Фантастика : Ужасы : Дочь града : Наталья Чернышева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Это странный рассказ. сама не знаю, как он у меня получился…

Май — месяц непредсказуемый. Каждый день успевает вместить в себя все времена года разом. Утром — заморозки, и воздух дышит зимним холодом, днем — жара, достойная середины лета. А к вечеру — гроза со шквалистым ветром, и хорошо еще если без града!

Град для рассады — последнее дело.

Втыкаю лопату в жирную землю, разгибаюсь передохнуть. Спина одеревенела, сил нет. Куда мне, городскому жителю, с тяпками сражаться! Я — нежное, хрупкое существо, дитя асфальта, совсем не созданное для сельской жизни. Но что делать, если, как в той песне, "финансы поют романсы"?

Восемнадцать соток земли, при них — контейнер-пятитонник, в таких обычно вещи по железной дороге перевозят. В контейнере хранится инвентарь — тяпки, лопаты, да и вообще все, что нужно для огородной жизни.

Вы думаете, я с этого поистине адского труда какие-то барыши имею, урожаем торгую на рынке?! Дуля без мака! Закатываю банки на зиму, картошку заготавливаю, тем семья и питается почти весь год. Если б не огород, не знаю, как еще жили бы.

Нынче не в почете ни лирики ни физики. Бизнесмены, спекулянты, лягархи всякие, вот эти — да, нужны. А одинокие, не первой юности учителя астрономии не нужны и с приплатой.

Вот и мотыжишь землю как проклятая, в свободное от родимой школы время.

Дочки… Дочки — это вопрос горячий. Вроде того Косова. Полная независимость от труда вообще и огорода в частности. А что ты хочешь, тринадцать лет, ноги от ушей! Им на подиуме выступать лебедушками, а не в земле ковыряться…

Картошку, впрочем, кушают хорошо. И маринованные салаты из овощей. И помидоры с огурцами. Про клубнику вовсе уж молчу…

А недавно у них новое увлечение появилось. Фантазя называется. Ну, или как-то так. Это про всяких там ведьмаков с мечами и Гарри Поттеров с волшебными палочками.

Дуристика, одним словом.

Девчата мои даже в паспорте попросили национальность указать: эльф. Это еще что за народность такая, спрашиваю. Папа, говорю, у вас русским был. Мама, я то есть, тоже русская. Как же это мы эльфов породить умудрились?

— Ты, мамочка, все равно не поймешь, — отвечают. А во взглядах — жалость со слезой: разве ж можно в наши времена не знать, кто такие эльфы?!

Так что вот она я перед вами, мать эльфов. Или как там оно в женском роде будет — эльфесс? эльфиек? Тьфу!

Это я как-то взяла у них несколько книжек, почитать на досуге. Дурь полнейшая. Мы в их возрасте совсем другие книжки читали!

Кто как, а лично я в этом замечательном возрасте бредила небом… В космос летать хотела, как Терешкова, как другие женщины-космонавтки. Ну, или, на худой конец, на обсерватории работать астрофизиком, небесный свод, так сказать, изучать… Открытия делать. Да.

Не сложилось. Вон оно, мое небо, бескрайняя синь над полем, нарезанным на прямоугольнички частных землевладений. У горизонта — тяжелая чернота грозовых туч. Как раз к вечеру и хлынет…

Домой я возвращалась уже под проливным дождем. Как, спросите, возвращалась? Очень просто: капюшон дождевика на голову и вперед, крути педали. И если какой-нибудь шумахерский КаМаз окатит холодным душем, так радуйся, что вообще не раздавил…

В квартире — тишина и темнота. Бродят где-то мои эльфиечки. И охота же по такой непогоде! Тринадцать лет. Самый пакостный возраст. Гормоны женские уже вовсю играют, а ума ни на копейку. Говоришь им, говоришь… Да толку.

Душу теперь вот бередит за них, дожидайся, покуда явятся. И если вдруг пивной дух или, не дай Бог, дым сигаретный унюхаю… Будут им тогда эльфы на орехи. Мало не покажется!

Включаю чайник и телевизор. Горячий кофе и горячие новости, — самое то после напряженного огородного дня…

Резкий звонок телефона вспорол уютную бормотню голубого экрана. Хватаю трубку, ору в нее раздраженно:

— Где вас черти носят, мокрохвостки окаянные! Марш домой, сейчас же!

Трубка коротко тявкнула в ответ.

И мир умер.

Мир умер. Сейчас говорить об этом уже не так больно. Время не то чтобы лечит, такое ничем не вылечишь, но память оно все-таки сглаживает. Понижает остроту боли до терпимого порога.

Ну, а тогда… Даже воспоминания о том какие-то рваные, неполные. Специфический запах больничных коридоров. Усталое лицо врача-реаниматолога, по которому все сразу же становится понятно без слов.

Испуганные глаза второй дочери…

— Мама, его найдут? Мама, его посадят?

Обнимаю, говорю какие-то утешительные слова, обещаю, что, конечно же, негодяя непременно найдут и посадят…

Говорю, и голоса своего не слышу: душа смерзается комом морозного отчаяния. Ясное дело, никого они не найдут. А если и найдут, то дадут маленький срок, и отпустят по амнистии. Педофилов наш закон любит. Им вообще редко дают пожизненное. Сроки смехотворные: пять, восемь лет… И очень часто освобождают потом досрочно, за образцово-показательное поведение на зоне.

— Мама!

Надо взять себя в руки. Надо! Кому поможет моя истерика? Дочку с того света вернуть поможет? Или изверга этого отыскать, чтоб ему в аду гореть вечно?!

Но как же мне теперь защитить вторую дочку, как?…

Жизнь вошла в свою привычную колею. Год пролетел быстро, как сон. Зашумел грозами новый май… И все тот же огород, все та же рассада. Только обратная дорога пролегла через кладбище. Порядочный крюк приходится делать, но в расстоянии разве дело?

Здесь всегда тишина и много цветов. Искусственных и настоящих. Заботливо выращенных в примогильных клумбах и полевых, растущих, где и как попало. Хорошо виден город, раскинувшийся на другой стороне балки — частокол зданий, неестественно белых на фоне грозового неба.

Да, над городом сейчас лупит гроза. Ослепительные четки молний, сплошная пелена дождя. А здесь, на холме, солнце светит. Ну, посижу немного еще, вот снесет тучи в сторону, тогда можно будет и домой вернуться без особых проблем…

Мариночка, Марина… Кровиночка моя дорогая, для того ли тебя растили? Скромный памятник, могильный холмик. Цветы…

Есть же нелюди, для которых юная жизнь ничего не значит, — плюнуть и растереть! И как мне уберечь от такой же беды вторую девочку? Как?…


Разговор в беседке

— Ладно тебе ломаться уже! Давай!

— Ты что! На улице?!

— А кто увидит? По такой-то погодке…

— Убери лапы, кому говорят!

— Эй, але! Кончай целочку ломать! Сама на шею вешалась, а теперь динамишь? Не выйдет!

— Пусти, придурок!

Визжи — не визжи, толку с того. Ливень хлещет стеной, все живое давным-давно смылось с улиц. Парк — заброшенный и старый, подступы к беседке заросли вишняком и орешником. Глухое место! Пропадай пропадом, никто не узнает…

Сверкнуло, громыхнуло со страшной силой. Сыпануло по ветхой крыше глухой барабанной дробью града…

— А-а-а!

Девчонка визжит, слепо взмахивая перед собой руками, словно пытаясь отгородить себя от от случившегося. Непоправимого, и потому особенно страшного. Призрачный свет молнии выхватывает на мгновение лицо незадачливого ухажера — неестественно бледное, с застывшими глазами. Крупная, с кулак, градина, пробившая крышу беседки и угодившая парню прямехонько в затылок, лежит рядом.

Следствие выяснит: юношу убила вовсе не градина. Перелом шейного позвонка, послуживший причиной смерти, наступил в результате удара о металлический остов лавочки. А вот кто был в тот роковой вечер рядом с парнем и не по его ли вине пострадавший упал так неудачно, осталось невыясненным…

Гроза растворилась в обычном проливном дожде. Сквозь открытые форточки сочился влажный, напоенный запахами весенней зелени воздух. Приятно по непогоде сидеть на уютной кухне и пить горячий кофе, согревая промокшие до нитки ноги у электрического камина!

— Мам!

— Ну?

— А откуда град берется?

— Так, — говорю недовольно. — Физику с географией, значит, не учим. В школу, значит, исключительно попкой вертеть ходим.

— Мам!

— Что — мам? Ты посмотри на себя. Во что одеваешься и на кого похожа. Как вас распустили, с ума сойти! Индивидуальность, раскрепощенность, развитие личности, Господи ты Боже мой! А по мне, так в школах обязательно должна быть форма. Чтобы сразу видно было: ученицы идут, а не манекенщицы… из эскорт-службы сомнительного толка… А ведь и мозги у тебя на месте, и пятерки получаешь, когда сильно того хочешь!

— Мама, да ты достала уже! — вопит дочка. — Любой невинный вопрос превращаешь в пургу и морали! Когда это закончится? Когда?!Ненавижу!

— А я тебя очень люблю, — тихо говорю в захлопнувшуюся дверь.

Глупое ты дитё… Как же ты не понимаешь! Я люблю тебя и хочу защитить, а ты все воспринимаешь как "пургу и морали". Ну когда до тебя дойдет? Когда?!

Не дай Бог, если дойдет слишком поздно. Когда ничего уже исправить будет нельзя.

Не дай Бог…

Вечерний город. Гламурная жизнь за оградками ресторанов и ночных кафе. Компания студентов шумно валит по улице. Им весело, и даже перманентный недостаток денег не в состоянии хоть как-то умерить буйный задор, вскипающий в крови по любому поводу. Чей-то день рождения, чей-то приезд или, наоборот, отъезд, официальный краснокалендарный праздник или обычный день вроде дня физкультуры или медицинских работников, да просто — погожий майский вечер… Какая разница? Главное, чтобы пела душа.

— Ирка! Чего зажимаешься? Гляди веселей!

— Пивка хлебни, кончай нос воротить! Пока остальные все не высосали…

— Ребята, да она нецелованная у нас!

— Заткнись, Надька! — бешено кричит Ира. — Закрой рот!

Но Надька нагружена "Балтикой-9" до предела, ей горы по пояс, море по колено, где уж там вспоминать о доброй дружбе и страшной — ешь землю! — клятве хранить подружкину тайну до гробовой доски. Улицу оглашает пьяный крик:

— Ирка — девочка! Ирка — целочка! Девочка-целочка! Целочка-девочка!

— Ну, это легко исправить! — гогочут парни. Они не всерьез, они шутят, никому и в голову не приходит мысль о насилии, им просто весело и шутка как раз в любимую тему… Так отчего же не повеселиться?

— Пустите, придурки! Отпустите меня! Вам же хуже будет! Отпусти-и-ите!

— Ха-ха-ха! Точно — целочка!

Внезапный порыв ветра обрушивает на шумную компанию лавину сокрушительного града. И парень, схвативший брыкающуюся девушку за щеки и успевший смачно поцеловать ее в губы, вдруг оседает на асфальт мешком безжизненной плоти.

Улица взрывается истошными криками. Ирина, оцепенев, смотрит в небо, стиснутое боками домов. В ее глазах отражается непроглядная чернь нависшей над городом грозовой тучи…

— Где ты была, дочь?

Спокойно вроде спрашиваю, без инквизиции в голосе. Но несносная девчонка взрывается криком:

— Где надо, там и была!

— Ну-ка, сбавь тон, — повелительно советую ей. — Чего орешь, будто тебе иголку в зад всадили?

— А что ты с меня отчета требуешь?! Что мне, в девять вечера ложиться, после "Спокойной ночи малыши"? Я тебе что, лялька трехлетняя?

— Щас как перегну через колено и ка-ак всыплю по заднему месту! — повышаю голос. — Чтоб уважения к родительнице прибавилось. Явилась, видите ли, в два часа ночи, пивом от нее разит на шесть мегаметров, и при том хватает совести еще права качать! Кстати, только ли пиво вы там пили. И только ли невинными поцелуйчиками ограничились. Смотри мне…

— А не твое дело!

Хлоп дверью, аж стены вздрогнули. И музыку свою кошмарную — на всю громкость. Это, значит, чтобы соседи до самого первого этажа проснулись и собрались под нашей дверью с монтировками в кулаках.

Та-ак. Ну, с пьяной говорить не о чем. Пока не протрезвеет, все разговоры бесполезны. А вот музыку мы выключим, музыку среди ночи терпеть нельзя…

Я вошла в дочкину комнату, — Господи, ну и бедлам кругом! А ведь четыре дня назад прибиралась. Из-под палки, само собой. Что это, элементарная лень, нежелание класть вещи на свое место? Или неистребимая тяга к бардаку по принципу: свинья лужу всегда найдет? Л-ладно. И об этом поговорим — потом.

— Хочешь музыку — слушай тихо, — говорю негромко, отключая магнитофон; я всегда говорю негромко, когда кто-то на нервах: человеку в таком случае приходится прислушиваться и поневоле тоже сбавлять обороты.

— Иди сейчас же вымойся, от тебя разит как от бочки. А завтра утром поговорим.

Она скривилась, будто ей пришлось проглотить не жуя целый лимон. А потом выдала:

— Да пошла ты…

Вот тут мое терпение лопнуло. Я безо всякой нежности ухватила дочку за шиворот, подняла с кровати, — куда она в сапогах и одежде, между прочим, завалилась, свинья этакая! — и поволокла в ванную. Там ей вконец поплохело, все выпитое запросилось наружу. Пришлось мыть, вытирать, укладывать в постель… Заснула она мгновенно, едва коснувшись подушки. А я без сил опустилась рядом, в ногах.

Что с ней делать теперь? Вот утром она проснется, трезвая, — что? Ругаться? Да ведь не поможет уже. Где я пропустила, как недоглядела? Почему из тихой скромной девочки выросло такое вот наглое?…

Помоги мне Бог сдержаться завтрашним утром! Помоги мне Бог не допустить ошибок своих родителей! Бедная моя девочка, как же я люблю тебя… Как мне уберечь тебя от этой "веселой" жизни, как?!

Утром разговора не вышло. Ира выползла из комнаты где-то к обеду, опухшая, синяя. Я молча организовала ей завтрак, совмещенный с обедом. Толку с ней разговаривать сейчас. Снова ведь перессоримся. Подожду.

Ждать пришлось долго, целых два дня. Не выдержала, сами понимаете, я.

— Ирочка, ты ничего не хочешь мне сказать? — интересуюсь вечером, за чашкой чаю.

— А что ты хочешь услышать? — бурчит она недовольно.

— Например, где тебя носило позапрошлой ночью.

— Не твое дело.

— Нет уж, дорогая, мое! — начинаю заводиться. — Ты моя дочь, моя… а не тети-Верина или дяди-Васина. Вот я и хочу знать, где ты была, что там делала и почему вернулась пьяной до изумления!

— Ой, мам, отстань! День рождения был у Нади… Что, и выпить нельзя было, да?

— Выпить или напиться? Знаешь, я тебе ничего не запрещаю. День рождения так день рождения, пьянка так пьянка. И беспокоит меня даже не то, что ты после очередного дня рождения можешь принести в подоле ребеночка. А то, что ребенок этот будет зачат в каких-то кошмарных условиях, в стадии крайнего алкогольного опьянения, и в итоге родится больным уродом, а ты останешься прикованной к сыну-инвалиду на всю твою- и его! — глупую жизнь.

— Ой, мама, перестань! Сейчас такие проблемы на раз решаются. Аборт и никаких сломанных жизней!

— Не будь идиоткой, — заметила я спокойно, хотя внутри все прямо так и клокотало от дочкиного цинизма, — Первую беременность не прерывают. Иначе вообще больше никогда детей иметь не сможешь.

Молчит, скривилась вся, можно подумать, ей ведро лимонов под нос суют и пистолетом в спину тычут — ешь, мол, до дна, а не то…

— И еще, — говорю серьезно. — Перестала бы ты вот так наряжаться. Посмотри на себя! Не юбка, а решето драное а-ля трусики от Шанель, пузо голое, сиськи нараспашку. Гляди, добегаешься по ночам в таком виде. Изнасилуют где-нибудь в подворотне, не дай Бог!

— А я, может, и хочу чтобы меня изнасиловали! — вдруг вскидывается дочка.

— Чего-о?!

Такой ответ — почище кувалды по темечку. Как она может? Как язык только поворачивается? После того, что было… после Марины! Да как она смеет…

— Да что ты там понимаешь, мама! — кричит Ира, срываясь окончательно. — Ну что ты можешь понять?! Мне двадцать три года, а я до сих пор все еще девственница! И неудачница!

— Ну знаешь ли, нашла о чем переживать! — обретаю наконец дар речи. — На твоем месте я бы думала об этом в самую последнюю очередь.

— Да-а? А во сколько ты сама меня родила? В 17?!

— Дурой была потому что, — говорю. — Как ты. Ах, мне 17, а я все еще девственница! — передразнила я дочкин тон. — Вот и получила результат, с первого-то раза!

И вся моя жизнь пошла наперекос. Только дочери об этом я не расскажу никогда. Незачем. Я-то мою девочку не брошу и за порог никогда не выставлю, пусть ее хоть четверню в подоле приносит. Вот только ж хочется, чтобы дочка моих ошибок не повторяла. Чтобы счастлива была в полноценной семье, не только с детьми, но и с мужем. Что я, много хочу, спрашивается? Вот то-то ж и оно.

— Это физиология, понимаешь? — вконец разоралась Ира. — Фи-зи-о-ло-гия! Я нормальная здоровая девушка, мне это на-до, надо, понимаешь? Это естественный физиологический процесс! Без которого женщине не выжить, она болеть начинает, понимаешь? Стареть и болеть! А я не хочу…

— Умная ты, как я погляжу! — обозлилась я. — Физиология! Да я уже лет 20 живу без этой твоей физиологии и живу нормально, чтоб ты знала!

— НУ ТАК ПОРА ПРЕКРАТИТЬ ТЕБЕ ЖИТЬ НОРМАЛЬНО!!! Ты же еще совсем не старая, мама, найди себе кого-нибудь! НАЙДИ СЕБЕ МУЖИКА, и отстань от меня со своей средневековой моралью! ОТВАЛИ, ОСТАВЬ МЕНЯ В ПОКОЕ! В по-ко-е, поняла?!

Она выскочила в коридор. Дернула куртку с вешалки и — в подъезд, только дверь вслед ахнула. Поговорили, называется. Вот что мне с ней теперь делать, а? Выросла дочурочка. Выросла…

Ох, и долго же я после этого крепилась, очень мне не хотелось, чтобы девочка восприняла мою заботу о ней как слабость, со всеми выползающими из этого последствиями. Так и прожили мы, страшно выдумать, аж три недели, я себе, она — себе, два чужих человека.

Честно скажу, не знала я, как к ней подступиться. Ведь опять орать начнет, и снова мы переругаемся. Дочку же, как я теперь понимаю, держали не столько гонор и злость, сколько страх. И выяснилось это, как и всегда в таких делах получается, чисто случайно.

Началось с того, что зачастил к моей девочке какой-то подозрительный тип. С козлиной бородкой, невнятной национальности. Запрется с ней в комнате и — шу-шу-шу. Войдешь к ним, сразу же замолкают и смотрят на тебя волками. Ну, правильно, а вы на моем месте о чем в первую голову подумали бы?! Я день терпела, два. На третий не выдержала, потребовала ясности:

— Вы кто такой, молодой человек? И что вы потеряли в комнате моей дочери?

— Мама! Стучаться надо, блин!

— Язык с мылом мыть будешь, Ира, — пригрозила я (дочурка-то вовсе не "блин" заявила, сами понимаете). — А вы не тушуйтесь, мил человек, на вопросик ответьте, пожалуйста. Кто вы такой и какого чертова черта вы здесь делаете?

Ну, тут он начинает по-научному заворачивать. Что у Ирочки — аура рваная, в дырах, черных кругах и квадратах, что это порча. Что если бы это одна только порча, а то — полный набор негатива. Что он, Зурик то есть Зураев, есть известный маг и экстрасенс, что подобные случаи как раз в его компетенции. Что работы по восстановлению ауры тут очень много, прямо хоть топись и вешайся, очень, мол, сильное материнское проклятие и…

— Что?! — осатанела я, разобрав из всей тирады только последнюю фразу. — Да ты что несешь, сукин ты сын?! Чтобы я… Собственную дочь… Вон! ВОН из квартиры немедленно!

Маг сбежал, бормоча что-то уже про мою ауру, дескать, по ней тоже чистка кармы рыдает и плачет.

— В гробу я тебя видала, недоносок! — бешено ору, швыряя ему вслед все, что попадает под руку. — Вместе с твоей гребаной синергетикой организма и космоса!

— Мама! Да мама же! — дочка тянет меня назад, в квартиру. — Успокойся!

— Чтобы духу твоего здесь не было! — по подъезду метался дробным эхом топот улепетывающего со всех ног мага. — Не то я те так карму прочищу, на сто жизней вперед хватит!

— Мам, прекрати!

— Что это такое было, дочь? — яростно спрашиваю у Ирины, с лязгом захлопывая входную дверь. — С кем ты еще связалась на мою голову?

Я ждала, что дочка начнет орать и ругаться, как всегда. Но она меня удивила. Обхватила голову руками, медленно так, и зарыдала. В голос, захлебываясь и воя.

Я растерялась до того, что так и стояла столбом, не зная, как быть. Такие слезы без причины не наваливаются. Аж страшно стало. Что случилось?

— Ты же ничего не знаешь, мама! — давилась слезами Ира. — Ничего… не понимаешь…

— Так объясни, — обнимаю, веду на кухню — отпаивать чаем с валерьянкой. — Что с тобой случилось, девочка моя? Что за слезы, что за беда? Что это за цадик к тебе приходил?

— Ты не поймешь…

— А ты расскажи. Я уж постараюсь понять.

Она только головой мотает. Не верит мне. Не хочет верить. Вот ведь наказание. И как же мне теперь с нею быть?

Чай с валерьянкой, однако же, возымели свое действие. Ира чуть успокоилась. Пошла в свою комнату, вернулась, протягивает мне газетку, одно из этих кошмарных сектантских изданий про конец света и всякие ауры, кстати, так оно и звалось гордо: "Аура"

— Читай!

— Да тыщу лет мне упал этот твой бред про третий глаз и всепланетный разум! — возмущаюсь я.

— Нет, ты прочитай, прочитай. Ты поймешь сейчас все.

Пожимаю плечами. Ссориться, терять с таким трудом обретенный мир? Еще чего!

— Град-убийца, — читаю яркий смачный заголовок и фыркаю:- что за чушь! Хм, хм… Ну… С некоторых пор в нашем городе начали происходить удивительные и страшные события. Град-убийца собирает свои жертвы. Вот статистка последних лет: убито более десяти молодых мужчин… — отрываюсь от газетенки и фыркаю:- Ага, " Градом"! Тем, что в Осетии недавно выпал.

— Ты читай, читай, — мрачно посоветовала дочь.

Посмотрела я на нее, какая она серьезная, мрачная. И несчастная. Такая жалкая и потерянная, что аж сердце щемит… И язык мой не повернулся съехидничать. Дочитывала я статейку в молчании.

— Да чушь все это… — сказала я неуверенно. — Байка. Как про этих ваших… эльфов и вампиров. Все знают, что их нету, но все почему-то верят.

Ира торопливо вытерла щеки. И рассказала. Она рассказала мне все!

Когда это случилось в первый раз. Когда во второй. Был и третий. И четвертый с пятым. Шестой случай оборвал жизнь насильника, бросившегося на Иру при входе подъезд. Седьмой случай, восьмой… И всегда, всегда, когда дочку кто-то обнимал и хотел поцелуев с продолжением, этот кто-то погибал непременно. Тут же, на месте.

От града.

А недавно Ира влюбилась. По-настоящему. Но погода портилась на каждом свидании, и при одном только взгляде на грозовые тучи пропадало всякое желание не то чтобы поцеловаться, даже за руку любимого взять. Парень и охладел к подруге-ледышке. Стал засматриваться на других, не таких закомплексованных…

— Вот тогда ты к этому Зурику, — догадалась я.

— Да-да, — закивала Ира. — Он обещал помочь!

— Бред какой-то, — сказала я. — Все это настолько ненаучно… И достаточно глупо звучит. Ну сама подумай, откуда у безмозглого града такая избирательность? Да еще чтобы наповал! Быть такого не может. Не может быть!

— Я говорила, — обреченно сказала дочь. — Ты не поверишь…

— Я верю, маленькая, — нежно сказала я. — Верю. Такое выдумать невозможно…

— А что же нам делать теперь, мама? Что?

Я обняла ее, притянула к себе. Долго гладила по голове, как маленькую, утешала. Бедная девочка, надо ж такому было случиться, причем именно с ней. Ну то есть в град-убийцу я не верила ни на вот столечко, слишком уж все это фантастически выглядело. А вот то, что у Иры проблемы с личной жизнью, доказательств не требовало. Град-убийца, это надо же!

Скорее всего, Ира сама убивала этих кобелей. Как, откуда я знаю. В состоянии аффекта, наверное. Неперенесенный длительный стресс, ушедший в подсознание, вырывается на волю при сходных обстоятельствах. Подсознание, оно ведь тупое, ему все равно, насилуют тебя или просто поцеловать хотят. Знаем, слышали, вон по телевизору каждый день "Суд идет" — как раз про такие вот аффекты. Человек в таком состоянии на все способен. И потом, что характерно, просто не помнит подробностей. А град — чем не бальзам на бунтующую психику? Это не я, не я, я ни при чем, это все град!

— Что же нам делать, мама? — жалобно спрашивала Ира, прижимаясь ко мне. — Что?

Я ей все забыла в тот миг. И хамство и наглость, — все-все! Ведь никого у нее не было на всем свете, никогошеньки, только я. И ведь даже мне она не верила!

— Значит так, Ира, — говорю. — Никому не рассказывай. Ни-ко-му, поняла? Охота тебе по судам таскаться, доказывая свою невиновность? И не факт еще, что докажешь. Денег на крутых адвокатов у нас с тобой не станет. А в град, ты уж прости, никто не поверит.

— Но ты-то веришь, мама!

— Я — верю. Но ведь и мне никто не поверит, в том-то и дело. Особенно милиция. Нет, надо молчать. И попытаться самим что-нибудь придумать…

— А можно Зурик завтра придет? — дочкино личико прямо просветлело. — Может… может, он что сделает?

Зурика ей. Задурит голову, в секту какую-нибудь втянет. А то и в милицию сдаст, с него станется. Только этого мне не хватало!

— Лучше в церковь сходи, свечку поставь, — посоветовала я. — Эффект будет тот же. Никакой…

— Мам, ну пожалуйста! — взмолилась Ира. — Пожалуйста, мама…

В общем, уговорила она меня. Но назавтра Зурик не пришел. И послезавтра тоже. А через три дня дикторша местного новостного канала взахлеб рассказала о загадочной смерти известного всему городу экстрасенса. Его нашли на пороге собственного дома с проломленной чем-то тяжелым головой…

— Мама…

— Что, Ирочка?

— Вчера была гроза. С градом!

— Да что ты ерунду порешь… — начала было я по привычке. И осеклась.

Гроза была, факт. Град, наверное, был тоже. Мы с дочкой смотрели друг другу в глаза, и вид у обоих был страшный: бледные лица, белые вытаращенные глаза. Как в зеркало смотрелись, ей-право.

— Мама! Но он же не пытался меня насиловать!

— Наверное, он пытался изнасиловать твою душу, — сказала я, немного подумав. — Все эти маги и целители, все они одним миром мазаны. Все они насильники тоже. Только духовные. Вот и…

— Проклятый град! — зарыдала Ира. — Проклятый град! Ну чего он ко мне привязался? За что? Мама, за что-о?!

Кладбище. "Тихий городок", так у нас предпочитают поминать в разговоре это по-настоящему тихое место. Здесь всегда покой и тишина. И мало что меняется со временем, разве что рядом со старыми вырастают новые холмики. Все так же цветут цветы, полевые и окультуренные. Все так же каждый год приходит со своими грозами май…

— Знаешь, мама, — задумчиво говорит Ирина, заботливо устанавливая в вазу пышный букет. — Мне раньше часто думалось, будто ты ее любишь больше меня. Что лучше бы это я умерла и тогда, наверное, ты любила бы меня, не ее…

— Бедная моя девочка, — вздыхаю. — Я ж тебя тоже очень люблю, моя дорогая. Всегда любила. Просто о тех, кого нет рядом, вспоминаешь чаще.

— Да. Я знаю. Прости меня, мама…

— За что прощать?

Она молчит, смотрит на город, на встающие над белыми зданиями облака.

— Ну, поехали? А то под дождь попадем…

— Поехали…

Да. День рождения у моей Ирочки. Тридцать три. Некруглая дата, не юбилей, но все же. Две тройки, так сказать. Будет банкет, в шикарной Ирининой квартире соберутся ее коллеги по бизнесу и не только. Друзья, враги, шут их разберет. За гламурной внешностью и сорокозубыми улыбками души не разглядеть. Мне там — как пятой ноге под собачьим хвостом. Но придется терпеть, ради дочери.

Вся наша школа зависит от нее. Сколько Ира нам всего сделала — через свои деньги, разумеется. Бросай, смеется, мама, твою дурацкую работу, давай ко мне секретарем, в три раза зарплата подскочит. И что тебе эта школа занюханная? Ага, как же, брошу я. Что мне там делать, в дочкином-то бизнесе?

Ира не спорит, нравится матери преподавать, — пускай преподает. Вон, даже телескопы для нашего астрономического кружка откуда-то из Германии выписала. "Любой твой каприз, мама, за мои деньги,"- смеется она. Я молчу. Грустно, но факт — мы давно уже чужие люди. Только любовь нас и объединяет. Любовь и память…

Долго рассказывать, столько всего между нами было… Как Ира поняла, что от града ей не избавиться, и через это не хотела жить, даже вены себе резала, глупышка. Как она после обозлилась и стала нарочно бродить по городу ночами — мстить маньякам, пытавшимся нападать на одинокую красивую девушку. По городу поползли слухи — мол, если встретишь ночью одинокую девушку, не спеши знакомиться и лапы к ней тянуть, это дочь града… Ну и так далее в том же духе, полный бред. Маньяки хвосты поджали, это верно. Я просила, уговаривала, угрожала — без толку, дочка как умом тронулась. Впрочем, месть закончилась после того, как град запоздал (дело было зимой) и дочку выручили случайные прохожие. Я поседела в один миг, когда узнала. А Ира здорово струхнула и взялась наконец-то за ум. Хорошо взялась. Так, что за 8 лет сумела подняться от рядового частного предпринимателя до успешной совладелицы целой сети гипермаркетов. Уважаемый и очень богатый теперь человек, моя Ирочка. И меня любит, и о сестре не забывает, и школе нашей помогает, дай Боже другим школам такого спонсора. Гордиться впору.

Но…

Чужие мы с нею стали, совсем чужие. Да.

… Банкет был в полном разгаре. Смотрю, а за Ирой все вьется какой-то хлюст. Прям такой весь из себя, выпивку подливает, все Ирочка да Ирочка, а глазки-то расчетливые, циничные. В мыслях он уже девочку мою попользовал к своей выгоде, выбросил на помойку и отправился другую богатую дуру искать.

Ира же млеет, пьяная уже, а много ли пьяной бабе нужно?

— Ира, дочка, — говорю ей тихонько. — А ты ничего не забыла?

— Ой, да брось, мама! Что я там должна помнить?

— Ну-ну, — говорю. — Смотри…

Они укрылись на лоджии и жадно целовали друг друга. Ира теряла голову от счастья: наконец-то! Наконец-то она станет женщиной, после стольких лет страха и махрового одиночества. Только это и имело значение. Только это одно. В окно смотреть было недосуг и незачем…

Дикий визг ворвался в квартиру, зазвенел под потолком. Я рванулась на лоджию…

Ира, полураздетая, стояла на коленях перед безжизненным телом своего несостоявшегося любовника. Окно было разбито крупным градом. За окном лупил бешеный ливень…

— Ма-ама-а! — Ирина увидела меня и бросилась ко мне, вцепилась и зарыдала в голос:- мамочка-а!

Я обнимаю ее, глажу по голове как когда-то в детстве. И молчу.

Молчу.

Сотни и тысячи женщин погибают от насилия. Их уничтожают все, кому не лень — маньяки, пьяная шпана, менты, собственные мужья… Десятки тысяч женщин в год погибают только от так называемого домашнего насилия!

А вот моей Иринке это не грозит. И пусть она никогда не сможет родить своего ребенка, — что поделаешь, за все в этом жутком мире надо платить. Да и не такая уж это страшная плата, если вдуматься.

Зато ни один скот не причинит ей боли. А ребенка из детдома взять можно, вон отказников сколько, в Великую Отечественную их столько не было, как сейчас… Зато ни один маньяк не сможет изнасиловать мою кровиночку! Ни один. Никогда!

Никогда и ни за что.

Ведь она — дочь града.

Моя дочь!



Содержание:
 0  вы читаете: Дочь града : Наталья Чернышева    



 




sitemap  
вацап +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков, только Екатеринбург.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение