Фантастика : Ужасы : Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73  74  75  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 38

Охотники из сновидений

— Вадик! А это, между прочим, к тебе гости пришли!

В мамином голосе была целая гамма чувств: и легкое удивление, и озадаченность, и даже маленькая, еле уловимая тревога. И еще одна необычная нотка, какой прежде мальчик никогда не слышал.

Мальчик всегда знал или, во всяком случае, уверенно предчувствовал, что однажды это случится. Причем ему всегда казалось, что это произойдет в преддверии какого-то важного, значимого дня, например праздника. А когда начинал размышлять и прикидывать про себя, какой же день должен принять на себя все, что ему уготовано судьбой, получалось, что это непременно должен быть именно Новый год.

Однажды перед самым Новым годом он должен получить странное письмо. Или же его остановят на улице незнакомые люди. Возможно, его ожидал необыкновенный и исключительно вещий сон. В небе мог оказаться неопознанный летающий объект, исключительно чтобы зависнуть над ним и сопровождать до той минуты, покуда все для него откроется и станет ясным, простым и единственно возможным. Белоснежный голубь со странной запиской вполне мог броситься с небес прямо к нему в руки. Он мог заблудиться в чужом огромном доме с сотнею комнат, из которых его ждала бы одна-единственная, тайная, замурованная и не отмеченная ни на одной карте-схеме. И в ней был бы ключ ко всем загадкам.

Но у мальчика никогда и в мыслях не было, что все случится так просто — в одно прекрасное утро в квартиру просто позвонят. Собирайся-ка, парень, допивай свой чай с бутербродами, одевайся и выходи, да поживее. И учти: мы все о тебе знаем! Уже давно. И, кстати, нам очень интересно: что ты можешь возразить? А противопоставить? То-то!

И теперь, застигнутый врасплох, мальчик и не помышлял о сопротивлении. Старший брат, единственный, кто был бы еще способен его понять, еще три дня назад уехал с классом на экскурсию в Ленинград. И теперь мальчику не смогли бы помочь ни папа, ни мама, ни милиция, ни крепкие двери их квартиры, ни даже какое-нибудь оружие, даже если оно бы у него и было.

Можно было, конечно, попробовать отсидеться; на худой конец, сказаться больным. Но тогда бы они непременно придумали что-то еще, потащили его в больницу, отправили к нему фальшивого доктора. И в его глазах, непременно под холодными стеклами металлических с позолотой тонких очков, мальчик увидел бы неотвратимость исхода, свое бессилие и удушье первых признаков надвигающегося кромешного отчаяния. Почему это — с ним? За что это — ему? И неужели все не могло сложиться как-нибудь иначе, а еще лучше — с кем-нибудь другим?

— Вадим! Ты не слышишь разве? Иди скорее, к тебе пришли.

И на этот раз в мамином голосе было столько спокойствия, обыденности и такого уютного, очень домашнего раздражения, что он решил: нет, мама ни за что не стала бы говорить с ним таким тоном, если бы в дверях стояло что-то опасное.

И он с легким сердцем встал из-за стола и побрел в прихожую, на ходу распахивая дверь.

— Это твоя одноклассница? — спросила мама, посторонившись в узком коридорчике и пропуская его вперед. Мальчик от неожиданности чуть не налетел на нее и еле успел укрыться за огромной маминой шубой, висевшей на ближайшем крючке и удачно заслонявшей полприхожей.

Это была девочка примерно его возраста, в теплой серенькой шубке, пушистой белоснежной шапочке и изящных полусапожках с меховыми отворотами. В руках она держала белые рукавички с вышитыми крупными вишенками, каждая — на длинном стебельке с лаковым зеленым листочком. Мальчик оттого так хорошо их разглядел, что в первую минуту окинул гостью ошеломленным взглядом с головы до ног и дальше не мог выговорить ни слова. И просто уставился от смущения на эти рукавички, боясь поднять глаза.

Мама обернулась, посмотрела на оторопевшего сына сверху вниз. Затем ее взгляд потеплел, она искоса и чуть лукаво глянула на девочку и кивнула:

— Ну, ладно, вы тут общайтесь сами. Кстати, молодой человек, ничто не мешает тебе пригласить гостью в дом — не стоять же ей, в самом деле, в дверях.

И неожиданно помолодевшая, она удивительно легко скользнула мимо сына и ушла в квартиру. Так что мальчик остался наедине со своей маленькой гостьей.

Две пары глаз молча изучали друг друга. Девочка, казавшаяся теперь Вадиму ожившей Гердой из сказки «Снежная королева», которая только что сошла с могучего северного оленя, смотрела на него, чуть наклонив голову, точно норовила прополоскать зубы после щетки и пасты. Вадим впервые видел в своем доме незнакомую девочку, которая среди бела пришла только к нему, и ни к кому больше. До этого девочки приходили к нему только на дни рождения, всей толпой, да и то — лишь в младших классах.

— Ты — Вадим? — в упор без обиняков спросила девочка.

— Ну, да, — кивнул мальчик, смотря на нее исподлобья. — А ты кто?

— Сейчас это совсем неважно, — ответила девочка, глядя на него неподвижными строгими глазами, очень похоже на их учительницу по химии и биологии. Ту самую, о которой одноклассники Вадима, всезнающие Петька с Вовкой, как-то безапелляционно утверждали, что Аскарида владеет гипнозом и всегда заранее знает, кто не сделал задачки с формулами.

— Вообще-то меня зовут Нюта, — добавила девочка. — Я живу в соседнем доме.

— Угу, — буркнул Вадим, не припоминая такой шубки и шапки не только в соседнем доме, но и во всем микрорайоне. — Странное имя. И что?

— Не хуже других, между прочим. И вообще я зашла сюда случайно, — повторила девочка в прежней манере — немного пренебрежительной и уже заранее чуть обиженной. — Ну, то есть не случайно, а меня попросили.

— Кто же это, интересно? — кивнул Вадим, конечно же, ни капельки ей не веря.

— Один человек, — уклончиво ответила девочка. — Он хочет с тобой поговорить и попросил, чтобы я тебя вызвала. Сказал номер квартиры и имя. Можешь выйти?

— Могу, конечно. А зачем? — с легким ехидством протянул Вадим.

Девочка посмотрела на него чуть ли не с презрением.

— Ну, ты нахал! Его девочка одна хочет увидеть, а он еще упирается… Тоже мне, кывалер!

— Вот как? — произнес Вадим. Он уже понял: дело пахнет каким-то розыгрышем. И тут же вспомнил о Петьке с Вовкой — эти были мастерами на шуточки; и не случайно они ему отчего-то вспоминались всего минуту назад. — А какая девочка?

— Выйдешь — узнаешь, — отрезала маленькая гостья и, не удержавшись, показала ему язык. — Вот мальчишки пошли, просто смех!

Вадим вздрогнул и тут же выпрямил спину. Но все-таки упрямо повторил:

— Так что за девочка? Чего ей от меня надо?

Нюта сощурилась и смерила его взглядом, исполненным извечного женского превосходства более информированного существа, знающего в жизни толк.

— А ты что, не знаешь, кто у вас самая красивая девочка в классе? А? Эх ты, простофиля! Соображай скорее и давай одевайся.

Вадим хоть и не поверил, но на всякий случай пробежал мысленным взором список их класса. На двух-трех фамилиях он споткнулся, но затем в свою очередь трезво оценил свою внешность и — отбросил их тоже. Зато теперь ему стало интересно! Если это и розыгрыш, то уж больно плохо скроен. Не сходить ли, глянуть, в самом деле?

— Ладно, — кивнул он. — Подожди здесь. Я сейчас соберусь.

— Больно мне надо, — пожала гостья плечиками. — Лучше уж выйду на улицу, у вас слишком жарко. А ты, — она взглянула на него пристально, точно действительно гипнотизировала, — одевайся потеплее, там холодрыга — жутики!

— Это еще зачем? — былые подозрения вернулись к нему с прежней силой.

— А затем, — осадила она его. — Ты что, разве свою барышню провожать не пойдешь?

— Вот еще, больно надо, — буркнул он на ходу и, чувствуя, как уши и щеки заливает стремительный румянец, поскорее скрылся за дверью.

Одеться потеплее было минутным делом. На удивление мама ничего не сказала по поводу столь раннего ухода из дома, только покосилась в его сторону и пробормотала что-то привычное насчет осторожности в гололед и через дорогу. Положительно, сегодня с мамой происходило что-то необычное. А отец давно уже уединился в рабочем кабинете, в окружении листов чистого ватмана, хвостатых графиков и разноцветных столбиков таблиц. Вадим захватил свои ключи, пробежал подъезд и выскочил во двор.

Уличный морозец тут же ущипнул за щеку и полез в ноздри сухим холодным воздухом. Девочка стояла возле забора, которым жильцы первого этажа отгородили свое право на земельные участки, раз уж у них нет балконов. И больше во дворе никого не было, кроме высокого мужчины в спортивном костюме, который выгуливал задумчивого, совершенно апатичного к окружающему миру курносого бульдога, похожего на упитанного остроухого поросенка.

— Ну, где твоя девочка? — строго спросил Вадим. Подвох, конечно, был, но, по всей видимости, поджидал его где-то дальше. Так и есть: девочка указала рукой на угол дома и приказала:

— Иди за мной. И не задавай лишних вопросов.

Она быстро зашагала, осторожно обходя наметенные за ночь сугробы. А Вадим послушно поплелся следом, чувствуя себя последним идиотом. Он с замиранием сердца ожидал, что сейчас откуда ни возьмись за шиворот прилетит огромный ком снега. А то и чего похуже — Вовка с Петькой отличались незаурядной фантазией, а по воскресеньям откровенно скучали.

Наконец они зашли за дом, и Вадим остановился.

— Дальше не пойду. Говори, кто меня ждет?

— Вот чудак человек, — рассмеялась девочка. — Да вот же она, твоя воздыхательница.

И указала рукавичкой ему за спину. А Вадим, хоть и трижды ученый самыми невероятными и изобретательными розыгрышами и приколами, вновь не нашел в себе сил противиться любопытству. И оглянулся.

В десятке метров от него, возле покосившегося ржавого гаража стояла полуразвалившаяся снежная баба. Она ухмылялась кривым ртом и подмигивала ему угольком единственного глаза. Судя по всему, соорудили ее еще позавчера, когда снег был липкий.

Он в бешенстве обернулся. Девочка, прищурившись, смотрела на него.

— Ты… Знаешь, кто ты? Знаешь?!

— Знаю, — тихо произнесла она. — Я очень много теперь знаю. И про тебя, и вообще…

— Да что ты знаешь?! — презрительно закричал Вадим. — Кто ты вообще такая — явилась тут, придуряется…

— Я видела тебя во сне, — отрезала девочка. — Сегодня ночью. А до этого еще несколько раз.

Вадим некоторое время внимательно смотрел на нее, затем покачал головой с нарочитым сочувствием.

— Ага… теперь я понял. Ты — чокнутая, да? В каком еще сне?

— Сегодня — в твоем, — сказала она. — И поэтому пришла предупредить. За тобой идет волшебник.

Вадим хотел уже крикнуть еще что-нибудь обидное, но внезапно осекся и даже съежился как будто.

— Ч-ч-чего-о-о-о?…

— А вот и того, — поучительно кивнула девочка. — Я уже видела знак. Они его оставили, чтобы за мной следить. Это сделал белый волшебник.

Она подошла к Вадиму вплотную и глянула в упор в его широко раскрытые, застывшие глаза.

— Знак сказал мне, что белый ждет черно-красного. И когда они встретятся и придут сюда, тебе конец. Так и знай.

Первый волшебник пришел в город еще до завтрака. Он появился на автобусной остановке, возникнув из ничего, сам как снег, в белой зимней одежде. Хмурым взглядом волшебник окинул людей, поджидающих очередного маршрута, обошел группку великовозрастных юнцов и через минуту уже был на другой стороне улицы. Через два квартала, сразу за поворотом, был нужный ему дом, первый из двух искомых.

Возле автомобильного выезда из двора волшебник пометил дом специальным символом. Для этого он выбрал березу — самое подходящее дерево, сплошь состоящее из черных и белых пятен и легко скрывающее двуцветный тайный знак. Со знаками нужно обращаться осторожно, об этом волшебник помнил всегда и тщательно выбирал нужные линии и цвета. Небрежно написанный тайный знак мог стать чем угодно: основанием для коммунального скандала; причиной небывалого града или затяжного, на несколько дней, ливня; поводом для тоскливой черной меланхолии всякого прошедшего мимо или даже началом новой войны, которая произойдет там, куда укажет знак тому, кто сумеет понять. Поэтому волшебник прибег к дополнительной маскировке, погрузив знак поглубже, в самое сердце дерева, мягкое и податливое для умелой руки. Знак был обращен к одному из подъездов соседнего дома.

Теперь белый волшебник всегда будет знать, кто проходил мимо знака. Разумеется, это касалось только взгляда со стороны: знак видел нужного человека издали, мог даже следить за ним, но не мог разглядеть его мысли или внутреннее состояние, например заботы, болезни или хотя бы содержимое его желудка. Но все это волшебника, разумеется, не интересовало. Теперь он уже не упустит человека, ради которого и был оставлен знак. Можно было отправляться на поиски другого дома, который неизмеримо главнее.

Волшебник повернул обратно и со спокойным сердцем не спеша зашагал в глубь города. Он решил, что по дороге непременно заглянет перекусить в какое-нибудь утреннее кафе с горячими пельменями или сосисками. Волшебник теперь уже не торопился, поскольку твердо знал, что через час возле нужного дома он встретит второго волшебника, красно-черных цветов. И тогда круг замкнется.

Спустя несколько минут к дому подошла девочка с низкорослой длиннющей собакой на коротком поводке. Девочка весело болтала со своей таксой, однако, возле самого входа в коробку панельных пятиэтажек внезапно остановилась как вкопанная. Глаза ее были прикованы к высокой березе с густой кроной и заснеженным стволом. Дерево тихо покачивалось под ветром.

Девочка закусила губу и некоторое время раздумывала. После чего наклонилась к таксе, огладила ее от головы до хвоста и что-то торопливо зашептала. Такса внимательно слушала хозяйку, но когда та выпрямилась, собака осталась стоять подле, преданно глядя на девочку умильными черными глазками. Тогда девочка рассердилась и несколько раз прикрикнула на свою питомицу:

— Домой, Чарли! Я кому сказала? Немедленно домой!

Такса припала к земле, прижав уши, точно напуганная неожиданной резкостью хозяйки, а затем обиженно тявкнула и засеменила прямиком к дому. Девочка проследила за ней взволнованным взглядом, убедилась, что собака шмыгнула в нужный подъезд, и вновь взглянула исподлобья на березу. Ее ствол тихонько поскрипывал, и крупные длинные ветки шелестели, точно пытаясь что-то объяснить. Но в течение всей этой сцены девочка не сделала ни шагу в сторону дерева.

Потом она сунула руку в карман шубки, вынула мелочь и пересчитала ее на ладони. Затем машинально отогнула край меховой рукавицы, но часов на запястье не оказалось — видимо, оставила дома перед прогулкой. Тогда она поразмыслила, круто развернулась и решительно зашагала обратно, к автобусной остановке, откуда четверть часа назад явился белый волшебник. В отличие от него девочка явно спешила, поэтому забралась в первый же подошедший автобус-«гармошку». Ее путь лежал в сторону центра, и дорогой она размышляла, как легче найти нужный ей адрес.

Береза, разумеется, так и осталась стоять, качаясь под ветром, который теперь нес белую крупку зарождающейся поземки. В сердце дерева по-прежнему тлел тайный знак, но теперь он уже был раскрыт. Отныне все решала скорость.


— Вот так я тебя и разыскала, — закончила свой рассказ Нюта. — А теперь объясни мне, пожалуйста, кто это такие и почему они тебя ищут.

— А как… как ты про них узнала? — все еще недоверчиво спросил он. — Про волшебников? И про меня?

— Вот чудак человек! — всплеснула она руками. — Я ведь уже сказала: я видела тебя во сне.


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  8  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  20  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  36  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 42  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 46  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 73  День шестой ЛЮБОВЬ : Сергей Челяев  74  вы читаете: Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 75  Глава 39 Бегство под покровом дня : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap