувствовала, что ей не хватает воздуха. Её сердце билось так отчаянно, в висках стучала кровь, а слёзы изо всех сил рвались наружу. Но она не могла показывать их Керину. Ни за что на свете, ни в коем случае он не должен видеть её слёзы. Он должен был покинуть этот мир с её улыбкой. И — хоть это и оказалось самым трудным поступком в её жизни — она улыбнулась.

— Когда-нибудь мы встретимся снова, мой любимый, чтобы навсегда остаться вместе, — улыбаясь, прошептала она. — И ответ на этот вопрос станет больше ненужным…

— Да… Я думаю, так будет…

Керин медленно опустился на пол. Виктория тоже села и положила его голову к себе на колени. Несмотря на то, что он был старым, она знала, что это всё тот же Керин, и она любила его, безумно и отчаянно, всей своей душой, больше самой жизни.

Он прикрыл глаза. Его грудь вздымалась и опускалась так медленно, что у девушки трепетало сердце при каждом его вздохе от мысли о том, что любой из них может оказаться последним.

— Минута… — проскрежетал Керин. — Какая долгая минута…

— Думаю, граф дал нам больше времени. Нам бы не хватило мгновения.

— Бывают ситуации, когда мгновение кажется вечностью…

Виктория задумалась над его словами. Сейчас их смысл был для неё загадкой. Но что-то подсказывало ей, что совсем скоро она поймёт их значение.

— Тебе страшно? — спросила девушка, перебирая пальцами его длинные белоснежные волосы.

— Я так ждал тебя… — отозвался Керин. — Я столько лет боялся, что ты не придёшь… Но ты всё же пришла… И когда ты рядом, мне больше ничего не страшно…

Виктория продолжала улыбаться. Глаза её наполнились слезами. У неё больше не было сил сдерживать внутри себя всю свою боль и печаль. Одна слезинка, скатившись с её щеки, сорвалась вниз и упала Керину на грудь. Виктория улыбалась, пока Керин не прикрыл глаза. Она знала, что больше он никогда их не откроет. И тогда улыбка резко исчезла с её лица. Она сменила позу, опустив голову Керина на пол, а сама упала рядом с ним, обняла его и безнадёжно зарыдала.



Содержание:
 0  Блунквилль : Виолетта Буренок  1  ГЛАВА 1 НЕ ТА СТАНЦИЯ : Виолетта Буренок
 2  ГЛАВА 2 БЛУНКВИЛЛЬСКИЙ ЗАМОК : Виолетта Буренок  3  ГЛАВА 3 У КАЖДОГО СВОЯ ИСТОРИЯ : Виолетта Буренок
 4  ГЛАВА 4 МАЛЕНЬКАЯ ЧЁРНАЯ ДУША : Виолетта Буренок  5  ГЛАВА 5 ВИКТОРИЯ И МЭТТ : Виолетта Буренок
 6  ГЛАВА 6 В ПОИСКАХ ВЫХОДА НАХОДИТСЯ ВХОД : Виолетта Буренок  7  ГЛАВА 7 ЗА МЕЧТОЙ И ОБРАТНО : Виолетта Буренок
 8  ГЛАВА 8 НАКАЗАНИЕ ИЛИ НАГРАДА? : Виолетта Буренок  9  ГЛАВА 9 ГРАФ ВИЛЛЬ ДЕ БЛУНК : Виолетта Буренок
 10  ГЛАВА 10 АЛАЯ ПОРТЬЕРА : Виолетта Буренок  11  ГЛАВА 11 ПО ТУ СТОРОНУ РАЯ : Виолетта Буренок
 12  ГЛАВА 12 БЕССМЕРТНЫЕ : Виолетта Буренок  13  ГЛАВА 13 ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ : Виолетта Буренок
 14  ГЛАВА 14 ЗА ТОЙ ДВЕРЬЮ НИЧЕГО НЕТ : Виолетта Буренок  15  ГЛАВА 15 РОЖДЕНИЕ ДУШИ : Виолетта Буренок
 16  ГЛАВА 16 ЗА ОКОНЧАНИЕМ СЛЕДУЕТ НАЧАЛО : Виолетта Буренок  17  ГЛАВА 17 ПОСЛЕДНИЙ ТАНЕЦ : Виолетта Буренок
 18  ГЛАВА 18 КЕРИН : Виолетта Буренок  19  вы читаете: ГЛАВА 19 ОДНА МИНУТА : Виолетта Буренок
 20  ГЛАВА 20 САМАЯ ДЛИННАЯ ВЕЧНОСТЬ — МГНОВЕНИЕ : Виолетта Буренок    



 




sitemap