Фантастика : Ужасы : Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  35  36  37  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 19

Спасение и спасители

Пробуждение было подобно началу нового и очень уютного сна. Вокруг Тирда было темно и странно. Однако здесь не было снега, ветра, и, может быть, оттого его окутывало блаженное, почти весомое тепло. И еще — целое море мягкого серого пуха, которым было выстлано большое и глубокое дупло в стволе неведомого Тирду дерева. Пух голубь не столько разглядел, сколько почувствовал телом, и, что удивительно, он ощутил даже цвет — сумеречно-пепельный, теплый и окутывающий сердце покоем и безмятежностью. С Тирдом и прежде такое случалось, когда в полете сквозь непроглядную ночь у него сами собой обострялись все чувства. И тогда он счастливо миновал неожиданные ветви, натянутые сети и даже просто — шальных птиц, ненароком зазевавшихся в небе.

Но здесь все было по-другому. К тому же дупло было так велико, что он во тьме плохо ощущал его границы. Тирд встряхнулся, представил себя эдаким толстым и упитанным бодрячком, взъерошил перья и принялся потихоньку выбираться наружу. Где-то ведь должен быть выход. Или вход?

Вход в дупло, однако, не встретил его ожидаемым окном яркого неба или слепящей белизной снега. Это уютное убежище располагалось достаточно высоко над землей. Так что густые кусты бересклета возле ствола могучего дерева казались низкорослым малинником, хилым и пригнувшимся под властным ветром, хозяином буреломов. Вход же в дупло был искусно замаскирован липкими ветвями сосны, так что с земли вряд ли можно было его разглядеть, не зная о дупле наверняка. Это Тирд, не имевший, впрочем, особого опыта лазания по чужим дуплам, да и по дуплам вообще, оценил сразу и одобрил выбор неизвестных благодетелей.

Одного голубь никак не мог понять: как же он очутился здесь, так высоко над землей, когда крылья уже давно отказались ему повиноваться?

Где-то рядом послышался тихий шорох. Тирд опасливо повернул голову и тут же замер от ужаса. По левое крыло от дупла, на крепком обледенелом суку сидел здоровенный корвус. Это был один из давешних воронов, — казавшийся теперь, на фоне белого морозного неба, еще больше и свирепее. Ворон увлеченно чистил клюв о ветку.

При появлении Тирда корвус прервал свое занятие, скосил на него влажный черный глаз и выразительно каркнул. Тирд вздрогнул: это могло быть как приветствие, так и предостережение. Он на всякий случай склонил голову, как делают все птицы, повстречавшись с чужаком, бой с которым им нежелателен. Однако ворон в ответ попросту отвернулся, так что было непонятно, что означал на самом деле сей невежливый жест. И Тирд счел разумным спрятаться обратно в дупле. Теперь следовало кое-что обдумать, если только у него еще было время.

Прежде всего, решил Тирд, вряд ли эти страшные корвусы собираются его убивать. Иначе чего ради было тащить его сюда, на верхотуру, в то время как растерзать беспомощного голубя можно было и в снегу. Тем более что корвусы сумели прогнать даже могучего хабифалька. Правда, была еще голубка…

Но мысли о ней Тирд пока отбросил в сторону, смутно предполагая, что в ней-то как раз и заключено зерно загадки его чудесного спасения. Тирд всегда предпочитал сначала аккуратно снимать шелуху, слой за слоем, а уж потом докапываться до сердцевины и заключенного в ней семечка.

Дупло было жилое, и навряд ли здесь обитали корвусы. Тирд был голубь по натуре небрезгливый, поскольку судьба почтовой птицы бросала его не раз в самые разные переделки, зачастую и пахнущие весьма противно. Он прекрасно знал, что ворон — птица далеко не из самых опрятных. А потому за нею частенько следует шлейф запаха гнильцы, а то и чего похлеще. В дупле же приятно пахло сосновой корой, шишками и… отсутствием всех прочих запахов. В том числе и птичьих. Разве что к сосновым ароматам самую малость, почти неуловимо примешивался оттенок птичьего молозива. Но запах его птицы, как правило, напрочь забывают, после того, как оперяются и перестают быть несмышлеными птенцами. Так и у людей происходит с памятью о грудном молоке, вкус которого со временем неизменно выветривается даже из подсознания.

Вдобавок этот корвус, сидящий возле дупла, очень походил на часового, выставленного здесь с одной целью — стеречь Тирда. Но зачем? Чтобы он не удрал? Тогда это дупло — ловушка и темница, и нужно поскорее набираться сил, чтобы попытаться как-то совершить побег. Но мягкий пух и прочий уют дупла настойчиво говорили о другом — клетки для пленников такими не бывают. Следовательно, этот корвус не столько стережет, сколько действительно охраняет Тирда. От чего? Или — от кого? От фалька и хабита? Куницы? Или кого-то еще, гораздо опаснее?

Тут действительно голова могла пойти кругом, что у голубей, кстати, дело совершенно обычное в прямом смысле слова. И Тирд вновь ощутил на своей лапке письмо. Срочное послание, которое он должен доставить не позднее утра послезавтра.


Покуда Тирд размышлял о превратностях своей злополучной судьбы, к сосне подлетел второй ворон. Это был тот, с седыми полосками на крыльях. Корвус сел подле дупла и перебросился несколькими кр-р-раткими вороньими словами с товарищем. После чего проскакал по ветке к дуплу и осторожно заглянул внутрь. Тирд сжался в комок и затравленно смотрел на длинный вороний клюв.

Ворон с минуту размышлял, затем ясно и отчетливо проговорил на всеобщем птичьем:

— Ну-ка, ты, свистун, вылезай наружу!

Тирд озадаченно заерзал, но делать было нечего — не сидеть же тут сиднем всю жизнь? Сколь бы коротка она ему ни была еще отмерена?

Злосчастный голубь кое-как выбрался из дупла и вцепился лапками в крепкую ветвь, чувствуя, как под коготками вышелушиваются кусочки красно-рыжей пахучей коры.

— Куда ты держал путь, покуда не брякнулся в снег, как глупая куропатка? — хмуро спросил второй, которого Тирд сразу окрестил про себя «седым».

— Я нес послание, — кротко ответил Тирд. В присутствии черных лесных воронов голубю лучше держать язык в клюве и далеко его не высовывать. — Я — почтовый курьер на королевской службе.

— Это я вижу, — сухо каркнул седой. — Откуда же взялся фальк? Он что, прежде следил за тобой?

Тирд сделал отрицательное движение, описать которое человеку очень трудно — в птичьих жестах и поворотах головы много разных оттенков, невидимых человеческому глазу, но весьма важных и понятных любому пернатому.

— Это очень странно, — задумчиво пробормотал ворон. — Что, скажешь, Затейник?

— Скажу то же, что и думаю, — откликнулся первый ворон. — В лесу Госпожи нет ни фальков, ни хабитов, ни кречетов. Слава Госпоже!

— Слава Госпоже! — вслед за собратом повторил седой корвус. — Что ж, твое счастье, свистун, что ты заинтересовал Госпожу. Валяться бы сейчас твоим перьям под деревьями, хабит разделал бы тебя за милую душу.

— Почему ты называешь меня свистуном, корвус? — со смелостью обиженного возразил Тирд. — Я ведь тоже знаю немало прозваний для вашего брата, Черного народа. И среди них есть немало еще обиднее…

Седой озадаченно взглянул на голубя и даже крякнул как весенний скворец.

— Ну, как… Вы же всегда свистите при полете, голубиная семья. Перья у вас так устроены, что ли… Или, может, крылья.

