Фантастика : Ужасы : Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  45  46  47  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 24

Предприятие начинается

Воротившись домой, молодой человек некоторое время размышлял за чашкой кофе, которого ему так и не удалось выпить у новой знакомой. Затем решительно снял трубку и набрал старый и знакомый номер. Телефон отозвался не сразу, заставив Вадима пережить весьма неприятную минуту. Но под Новый год все хорошо не только кончается, но зачастую и начинается тоже.

— Да? — лениво отозвалась трубка.

Вадим выждал несколько мгновений, после чего таинственным, фальшиво-бархатным голосом с шикарным апломбом проникновенно поинтересовался:

— А что, синьор Арлекино, это действительно так трудно — быть смешным для всех?

— А это смотря за какое вознаграждение, — осторожно ответили в трубке. — Ежели звонкой монетой — это еще, положим. А коли один только звонкий смех — тогда уже выходят на арену палачи! Ты что ли, Вадим?

— Я, Арканя, — усмехнулся молодой человек. — Кому ж еще звонить поутру?

— И раз в полгода, верно? — усомнилась трубка. — Ну, что ж! Как это ни удивительно и невероятно — я по-прежнему рад тебя слышать.

— С Новым годом, — мягко сказал Вадим, мечтательно улыбнувшись.

— И тебя тоже, старик, — ответил Аркадий. — Пошто звякаешь? Дела пытаешь аль от дела лытаешь?

— Дело на сто миллионов, — убежденно заявил Вадим. — Но только — чистым искусством.

— Так у меня же елки… — плаксиво протянул Аркадий финал старого бородатого анекдота. Но поскольку ответа не последовало, тут же сменил тональность.

— Ладно, дружище, говори, что случилось. Чем смогу — помогу.

— И не сомневался, — подтвердил Вадим. — Слушай, вот какая штука…

Он замер на мгновение, готовясь откровенно врать, и постарался придать голосу как можно больше натурального пофигизма и веселой обиды на бытовой почве.

— У моего начальника случилась большая проблема. Укатывает в важную командировку, там партнеры, перспективы и прочая карьерная фигня. При этом у него остается дома молодая жена.

— Хороший анекдот, — сочувственно откликнулся Аркадий. — Дело пахнет адюльтером?

— Не надейся, — иронически отсоветовал Вадим. — Ситуация требует искусства. Его супруга приболела, и у дочки семь лет и скоропостижная ангина. А она, видишь ли, мечтала сходить завтра на «Щелкунчика». Шеф слезно плакался, что у них и билеты куплены.

— Понимаю, — соображала трубка. — Ты предлагаешь пойти вместо них нам с тобой, а потом рассказать им содержание?

— Ну, вроде того, — даже хрюкнул от удовольствия Вадим, представив, как Арканя по телефону рассказывает Наталье с дочкой свою очередную, сто первую интертрепацию бессмертного сюжета. — Только надо сделать вот как. Помнишь, мы прежде мотались под Новый год по квартирам — поздравлять сотрудников?

— Ну?

— Теперь задача усложняется. Надо прийти в семью моего шефа, показать новогодний спектакль, очаровать, попить чайку и потом — сразу ко мне, порадовать душу коньячком с сыриком.

— Ага… — соображала трубка. — И всего-то — новогодний спектакль. А какой?

— Ну, брат, ты меня удивляешь, — чуть не возмутился Вадим. — К твоему сведению, даже в Америке под Новый Год во всех театрах идет один и тот же спектакль. Наш «Щелкунчик» Петра свет Ильича. Даже на Бродвее. И всюду, между прочим, аншлаг.

— Ах, вот как! — вроде бы уже почти согласился Аркадий. — А как мы его будем играть?

— Ты что, уже забыл нашу старинную постановку? Помнится, она гремела года три…

— Да ты чё?! Эту, с Какандером и Педди?

— А то! — горделиво и лукаво одновременно протянул коварный телефонный соблазнитель. — Все-таки наш СТЭМ был — не хала-бала…

— Это уж точно, — согласился Аркадий. — Значит, как я понимаю, ты предлагаешь нам «Щелкунчика» — вдвоем? Вадимыч, но это просто авантюра, понимаешь? И почти смертельная. Особенно при наличии консервативно настроенных зрителей.

— Ну, почему вдвоем? — покровительственным тоном возразил предприимчивый молодой человек. — Пьеро сможешь найти?

— Еще бы! Кто, спрашивается, может вытянуть все это безобразие? — язвительно молвила трубка. Но Вадим оставил сентенцию без комментариев. И Аркадий наконец понял — его старый приятель по институту и партнер по театру юмористических миниатюр настроен решительно и компромиссов не потерпит. Наконец, видимо, его действительно нужно — вы-ру-чать…

— На всякий случай позволь напомнить: наш Петр работает в серьезной проектной организации, — заметил Аркадий, впрочем, без всякой надежды. — И у них под Новый год явно горит план, осаждают спохватившиеся клиенты и — вообще. Может быть, даже корпоративный банкет.

— А ты позвони, — просто сказал Вадим. — И потом перезвоните мне, не отходя от кассы — я скажу, что брать с собой. Учти: к обеду должны быть у меня. Оба. И с вещами.

И он положил трубку на рычаг, ласково улыбаясь и вспоминая прежние времена. В своих друзьях он был уверен. Как в себе. Или даже чуточку больше.

Петр позвонил минут через десять. У него, к счастью, как раз выдался свободный вечер — корпоративный банкет намечался только завтра, да и то с большим скрипом.

Другой хорошей новостью было то, что Петр в свое время зажал из костюмерной студклуба легкий весом и весьма натуральный видом костюм Деда Мороза, как-то: шубу, шапку с пришпиленной окладистой бородой, усы, перчатки и кушак в комплекте. А также на три четверти опустошенную, но еще вполне боеспособную коробочку с гримом, который смывался обычной холодной водой, причем — в рекордно короткие сроки. В этом Вадим увидел еще один внушительный перст судьбы, счастливо воздетый кверху, а не наоборот.

Продиктовав еще несколько наставлений, он потребовал, чтобы оба друга явились к нему немедленно для составления диспозиции и генеральной «репы». Обед и пиво хозяин квартиры самоотверженно пообещал взять на себя.


Петр действительно работал в солидной проектной организации. И с клиентами у них все было нормально. В этом Вадим убедился, когда Пьеро вынул из сумки батон сказочно пахучей бастурмы и бутылку нежно любимого ими еще с первого курса демократичного «Красного Арбатского полусладкого».

— Наше, «аббатское»… Все-таки Новый год, — смущенно пожал широкими плечами Петр. — А пиво мы всегда попить успеем.

Аркашка добавил в композицию натюрморта сало, лимон, баночку оливок и кривой зеленый огурец гигантских, прямо-таки устрашающих размеров — словно олицетворенный вживе лозунг борьбы с пищевыми биодобавками и предпраздничной алчностью носатых рыночных торговцев.

— У «носорогов» брал? — сочувственно спросил Петр.

— У них, шайтан им покупатель, — горестно шмыгнул Аркадий. — Там все остальные «огирки» еще ужаснее — даже в авангардный секс-шоп не возьмут.

— Да ладно вам, — урезонил обоих Вадим, с сомнением оглядывая содержимое холодильника. Спустя минуту большая его часть, та, что не требовала особого приготовления, плюс консервы перекочевала на стол.

— Мы тебя понимаем, — хором сказали Аркадий с Петром. — Начальство — дело святое. Женщина — еще более. О детях уж и не говорим. Но только кто из нас, спрашивается, помнит текст?

— Ваше дело арлекиново, — загадочно усмехнулся Вадим, после чего жестом фокусника вынул из папки, заранее приготовленной на холодильнике, несколько распечатанных листков. И торжествующе помахал ими в воздухе.

— Неужели?! — пробормотал Пьер и выхватил листы. — Смотри, Аркань! Фантастика!..

— Ты что, в свое время сохранил текст? — не веря собственным глазам, пробормотал Аркаша.

— Только тот, который был для внутреннего потребления, — скромно потупил лукавые глазки Вадим. — Там сплошные идиоматические выражения. Надо чистить.

Петр быстро пробежал глазами листок, затем другой и ошеломленно отложил распечатку.

— Ребя, вы не поверите, но я до сих пор все помню!

И они с Аркадием увлеченно углубились в печатные страницы, изредка хихикая, а порою — взрываясь громогласным хохотом. Чудны дела твои, о ностальгия…

Вадим из милосердия дал им пять минут на разогрев, а затем требовательно постучал вилкою по столу.

— Народ, «аббатское» ждать не будет. Микрофон давно фонит! Давайте хоть выпьем разок, что ли!

Двое друзей с видимым сожалением оторвались от воспоминаний и либретто. Стаканы были наполнены немедленно, и Петр обвел друзей торжественным взором.

— Я так понимаю, сегодня у нас бенефис? Как в лучшие годы?

— Камерный такой, — прозрачно поддакнул Аркадий, намекая на малое число зрителей и неизвестные вкусы аудитории.

— Фигня! — с чувством провозгласил Петр. — Я готов играть эту старую вещь для себя. И для вас.

— Ну, малость подчистим текст, — предположил Вадим.

— Адаптируем, — уточнил Аркадий.

— А все остальное допишем заново, — подытожил Петр. — Эх, черт, опять видео не будет! Вадимыч! У них там нет, часом, камеры?

— Боюсь, может не оказаться, — покачал головой Вадим.

Сколько они себя помнили, всегда сетовали, что их лучшие миниатюры так и не были сняты «на память». Сценки и люди остались только на фото. Но разве статичные снимки могут передать ту динамику и тот драйв? Да ни в жисть!

— Странный начальник, — задумчиво провозгласил Петр, очевидно, по поводу отсутствия у того видеокамеры, однако, тут же упрямо тряхнул головой и заявил: — Да ладно, не очень-то и хотелось. Давайте махнем, закусим и — за работу. Хоть снова поприкалываемся на старости лет.

— Вадик, а твой начальник не боится пускать в свой огород таких старых и опытных козлов, как мы? — весело засмеялся Аркашка, опасно размахивая вилкой с — кружком колбасы вблизи хозяйского лица.

— Шеф всецело мне доверяет, — предупредил улыбающийся Вадим. — Так что предупреждаю, братцы, ни-ни! Никакого гусарства. Можно только мне, да и то в минимальных дозах.

— Вот так всегда — нам нельзя, а себя никогда не обделит, — похлопал его по плечу Аркадий, потрясая закуской перед самым Вадимовым носом.

— Ты ему, братец Арлекин, сейчас глаз выколешь, — предупредил всевидящий Петр. — Ладно, чего зря болтать? Давайте наш тост, церемониальный.

— Перед работкою, — сощурился Аркадий, как довольный кот.

— И вдохновением, — поддакнул Вадим. — Молитву!

Все трое помолчали, набирая нужную душевную тональность. После чего дружно встали со стаканами вина, и Аркадий продекламировал с фальшиво-пафосным выражением:

— На горе цветет лопух!

— Под горой — акация, — добавил Вадим.

Набрали воздуху и хором, слаженно, как взвод гвардейцев на присяге, гаркнули:

— Ёксель-моксель, выручай, Мать-Импровизация!!!

И в дружном хохоте трех бывших студентов, вечных артистов и хохмачей, потонул не менее слаженный звон граненых вестников удачи.

Спустя час горячих споров, проклятий и хватаний за голову была готова диспозиция в лице главных действующих лиц и актеров больших и малых театров — в эпизодах. Ситуация серьезно осложнялась тем, что ролей было много, а актеров — только трое.

— На самом деле это все чепуха, — горячо убеждал друзей Вадим. — Все сцены составлены так, что постоянно работает только двоечка. А третий — на подхвате.

— В должности прислуги за все, — с сомнением пробормотал Петр. Он строго глядел в свой экземпляр и делал в нем частые, одному ему понятные пометки.

— Ну, и ладно, — бесстрашно кричал Аркадий. — Третий будет подыгрывать.

— И, значит, им всегда будет Вадим, — спокойно констатировал Петр. — У нас же с тобою, Арканя, «двоечка» наиграна, значит, и будем тащить основные диалоги. А Вадику отдуваться за сюжет.

— Ладно, уж как-нибудь, — кивнул Вадим. — В конце концов, я же вас и втянул в эту авантюру.

— А я это авантюрой, между прочим, не считаю, — решительно заявил Аркадий. — Во всяком случае, когда бы мы еще так встретились?

— Тут я соглашусь, — кивнул Петр. — Итак, вот что у нас вытанцовывается…


На листе бумаги крупными буквами был начертан список действующих лиц перелопаченной пьесы, а мелкими — режиссерские пометки.

«Маша — главная героиня». Кто возьмет на себя? Решим по ходу.

«Щелкунчик — главная Кукла и герой». Наверное, Вадик.

«Какандер Первый, мышиный король». Аркашка, кому ж еще?

«Педди Грипал, учитель танцев, крестный маг и домашний волшебник». Боюсь, что это я, Петр…

«Дед Мороз». По обстоятельствам.

«Няня». Кто-то из «двоечки».

«Два Мыша, подручные (зачеркнуто) подхвостные Какандера». Петр с Арканей.

«Говорливое зеркало». Вадим.

«Остальные — эпизодически мелькают». По ходу прикинем, кто свободный будет.

На этом список завершался. Каждый из артистической троицы внимательно изучил его, хмурясь всякий раз при обнаружении своего имени. И затем друзья приступили к переделке и адаптации текста. Под нежный возраст семи отроческих лет. Иными словами, к переводу с русского подцензурного на русский относительный. Процесс шел весело, увлекательно, и к моменту, когда в доме кончилось пиво, либретто было вчерне готово.

Готовые тексты лучше всего употреблять горячими, как говорится, с пылу, с жару. Покуда его пишешь, этот нужный и столь важный для тебя текст, да еще и юмористический, непременно десять раз насмеешься, пару раз вздохнешь, разочек задумаешься. Восторгаться собственным творением в виде рифмованных и нерифмованных строк надлежит немедленно и желательно — в компании соавторов. Иначе уже наутро следующего дня текст неминуемо остынет, потеряет остроту и вкус. Все еще вчера столь приятные авторскому глазу словесные объемы и глубины, мягкие холмы и завораживающие впадины превратятся в унылые плоскости и плохо пересекающиеся между собою параллели смыслов. Да и сам смысл, еще такой явный и изящный вчера, завтра неминуемо потеряется. И автор будет только диву даваться: господи, и как же это я вчера отчебучил такое?! Эту скуку и пошлость, тоску и пустоту, серость и плесень?

Нет, тексты нужно употреблять сразу, еще горяченькими, только тогда в них еще присутствуют авторская удаль и задорный перчик. Поскольку сегодня они еще покуда писаны единственно для самого автора, для того, кто истинно понимает. А завтра этот текст — уже не твой, он становится уделом читателя. А как можно до конца доверять совершенно чужому, незнакомому тебе человеку?

За окном смеркалось. Пиво исполняло в трех животах легкие увертюры, и настроение у друзей было приподнятым. Близился час премьеры.


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  8  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  20  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  36  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 42  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 45  День четвертый ТО, ЧТО ТЕРЯЕТСЯ — ТО, ЧТО ПРИХОДИТ : Сергей Челяев  46  вы читаете: Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев
 47  Глава 25 Фееричный салат в стиле буфф : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 74  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap