Фантастика : Ужасы : Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  41  42  43  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 20

Тирда ищут

Человек с собакой появился в лесу спустя час после рассвета. Он возник в соседней роще как зловещий призрак, посеребренный инеем. Волосы, брови, усы человека побелил мороз. Изо рта вырывалось легкое облачко пара, так же как из пасти собаки — черной, гибкой, лохматой, неизвестной Тирду породы. Собака усиленно и дьявольски сосредоточенно принюхивалась к морозному воздуху вокруг деревьев.

Выйдя из рощи, человек и собака остановились подле двух отдельно стоящих сосен с искривленными кронами. Постояв немного, человек чуть наклонился к собаке и что-то проговорил. Ищейка внимательно выслушала хозяина и потянулась мордой к его заплечному мешку. Человек немедленно отстегнул карман сбоку и вынул что-то темное и узкое. Тирд, все это время с опаской подглядывавший из дупла, напряг зрение и тут же в ужасе юркнул поглубже в свое укромное убежище.

Он разглядел в руке человека голубиное перо. И это было перо его, Тирда!

Значит, этот страшный и непонятный человек со своею собакой уже побывали на том месте, где голубь без сил упал в снег. Наверное, перо ушло глубоко в сугроб, и вороны Госпожи Леса не сумели его отыскать. Зато это смогла сделать собака, а навел ее не иначе как проклятый хабифальк. И теперь они направлялись прямиком к его дереву!

Черный корвус уютно устроился в сосновой кроне. Он тоже не спускал глаз с собаки, которая неторопливой трусцой обходила дерево за деревом. Ворону было наплевать на собаку. Он знал, что верхового чутья даже у этого пса не хватит, чтобы учуять голубя, надежно укрытого в дупле. Ворон высматривал пернатого врага. Он знал: рано или поздно хабифальк появится. Об этом говорила массивная кожаная перчатка на руке хозяина птицы и собаки. Его пернатый слуга, скорее всего, кормился где-то неподалеку. И ворону нужно было оставаться начеку.

У мороза есть характерная и странная особенность. Некоторые запахи он отбивает напрочь, они точно тают на холоде. Иные же напротив — усиливаются и обостряются, будто пронзают ноздри холодными и пахучими иглами. Собаки хорошо знают эту особенность стужи и умеют ее использовать. Поэтому человек, прежде чем дать собаке перо, дважды осторожно погрузил его в сухой снег, наметенный возле дерева. Затем смахнул с пера снежинки и слегка расщепил его ость. И только после этого охотник на королевских посланцев протянул перо злополучного Тирда ищейке.

И тут произошло ужасное. Собака, едва вобрав ноздрями сладкий и пьянящий запах добычи, неожиданно, как по команде, повернулась к дереву, в дупле которого прятался бедный Тирд, и уставилась на сосну. Неужели проклятая собака все-таки его учуяла? В глубоком дупле и на такой высоте? Этого не могло быть! Чего ей тут надо?!

Так со страхом думал Тирд, не слишком-то осведомленный о способностях собак, сидя в темной древесной нише, весь в пуху. А собака снизу молча смотрела прямо на него! Сердце голубя билось как в силке, и тут он услышал где-то наверху сдержанное хриплое покашливание. Это был давешний ворон.

Черный корвус сидел на ветке, метрах в четырех повыше дупла. Он чистил перья, полировал клювом когти и ковырял ногой кору. Ворон тихо ворчал, булькал, щелкал клювом и покрякивал, как это обычно делают лесные птицы, чувствующие себя в полной безопасности в высокой кроне. При этом корвус изредка скашивал блестящий черный глаз и внимательно смотрел на застывшую внизу собаку.

Охотник тоже заметил пристальное внимание, которое его питомец оказывал лесной птице. Он подозвал ищейку, но умный пес не тронулся с места. Человек не рассердился. Он подошел к собаке и что-то сказал ей, поглядывая на ворона, который блаженствовал в сосновых ветвях. Собака повела головой, прислушиваясь к голосу своего властелина, и негромко тявкнула в ответ, точно не соглашаясь с доводами человека. И тот поднял голову и еще раз, уже внимательней, посмотрел на черную птицу.

Тирд, вновь тихонечко высунувшийся и одним глазком поглядывавший меж ветвей, замаскировавших вход в дупло, видел всю эту картину. И теперь ему пришла в голову новая и еще более ужасная мысль. Наверное, собака учуяла какую-то связь ворона с ним, Тирдом. И теперь чует их обоих. Но неужели ее возможности столь велики? Или это злосчастный мороз играет с бедным маленьким голубем свои злые холодные шутки?

Возможно, похожая мысль пришла в голову и ворону. Он в последний раз скосил взгляд на собаку, а потом с шумом, нарочито, как это делает сладко потягивающийся человек, расправил крылья и взлетел. Сделав над сосною круг, ворон в довершение ко всему бомбардировал собаку с высоты своего положения изрядным комком липкой белой массы. Но промахнулся. После чего полетел прочь, не спеша, степенно, словно преисполнившись сознания честно исполненного долга.

Собака постояла немного, не спуская глаз с удаляющегося ворона, а затем потихоньку, шажок за шажком двинулась вслед за ним. Ищейка шла, подняв морду и помаргивая от хлопьев снега, которые поднявшийся ветер, как прилежный хозяин в доме перед праздником, принялся смахивать с веток.

Самые неприятные подозрения Тирда подтвердились. Ученая ищейка никогда не пойдет за вредной птицей без всяких на то оснований. Даже если та и пыталась нахально обгадить собаку. Тирд был уверен, что его ищут самые хитрые и опасные враги, каких только можно представить. То же самое ему давеча сказала и голубка. На миг ему отчаянно захотелось вырваться из своего убежища, показавшегося вдруг тесной и душной западней. Расправить крылья, как этот ворон, и броситься в морозное небо, а там — будь что будет!

Но он тут же представил, как из-за туч невесть откуда на него вновь спикирует чудовищный фальк, и теперь его уже никто не спасет. Но, скорее всего, свалится сам Тирд, больной и слабый голубь, которого уже давно ждут высокие и важные персоны. Они сердятся, злятся на Тирда, поминают его нехорошими людскими словами, быть может, уже и проклинают. И сетуют, что не послали другую птицу — более разумную, находчивую, сильную, наконец. Наверное, при этом вовсе и не зная о порченом зерне и странной, с тухловатым вкусом воде, которую ему пришлось пить за несколько часов перед вылетом из-за необъяснимой, внезапной и всепоглощающей жажды.

А может быть, уже и не ждут.


Голубь, не прилетевший вовремя, в королевской почтовой Службе чаще всего означает одно: ждать его не имеет смысла. У голубей в природе немало врагов, но самый могущественный — человек, ведомый злым умыслом. И, значит, Тирда уже считают погибшим, даже оплакать его некому. Ну, кроме, быть может, двух-трех голубок, которые прошлой весной поглядывали на него с благосклонной симпатией. И, выходит, письмо, которое он несет, не ждут тоже. То письмо, что, возможно, могло бы в корне поменять планы многих и многих людей, а значит, и почтовых голубей тоже.

И теперь, не дождавшись Тирда, все эти люди и принадлежащие им собаки, лошади и голуби тоже поступят совсем иначе, чем должно. И, возможно, себе на беду или даже погибель. Ведь в лесах уже третий год идет война, и, значит, Тирд воюет тоже, наравне со всеми этими людьми, лошадьми, собаками и голубями. И тоже может погибнуть, как все остальные. И опасных шансов для этого у него даже больше. Ведь он носит секретные записки и предписания, которыми совсем не прочь воспользоваться злой и коварный враг.


Но за три года верной и нелегкой службы Тирд впервые увидел своего противника так близко. Причем вполне конкретного врага, знающего о нем, Тирде, и ненавидящего его. Именно поэтому на него напал хабифальк; поэтому человек и собака пришли в лес. И что ему делать — жалкому, беспомощному голубю-неудачнику, — если избитые крылья и дальше откажутся повиноваться?

Но более всего Тирда, что забился сейчас в теплый пух укромного дупла, угнетала тяжелая и причинявшая почти физическую боль мысль, что люди, к которым он летел, возможно, и не подозревают о письме.

Оно, безусловно, должно быть очень важным, это письмо, раз Тирду даже не дали толком отдохнуть после возвращения из столицы. И вовсе не проследили, чтобы его корм и питье были отменного качества, как и полагается в службе перед дальним перелетом. Люди, посылавшие это письмо, очень спешили; и, значит, он был нужным, несказанно важным, этот кусочек бумаги или шелка, запечатанный в берестяной торбочке у него на лапке. Ах, если бы только Тирд мог знать, что там! В бересте с королевской печатью, от которой, и голубь не раз видел это сам, тревожно замирает сердце у самых великих и бесстрашных воинов, мудрых волшебников и капризных людских красавиц?

Но даже если бы он и знал — а Тирд чувствовал, что в этой торбочке есть письмо, как бы сумел он понять написанное, разобраться в нужности и срочности его? Чтобы уж тогда решать окончательно: ждать выздоровления или сломя голову лететь как можно скорее из этого дупла, от этой сосны, этого леса, этих нежданных и спасительных друзей. И сизой, голубки.

При мысли о голубке Тирд, однако, призадумался.

Он не видел ее с утра, но уже страстно желал услышать тихий свист перьев, нежное сияние синих и голубых цветов, мягкое воркование, мудрый и ласковый взгляд глубоких, чудесных глаз. И ловя себя на этих опасных мыслях, Тирд чувствовал себя очень неуютно, поскольку в сердце тут же оживала еще одна вредная и неправильная мысль. Мысль, что ему хочется остаться тут как можно дольше. Чтобы чаще видеть добрую Госпожу Леса, которая спасла его от неминуемой смерти и продолжает оберегать под сенью своего дерева, заботою своих слуг-воронов. И, как знать, может быть, даже и волшебством, застящим глаза врагам Тирда и отводящим их от одинокого, смертельно усталого голубя. Как знать, может, и Тирд оказался во власти этого невидимого волшебства, голубиной магии, которая у этих добродушных и миролюбивых птиц, как известно, полностью подвластна только женским особям?


Горестные размышления Тирда прервал хруст снега внизу, под его сосной. Осторожно выглянув из дупла, голубь сквозь сосновую хвою увидел, как человек уходит. Охотник шел следом за собакой.

Он казался задумчивым, судя по тому, как опрометчиво ставил ноги, слишком близко обходя глубокие сугробы, которые Тирд видел сверху благодаря особому чутью птицы, привыкшей летать высоко. Радость немедленно хлынула в птичье сердце горячей волной: враг уходил! Конечно, это ворон уводил собаку, а за ней и охотника. Как это удалось корвусу, Тирд понятия не имел. Но он вновь исполнился огромной благодарности к голубке, у которой такие умные и изобретательные слуги.

Путь к спасению был открыт. Вечером он попытается вылететь из дупла, а значит, ему нужны силы.

Тирд оглянулся в поисках корма. Еще с утра он обнаружил в дупле странную пахучую кашицу. Это была смесь полупережеванных семечек сосновых и еловых шишек, остро отдающая хвоей и пряным маслом. Тирд, на своем голубином веку немало полетавший над землей, слыхал, что такой пищей пичкают своих птенцов странные лесные птицы с причудливо загнутыми крючком носами, которые вскармливают потомство порою в самые трескучие морозы. И теперь такое же пропитание предложили ему. Неужели вороны?

Тирд отнесся к этому предположению с большим сомнением, едва лишь представил, как корвусы выщелачивают из шишек орешки и колют их для глупого голубя крепкими острыми клювами. А, может, это угощение как раз и принесли клесты? Уж коли сизая голубка — подлинная Госпожа этого Леса, ей могут служить самые разные птицы…

И он вновь задумался о том, каким же образом его, беспомощного, лишившегося сил и чувств, доставили сюда, на такую высоту. Ни голубка, ни тем более вороны не ответили на этот вопрос, который, помнится, он задал в числе первых.

Что ж, если каша в голове, попробуем уравновесить ее кашей в желудке, философски заключил Тирд. И принялся осторожно поклевывать загустевшую кашицу. Вкус был необычный. Тирд, честно говоря, привык к более пресной и зерновой пище. Но делать нечего, нужно набираться сил. И голубь усердно принялся за еду, поначалу — недовольно покачивая головой и раздраженно булькая. Но затем даже вошел во вкус, потому что еще в птенцовые времена твердо усвоил простую и мудрую истину: чем невкуснее пища, тем она может оказаться полезнее. Особенно когда ты болен.

Понемногу Тирд повеселел. Он уже чувствовал, как силы его прибывают, точно ручейки, питающие покуда еще слабый, но уже весело звенящий поток. Он вновь выглянул из дупла и оглядел окрестности, чтобы прикинуть площадку для ночных тренировок крыльям. О том, что с ним будет, если крылья его не вынесут, Тирд предпочитал пока не думать.

Слева от сосны стояла сплошная стена деревьев. Справа же светлела прогалина. Она была завалена снегом, и Тирд, не будучи совсем безрассудным, полагал, что в случае неудачи он сможет дотянуть до нее и переночевать в сугробе. А поутру повторить свои попытки вновь. Голубь оживился и весело поклевывал отдающую хвойной смолой кашу.

Напоследок он решил еще раз глянуть вниз, чтобы определиться с площадкой для приземления, когда будет выбираться из дупла. И тут же похолодел до самых косточек, точно со всего лета обрушился в ледяную воду.


Внизу из снега торчал прут.

Очевидно, это был ствол одного из кустов редкого ивняка, растущего неподалеку. Прут был длинный и прямой, его конец был небрежно обструган и обломан. Прут воткнули глубоко в снег, и он был хорошо виден и из-за деревьев слева, и справа, от прогалины. Тирд смотрел на него, не веря своим глазам, и чувствовал, как его маленькое сердце сжимает ледяная когтистая лапа ястребиного страха. Этот прут был пометкой. Его срезал и воткнул в снег охотник, перед тем, как уйти вслед за собакой в чащу.

И означала эта метка только одно: человек обязательно сюда вернется.


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  8  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  20  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  36  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 41  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев  42  вы читаете: Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев
 43  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 46  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 74  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap