Фантастика : Ужасы : Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  19  20  21  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 9

Принц крыс

Некоторое время на елке было тихо.

Игрушки спали, как и полагается елочному народу в последние дни старого года. Это уже потом, после шумной новогодней ночи, потекут веселые и бесшабашные дни карнавала, когда в огне свеч, танцах, шутихах и забавах день сменяет ночь так незаметно. А пока колючие зеленые ветви были окутаны невидимым туманом сна, удивительного и странного. Это был один из тех зачарованных снов, которые только и видят на свете новогодние елки, привезенные из лесу, с мороза. И сквозь сон они с удивлением взирают на озабоченных предпраздничными хлопотами людей, на столы и стулья, на дощатые полы и двери, не узнавая в них своих былых древесных собратьев.

Пьер мирно спал в кресле, закутавшись в плед до самого носа.

Несчастный щелкунчик понуро сидел, неловко привалившись к своей коробке с ватой.

Над ним застыл на длинной нитке маленький арлекин.

А вокруг тихо покачивались картонные бабочки с длинными закрученными усиками и рыбки с роскошными крылышками-плавниками и распущенными хвостами. Красно-черные, усыпанные серебристой пыльцой из мелко истолченного стекла, они казались свитой блестящих гранд-дам и чопорных фрейлин, окруживших сказочного восточного принца, повелителя итальянских шутов и мавританских циркачей.

За окнами, в низко нависающем черном морозном небе поблескивали редкими крупинками кварца холодные звезды. Луна равнодушно лила на деревья легкий призрачный свет. Но он запутывался в кронах, цеплялся за сучья, окутывал стволы, тонул в снегах, окружавших дом советника Штальбаума, и потому все никак не мог добраться до окон. Их стекла были чуть тронуты шершавыми полупрозрачными узорами ночного льда, и сквозь них не было видно неба.

А потом в голове Вадима тихо, чуть подрагивая серебряным язычком, прозвучал колокольчик. Раз, другой и третий. В глазах щелкунчика что-то ожило, они наполнились пониманием. И хотя кукла по-прежнему оставалась недвижной, теперь она чутко прислушивалась к тишине, пропитавшей весь елочный зал. И наконец, Вадим услышал далекий голос, эхом разлетевшийся и тут же рассыпавшийся в его голове серебристыми льдинками-осколками.

«Хозяин! Хозяин! Вы слышите меня?»

Если бы Вадим мог, он непременно завертел бы головой в поисках того, кто окликал его сейчас в пустом зале, под нарядной раскидистой елью.

Но кукла не могла двигаться. Заключенный в тесной деревянной оболочке молодой человек не мог пошевелить даже своими огромными челюстями, не то чтобы, скажем, встать или хотя бы просто сменить позу. Правда, неудобства от нее злополучный баронет также не испытывал никакого. «В самом деле, разве может дерево уставать?» — вспомнилась ему одна хорошая добрая сказка из детства. Но, удивительное дело, Вадим сейчас никак не мог вспомнить ни названия самой сказки, ни о чем в ней шла речь. Кто бы мог подумать, мысленно усмехнулся он.

Но даже в мыслях его улыбка вышла жалкой и неуверенной.

«Вы слышите меня, хозяин?»

«Кто здесь меня зовет?» — подумал Вадим. Но, несмотря на то, что это была, конечно же, только мысль и ничего больше, голос тут же ответил.

«Кто же еще может звать вас хозяином? — усмехнулся кто-то прямо в его голове. — Разве что ваш преданный слуга».

«Но мой преданный слуга спит под елкой», — возразил молодой человек, понемногу входя во вкус хоть такого общения — мысленно, привалившись к картонной стенке, с разинутым ртом и свернутой зубастой челюстью.

«И пусть, и на здоровье», — согласился голос, который, казалось, исходил откуда-то сверху, рождаясь над головой Вадима, в небе или просто — на потолке зала. Там, где темнели замысловатые картинки, некогда выведенные кистью знатного проезжего мастера-живописца.

«Но если Пьер, дай ему бог здоровья, спит, то у вас все же остается еще один преданный слуга, хозяин», — вкрадчиво заметил голос.

«Это ты? Арчи?» — не поверил собственным мыслям баронет.

«С вашего позволения».

«Так значит, это действительно был ты? Там, на елке?»

«Почему же это — был? Я и сейчас есть. А если бы вы с Пьером поверили этому несколько… эээ… раньше… и были бы при этом слегка… деятельнее, многое можно было бы изменить уже нынче».

«Но как же ты говоришь со мной?»

«На языке кукол, хозяин», — последовал ответ.

«А что, теперь, значит, и я понимаю его?»

«Разумеется. Теперь и вы — один из нас», — засмеялся голос.

«Почему — из вас, Арчи? Пьер, слава богу, пока еще человек».

«Вот именно, хозяин. Вот именно. Это мы и должны использовать, пока еще не поздно».

«А что случится, когда будет поздно?» — непонимающе спросил Вадим.

«Думаю, тогда судьба наша незавидна, — философски заключил арлекин. — Меня, по всей видимости, нечаянно сбросят с ветки и расколют, а вас могут и сжечь. Ваше нынешнее тело, хозяин, на мой скромный взгляд, сработано из отменного дерева. Поэтому гореть будете долго».

«Бр-р-р…» — пробормотал Вадим, понемногу привыкая к тому, что у него не движутся губы и язык и он совсем не ощущает гортани. А слова, в том числе и собственные, звучат и отдаются где-то внутри его существа, теперь — странного и пугающего.

«Хоть я и не знаю, буду ли при этом чувствовать что-нибудь, хотелось бы еще, честно говоря, пожить немного. И не в этом дурацком деревянном футляре».

«Совершенно с вами согласен, хозяин, — живо откликнулся арлекин. — Погибать во цвете лет никакой кукле не по нраву».

«Неужели нет никакого выхода?» — горестно прошептал Вадим.

«Отчего же? — вскричал арлекин. — Выход всегда есть. Во всяком случае, надежда. И уж тем более — под Новый год».

«Что ты хочешь этим сказать?»

«Да вы разве не знаете, что канун Нового года — это всегда время чудес? Как добрых, так и паршивых, как мы с вами уже убедились».

«И что же? Какого чуда мы с тобой вправе ожидать?»

«Очень маленького, — вздохнул арлекин. — Но на него — вся наша надежда. Покуда же давайте подождем. Мне необходимо кое о чем поразмыслить. Ведь не зря же меня зовут Затейник».

«А сколько его прикажешь ждать, твоего маленького чуда?» — недоуменно подумал несчастный баронет.

«Ровно два часа с четвертью, — странным тоном мысленно ответил арлекин. — Мы с ним договорились, и мною взято твердое обещание не опаздывать. А то знаю я их…»

Некоторое время баронет молчал, если можно так говорить о мысленном разговоре, после чего сокрушенно вздохнул.

«Бедняга Арчи! Видать, он действительно повредился умом, качаясь тут на ветке. И нечему удивляться: меня ожидает, по всей видимости, то же самое — тихое сумасшествие от ужасной неподвижности тела и мыслей, потом тлен и забвение. И это еще в лучшем случае».

Щелкунчик по-прежнему сидел, привалившись к ватной коробке и тупо тараща в ночь круглые бессмысленные глаза. Возле него посапывал в кресле Пьер, даже во сне задумчиво морща лоб, точно не прекращая трудных размышлений и в объятиях Морфея. Над ними тихо кружился на тонкой нити забавный арлекин.

Спал в своей длинной узкой кровати крестный Дроссельмейер, сложив на груди руки, как покойник, и раздувая изредка крылья длинного хищного носа. Храпело на разные голоса и тембры семейство Штальбаумов, обуреваемое самыми различными снами и бурно расцветающими в них тучными и обильными предновогодними страстями.

Нервно ворочалась с боку на бок Мари, тихо вздыхала сквозь сон и искала мысленным взором возле себя милого друга щелкунчика. Искала и не находила, и оттого сны ее становились все тревожнее, и подушка была горяча, и локоны рассыпались по ней спутавшимися предрассветными чудо-травами.

И только человек в обличии баронета Монтага спал спокойно и потому крепко. Ему было чрезвычайно уютно в новом теле, покойно и приятно; он даже сквозь сон предвкушал грядущие новые и необычные радости. И только его нос часто морщился и подрагивал, точно что-то невидимое и назойливое щекотало ноздри, и крылья, и даже переносицу. И лжебаронет порой во сне подносил руку, как будто бы расправить и разгладить несуществующие усы. Но пальцы его всякий раз встречали пустоту.


Однако был еще один, тот, который совсем не спал.

Спустя два часа или около того в маленькой щелке в полу случилось еле заметное шевеление. Это оттуда вылез крохотный мышонок, бесшумно выкатился на середину спальни и осмотрелся. Первым делом он убедился, что кровать под чудовищем тихо и мерно поскрипывает в такт его дыханию. Удостоверившись, что чудовище крепко спит, мышонок выбежал из спальни, миновал кабинет и, просочившись и неприметную щель между створками дверей, помчался по коридору. Вокруг было темно, но мышонок, видевший ночью почти как днем, прекрасно знал дорогу.

Спустя несколько минут он уже был в елочном зале. Там благоухало хвоей и вкусно пахло сладким свечным дымом. И там же, на разряженной ели, его уже давно поджидал разноцветный арлекин.


Впоследствии Вадим неоднократно пытался восстановить в памяти все детали того удивительного ночного разговора, который ему пришлось выслушать в самом удивительном и необычайном для него обличий — куклы-щелкунчика. Сложность была в том, что разбудили его лишь к тому времени, когда Арчи уже говорил с представителем мышиного народа, и, похоже, они пришли между собой к соглашению. Но даже то, что Вадим узнал из торопливых и сбивчивых объяснений слуги, поразило его, испугало и вместе с тем вселило робкую надежду.

Злая кукла-щелкунчик, как теперь выяснилось, отнюдь не всегда была таковой. По словам мышонка, прежде она была их родней, смелым, могучим и самоуверенным витязем. И к тому же ближайшим потомком и наследником властителя могущественного народа крыс Амбарного королевства, на протяжении долгих веков уверенно спорящего за свои охотничьи и кормовые угодья даже с людьми. Смелость и самоуверенность наследника его и подвела.

Однажды наследник угодил в ловушку — огромную стеклянную банку с остатками пищи, забытую на каком-то продовольственном складе, входящем в ночную империю его отца, крысиного короля. Наследник оказался там не один — до него в банку угодили еще четыре хвостатые любительницы поживиться.

Мышонок вел рассказ весьма сбивчиво, и Вадиму даже показалось, что принц крыс ранее попросту бесславно попался в обыкновенную крысоловку. И уже позднее был препровожден в стеклянную банку, как и трое его сородичей. Те были его подданными и поначалу выказали принцу подобающие уважение и почет, отдав остатки еды из приманки.

Однако спустя несколько дней вынужденной голодовки, сидя в стеклянной клетке, подданные взбунтовались. Между крысами завязалась кровавая война не на жизнь, а на смерть. Тут уж было не до верноподданнических чувств или субординации: крысы стали попросту бороться за выживание. Проигравшего в этой борьбе победитель попросту поедал, не подпуская к трапезе других, становясь сильнее и получая, таким образом, дополнительные шансы против оставшихся сородичей.

Через день после начала междоусобицы в банке осталось четыре крысы, включая принца. Затем — три и, наконец, две — принц и одна особенно крупная и хитрая крыса, никогда не соблюдавшая никаких рыцарских правил в поединках. Смертельный бой между двумя неприятелями был долог и ужасен. Никому не известно, сколько подлых приемов и предательских ухищрений было пущено в ход, чтобы выжить, но в итоге крысиный принц одержал победу. Разорвав и пожрав своего поверженного соперника, он почувствовал, как в нем что-то стало неуклонно меняться.

В таких случаях неписаные законы природы сурово и неумолимо гласят: всякий мелкий всеядный зверь, выживший в схватке с себе подобными и затем пожравший их для собственного пропитания, становится львом. Сиречь каннибалом, однажды почувствовавшим вкус крови и плоти своих соплеменников и отныне желающим только этой страшной пищи и никакой другой.

Говорят, робко пропищал мышонок в этом месте своего рассказа, что так бывает и у людей. И людоедов, однажды вкусивших своей ужасной пищи, всегда тянет впоследствии отведать человечины, которая на самом деле якобы вкусная и сладкая.

Вадим ничего ответить на то не сумел по причине незнания, а Арчибальд промолчал.

Так или иначе, крысиный принц стал крысиным львом — сильным, могучим и свирепым. Увеличившись в размерах, он с легкостью выскочил из банки и стремглав помчался в родную империю. Но теперь он был уже не прежним добрым и благородным рыцарем, наследником стареющего короля, а ужасным монстром-каннибалом, который принялся охотиться исключительно за своими соплеменниками, уничтожая их в огромных количествах.

Первым делом крысиный лев разорвал пополам собственного родителя, а вслед за ним — половину двора и наиболее впечатлительных, а оттого — нерасторопных фрейлин. Попытки стражи и капитанов дать монстру отпор ни к чему не привели: монстр был гораздо крупнее и сильнее и рос прямо на глазах. К тому же один вид его порождал в прежде бесстрашных крысиных сердцах панический ужас, а в лапках и хвостах — постыдное дрожание и слабость. Так в осиротевшее крысиное королевство пришел великий страх.

Кровожадный принц принялся усердно опустошать собственное королевство, монархом и властителем которого он уже и так стал после смерти своего дражайшего папаши. И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы несколько наиболее предприимчивых хвостатых придворных не объединили свои усилия в стремлении покончить с крысиным монстром. Перепуганные придворные немедля составили тайный заговор и начали действовать быстро и решительно.

Перво-наперво заговорщики попытались отравить принца-оборотня новейшими ядами, которых у крыс, благодаря соседству с человеком, всегда был богатый выбор. Однако льва не брала ни одна отрава, он был словно заговоренный. Поэтому патриоты королевства решили призвать своих извечных неприятелей и соперников — котов и собак.

Коты, прознав, что им предстоит иметь дело с крысиным львом, сразу же отказались наотрез. Собаки прислали двух опытных и отважных истребителей грызунов, лучших в своих породах, услуги которых были оценены в баснословную сумму. Но — только не для крыс, когда речь шла о спасении Амбарного королевства. Однако кошмарный крыс с легкостью обратил в бесславное бегство обоих охотников, и собаки были вынуждены вернуть плату, оставив крысиный народ наедине с его бедою. Делать было нечего, и тогда придворные патриоты решили пойти на крайнюю меру — обратиться к волшебнику.


Волшебник согласился сразу. После недолгих раздумий он потребовал обычную в таких случаях цену волшебника — время рабства. Согласно договору, за оказанную великую услугу крысы должны были служить волшебнику верой и правдой целый год, выполняя его прихоти и послушно обходя стороною указанные им дома и амбары. Правда, на этот раз волшебник потребовал значительно увеличить срок службы, но выбора у крыс не было — принц-каннибал свирепствовал вовсю, опустошая королевство с упорством одержимого.

Чародей сдержал слово и выполнил свою задачу. Он не убил принца — на убийство волшебники вообще всегда идут крайне неохотно. Тем более — из-за каких-то там «жалких крыс».

При этих словах мышонок смешно наморщил носик, явно передразнивая интонацию волшебника.

Хитростью изловив каннибала, волшебник с помощью ужасного заклинания вынул его сущность и перенес ее силой своей магии в тело деревянной куклы. Там крыс должен был отбывать наказание всю свою оставшуюся жизнь. Куклу же волшебник продал на базаре в дни большой ярмарки достойному и добропорядочному господину. После чего потребовал платы. Крысы, верные уговору, ревностно приступили к службе, и с тех пор в их королевстве воцарился покой.

Однако покой — состояние обманчивое и подверженное переменам… Это отлично знает всякий, кто хоть однажды принимал участие в каком-нибудь заговоре. Придворные прекрасно понимали: принц пленен, но не уничтожен. За таким страшным маньяком надлежало присматривать постоянно и неусыпно. И с этой целью заговорщики, прибравшие власть в королевстве к своим лапам, наняли и отрядили несколько наиболее ловких, хитрых и неприметных мышей. Крысы для этого не годились — они были слишком велики размерами, да и алчны к соблазнам большого жилого дома. Хвостатые соглядатаи должны были следовать за куклой всюду, и прежде всего проникнуть в дом, куда был куплен щелкунчик — так называлась кукла у людей.

Заговорщики в своих шпионах не ошиблись: нанятые мыши бдительно и неусыпно следили за куклой, не попадаясь на глаза обитателям дома, семье Штальбаумов. Все шло так, как и предсказывал волшебник, и кукла не подавала никаких признаков жизни. К тому же она очень скоро надоела детям, вдобавок ее еще и сломали, сунув в рот особенно массивный и крепкий орех. После этого щелкунчик был без жалости заброшен в самый дальний и темный угол детской, а затем — наверх, на антресоли, где отныне должен был пылиться и рассыхаться до скончания своего века. Мыши к тому времени совсем уж было собрались покинуть дом.

Но однажды, разыскивая старую шляпку для семейного карнавала, сломанную куклу нашла на антресолях младшая дочь — милая и скромная девушка Мари. И прилежные шпионы-мыши решили остаться еще на недельку, последить за щелкунчиком дальше.


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  8  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  19  Глава 8 Колдовские чары : Сергей Челяев
 20  вы читаете: Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев  21  Глава 10 Запах волшебства : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  36  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 42  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 46  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 74  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap