Фантастика : Ужасы : Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  7  8  9  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу




Глава 5

События развиваются

— Не знаю, господин Монтаг, о какой степени конфиденциальности говорил вам уважаемый доктор Вендельштерн. Но только мыши в этом доме — совершеннейший секрет Полишинеля.

Арчибальд залпом опустошил высокий бокал полусухого мозельского и с удовлетворенным достоинством откинулся в кресле. При этом безмятежно вытянул длинные ноги и перегородил ими сразу полкомнаты.

— Все слуги Штальбаумов в один голос твердят: уже с месяц, как в доме завелись мыши. Их теперь тут видят повсюду, даже на втором этаже, но ведут они себя на удивление смирно. Никакого ущерба мыши покуда не принесли, если не считать мелких погрызов да воровства крупы.

— Я в свою очередь лично беседовал с управляющим, — добавил Пьер. — Сразу, как только появились мыши, он одолжил на недельку пару злющих котов. Это коты русской породы. Их разводят в Сибири, держат взаперти на морозе и откармливают исключительно сырым мясом. Такое содержание прибавляет им силы, характера и, что немаловажно, шерсти. У них очень густой мех, сударь, как и у всех русских.

— Да бог с ними, с этими русскими! Что же коты? — заинтересовался Вадим.

— Они попросту сбежали, — развел руками Пьер. — Не прошло и трех дней, как оба кота постыдно удрали из дома! Управляющему ничего не оставалось, как приказать слугам рассыпать по щелям универсальный яд от всех видов домашних грызунов.

— Но уж если сбежали такие коты, значит, речь идет, скорее всего, о крысах, — предположил Вадим. — Это плохо. К тому же крысы легко различают яды. А единожды распробовав отраву, навсегда ее запоминают. Я слышал, что эти твари даже каким-то образом умеют предупредить друг друга об опасности.

— Однако, как известно, сибирские коты совсем не боятся крыс, — возразил невозмутимый Пьер. — В этом их существенное преимущество по сравнению со многими иными породами. Правда, они их обычно не едят, а только душат, а затем складывают аккуратными кучками. Мне приходилось видеть подобное возле амбаров.

— Вы что же это, бывали в России? — удивился Вадим.

Арчи издал какой-то странный звук, более всего напоминавший сдавленный смешок. Баронет строго покосился в его сторону и вопросительно поднял бровь.

— Нам случалось бывать в разных странах, — поспешил исправить положение тактичный Пьер. — Пожалуй, легче упомянуть, где быть нам еще не приходилось. Разве что в Африке, — задумчиво проговорил он и коротко глянул на своего компаньона, словно ища подтверждения собственным словам.

— Вот как? Любопытно, — заметил Вадим. — Думаю, к этой теме мы еще как-нибудь вернемся.

— Как вам будет угодно, — почтительно наклонил голову слуга.

— Ну, так что же наши мыши? — с жаром продолжил баронет. — Это как-то касается меня?

— Безусловно, — подтвердил Арчи. — Часть слуг из числа мною… То есть, виноват, нами с Пьером опрошенных, — он сделал едва заметный кивок в сторону напарника и немедленно удостоился такого же ответного жеста, — с уверенностью говорят, что мыши чаще всего появляются в тех местах, где, извините, бывает фройлен Мари.

— Это действительно так?

— Хорошим слугам нет смысла не верить, — последовал лаконичный ответ.

— И какая же здесь связь?

— Ну, ваша милость, если даже слуги уже говорят об этом между собой… — развел руками Арчи.

— Ага, — понимающе кивнул баронет. — А о чем они еще судачат, эти слуги?

— Прошу прощения, хозяин, — вставил слово Пьер. — Хорошие слуги обычно говорят о многом. И преимущественно — о том, о чем предпочитают молчать хозяева.

— Надо думать, и наоборот? — лукаво улыбнулся Вадим.

— Вы совершенно правы, ваша милость, — невозмутимо подтвердил Пьер. — И наоборот — тоже. В нашем же случае слуги говорят о деревянной кукле. Той, что очень любима молодой госпожой. Она в ней, видать, просто души не чает.

— Любопытно. Что же еще они говорят, эти слуги?

— Интереснее — не что, а — как, — возразил Арчибальд. — Они говорят о ней со страхом.

— Со страхом? О кукле? — недоверчиво проговорил баронет.

— Именно, — подтвердили хором оба слуги. — Все домочадцы ее боятся. С вашего позволения — очень боятся.

— Ах, вот как?

И Вадим призадумался.

Слуги же немедленно употребили эту паузу для ознакомления с содержимым очередной высокой бутылки с длинным, изящно изогнутым горлышком. Похоже, винные возлияния никоим образом не сказывались на этих личностях, столь непохожих внешне, и вместе с тем внутренне очень созвучных во многом. Они напоминали Вадиму две дудочки, разные и величиной, и высотой тона, которые размеренно и внимательно по отношению друг к дружке вели одну общую мелодию, но на два голоса. И к тому же что-то в них было, Вадиму странно знакомое; точно он встречал уже в жизни если и не самих слуг, то, во всяком случае, отзвук мелодии этих двух дудочек. Мелодии удивительной, необычной и сразу запоминающейся надолго.

— Вот что, любезные мои, — наконец решительно заметил баронет. — Думаю, пришла пора положить конец дурацким страхам, бытующим в этом доме. Принесите-ка мне сегодня эту куклу. Я на нее посмотрю, а потом велю, что делать дальше.

— Будет исполнено, — твердо сказал Пьер. После чего кивнул Арчибальду и тихо прошептал: — Ну, Затейник, это по твоей части.

— Слышу, Искусник, — процедил сквозь зубы Арчи и добавил уже обычным тоном: — Можете не беспокоиться, сударь, к сумеркам этот зубастик будет у вас. Но прошу учесть: к тому часу, когда фройлен имеет обыкновение отходить ко сну, куклу необходимо вернуть на прежнее место.

— Да, я тебя понял, — кивнул Вадим. — Но только почему же к сумеркам, а не сейчас? Что мешает это сделать, к примеру, сию минуту?

— Дело в том, сударь, — терпеливо пояснил Арчибальд, — что днем чертова кукла стоит в зале, прямо под елкой. И госпожа Мари строго-настрого приказала никому к ней не прикасаться. Нынче в сумерки слуги заканчивают уборку в зале, и в это время куклу как раз можно будет взять. Что Арчи и сделает.

И он тут же поднялся, оправил костюм и вышел из комнаты, не забыв, однако, прихватить с собой недопитую бутыль.

— Ясно, — сухо сказал баронет вслед закрывшейся двери. — И еще, Пьер…

— Слушаю вас, сударь, — Пьер почтительно наклонил голову в знак глубокого внимания.

— Почему вы так друг друга называете? Какие-то прозвища… У меня, кстати говоря, отменный слух.

Слуга молча внимал словам баронета, внимательно, но без подобострастия.

— Искусник, затейник… Кукла — и та зубастик?! — продолжил баронет.

— Первые два слова, — невозмутимо ответил слуга, — соответствуют складу наших с Арчи характеров. Мы очень разные, но всегда дополняем друг друга.

— Да, мне это тоже показалось, — саркастически сказал молодой человек.

— Что же до куклы, то осмелюсь лишь спросить, сударь. Вы видели ее прежде?

— Нет пока. А что? Какой-то солдат — в нем есть что-то особенное?

— О, да, — подтвердил Пьер. — Прежде всего, зубы.

— И что, большие зубы?

— О, огромные! — Пьер показал пальцами размеры, пожалуй что акульего клыка. — У них у всех такие — крепкие, острые, из наилучшей стали.

— У кого это — у всех? — не понял молодой человек.

— У всех кукол такого рода, — терпеливо объяснил Пьер. — Это ведь не простая кукла, господин Монтаг. Сейчас таких уже и не делают. У нее есть собственная функция, чрезвычайно полезная в доме. Это — щелкунчик.


Едва за окном стало смеркаться, Арчи пробрался в зал.

Накануне, после того, как больная удалилась в свою спальню, здесь открывали окна для проветривания. Теперь, в холодном воздухе елка благоухала еще сильнее, и Арчибальд некоторое время с удовольствием крутил носом, втягивая горьковато-сладкие запахи хвои и смолы. Одновременно слуга внимательно осматривал пустую залу, которую в будние дни освещали лишь редкие светильники, что было не удивительно в практичном и экономном доме советника медицины. Наконец ему наскучили елочные ароматы, и Арчи прямиком направился к высокому и раскидистому новогоднему дереву.

Под елкой в глубоких сугробах из свежей ваты стояли и лежали куклы, расписные деревянные звери и два батальона оловянных солдатиков, застывших в боевом порядке в самый разгар сражения.

Арчи сразу увидел игрушку. Щелкунчик стоял возле самого древесного комля, печально глядя на человека большими круглыми глазами. Вид у него был бы милый и трогательный, если бы не огромные зубы, тускло блестевшие и, по всей видимости, весьма острые. Рядом с игрушкой, очень большой, достигавшей колен Арчибальда, валялось несколько пустых скорлупок грецких орехов.

Механизм колки орехов был прост и понятен даже ребенку. Надо было просто вложить крепкий орех кукле в ее вечно разинутый рот, а затем дернуть бравого солдата сзади за косицу. Механизм мягко приходил в движение, и — кр-ра-кк! — скорлупа раскалывалась на две аккуратные ровные половины. Умная конструкция ограничителя позволяла не дробиться ядру и регулировать размеры ореха. Арчи знал устройство подобных кукол, ведь ему в жизни приходилось видеть в работе и не такое — даже мудреный китайский механизм для разбивания куриных яиц.

Некоторое время он стоял и внимательно разглядывал куклу. Затем осторожно раздвинул еловые ветви и протянул руки к щелкунчику. Тут вдруг в носу у него засвербило, защекотало — видимо, сказались усилившиеся тут, под кроной, хвойные ароматы. И Арчи, не сдержавшись, в который уже раз чихнул.

Немедленно что-то произошло в елочном зале. Все свечи разом мигнули и превратились в узкие язычки пламени, тускло светящие во тьме. Арчибальд наклонился ниже, нащупывая в сгустившейся полутьме злосчастную куклу. И в тот же миг что-то вцепилось ему в руку.

Боль была такой, что Арчи не сдержался и заорал во всю глотку. Но изо рта у него внезапно повалил вонючий серый дым, все закачалось перед глазами, а потом что-то крепко ухватило его за шиворот и потащило вверх. Последним, что запомнил Арчибальд, были тысячи маленьких раскаленных иголок, впившихся в тело. Они как будто высасывали из него силы, каплю за каплей забирая, кажется, саму жизнь. Потом все закачалось перед глазами, все сильнее и быстрее, и Арчи лишился чувств.

В то же время у стены, возле плинтуса послышалось тихое шуршание. Маленький темно-серый мышонок внимательно следил за тем, что происходило под елкой. Его блестящие черные глаза-бусинки становились все злее и испуганнее. Наконец мышонок взволнованно пискнул, стремительно развернулся и юркнул в невидимый ход под половицей. И в зале настала мертвая тишина.

А затем свечи понемногу принялись разгораться, все ярче и ярче, и очень скоро вокруг елки тьма совсем рассеялась. Только нити серебристого дождя тихо покачивались, свесившись с ветвей. И словно бы в такт им слегка подрагивала на длинной нитке маленькая фигурка елочного арлекина, усыпанная блестящей стеклянной пылью, на которой равнодушно и безучастно поблескивали свечные отсветы.


— Потому прошу покорнейше меня извинить, — наклонил голову Вадим. — Разумеется, я дождусь вашего полного и, надеюсь, скорейшего выздоровления. А затем мы с вами спокойно все обсудим.

Он сидел на высоком стуле возле кровати Мари. Девушка смотрела мимо него неподвижными, ничего не выражающими глазами.

— Вы согласны со мной, Мари? Доктор Вендельштерн запретил мне долго вас беспокоить.

Больная по-прежнему смотрела куда-то вдаль широко раскрытыми глазами. Так что молодому человеку даже почудилось, что она смотрит на все, в том числе и на него, Вадима, как сквозь стекло. Так зачарованно, затаив дыхание, порой смотрят малые дети на вечернюю улицу под снегом сквозь замерзшее холодное окошко, продышав в нем маленький кружок. Вадим не на шутку встревожился, встал и, быстро подойдя к изголовью, осторожно наклонился к Мари.

— Вы меня слышите, сударыня?

Девушка медленно кивнула и побледнела. На ее лбу и кончике прелестного носика тут же выступили мельчайшие бисеринки пота. Глаза Мари тихо закрылись, однако она тут же разлепила пересохшие горячие губы и, все так же глядя мимо баронета, неожиданно произнесла в высшей степени странные слова:

— Ходит маятник со скрипом. Меньше стука — вот в чем штука. Трик-и-трак! Всегда и впредь должен маятник скрипеть. А когда пробьет звонок: бим-и-бом! — подходит срок. Не пугайся, мой дружок. Бьют часы и в срок и, кстати, на погибель мышьей рати…

Она осеклась на мгновение, облизала воспаленные губы и тут же продолжила:

— А потом слетит сова. Раз-и-два и раз-и-два! Бьют часы, коль срок им выпал. Ходит маятник со скрипом. Меньше стука — вот в чем штука. Тик-и-так и трик-и-трак…

Губы ее сомкнулись, тело дрогнуло, вытянулось и обмякло.

Молодой человек ошеломленно смотрел в чудесное лицо девушки, не в силах понять сказанных ею слов, более всего, пожалуй, похожих на горячечный бред. Он готов был уже в страхе отчаянно звонить в колокольчик, Стоящий рядом с постелью нарочно для вызова прислуги. Но в этот миг глаза больной вновь раскрылись, широко и ясно. Как у огромной куклы.

— Баронет Монтаг! — ясно и отчетливо прошептала Мари. — Никогда и ни при каких обстоятельствах я не стану ни вашей невестой, ни тем более — женою. Так и знайте. Можете уезжать. И чем скорее это случится, тем, пожалуй, будет лучше.

И тут же бешено зазвонил медный колокольчик. Самое удивительное, что он, похоже, звонил сам собою, без чьей-то посторонней помощи. Вадим еще только переводил ошеломленный, ничего не понимающий взор с девушки на этот диковинный, оживший колокольчик, а на лестнице уже весело скрипели ступени. Это на зов больной госпожи торопилась со всех ног озабоченная служанка.


Содержание:
 0  Новый год плюс Бесконечность : Сергей Челяев  1  Пролог : Сергей Челяев
 2  Глава 2 Он уже заждался! : Сергей Челяев  4  Глава 1 Пока не до карандашей : Сергей Челяев
 6  Глава 3 А вот теперь — пожалуйста! : Сергей Челяев  7  День первый ТОТ, КТО ЖДЕТ ПОД ВЕТВЯМИ : Сергей Челяев
 8  вы читаете: Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев  9  Глава 6 На поиски Арчи : Сергей Челяев
 10  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  12  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 14  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  16  Глава 5 События развиваются : Сергей Челяев
 18  Глава 7 Зубы : Сергей Челяев  20  Глава 9 Принц крыс : Сергей Челяев
 22  Глава 11 Крысиный король : Сергей Челяев  24  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев
 26  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев  28  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев
 30  Глава 13 В часовне : Сергей Челяев  32  Глава 15 В окрестных лесах, в стороне от часовни : Сергей Челяев
 34  Глава 17 Когти любви : Сергей Челяев  36  Глава 19 Спасение и спасители : Сергей Челяев
 38  Глава 21 Кусочек шелка : Сергей Челяев  40  Глава 18 Падение : Сергей Челяев
 42  Глава 20 Тирда ищут : Сергей Челяев  44  Глава 22 Крылья : Сергей Челяев
 46  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  48  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 50  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  52  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 54  Глава 24 Предприятие начинается : Сергей Челяев  56  Глава 26 Одни : Сергей Челяев
 58  Глава 28 Простые и важные вещи : Сергей Челяев  60  Глава 30 Огонек : Сергей Челяев
 62  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев  64  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев
 66  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев  68  Глава 32 Этот город, этот дом : Сергей Челяев
 70  Глава 34 Маленькая Железная Дверь в стене : Сергей Челяев  72  Глава 36 Дорога с односторонним движением : Сергей Челяев
 74  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев  76  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев
 78  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев  80  Глава 38 Охотники из сновидений : Сергей Челяев
 82  Глава 40 В библиотеке : Сергей Челяев  84  Глава 42 Снежная премьера : Сергей Челяев
 86  Глава 43 То, что остается : Сергей Челяев  87  Использовалась литература : Новый год плюс Бесконечность



 




sitemap