— Ты ошибаешься, мой верный Искусник, — раздался нежный мелодичный голос. И тут же возле дупла опустилась давешняя голубка. Теперь она уже не казалась такой синей, как в первый раз; ее перья и пух выглядели сизым пеплом, мягко обволакивающим миниатюрное и очень изящное тело. Голубка походила на молодую горлинку, но выглядела гораздо мельче ее, как все маленькие вяхири, и корвусы наперебой величали ее своей госпожой. Тирд на всякий случай тут же приосанился и распушил перышки на шее.

— Наш гость — почтовая птица. К тому же — на королевской службе, — мягко и учтиво пояснила голубка. — А почтовые птицы, как известно, не издают свиста при полете. В отличие от нас, простых лесных голубей, — лукаво добавила она, словно желая напомнить, что и она, здешняя госпожа, тоже принадлежит к голубиному народу.

Устыженный ворон низко склонил голову, признавая свое заблуждение.

— Добро пожаловать в наш лес, добрый странник, — улыбнулась голубка.

Тирд не случайно состоял на королевской службе — этикет и политес в таких случаях он знал отменно. Поэтому голубь высоко подпрыгнул, даром что еще нетвердо стоял на своих красных лапках, сделал глубокий реверанс и раскрыл хвост веером, трепеща и потрескивая каждым пером. Один из воронов при этом презрительно сморщился и повел клювом набок, точно говоря: ох уж мне эти придворные церемонии! Но Тирд и клювом не повел — все его внимание было устремлено на прекрасную сизую голубку, умевшую непостижимым образом ежедневно менять цвета своего нежного оперения.

— Благодарю, высокая госпожа, — учтиво и утробно проквохтал Тирд самым низким, мягким и бархатным голосом, на который он был только способен после всех потрясений. — Я признателен тебе за свое спасение, равно как и твоим достойным рыцарям.

Он вежливо раскланялся по обе стороны голубки. Корвусы, однако, ничем не проявили ответного расположения; напротив, один даже хрипло каркнул в ответ, точно говоря открыто, без обиняков: кончай трепаться, свистун!

— Благодарю и тебя, королевский посланник, — ответила чудная голубка. — И заодно прошу извинить моих слуг за неучтивость — они теперь обеспокоены.

— Весьма обеспокоены, госпожа, — немедленно откликнулись обе черные птицы. — Появление хабифалька в твоем лесу не случайно. Значит, не исключены и другие гости.

— Ах, милые друзья, с вами мне ничего не страшно! — улыбнулась сизая голубка. А в сердце Тирда шевельнулось легкое подозрение: он-то был уверен, что давешний ястреб удрал вчера именно при появлении этой удивительной госпожи! Еще одна загадка, сказал себе Тирд. Похоже, их накопилось уже столько, что пора начинать распутывать этот неряшливый, безобразный и поистине опасный клубок.

Голубка взглянула на голубя так ласково, будто прочла его сокровенные мысли. Но следующие ее слова вновь повергли Тирда в трепет, и уснувший было страх возвратился в отважное птичье сердце.

— Я знаю, что тебя беспокоит, королевский посланник, — проворковала птичья госпожа. — Но ты еще не знаешь главного. Тебя ищет человек с собакой. Здесь, в этом лесу. Я видела его нынешней ночью. Мне кажется, именно он и привез с собой хабифалька. А если есть один человек, могут быть и другие.

Ошеломленный Тирд не сумел в первую минуту даже клюва раскрыть. Впрочем, голубке его слова сейчас и не были нужны.

— Я думаю, все дело — в письме, что ты несешь, — заключила она, глядя прямо в сердце Тирду лучистыми, ласковыми глазами. — И мне кажется, этому человеку нет дела до тебя самого. Ему нужно только послание, что привязано к твоей усталой ноге. Но в безопасности ли ты сам, покуда с тобою письмо? Что ты на это скажешь, королевский посланник?


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  8  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  20  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  35  День третий ТОТ, КОТОРЫЙ ВОЗВРАЩАЕТСЯ : Сергей Челяев
 36  вы читаете: Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев  37  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 42  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 46  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 74  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap