Фантастика : Ужасы : Глава седьмая ОТЕЛЬ СЕНТ-РОЙЯЛ : Гордон Далквист

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Глава седьмая

ОТЕЛЬ «СЕНТ-РОЙЯЛ»

Приняв решение, мисс Темпл считала абсолютно нелепой потерей времени вдаваться в подробности, обдумывая дальнейший план действий, а потому, усевшись в экипаж, она не стала размышлять над выгодами, которые получит, оказавшись в «Ройяле», а вместо этого позволила себе отвлечься — принялась разглядывать проплывающие мимо магазины, людей, занятых своими делами. Обычно такие вещи мало интересовали ее (разве что из любопытства, которое побуждало ее на основании одежд и манер людей делать догадки относительно их пороков), но теперь она чувствовала, что может позволить себе наблюдать, не вынося оценок. Мисс Темпл, будучи человеком действия, ощущала себя стрелой в полете. Как бы там ни было, но уже одно то, что она находилась в движении, успокоило чувства, обуявшие ее в саду графа и еще сильнее — на улице. Если ей не хватает мужества заявиться в «Сент-Ройял», то как она может считать себя искательницей приключений? Герои не выбирают для себя только те сражения, в которых могут победить. Напротив, они справляются с той ситуацией, в какую попадают, и не обманывают себя, полагаясь на помощь других, а добиваются своего собственными силами. Безопаснее ли было бы для нее, если бы она дождалась Чаня и Свенсона, чтобы они могли появиться в отеле втроем? По меньшей мере, было спорно, что в одиночестве ей проще будет выполнить ее задачу. Ну разве что без спутников она менее заметна. Но куда важнее было ее мнение о себе самой и о том, что она теряет, расставшись со своими товарищами. Она улыбнулась, представив себе, как встречает их за дверями отеля, владея всей важнейшей информацией и, возможно, ведя на поводке женщину в красном или графа д'Орканца, которые стали теперь тише воды ниже травы.

И потом, в «Сент-Ройяле» была ее судьба. Женщина в красном, эта графиня ди Лакер-Сфорца (просто еще одно маленькое свидетельство — если только в таковом была нужда — в пользу итальянских корней этого нелепого имени), которая обрекла ее на смерть, была ее главным врагом. Более того, мисс Темпл не могла не спрашивать себя: какова роль этой женщины в соблазнении (другого слова она и подобрать не могла) Роджера Баскомба? Она, конечно, понимала, что главная причина была в амбициях Роджера, которым без труда манипулировал заместитель министра, к чьему мнению Роджер, этот закоренелый карьерист, рабски прислушивался. И тем не менее она все время воображала себе Роджера наедине с этой женщиной — кобра, гипнотизирующая щенка. Она, несомненно, соблазнила его, но в каком смысле (а говоря без экивоков — соблазнила ли она его физически)? Одна поднятая бровь, пухлые алые губки, сложенные в трубочку, — и пожалуйста, он уже на коленях. И для чего ей Роджер? Для себя, или она передаст его какой-нибудь из этих дамочек, что она видела в Харшморте. Миссис Марчмур — или как там ее, Хук? Имен было слишком много. Мисс Темпл нахмурилась, потому что разозлилась, думая о глупости Роджера, а мысль о том, что ее враги с такой легкостью поставили его себе на службу, разозлила ее еще больше.

* * *

Экипаж остановился перед отелем, и она заплатила кучеру. Прежде чем он успел спрыгнуть со своего сиденья и помочь ей, к дверям экипажа подошел швейцар и предложил ей руку. Мисс Темпл с улыбкой оперлась на нее и осторожно спустилась на мостовую. Экипаж тронулся, а она направилась в отель, благодарно кивнув второму швейцару, который распахнул перед ней двери, впуская в просторный холл. Ни одного знакомого лица она тут не увидела и решила, что это к лучшему. Отель «Сент-Ройял» был нарочито роскошным, что не отвечало вкусам мисс Темпл. К подобным заведениям она относилась неодобрительно — какой смысл в том, что тебя находят очаровательной, если видят на самом деле не тебя, а то, что тебя окружает? И тем не менее мисс Темпл с удовольствием разглядывала интерьер. Тут были алые кожаные банкетки и громадные зеркала в золотых рамах на стене, журчащий фонтан с плавающими в нем цветками лотоса, большие горшки с растениями и ряд золотых с красным, словно обвитых резными лентами, колонн, подпирающих балкон, который нависал над холлом. Потолок был сплошное стекло и золотые зеркала, а на конце хрустальной люстры располагался граненый шар сверкающего стекла.

Она обвела все это неторопливым взглядом, понимая, что тут есть на что посмотреть, что такие интерьеры ошеломляют посетителя, заставляя забыть о деталях, которые могут оказаться весьма важными, как, например, ряд зеркал на странно искривляющейся левой стене; зеркала эти казались странными потому, что висели там не столько для людей, сколько для того, чтобы отражать холл и даже улицу, словно это были не зеркала, а окна. Мисс Темпл тут же вспомнила об одном замечании мистера Спрагга касательно коварного голландского стекла, о том, как она сама по неведению выставила себя напоказ перед зеркалом в гардеробной Харшморта. Стараясь изо всех сил отрешиться от двоякого чувства — разочарования, с одной стороны, и восторга — с другой, она заставила себя думать о своей насущной задаче. Она представила, что все еще стоит в холле, пытаясь справиться со своими нервами, а тут входят Чань и Свенсон, догнав ее, когда она еще ничего не успела сделать… Вот тогда она почувствует себя беспомощной дурочкой!

* * *

Мисс Темпл решительно направилась к стойке. Портье был высокий человек с редеющими волосами, зачесанными вперед и сильно набриолиненными, отчего обычно прозрачный гель собрался в пленку на коже под его волосами, что выглядело довольно отталкивающе и отвлекало внимание. Она улыбнулась ему с обычной своей холодностью, к которой прибегала в подобных случаях, и сообщила, что пришла к графине ди Лакер-Сфорца. Он уважительно кивнул и, сказав, что графини в настоящий момент в отеле нет, указал на дверь ресторана, предлагая подождать там за чашечкой чая. Мисс Темпл спросила, когда должна вернуться графиня. Портье ответил, что вообще-то он не знает, но обычно она приблизительно в это время приходит на ранний аперитив с несколькими дамами. Не знакома ли с ними мисс Темпл, поинтересовался он, потому что одна из них, кажется, уже в ресторане. Она поблагодарила его и направилась, куда ей указал портье, но тот, окликнув ее, спросил, не хочет ли она оставить свою визитную карточку графине, на что мисс Темпл ответила, что любит устраивать сюрпризы, и пошла дальше.

Прежде чем она успела обвести хотя бы беглым взглядом столы — нет ли за ними знакомых или опасных лиц, к ней почти вплотную подошел человек в черном фраке и спросил, не ищет ли она кого-нибудь, не хочет ли она выпить чаю, или поужинать, или, может быть (тут его бровь заговорщицки взметнулась вверх), подать ей аперитив? Мисс Темпл, смерив его холодным взглядом (она ни при каких обстоятельствах не допускала фамильярности), сказала, чтобы ей подали чаю, две булочки и немного фруктов — свежих и очищенных, — и прошла мимо него, оглядывая столики. Она прошествовала к маленькому столику и села лицом к двери, хотя и на некотором расстоянии от нее, чтобы не быть на виду, но при этом видеть всех входящих. Она положила сумочку с пистолетом на соседний стул так, чтобы та была под скатертью и не бросалась в глаза, и стала ждать заказанного чая. Мысли ее снова вернулись к вопросу о нынешнем одиночестве. Мисс Темпл решила, что оно ее вполне устраивает, даже дает ей ощущение свободы. Она никому ничем не обязана. Чань и Свенсон сами смогут о себе позаботиться, тетушка ее была отправлена подальше — чем ее теперь может испугать противник, кроме как угрозой ее жизни? Да ничем. И мысль о том, что она может вытащить пистолет и уложить на пол своих врагов прямо здесь, в ресторане, приводила ее в восторг.

* * *

Она потрогала скатерть — материя была добротная, и ей это понравилось, не в меньшей мере пришлись ей по вкусу столовые приборы, которые, имея изящные формы, в то же время не были лишены и известного веса, что особенно важно для ножа, даже если тебе этот нож нужен только для того, чтобы разрезать булочку и намазать кремом ее горячий срез. Мисс Темпл пила чай этим утром, но с нетерпением ждала новой порции. Булочка, чай, фрукты и, если уж надо, немного консоме перед сном — больше ей для счастья ничего и не нужно. Сначала подали чай, и она придирчиво смотрела, как официант расставляет чайники, чашку и блюдце, а потом серебряное ситечко и серебряную тарелочку под ситечко, и маленький кувшинчик с молоком и маленькую тарелочку с ломтиками лимона. Когда все это было поставлено перед ней и официант, кивнув, удалился, мисс Темпл принялась переставлять все по своему вкусу. Лимон она отодвинула в сторону (потому что не любила чай с лимоном, но нередко с удовольствием заканчивала свою трапезу одним-двумя ломтиками, словно острой закуской, к тому же, поскольку за лимон было заплачено, она не видела причин, по которым должна отказываться от него). Поближе придвинула ситечко, молоко отодвинула на другую сторону, а чайники с заваркой и кипятком поставила так, чтобы они не мешали ей свободно встать, чего нередко требовал их вес, недостаточная длина ее рук и высота ее стула (независимо от того, доставала ли она, сидя на нем, до пола ногами или нет), если ей нужно было налить кипяток или заварку. Наконец она освободила место на столе и для ожидаемых ею с нетерпением булочек, фруктов, джема и густых сливок.

Она встала и налила в чашку немного заварки, чтобы посмотреть, достаточно ли она крепкая. Заварка была крепкая. Потом налила немного молока и снова взяла заварочный чайник и чуть-чуть наклонила его. Для первой чашки, если наливать осторожно, обычно удавалось налить заварку и без ситечка, потому что большинство чайных листьев лежало на донышке. У чая был идеальный цвет красного дерева, остыть он еще не успел, и над чашкой поднимался парок. Мисс Темпл села и отхлебнула глоточек. Чай был идеальный — такой здоровый, приятный напиток, что она даже подумала: вот хорошо было бы нарезать его каким-нибудь образом на ломтики и есть вилкой. Прошло еще две минуты, которые она провела душевно, прихлебывая чай, потом прибыла остальная часть ее заказа, и она опять с удовольствием отметила, что джем превосходный — консервированная вареная черника, а фрукты (нет, вы только подумайте!) — замечательный тепличный оранжевый манго, нарезанный и аккуратно уложенный на тарелочке ломтиками толщиной в палец. Она лениво подумала, сколько ей будет стоить этот чай, но потом прогнала эту мысль. Ведь она вполне могла не дожить до сегодняшнего утра. Так зачем лишать себя маленьких удовольствий, которых можно неожиданно лишиться?

* * *

Хотя мисс Темпл не забывала (когда вспоминала об этом) посматривать на входную дверь ресторана и поедать взглядом всех входящих, следующие двадцать минут она посвятила булочкам: намазывала на каждую половинку точно выверенный по толщине слой джема, а уже на него — должное количество сливок. Покончив с этим, она отодвинула булочки в сторону и занялась двумя ломтиками манго — нанизала по очереди на серебряную вилочку. После этого она допила первую чашку и снова встала, чтобы налить еще одну — на этот раз пользуясь ситечком и добавив равное количество горячей воды для разведения заварки, которая за это время настоялась еще крепче. Пригубив чай из чашки, она добавила в него немного молока и снова села; теперь она занялась половинкой булочки, каждый кусочек запивая глотком чая, пока половинка не исчезла полностью. Еще один кусочек манго — и она покончила со второй половинкой булочки, а когда пришло время налить еще чаю, на этот раз заварку пришлось развести горячей водой еще сильнее. И тут она обнаружила, что сбоку от ее стола стоит граф д'Орканц. К большому своему удовлетворению, мисс Темпл смогла весело ему улыбнуться и, преодолевая удивление, заявить:

— Ага, кажется, вы наконец прибыли.

Он явно ждал от нее чего-то другого.

— Кажется, мы не были представлены друг другу, — ответил граф.

— Не были, — сказала мисс Темпл. — Вы граф д'Орканц. А я Селеста Темпл. Вы не присядете? — Она указала на ближайший к нему стул — не тот, на котором лежала ее сумочка. — Не хотите ли чаю?

— Нет, спасибо, — сказал он, глядя на нее с любопытством и подозрительностью. — Позвольте узнать, зачем вы здесь?

— Фу, как это грубо — допрашивать даму. Если уж хотите поговорить… я не знаю, откуда вы, говорят, из Парижа, но, насколько я знаю, даже в Париже люди не такие грубые, а если и грубые, то не на такой манер… Будет гораздо лучше, если вы сядете. — Мисс Темпл шаловливо улыбнулась. — Если, конечно, вы не боитесь, что я вас пристрелю.

— Ну, если вам так угодно, — ответил граф. — Не хочу показаться… невоспитанным.

* * *

Он выдвинул стул и сел. Тело у него было такое крупное, что производило странный эффект — возникало впечатление, что он рядом и в то же время далеко, и хотя руки графа лежали на столе, лицо его казалось на почтительном расстоянии от них. Он был без своей шубы — в безукоризненном вечернем фраке, в крахмальной белой рубашке с сияющими синими запонками. Она увидела, что на его пальцах, внушающих трепет своими размерами и силой, было множество серебряных перстней и тоже с синими камнями. У него была густая, но аккуратно подстриженная бородка, откровенно чувственный рот и отливающие голубизной глаза. Вообще этот человек производил до странности мощное и крайне мужественное впечатление.

— А кроме чая вы бы ничего не хотели? — спросила она.

— Может, чашечку кофе, если вы не возражаете.

— В кофе нет ничего худого, — ответила мисс Темпл менторским тоном. Она подала знак официанту и, когда тот подошел, сообщила ему заказ, а потом повернулась к графу. — Что-нибудь еще?

Он отрицательно качнул головой. Официант поспешил на кухню. Мисс Темпл отхлебнула еще чаю и откинулась к спинке стула, правая ее рука легонько ухватила ремешок сумочки и переложила ее себе на колени. Граф д'Орканц внимательно посмотрел на нее, глаза его, лукаво сверкнув, скользнули в сторону ее невидимой руки.

— Похоже, вы ожидали меня, — сказал он.

— Я не ждала никого конкретно, но знала, что кто-нибудь из вас появится. Появились вы — я готова говорить с вами. Возможно, я бы предпочла кое-кого другого… то есть, возможно, у меня есть личный интерес кое к кому… но предмет разговора остается неизменным.

— И что же это за предмет?

Мисс Темпл улыбнулась.

— Видите ли, именно такой вопрос и задают глуповатой молодой женщине — именно такой вопрос задал бы мне поклонник, будучи убежден, что, дабы потискать меня на диване, сначала следует завязать со мной серьезный разговор. Если мы хотим получить какой-нибудь результат, граф, то лучше нам обоим говорить четко и ясно. Вы так не думаете?

— Я не думаю, что многие тискали вас на диване.

— Вы правы. — Она откусила булочку, сожалея, что ее трапеза была прервана, и отхлебнула глоток чаю. — Может быть, будет лучше, если вопросы стану задавать я?

Он улыбнулся — может, даже против своей воли, она этого не поняла — и кивнул.

— Как вам угодно.

Но тут принесли его кофе, и ей пришлось выдержать паузу, пока официант ставил чашку, чайник, молоко, сахар и раскладывал соответствующие ложки к ним. Когда официант ушел, она дала графу время попробовать напиток и с удовольствием отметила, что он предпочел пить черный кофе, что свело молчание к минимуму. Он поставил чашку и снова кивнул ей.

— Женщина… я полагаю вокруг вас так много женщин, — сказала она, — но я веду речь о женщине из борделя, об Анжелике. Насколько мне стало известно от доктора Свенсона, вас, кажется, искренне озаботили неудачные результаты вашего… эксперимента с нею в институте. Мне любопытно — и это, уверяю вас, не праздное, а профессиональное любопытство, — питали ли вы какие-либо искренние чувства к этой девушке до того или после того, как ваши действия погубили ее?

Граф сделал еще один глоток кофе.

— Вы не возражаете, если я закурю? — спросил он.

— Ну, если вам хочется, — ответила мисс Темпл, — хотя это отвратительная привычка.

Он мрачно ей кивнул, выудил из внутреннего кармана серебряный портсигар и, потратив несколько секунд на изучение его содержимого, вытащил маленькую, плотно свернутую, почти черную сигару. Засунув сигару в рот, а портсигар в карман, он достал спички, закурил, затянулся несколько раз, раскуривая сигару, пока та не разгорелась устойчивым красноватым сиянием, потом бросил спичку в блюдечко. Граф выдохнул клуб дыма, пригубил еще кофе и заглянул мисс Темпл в глаза.

— Вы, конечно же, спрашиваете из-за Баскомба, — сказал он.

— Вы так думаете?

— Безусловно. Он разрушил ваши надежды. Когда вы спрашиваете об Анжелике, женщине из низов, которую мы взяли в наше дело, которой предложили продвижение — социальное, материальное, духовное, — вы на самом деле интересуетесь вовсе не ею, а своим бывшим женихом. И в равной мере пытаетесь понять — я бы даже сказал, жаждете понять всей душой, — какой вклад он вносит в наше дело.

Глаза мисс Темпл вспыхнули.

— Вовсе нет, граф, я спрашиваю из любопытства, а от вашего ответа будет зависеть, получите вы воздаяние за свои дела по закону от рук беспристрастного правосудия или же подвергнетесь медленному, безжалостному, мучительному возмездию от рук потерпевших.

— Неужели? — насмешливо спросил он.

— Что касается меня… то мне важно лишь, чтобы ваш план не удался, чтобы вы не имели возможности реализовывать его, а это может в равной мере означать вмешательство закона, пулю или насильственное принуждение. Роджер Баскомб для меня ничего не значит. Но в то же время то, что я чувствую по отношению к вашей подружке, которая причинила столько зла мне, к этой… этой графине, другие чувствуют по отношению к вам в связи с Анжеликой. Поэтому я бы не стала спешить с утверждением, что смерть «какой-то там» женщины не будет иметь никаких последствий.

— Я вас понимаю.

— Думаю — нет.

* * *

Он не ответил, отпил кофе, потом поставил чашку и заговорил с усталостью в голосе, словно высказать даже такое короткое мнение составляло для него немалый труд:

— Мисс Темпл, вы весьма интересная молодая дама. Мисс Темпл закатила глаза.

— Боюсь, для меня эти слова из уст негодяя и убийцы ничего не значат.

— Ну вот, теперь я знаю ваше мнение обо мне. А позвольте узнать, кому же это я так досадил?

Мисс Темпл пожала плечами. Граф стряхнул пепел на край блюдечка, затянулся еще раз — его сигара заполыхала красным сиянием.

— Позвольте мне тогда высказать мои предположения. Это вполне может быть макленбургский доктор, потому что он и в самом деле моими стараниями был обречен на смерть, но я не вижу в нем того неустрашимого мстителя, о каком вы говорите… он слишком большой резонер… Или вы ведете речь об этом другом, которого я никогда не видел, — о наемном убийце? Он, скорее всего, слишком циничен. Или есть кто-то еще? Кто-нибудь из моего далекого прошлого?

Он вздохнул, словно признавая тяжесть своих прегрешений, потом снова затянулся сигарой (мисс Темпл как завороженная смотрела на красную точку разгорающегося табака), словно для того, чтобы подзарядиться той дьявольской энергией, которая вела его по жизни.

— Так зачем вы пришли в «Сент-Ройял»?

Она, вполне довольная этой пикировкой, откусила еще немного булочки, запила глотком чая, а потом, еще не успев проглотить, тряхнула головой, отчего ее каштановые кудряшки разметались в стороны.

— Нет, я не стану отвечать на ваши вопросы. Меня один раз уже допрашивали — в Харшморте, и мне этого вполне хватило. Если хотите поговорить со мной, то только на моих условиях. Если нет — я вас не задерживаю, и вы узнаете, зачем я здесь, только когда это будет отвечать моим планам.

Она нанизала на вилочку последний ломтик манго, не дожидаясь его ответа, откусила и провела язычком по губкам, слизывая сок. Изысканный вкус манго заставил ее улыбнуться.

— Знаете, — сказала она, проглатывая ломтик манго, чтобы не мешал говорить, — этот манго великолепен, почти такой же, как плоды на плантации моего отца. Разница объясняется, я думаю, углом солнечных лучей, самой географией. Вы понимаете? Вокруг нас действуют громадные силы — а кто мы в этой игре? На что претендуем? Кому служим?

— Я восхищаюсь образностью ваших мыслей, — сухо сказал граф.

— А ответ у вас есть?

— Может быть, и есть. Как насчет… искусства?

— Искусства?

Мисс Темпл не поняла, что он имеет в виду, и потому прекратила жевать и подозрительно сощурилась. Уж не выследил ли он ее в галерее (а если да — то когда? Когда она в первый раз приходила туда с Роджером? Или во второй раз? Неужели мистер Шанк из галереи уже успел известить его?), или он имеет в виду что-то другое… но что? Для мисс Темпл искусство было диковинкой — некая неизведанная территория, посетить которую ей не приходило в голову.

— Искусство, — повторил граф. — Вы знаете, в чем его сила?

— Сила искусства?

— В его основе лежит идея, родственная алхимии. Искусство преображает, перевоплощает, возрождает.

Мисс Темпл подняла руку.

— Прошу прощения, это натолкнуло меня на мысль спросить вас о ваших отношениях с одним художником, неким Икаром Файляндтом. Насколько я знаю, он тоже из Парижа и более всего известен своими очень большими композициями на тему Благовещения. Если не ошибаюсь — впрочем, может быть, это только жестокая шутка, — то его весьма выразительный шедевр был разрезан на тринадцать кусков, развезенных в разные концы Европы.

Граф сделал еще глоток кофе.

— К сожалению, мне он не известен. Он, вы говорите, из Парижа?

— Он не очень популярен.

— И вы видели его работы? — спросил он.

— Да.

— И что вы о них думаете?

— Они провокационны и навели меня на одну мысль.

Он улыбнулся.

— Вас?

— Да. Они натолкнули меня на мысль, что вы его убили. Потому что он ведь мертв, а вы, похоже, позаимствовали у него ваши церемонии, ваш Процесс и вашу драгоценную синюю глину. Странно, что такие вещи заимствуются у художника, хотя, я полагаю, он был мистиком, алхимиком — странно, что вы и об этом упомянули, — впрочем, говорят, что это вещь обычная среди всякой там богемы, обитающей на чердаках и насквозь пропитанной абсентом. Вы держите себя так уверенно, и тем не менее невольно спрашиваешь себя — возникала ли у вас хоть когда-нибудь собственная оригинальная мысль?

* * *

Граф встал и, держа сигару в правой руке, протянул мисс Темпл левую, и она инстинктивно позволила ему взять свою руку — другая в поисках опоры схватилась за рукоять револьвера. Он поднял ее руку, поцеловал — она почувствовала на своих пальцах странную влагу, прикосновение бородки, потом он отпустил ее и сделал шаг назад.

— Вы уходите так неожиданно, — сказала она.

— Считайте это отсрочкой.

— Для кого из нас?

— Для вас, мисс Темпл. Поскольку вы проявляете настойчивость… и эта настойчивость рано или поздно погубит вас.

— Неужели?

Это был не самый язвительный ответ с учетом того поворота, который принял их разговор, но по тому, как сверкнули его глаза, — наилучший из того, что ей пришло в голову в этот момент.

— В этом-то все и дело, — сказал он, упираясь обеими руками в стол и нагибаясь вплотную к ней. — Когда придет время, — прошептал он, — вы подчинитесь по собственной воле. Как и все. Вы думаете, что сражаетесь с чудовищами… вы думаете, что сражаетесь с нами! А на самом деле вы сражаетесь с собственными страхами… но эти страхи отступят перед желаниями. Думаете, я не чувствую вашей жажды? Я ее вижу так же ясно, как вижу солнце. Вы уже принадлежите мне, мисс Темпл, — вы только ждете того мгновения, когда я решу, что вас пора взять.

Граф снова выпрямился и сунул сигару в рот, на фоне черного табачного листа мелькнул его влажный розоватый язык. Он выпустил дым уголком рта, повернулся и, не сказав больше ни слова, легко зашагал из ресторана и из поля зрения мисс Темпл.

Она не видела, вышел ли он из отеля или поднялся по широкой лестнице на верхние этажи. Возможно, он направился в номер графини, возможно, графиня уже вернулась, а мисс Темпл не заметила этого из-за графа. Но почему он ушел так внезапно… и еще после угроз в ее адрес? Она говорила об этом художнике — Файляндте. Может, это задело его за живое? Мисс Темпл не знала, что ей теперь делать. Все те планы, которые она прокручивала у себя в голове прежде, исчезли, вытесненные ее спонтанным желанием уязвить графа в разговоре. И к чему это привело? Она сложила губы трубочкой, вспоминая свое первое впечатление об этом человеке — в поезде на пути к Орандж-каналу, его мощную фигуру, которая казалась чуть ли не вдвое крупнее в шубе, его острый, пронзительный взгляд. Его вид тогда нагнал на нее страху, а после странных ритуальных демонстраций в анатомическом театре — еще и ужаса. Но она была вполне удовлетворена тем, как он прореагировал на имя Оскара Файляндта. Несмотря на жуткий рассказ доктора о несчастной женщине и о яде, мисс Темпл чувствовала, что граф д'Орканц принадлежит к другой категории людей — да, он вызывает отвращение, он жесток, он властен, но его снедают амбиции, выяснив которые можно найти способ одолеть его.

* * *

Успокоив себя таким образом, она следующие несколько минут потратила на то, чтобы попросить счет. Посасывая дольку лимона, она рылась в сумочке в поисках монет, чтобы расплатиться, и в то же время взвешивала мысль — не сказать ли официанту, чтобы тот включил ее трапезу в счет графини, но потом решила, что подобная проделка ниже ее достоинства. И потом, все фибры ее души протестовали против мысли о том, что она чем-то будет обязана этой женщине (такой подход явно не разделялся графом, который позволил мисс Темпл заплатить за его кофе). Мисс Темпл встала, взяла свою сумочку, выбросила лимонную корочку в тарелку и вытерла пальцы о смятую салфетку. Она пошла прочь из ресторана, который начал наполняться людьми к вечерней трапезе; ее начала одолевать тревога. Чань и Свенсон так и не появились. Это было хорошо в том смысле, что она еще так и не добилась ничего существенного и не хотела быть связанной их присутствием, пока она делает свое дело. Но с другой стороны, не означало ли это, что с ними что-то случилось? Не решились ли они без нее на какой-нибудь совершенно безумный ход? Нет, конечно же нет — просто они действовали каждый сообразно своим интересам: один, несомненно, распутывал нити заговора вокруг Анжелики, а доктор Свенсон искал своего принца. И то, что они не появились, шло на пользу общему делу.

Она вернулась к стойке, и портье сообщил ей, что графини пока еще нет. Мисс Темпл обвела холл лукавым взглядом и наклонилась поближе к портье. Стрельнув глазами в сторону стены с зеркалами, она спросила, не заказывал ли кто отдельные кабинеты на вечер. Портье ответил не сразу. Мисс Темпл понизила голос до шепота, одновременно напуская на себя небрежно-невинное выражение.

— Возможно, вы знакомы с другими дамами из окружения графини. Например, с миссис Марчмур. Или…

— Мисс Пул? — спросил портье.

— Да, конечно, мисс Пул. Такое милое существо. — Мисс Темпл состроила глазки, вложив все свои способности в то, чтобы изобразить невинность. — Я подумала, не заглянет ли кто-нибудь из них к графине или, может быть, к графу д'Орканцу… в один из ваших отдельных кабинетов?

Портье открыл журнал в красном кожаном переплете, пробежал пальцем по странице, потом закрыл и подал знак одному из официантов. Когда тот подошел к стойке, портье указал на мисс Темпл.

— Эта дама присоединится к компании графини в кабинете пять.

— Там уже есть одна молодая дама, — сказал официант. — Появилась несколько минут назад…

— Ну, так оно даже лучше, — сказал портье и повернулся к мисс Темпл. — У вас будет общество. Пауль, проводи мисс…

— Мисс Гастингс, — сказала мисс Темпл.

— Проводи мисс Гастингс в кабинет пять. Если вам или другой даме что-нибудь понадобится, просто позовите Пауля. Я сообщу графине, что вы уже пришли, когда она появится.

— Весьма вам признательна, — сказала мисс Темпл.

* * *

Ее провели обратно в ресторан, где она только теперь заметила ряд дверей, ручки и петли которых были хитро скрыты рисунком обоев, отчего становились почти невидимыми. Как же она не обратила внимания на приход этой женщины — неужели так увлеклась разговором с графом? И не ее ли появление побудило графа подняться и уйти — не сделал ли он это, чтобы отвлечь мисс Темпл? И кто такая эта молодая дама? — спрашивала себя мисс Темпл. В экипаже вместе с ней на пути в Харшморт были три женщины; две из них, как решила она, — это Марчмур и Пул (хотя как знать, число этих женщин, привлеченных на свою сторону заговорщиками, могло быть достаточно велико), а вот относительно третьей она не имела ни малейшего представления. Потом ее мысли перенеслись на многочисленных зрителей в театре, вроде той женщины в коридоре — в маске с зелеными бусинками. Вопрос в том, будет это знакомое ей лицо или нет? Большую часть времени в Харшморте она провела в маске, а те, кто видел ее без маски, либо умерли, либо были известными ей фигурами вроде графини… по крайней мере, она надеялась на это. Но кто мог знать наверняка? Кто еще мог оказаться за зеркалом? Мисс Темпл побледнела. Роджер?

Она крепко вцепилась в свою сумочку, открыла ее и вытащила монетку, чтобы дать официанту. Сумочку она не закрыла — на тот случай, если понадобится быстро вытащить револьвер.

Он распахнул дверь, и она увидела фигуру на конце стола, в перистой маске, в цвет блестящему сине-зеленому платью, — это были павлиньи перья, торчащие вверх и обрамляющие ее сверкающие золотистые волосы. Рот у нее был маленький и живой, лицо бледное, хотя и чуть нарумяненное, на ее маленьких ручках все еще оставались ее синие перчатки. Она напомнила мисс Темпл одну из породистых русских борзых — худых и стремительных и всегда злобных, имеющих привычку клацать зубами при виде всего, что вызывает их неудовольствие. Она сунула монетку в руку официанта, и тот представил ее: «Мисс Гастингс». Женщины кивнули друг другу. Официант спросил, не желают ли они чего-нибудь? Никто из них не ответил — никто не шевельнулся, — и мгновение спустя он поклонился и вышел, закрыв за собой дверь.

— Изобела Гастингс, — сказала мисс Темпл и, указав на стул с другого конца стола от блондинки в маске, спросила: — Вы позволите?

Та указала на стул, и мисс Темпл села, расправив платье и ни на секунду не оторвав взгляда от безмолвной женщины. На столе между ними на серебряном подносе стояли графины, наполненные янтарной, золотистой и рубиновой жидкостями, и несколько бокалов и стаканов (правда, мисс Темпл не особо разбиралась в том, какой сосуд для чего предназначен, а еще меньше — что налито в графинах). Перед блондинкой стояла небольшая рюмка размером с бутон тюльпана на прямой прозрачной ножке, наполненная рубиновой жидкостью, которая, преломляясь в хрустале, напоминала кровь. Мисс Темпл поймала вопросительный взгляд блондинки, чьи глаза за маской были светлее ее синего платья, и постаралась придать своему голосу дружелюбный тон.

— Говорят, что шрамы исчезают через несколько дней. Сколько дней у вас уже прошло?

Ее слова, казалось, вернули женщину к жизни. Она подняла свою рюмку, сделала глоток, но облизывать губы не стала — удержалась, потом поставила рюмку на скатерть, но из руки ее не выпустила.

— К сожалению, вы… ошиблись.

Голос женщины был хорошо поставленный, чеканный, и мисс Темпл немного огорчилась, словно испытания со временем притупили ее умственные способности.

— Прошу прощения, я просто подумала… из-за маски…

— Да, конечно… это вполне очевидно… но я надела маску по другому поводу… Я здесь инкогнито.

— Вы близкий друг графини?

— А вы?

— Нет, я бы так не сказала, — беззаботно ответила мисс Темпл и, сочиняя на ходу, добавила: — Я скорее знакомая миссис Марчмур. Хотя я, конечно, знаю и графиню. А вы — если позволительно говорить об этом открыто — были на приеме в Харшморте, когда граф устраивал свою знаменитую презентацию?

— Да… я там была.

— Позвольте узнать ваше мнение о том, что вы видели? Впрочем, ваше присутствие здесь само по себе может быть ответом… Женщина прервала ее:

— Не хотите чего-нибудь выпить?

Мисс Темпл улыбнулась.

— А что пьете вы?

— Портвейн.

— Ах вот оно что.

— Вы не любите портвейн? — Женщина проговорила это быстро, с нетерпеливой раздражительностью.

— Да нет, попробую, пожалуй…

Женщина театральным жестом подвинула поднос мисс Темпл — провезла его по скатерти — бокалы зазвенели, стукаясь друг о дружку, графины закачались, но ничто не упало и не разбилось. Несмотря на эффективность этого странного движения, мисс Темпл все равно пришлось встать, чтобы дотянуться до подноса; она налила себе немного рубинового портвейна в такую же, как у блондинки, рюмку, вернула на место тяжелую пробку и села. Она вдохнула сладковатый запах, но пить не стала — было в этом запахе что-то такое, от чего у нее свело горло.

— Итак… — продолжила мисс Темпл, — мы обе были в Харшморте…

— А как насчет графа д'Орканца, — сказала женщина, снова прерывая ее. — Его вы знаете?

— О, конечно. Мы с ним только что беседовали, — ответила мисс Темпл.

— Где?

— Здесь, в отеле, конечно. Видимо, у него другие срочные дела, и он не может составить нам компанию.

* * *

Ей показалось, что женщина собирается встать, но трудно было сказать — то ли для того, чтобы найти графа, то ли для того, чтобы убежать в испуге от того, что он так близко? Это продолжалось несколько мгновений, и мисс Темпл испытала странное чувство. Как же это плохо, подумала она, быть проницательной и умной молодой женщиной, ведь чем глубже становилось ее понимание той или иной ситуации, тем больше возможностей она видела, а потому тем меньше знала, что делать. Это была самая несправедливая и разочаровывавшая «ясность», какую только можно представить. Она не знала, как ей поступать дальше. Ей нужно было, чтобы вместо нее заговорила эта женщина, а она тем временем попробовала бы портвейн. Само название этого напитка всегда привлекало ее, островитянку, и она никогда еще не пробовала его, потому что это вино всегда было привилегией мужчин с их сигарами после трапезы. Она полагала, что на вкус оно будет таким же отвратительным, как его запах (она любой алкоголь в принципе считала отвратительным), но ее привлекало название, навевавшее ей мысли о морях и путешествиях.

Но женщина не встала, а по прошествии двух-трех неопределенных секунд снова устроилась на своем месте. Она наклонилась вперед и, словно читая смятенные мысли мисс Темпл, взяла хрупкую рюмку, подняла ее и слегка коснулась рюмки своей собеседницы. Они выпили, и мисс Темпл оценила рубиновую сладость на вкус. Прищелкнув языком, она улыбнулась. Женщина в маске допила свою рюмку и встала, чтобы дотянуться до графина и налить еще. Мисс Темпл пододвинула к ней поднос — с большей деликатностью, чем это сделала блондинка, — и потом смотрела, как та взяла графин с подноса, налила себе портвейн и выпила, не отпуская графина, и потом, к немалому удивлению мисс Темпл, налила себе еще. После этого женщина поставила графин и села.

Чувствуя себя очень хитроумной, мисс Темпл лукаво сказала:

— Вы мне так и не назвали своего имени.

— И не собираюсь, — отрезала женщина. — Я специально надела маску.

— Прошу прощения, — сдержанно сказала мисс Темпл, подавляя в себе желание швырнуть рюмку в физиономию этой дамочке. — Похоже, вам сегодня досталось — кто же был причиной ваших неприятностей? Я очень надеюсь, что смогу вам чем-нибудь помочь.

Женщина тяжело вздохнула, и мисс Темпл опять удивилась (даже немного ужаснулась) тому, с какой легкостью люди попадаются на удочку.

— Не суйте нос не в свое дело, — сказала женщина, переходя почти на шепот, и мисс Темпл тут же показалось, что ее собеседница принадлежит к тем людям, которые очень редко прибегают к подобным грубостям, а сейчас она произнесла эти слова, будучи в отчаянном положении.

— Нет-нет, прошу вас, — гнула свое мисс Темпл, — вы должны мне рассказать, что случилось, а потом мы совместными усилиями найдем выход.

Женщина отправила в рот остатки портвейна, на секунду у нее перехватило дыхание, но она, хотя и с трудом проглотила вино, сразу налила себе еще. Ситуация становилась все более тревожной (до ужина было еще далеко), но мисс Темпл только чуть намочила губы, наклонив свою рюмку, и сказала:

— Вкус просто великолепен, правда?

Женщина, казалось, не услышала ее, но начала бормотать вполголоса, что вкупе с ее скрипучим, резким голосом создавало эффект какого-то чуда — будто открыли крышку старой музыкальной шкатулки. Голос блондинки не совпадал с ее внешностью, что выводило из равновесия мисс Темпл. Она понимала, что частично это объясняется маской. Ее смущали движения бледных губ под маской, сверкающих белых зубов, розоватых десен и языка. Мисс Темпл подавила в себе внезапное желание засунуть палец в рот женщины, чтобы почувствовать температуру там, внутри. Но она вздрогнула и прогнала эту нелепую мысль, потому что дама наконец-то заговорила внятно.

* * *

— Вообще-то я покладистая, даже податливая, вот в этом-то все и дело… а когда у тебя такой характер и к тому же ты известна и потому тебе за это не воздают должного, принимают как само собой разумеющееся и хотят большего… они всегда хотят большего, а у меня характер такой, что я всегда держусь границ приличий и подавляю в себе гордыню, а ведь я могла быть гордой, могла быть самой гордой девушкой у себя в стране — у меня есть все права быть тем, кем хочу, и это действует на нервы, потому что я чувствую, что могла бы стать королевой. И хуже всего, что если я решу стать королевой, то я ею и стану, именно это и получу. Я даже не знаю, так ли оно на самом деле, я не знаю, может, никто меня и слушать не будет, может, мне будут смеяться в лицо или по меньшей мере у меня за спиной… хотя я то, что я есть, а они — это они, и у них своя судьба. Может быть, они уже смеются надо мной, но если они станут это делать более открыто и не притворяясь, с презрением, то я, наверно, не вынесу, а хуже всех — мой отец, он всегда был хуже всех, а теперь он вообще со мной не встречается, он даже не пытается проявить заботу… никогда не проявлял… а я должна помалкивать и принимать избранное для меня будущее. Никто не знает, какую жизнь я веду. Никого из вас не заботит, как я живу… а этот человек, вульгарный тип… за которого я должна… иностранец… это ужасно… и единственное мое утешение в том, что я всегда знала, даже если он взойдет на трон, я все равно буду считать его полным ничтожеством.

* * *

Она выпила четвертую рюмку портвейна (а кто знает, сколько она выпила до прибытия мисс Темпл?), поморщилась и сразу же снова потянулась за графином. Мисс Темпл подумала о собственном отце — грубом, вспыльчивом и лишь изредка проявляющем доброту. Она могла понять отца, только представляя его себе некой стихийной силой вроде туч или океана, силой, которая перемежает солнечные дни со штормами, не испытывая при этом никаких эмоций. Она знала, что он болен, что, когда она вернется (если только она вернется на свой родной остров), его, скорее всего, уже не будет в живых. Если она погружалась в эти мысли, то неизменно чувствовала укол совести, потому что не знала, тоскует она по отцу или по тропическому солнцу. Мисс Темпл считала, что перемены неизменно вызывают грусть. Испытывала ли она какую-то особую печаль из-за отсутствия отца, из-за разделявшего их расстояния? Была ли какая-то грусть в том, что она не знала этого наверняка? Они не помнила матери — молодая женщина (моложе, чем мисс Темпл сейчас) умерла во время родов. В мире столько никчемных людей, разве можно сказать, что отсутствие еще одного — это утрата? Такова была обычная желчная реакция мисс Темпл, если ей выражали сочувствие в связи с потерей матери, и если где-то в глубине ее сердца и имелась маленькая царапинка, то она считала, что не стоит расковыривать ее из вежливости к незнакомым людям. И тем не менее по какой-то причине (которую она не могла или не хотела назвать) она вдруг почувствовала, что лепет женщины в маске вызывает у нее сочувствие.

— Вот вы собирались поговорить с ним, — сочувственным голосом сказала она, — но что, по-вашему, может вам посоветовать граф д'Орканц?

Женщина горько рассмеялась.

— Тогда почему вы не уходите?

— А куда мне идти?

— Ну, я уверена, что есть много мест…

— Я не могу уйти! На мне лежат обязательства!

— Откажитесь от ваших обязательств. А если не можете, то используйте их к своей выгоде… Вы говорите, что могли бы стать королевой?

— Но никто меня не станет слушать…

Раздражение мисс Темпл росло.

— Если вы и в самом деле хотите…

Женщина схватила свою рюмку.

— Вы все говорите одно и то же, с вашей житейской мудростью… Но она служит лишь тому, чтобы оправдать ваше место за моим столом! «Будьте свободной!» Все это корыстная чушь!

— Если вас загоняют в угол, — терпеливо ответила мисс Темпл, — то как же вам удалось попасть сюда, да еще в маске?

— А это единственное место, где мне позволено бывать! — Женщина чуть не плюнула. — Кучер должен привезти меня сюда и отвезти обратно и нигде не останавливаться по пути!

— Это какая-то нелепица, — сказала мисс Темпл. — Если вам надо быть в другом месте, вы сами можете туда отправиться.

— Как?

— Пешком. Я уверена, в «Сент-Ройяле» много выходов.

— А что потом? Куда?

— Да куда угодно. Деньги, я думаю, у вас есть, а город так велик. Нужно только…

Женщина нахмурилась.

— Вы даже не представляете… Вы не можете…

— Ошибаетесь. Я как раз могу представить, что передо мной сидит капризный ребенок! — сказала мисс Темпл.

Женщина посмотрела на нее так, словно ее ударили; портвейн притупил ее реакцию, и на ее лице начала проступать ярость, но не проявилась. Мисс Темпл поднялась и указала на красную драпировку в левой стене.

— Вы знаете, что это такое?

Женщина отрицательно покачала головой. Раздраженно фыркнув, мисс Темпл подошла к занавеске и отдернула ее; остроумный план мисс Темпл был тут же разрушен открывшейся стеной. Но прежде чем женщина успела заговорить, мисс Темпл обратила внимание на отверстия в крашеной деревянной поверхности (это явно было крашеное дерево, а не штукатурка) — в них можно было вставить пальцы, а аккуратно вделанные в стену петли подсказали ей, как открывается это устройство. Она вставила в отверстия свои маленькие пальчики и отвела деревянную ставню, за которой обнаружилось затененное окно — обратная сторона вставленного в золотую раму голландского зеркала, через которое им открывался вид в холл «Сент-Ройяла» и дальше — на улицу.

— Ну, вы видите? — сказала она.

Они видели людей, которые были всего в метре от них, но сами оставались невидимыми за зеркальной плоскостью стекла. Пока они смотрели, какая-то молодая женщина подошла почти вплотную к зеркалу и начала нервно подергивать себя за локон. Мисс Темпл испытала неприятное чувство, будто прежде она видела что-то похожее.

— Но что это значит? — шепотом спросила блондинка.

— Только то, что мир не определяется одними вашими бедами.

— Но это все равно что смотреть в аквариум!

Женщина прижала руку к дрожащим губам, глаза ее отыскали графин. Мисс Темпл подошла к столу и отодвинула поднос подальше. Женщина посмотрела на нее умоляющим взором:

— Боже мой, в моем доме зеркала повсюду!

* * *

Дверь за ними открылась, и обе они, повернувшись, увидели официанта Пауля, который привел в их отдельный кабинет еще одну женщину. Она была высокой шатенкой с хорошеньким лицом, обезображенным следами красноватых шрамов вокруг глаз. На ней было бежевое платье, на шее — тройная нитка жемчуга под самым горлом. В руке женщина держала маленькую сумочку. Увидев их, она улыбнулась, сунула монетку Паулю и, кивком отпустив его из кабинета, весело сказала:

— Так вы здесь! Я и не думала, что вы обе сможете прийти — такая неожиданная радость, и у вас к тому же было время познакомиться, верно?

Пауль ушел, дверь за ним закрылась, и женщина села за столик на то место, где только что сидела мисс Темпл. Она оправила на себе платье и отодвинула в сторону рюмку с портвейном. Мисс Темпл не узнала ее в лицо, но вспомнила голос — это была женщина из экипажа, в котором они ехали в Харшморт, она рассказывала историю о том, как ее раздевали двое мужчин. Шрамы на ее лице почти сошли — это она в анатомическом театре рассказывала о своем изменившемся существовании, о власти и наслаждении… Это была миссис Марчмур… Маргарет Хук.

— Я спрашивала себя — встретимся ли мы снова? — сказала ей несколько ядовито мисс Темпл, намекая блондинке, что эта дама представляет собой угрозу для них обеих.

— Ни о чем таком вы себя не спрашивали, у меня на сей счет нет никаких сомнений, — ответила миссис Марчмур. — И как ни крутились, а попались. Граф говорит, что вы… представляете некоторый интерес. — Она повернулась к блондинке, которая уже вернулась к столу, хотя и не села на свое прежнее место. — Как вам кажется, Лидия, — по вашим наблюдениям: стоит ли тратить время на мисс Темпл? Стоит ли тратить на нее усилия или ее лучше ликвидировать?

Лидия? Мисс Темпл посмотрела на блондинку. Неужели это дочь Роберта Вандаариффа, невеста пьяницы-принца, опекаемого доктором, наследница невообразимого состояния? Объект ее внимания никак не ответил на этот вопрос, она только снова потянулась к графину, вытащила пробку и налила себе еще одну рюмку.

Миссис Марчмур усмехнулась. Лидия Вандаарифф опрокинула себе в рот содержимое рюмки — уже пятой? — и громко икнула.

— Заткнитесь. Вы опоздали. О чем это вы обе тут говорите? И почему я разговариваю с вами, когда я должна увидеть Элспет, встретиться с графиней? И почему вы называете ее Темпл? Она сказала, ее зовут Гастингс. — Мисс Вандаарифф подошла к мисс Темпл, подозрительно сощурившись. — Что, разве нет? — Она снова посмотрела на миссис Марчмур. — И что это значит — «попались»?

— Она неумно пошутила, — сказала мисс Темпл. — Никуда я не попалась, напротив, я сама сюда пришла. Я рада, что вы поговорили с графом, — значит, мне не нужно тратить время на объяснения….

— Но кто же вы такая? — спросила Лидия Вандаарифф, которая пьянела с каждой минутой.

— Она — враг вашего отца, — ответила миссис Марчмур. — Она, несомненно, вооружена. В ночь маскарада она убила двоих, но может, и больше, а ее помощники охотятся за вашим принцем.

Блондинка уставилась на мисс Темпл:

— Она?

Мисс Темпл улыбнулась:

— Какая глупость, правда?

— Но вы… вы сами сказали, что были в Харшморте!

— Была, — сказала мисс Темпл. — Я пыталась поговорить с вами…

— Что вы делали на моем маскараде? — выкрикнула мисс Вандаарифф.

— Она там занималась убийствами, — саркастически вставила миссис Марчмур.

— Полковника Траппинга? — прошептала Лидия. — Мне говорили… он казался таким сильным… но зачем кому-то понадобилось… зачем вам нужно было его убивать?

Мисс Темпл закатила глаза и выдохнула сквозь сжатые зубы. У нее было такое ощущение, будто ее завлекли в какую-то дурацкую игру, состоящую из сплошных бессмысленных разговоров. Перед ней здесь была молодая женщина, отец которой, несомненно, стоял во главе всего заговора, и другая — один из хитрейших агентов заговорщиков. Зачем она тратит время, подтверждая или отрицая их глупые обвинения, когда в ее силах взять ситуацию в свои руки? Мисс Темпл не раз приходилось чувствовать, как нарастает в ней раздражение, когда она позволяет другим людям командовать, тогда как она точно знает, что их намерения никак не совпадают с ее. Так постоянно происходило с ее тетушкой и слугами, и теперь она опять чувствовала себя мячиком, которым перебрасываются эти две женщины, обменивающиеся какими-то дурацкими фразами. Она сунула руку в сумочку и вытащила револьвер.

* * *

— Ну-ка, замолчите сейчас же, вы обе, — сказала она. — Вопросы здесь задаю я!

Глаза мисс Вандаарифф расширились от ужаса при виде вороненой стали оружия, которое в маленькой ручке мисс Темпл казалось невообразимо большим. А миссис Марчмур, наоборот, прикрылась маской спокойствия, хотя мисс Темпл и испытывала некоторые сомнения в ее безмятежности.

— И что же это будут за вопросы? — сказала миссис Марчмур. — Сядьте, Лидия! И хватит пить! У нее пистолет — постарайтесь сосредоточиться!

Мисс Вандаарифф тут же села, чопорно сложив руки на коленях. Мисс Темпл удивилась такой беспрекословной покорности; неужели, подумала она, эта девица признает только подобное обращение?

— Я ищу графиню, — сказала она им. — И вы мне скажете, где она.

— Розамонду? — начала мисс Вандаарифф. — Так ведь она…

Лидия резко замолчала под взглядом с другого конца стола. Мисс Темпл стрельнула глазами в миссис Марчмур, потом снова повернулась к Лидии, которая зажала себе рукой рот.

— Она что? — спросила мисс Темпл.

— Да нет, ничего, — прошептала мисс Вандаарифф.

— Я хочу, чтобы вы закончили предложение. Итак, Розамонда?..

Ответа мисс Темпл не получила. В особенности вывела ее из себя довольная ухмылка миссис Марчмур. Она снова раздраженно повернулась к блондинке.

— Разве не вы только что жаловались мне на несправедливости по отношению к вам, на разбойничий характер тех, кто окружает вас и вашего отца, на вашего гадкого жениха и на то, что вам — несмотря на ваш высокий статус — не оказывают никакого уважения? И вот вам пожалуйста, вы же сами и поджимаете хвост — и перед кем? Перед той, кто всего пару недель назад вышла из борделя! Перед жалкой приспешницей тех самых людей, которых вы презираете! Перед той, кто явно желает вам зла!

Мисс Вандаарифф ничего на это не сказала.

На лице миссис Марчмур появилась мрачная улыбка.

— Я так думаю, Лидия, эта девица морочит нам обеим головы. Всем известно, что ее бросил Роджер Баскомб, будущий лорд Тарр, и я ничуть не сомневаюсь, что с ее стороны это просто идиотская попытка вернуть его расположение.

— Я пришла сюда не из-за Роджера Баскомба! — выкрикнула мисс Темпл, но, прежде чем она успела продолжить, мисс Вандаарифф взглянула на нее с выражением снисходительного превосходства:

— И неудивительно, что он ее бросил. Посмотрите только на нее! С пистолетом в ресторан — настоящая дикарка! Выпороть ее хорошенько — другого такие, как она, не понимают!

— Абсолютно верно, — отозвалась миссис Марчмур. Мисс Темпл покачала головой, слыша столь несусветную глупость.

— Это же полный бред! Сначала вы говорите, что я убийца — агент ваших противников, а теперь я вдруг заблудшая девица с разбитым сердцем! Да вы уж придите к какому-нибудь выводу, чтобы вам хоть что-то можно было возразить! — Теперь мисс Темпл обращалась непосредственно к мисс Вандаарифф, голос ее возвысился чуть не до крика. — Что вы ее слушаете? Она обходится с вами как со служанкой! Как с ребенком! — Она снова повернулась к женщине в конце стола, лениво наворачивающей на палец кудряшку своих волос. — Почему мисс Вандаарифф находится здесь? Что вы замыслили для нее? Ваш Процесс? Или всего лишь вашу развратную оргию? Я ведь ее видела — и вас видела вместе с ним в этой самой комнате!

Мисс Темпл засунула руку в свою зеленую сумочку. У нее все еще была одна из синих карточек доктора — только вот та ли? Она вытащила карточку, бросила на нее взгляд и подскочила на месте, отчего миссис Марчмур угрожающе приподнялась из-за стола. Но мисс Темпл взяла себя в руки, вышла из синих глубин и навела на женщину револьвер, показывая, чтобы та села на место. Это была не та карточка — с Роджером и с нею, но и самого легкого погружения могло оказаться вполне достаточно. Мисс Темпл выставила карточку под нос мисс Вандаарифф.

— Вы такие штучки видели? — спросила она. Раздражительная блондинка, прежде чем ответить, посмотрела на миссис Марчмур, потом покачала головой.

— Возьмите и посмотрите, — резко сказала мисс Темпл. — И будьте готовы к потрясению! Неестественное проникновение в мысли и тело другого человека… когда вы беспомощны, захвачены чувством, подчинены его желаниям!

— Лидия, не делайте этого! — прошипела миссис Марчмур.

Мисс Темпл подняла револьвер.

— Смотрите, Лидия.

* * *

Мисс Темпл обнаружила нечто курьезное в том любопытстве, с каким посторонний человек примеряет на себя чужие переживания, которые (как ей было известно из первых рук) тревожат, или пугают, или вызывают отвращение, и в том мрачном удовлетворении, которое испытывает наблюдающий за ним. Она понятия не имела о сексуальном опыте мисс Вандаарифф, но по ее детским манерам полагала, что воспитывали ту в тепличных условиях, и если сама мисс Темпл не погружалась со всей полнотой в плотское слияние Карла-Хорста и миссис Марчмур на диване (хотя и была бы рада сделать это), она тем не менее чувствовала себя виноватой, навязав Лидии даже эту, пусть и менее порочную, карточку. Она помнила свое собственное первое погружение, помнила, как она наивно заверяла доктора Свенсона, что уж ей-то все по плечу (хотя потом ей было неловко встретиться с ним глазами), а потом — эта внезапно затопившая ее волна восхитительной чувственности, когда принц встал между разведенных ног своей любовницы — любовницы, чьи безусловно сладострастные ощущения она разделяла в этот утонченный миг. Она была молодой девушкой, и представление о добродетели вдолбили ей в голову, как устав — в наемного солдата. Тем не менее она не могла сейчас сказать, как обстоят дела с ее добродетелью, а точнее, не могла отделить знание своего тела от знания своего разума или от ощущений, которые теперь были ей известны. Если бы она дала себе время пораскинуть мозгами (безусловно, опасная роскошь в ее положении), то она должна была бы признать, что ее смятение было не чем иным, как неспособностью отделить свои мысли от окружающего ее мира. Она понимала только то, что благодаря этому пагубному стеклу ее доступ к чужому да и к собственному наслаждению может оказаться необычайно легким.

Мисс Темпл вытащила на свет божий карточку для того, чтобы одним ходом доказать мисс Вандаарифф коварство ее врагов и опасности соблазнов, которые ей, возможно, уже были предложены, чтобы остеречь ее с помощью испуга и таким образом привлечь наследницу на свою сторону, но, видя, как молодая женщина вглядывается в карточку (покусывая нижнюю губу, учащенно дыша, пальцы ее левой руки на столешнице судорожно подергивались), а потом, посмотрев на миссис Марчмур, изучавшую женщину в маске не менее пристально, она уже не знала — таким ли мудрым было ее решение? Заметив напряженное выражение на лице Лидии, она даже задавалась вопросом, уж не сделала ли она это для того, чтобы оценить со стороны собственное поведение? Глядя на мисс Вандаарифф, она могла увидеть себя, в холле отеля «Бонифаций», впившуюся взглядом в глубины синего стекла, рассеянно перебирающую пальцами смятое платье, в то время как доктор Свенсон знал (хотя и предупредительно отвернулся), какие судороги истомы проходят по ее телу.

Мисс Темпл вдруг ошарашенно вспомнила слова графа д'Орканца — о том, что она падет жертвой собственных желаний!

Она резким движением вырвала карточку из рук Лидии, и, прежде чем та успела что-нибудь сделать, карточка снова была в зеленой сумочке.

— Ну, вы видели? — резко прокричала мисс Темпл. — Неестественное… восприятие чужих ощущений…

Мисс Вандаарифф пробормотала, не сводя глаз с сумочки:

— Что… как это возможно?

— Они собираются использовать ваше влиятельное положение, соблазнить вас, как они соблазнили этого человека — Роджера Баскомба…

Мисс Вандаарифф нетерпеливо покачала головой.

— Не они… стекло… стекло!

— Ну что, Лидия, — хохотнула миссис Марчмур со своего конца стола, в голосе ее слышались облегчение и удовлетворение, — напугало вас то, что вы видели?

Мисс Вандаарифф вздохнула, глаза ее светились от возбуждения больным блеском.

— Немного… но на самом деле меня вовсе не волнует то, что я видела… лишь то, что я чувствовала…

— Ну, и разве это было не удивительно? — прошипела миссис Марчмур, забыв о своей недавней озабоченности.

— Боже мой… это было… Это было нечто восхитительное! Я была в его руках, в его желании… он обнимал ее… — Она повернулась к мисс Темпл. — Обнимал вас.

— Да нет же, нет… — начала было мисс Темпл, но замолчала, взглянув на миссис Марчмур, которая светилась, как маяк над ночным морем. — Есть и другая… с этой женщиной и вашим принцем! Куда как более откровенная, уж вы мне поверьте…

Мисс Вандаарифф алчным взглядом впилась в мисс Темпл.

— Дайте мне ее посмотреть! Она с вами? Вы должны… их должно быть много… Дайте мне посмотреть! Я хочу увидеть их все!

Мисс Темпл была вынуждена отступить, уворачиваясь от жадных рук мисс Вандаарифф.

— Вам что — все равно? — спросила она. — Эта женщина — она! — с вашим женихом…

— Какая мне разница? Он мне никто! — ответила мисс Вандаарифф, вытягивая руки к концу стола. — Она мне никто! Но ощущение! Погружение в такие чувства…

Женщина была пьяна, не в себе, а теперь она еще и, как уличный мальчишка, дергала мисс Темпл за рукав, пытаясь добраться до ее сумочки.

— Держите себя в руках! — прошипела мисс Темпл и сделала три быстрых шага в сторону.

Она подняла пистолет и тут же поняла, что есть кое-какие правила, которые нужно соблюдать, если ты угрожаешь людям оружием. Что если ты взялся за пистолет, то должен быть готов спустить курок. Если же ты не готов к этому (а мисс Темпл в этот момент вынуждена была признаться себе, что не собирается стрелять в мисс Вандаарифф), то страх перед тобой исчезает, как пламя задутой свечи. Мисс Вандаарифф была слишком поглощена собой, чтобы воспринимать что-либо. Но миссис Марчмур все это прекрасно понимала, и мисс Темпл развернулась, наведя пистолет прямо в улыбающееся лицо женщины.

— Не двигаться!

Миссис Марчмур снова фыркнула от смеха.

— Неужели вы меня застрелите? Здесь, в переполненном отеле? Вас заберут в полицию. Вас посадят в тюрьму и повесят — мы об этом позаботимся.

— Может быть… но вы умрете раньше меня.

— Бедная мисс Темпл… несмотря на всю вашу храбрость, вы ничего не понимаете…

Мисс Темпл издевательски хохотнула. Она понятия не имела, с какой это стати миссис Марчмур вдруг решила, что вправе так выступать, а потому утешила себя демонстративным презрением.

— О чем вы там говорите? — скулила Лидия. — У кого есть еще такие стеклянные штуки?

— Посмотрите еще раз эту, — утешающим голосом сказала миссис Марчмур. — Если потренируетесь, то сможете замедлять процесс и даже переживать какое-нибудь мгновение сколь угодно долго. Представьте себе это, Лидия, какими удивительными мгновениями вы сможете упиваться снова, снова и снова.

Миссис Марчмур подняла брови и наклонила голову, глядя на мисс Темпл, словно тем самым побуждая ее дать Лидии карточку. Мол, если наследница будет чем-то занята, то они — две взрослые дамы в комнате — смогут спокойно поговорить.

Вопреки внутреннему голосу (возможно, только любопытствуя узнать, а не правда ли то, что вот сейчас сказала миссис Марчмур) мисс Темпл залезла в свою сумочку и вытащила оттуда карточку, пальцами ощущая ее скользкую, холодную поверхность. Прежде чем она окончательно решила, что делать, мисс Вандаарифф выхватила из ее рук карточку и свернулась на своем стуле, пожирая взглядом синий прямоугольник, который благоговейно сжимала в руке. Несколько мгновений — и Лидия облизывала губы… Мысли ее витали где-то далеко от ресторана.

— Что с ней происходит? — встревоженно спросила мисс Темпл.

— Она нас не слышит — мы можем говорить свободно, — ответила миссис Марчмур.

— Похоже, ее жених вовсе не волнует ее.

— С какой стати он должен ее волновать?

— Может, он волнует вас? — спросила она, имея в виду то откровенное действо, что видела между нею и миссис Марчмур на другой карточке, но ее собеседница рассмеялась и кивнула на синюю вещицу в руке Лидии.

— Значит, на этой карточке — вы… а на другой — я… с принцем?

— Именно… и если вы собираетесь это отрицать…

— Зачем мне это отрицать? Я хорошо представляю себе эту ситуацию, хотя должна признаться, что не помню, о чем идет речь… Такова цена, которую платишь, если хочешь увековечить свои ощущения.

— Вы не помните? — Мисс Темпл была удивлена таким нездоровым небрежением. — Вы не помните того, как вы… вместе с принцем… перед зрителями?

Миссис Марчмур снова рассмеялась.

— Ах, мисс Темпл, вам явно пойдет на пользу уяснить сущность Процесса, и тогда вы никогда не будете задавать таких глупых вопросов. Когда вы говорили с графом — он вам не предлагал присоединиться к нам?

— Нет, не предлагал!

— Я удивлена.

— Напротив, он мне угрожал… говорил, что я должна подчиниться вам, признать свое поражение…

Миссис Марчмур нетерпеливо тряхнула головой.

— Но ведь это то же самое. Послушайте, вы можете сколько угодно размахивать своим пистолетом, но меня вы не остановите… потому что я больше не трачу время на такие глупости, как всякие там обиды… не остановите, и потому я опять говорю вам: признайте неизбежное и присоединитесь к нашим трудам ради будущего. Это лучшая жизнь, в которой вы свободны в удовлетворении своих желаний. Вы так или иначе подчинитесь, мисс Темпл… поверьте мне — так оно и будет.

Мисс Темпл промолчала и сделала движение револьвером.

— Вставайте.

* * *

Если миссис Марчмур в чем ее и убедила, так это в том, что отдельный кабинет ресторана — место для ее целей не самое подходящее. Оно годилось для разговоров, но оставаться здесь не стоило, если только она не хотела привлечь внимание слуг закона. Засунув револьвер и карточку в свою сумку, она повела двух женщин перед собой (миссис Марчмур подчинилась со снисходительной улыбкой, у мисс Вандаарифф бегали глаза, а из-под так и не снятой маски виднелось раскрасневшееся лицо) по шикарной лестнице в номер графини ди Лакер-Сфорца. Миссис Марчмур ответила на вопросительный взгляд портье беззаботным движением руки, и без всяких дальнейших вопросов они пошли по роскошным коридорам «Сент-Ройяла».

Номер графини находился на третьем этаже, куда вела другая лестница, с балясинами и перилами из полированной меди, она продолжала кривую главной лестницы, ведущей из холла внизу. Мисс Темпл поняла, что эти изгибающиеся лестницы вторили узору золотых лент, вырезанных на опорных колоннах отеля, и почувствовала удовольствие от глубины мысли архитектора, вложенной в это сооружение, и оттого, что строители не пожалели на это усилий, а ей хватило ума в этом разобраться. Мисс Вандаарифф снова оглянулась на нее, теперь на ее лице было более взволнованное выражение — словно и ей в голову пришла какая-то мысль.

— Что? — спросила мисс Темпл.

— Ничего.

Миссис Марчмур на ходу повернулась к Лидии:

— Скажите, о чем вы думаете, Лидия?

Мисс Темпл подивилась той власти, которую имела эта женщина над наследницей. Если у миссис Марчмур еще не прошли шрамы, оставленные Процессом, то это означало, что она лишь недавно перешла из борделя в стан заговорщиков. Но Лидия Вандаарифф тем не менее подчинялась ей, как ребенок — старой гувернантке. Мисс Темпл казалось это совершенно неестественным.

— Я просто беспокоюсь из-за графа. Я не хочу, чтобы он приходил.

— Но он может прийти, Лидия, — ответила миссис Марчмур. — Вы прекрасно это знаете.

— Он мне не нравится.

— А я вам нравлюсь?

— Нет. Не нравитесь, — брюзгливо пробормотала она.

— Ну конечно же. И тем не менее мы прекрасно уживаемся друг с другом. — Миссис Марчмур самодовольно улыбнулась мисс Темпл и указала на коридор. — Сюда.

* * *

Графини в номере не было. Миссис Марчмур отперла дверь ключом и пропустила их внутрь. Мисс Темпл, как только они вышли с лестницы в коридор, где их никто не мог видеть, вытащила револьвер. В номер она входила со всей осторожностью, опасаясь возможной засады. В прихожей она наступила на туфельку и споткнулась. Туфелька? О чем вообще думают горничные? Вопрос этот показался ей как нельзя уместным — в номере графини царил бедлам. На чем бы ни останавливались глаза мисс Темпл, всюду были тарелки и стаканы, бутылки и пепельницы, а также всевозможные женские принадлежности — от платьев и туфель до самых интимных деталей туалета: нижних юбок, чулок, корсетов — все это валялось на диване в главной гостиной.

— Садитесь, — сказала мисс Темпл, и две женщины сели друг подле дружки на диван. Мисс Темпл оглянулась и прислушалась.

Из других комнат не доносилось ни звука, хотя газовые светильники были включены и горели.

— Графини здесь нет, — сообщила ей миссис Марчмур.

— Тут в ее отсутствие побывали грабители? Мисс Темпл спрашивала вполне серьезно, но миссис Марчмур в ответ только рассмеялась.

— Вот уж что верно, то верно — графиня не отличается особой склонностью к порядку.

— Она не держит служанок?

— Она предпочитает давать им другие поручения.

— А запах? Дым… алкоголь… тарелки — она что, хочет, чтобы тут завелись крысы?

Миссис Марчмур пожала плечами и улыбнулась. Мисс Темпл поморщилась, глядя на корсет на полу у ее ног.

— Боюсь, это мой, — прошептала миссис Марчмур, фыркнув от смеха.

— С какой это стати вы снимали корсет в гостиной благородной дамы? — спросила мисс Темпл с ноткой ужаса в голосе, пытаясь предугадать ответ.

Она отвернулась от миссис Марчмур и увидела себя в большом зеркале высоко на стене: решительная фигура в зеленом платье, каштановые кудряшки убраны с обеих сторон на затылок и в теплых лучах газового светильника кажутся более темными, чем обычно, а вокруг нее — беспорядочный кавардак притона. Но тут в зеркале у себя за спиной она увидела цветное пятно и повернулась — перед ней была картина в раме. Такая могла принадлежать только кисти Оскара Файляндта.

* * *

— Еще одно «Благовещение», — громко прошептала она.

— Да, — прошептала в ответ миссис Марчмур, голос ее прозвучал неуверенно и осторожно за спиной мисс Темпл, у которой возникло ощущение, что за ней внимательно наблюдают — как за птичкой, к которой подкрадывается на мягких лапках кот. — Вы уже где-то видели его?

— Видела.

— Какой фрагмент? Что на нем было изображено?

Она не хотела отвечать, тем самым признавая право женщины задавать ей вопросы, но сила образа была такова, что она помимо воли сказала:

— Ее голова…

— Ну конечно — на выставке мистера Шанка. Голова прекрасна… такое божественное выражение покоя и наслаждения на ее лице — вы так не думаете? А здесь… посмотрите, как пальцы впиваются в бедра… Вы видите, как она отдается ангелу.

Позади них захныкала мисс Вандаарифф. Мисс Темпл хотела повернуться, но не могла оторвать взгляд от захватывающего образа. Напротив, она медленно подошла к полотну… мазки кисти были безукоризненно ровные, словно она смотрела на поверхность фарфора, а не на краску, покрывавшую холст. Кожа была передана с большим искусством, хотя сам фрагмент (только бедра и две синие руки) поразил ее, как манящий и в то же время пугающий. Она с трудом отвела глаза. Обе женщины смотрели на нее. Мисс Темпл, стряхивая с себя ощущение, навеваемое картиной, постаралась, чтобы ее голос звучал нормально.

— Это аллегория, — заявила она. — Эта картина рассказывает историю вашего заговора. Ангел символизирует ваши манипуляции с синим стеклом, а женщина — всех тех, на кого вы воздействуете. Это Благовещение, потому что вы считаете, что зачатие в совокуплении, согласно вашим планам…

— Искупит всех нас, — закончила за нее миссис Марчмур.

— Я еще не видела подобного богохульства! — уверенно сказала мисс Темпл.

— Вы не видели картину целиком, — сказала мисс Вандаарифф.

— Молчите, Лидия.

* * *

Мисс Вандаарифф ничего не ответила. Она вдруг схватилась за живот обеими руками и застонала — судя по ее виду, ей и в самом деле было нехорошо. Потом она согнулась пополам и снова застонала, раскачиваясь туда-сюда, в ее голос вкралась нотка страха, словно это ощущение было ей знакомо.

— Мисс Вандаарифф! — воскликнула мисс Темпл. — Что с ней?

— Ничего страшного, — тихо сказала миссис Марчмур и протянула руку, чтобы успокоительно погладить по спине страдающую женщину. — Вы случайно не пили портвейна? — спросила она у мисс Темпл.

— Нет.

— А я там видела вторую рюмку…

— Только пригубила — не больше.

— Вы поступили весьма предусмотрительно.

— А что в нем было? — спросила мисс Темпл.

Мисс Вандаарифф снова застонала, и миссис Марчмур наклонилась, чтобы взять ее под руку.

— Идемте, Лидия, вы должны пойти со мной… вам станет лучше…

Мисс Вандаарифф продолжала стонать — теперь еще жалостливее.

— Идемте, Лидия…

— Что с ней? — спросила мисс Темпл.

— Ничего. Просто она проглотила слишком много подготовительного приворотника. Сколько рюмок она выпила?

— При мне шесть, — ответила мисс Темпл.

— Боже мой, Лидия! Хорошо, что я здесь, — я вам помогу избавиться от передозировки. — Миссис Марчмур, снисходительно улыбаясь, помогла мисс Вандаарифф встать на ноги и повела идущую нетвердым шагом молодую блондинку к открытым дверям, но на пороге повернулась к мисс Темпл.

— Мы сейчас же вернемся — не беспокойтесь, мы всего лишь воспользуемся… Мы знали, что она будет пить портвейн, и подмешали туда приворотник. Эта смесь была для нее необходима, но не в таких количествах.

— Необходима для чего? — спросила мисс Темпл взволнованным голосом.

Миссис Марчмур, словно не слыша ее, погладила волосы мисс Вандаарифф.

— Я уверена, замужество пойдет вам на пользу и с питьем будет покончено. Ваша головка совершенно для этого не годится.

Мисс Вандаарифф снова застонала, возможно, возражая против этого несправедливого заявления, и мисс Темпл с раздражением и любопытством проводила взглядом пару, исчезнувшую в соседней комнате, — словно они были не заложники, а у нее не было пистолета! Она осталась стоять на месте, оскорбленная таким к себе отношением, прислушиваясь — вот звякнула крышка горшка, решительно зашуршали нижние юбки, и тут мисс Темпл решила, что ей предоставляется прекрасная возможность незаметно осмотреть другие комнаты номера. В главной гостиной, где она находилась, было три двери — одна к туалету (похоже, там же была комната для горничных) и еще две других. В открытой арке была видна вторая гостиная. Она увидела небольшой ломберный столик, заваленный остатками еды, а у дальней стены — буфет, уставленный бутылками. Разглядывая комнату и пытаясь сделать из увиденного какие-то здравые выводы (сколько человек сидело за столиком, сколько они выпили?), как, на ее взгляд, это и подобало истинному искателю приключений, мисс Темпл вдруг заволновалась, вспомнив, что все-таки выпила целый глоток портвейна. Достаточно ли для того, чтобы послужить их коварной цели и внедрить этот жуткий приворотник в ее тело? Для какой судьбы готовили мисс Вандаарифф? Для брака? Нет, вряд ли, во всяком случае не в привычном смысле слова «брак». Мисс Темпл подумала о скоте, которого готовят к забою, и мороз пробежал у нее по коже.

* * *

Прижав руку ко лбу, она вернулась в главную гостиную и быстро подошла к третьей двери, которая была приоткрыта; за спиной у нее раздавались непрекращающиеся стоны. Это была спальня графини. Перед мисс Темпл стояла чудовищных размеров кровать с высоким алым балдахином. На полу здесь тоже были разбросаны предметы одежды, словно плававшие в комнате, стены и пол которой напоминали черный застоявшийся пруд, покрытый слипшимися опавшими листьями. Ноздри мисс Темпл раздувались — тело графини оставило в кровати какой-то изощренный запах, но, было и что-то еще, пропитавшее простыни, похожее на запах свежеиспеченного хлеба, розмарина, солонины, даже извести. Это напомнило мисс Темпл о качествах этой женщины — она могла быть последней мерзавкой, но была не лишена вкуса и изящества… и теперь мисс Темпл проникла в ее логово.

Она снова вдохнула этот запах и облизнула губы.

* * *

Мисс Темпл вдруг подумала: не могла ли графина в этом беспорядке спрятать что-нибудь ценное? Дневник или предмет, который мог бы прояснить тайные цели участников заговора. За спиной у нее не прекращались жалобные стоны мисс Вандаарифф. Чем опоили эту девушку? Тревога снова стала грызть мисс Темпл, и она почувствовала, как холодный пот выступил у нее на лбу и между лопаток. Ее самые главные враги — графиня и граф д'Орканц — в любой момент могут появиться в этих комнатах. Готова ли она встретиться с ними? Она неплохо разыграла свою роль с графом, но гораздо меньшее удовлетворение вызывал у нее долгий разговор/ с этими двумя женщинами, которые, по любым оценкам, были куда как менее опасными противниками (если только невменяемую мисс Вандаарифф можно было назвать противницей). Каким-то образом противостояние, которое должно было быть напряженным, непримиримым и захватывающим, стало бестолковым, чувственным и неопределенным. Мисс Темпл решила найти, что удастся, и как можно скорее покинуть отель.

Сначала она засунула руку под пухлые, набитые пером подушки. Ничего. Этого следовало ожидать. Она заглянула под кровать, но тоже безрезультатно, и лишь с чуть большей надеждой мисс Темпл подошла к бельевому шкафу графини в поисках ящика с интимными деталями ее туалета. Глупая женщина вполне могла прятать здесь что-нибудь важное, полагая, что личный характер содержимого оттолкнет любопытных. Мисс Темпл, отнюдь не сочувствующая тем, кто любит совать нос в чужие дела, знала, что истинно как раз противоположное — что шелка и шнуровки, чулки и корсеты из китового уса возбудят примитивное любопытство практически в любом человеке… Кто же не захочет в них порыться? Мысль спрятать в таком месте, скажем, личный дневник была совсем в духе идеи оставить его в передней среди газет или прямо на обеденном столе, лишь слегка прикрыв салфеткой. Как она и предполагала, никаких важных улик среди нижнего белья графини не обнаружилось (хотя мисс Темпл, возможно, и задержалась на несколько лишних мгновений, проводя пальцами по шелковым материям, и даже, может быть, чуть зардевшись, прижала ароматную подвязку к своему носу). Мисс Темпл задвинула ящик. Лучшие тайники всегда находились в самых банальных местах. Скажем, среди старых туфель. Но она не нашла ничего, кроме воистину удивительной и дорогой обуви. Мисс Темпл повернулась (есть у нее время обыскивать весь шкаф? Что там мисс Вандаарифф — все еще стонет?) в поисках какого-нибудь очевидно невероятного места, которое бросилось бы ей в глаза. Но она увидела только разбросанную повсюду одежду и… улыбнулась. Сбоку от шкафа у темной стены в неосвещенном месте лежала груда блузок и шалей, которая поразила ее тем, что находилась в стороне — на нее трудно было наступить случайно. Она нагнулась над этой кипой и принялась быстро разбирать ее. Через несколько секунд она увидела сияние чего-то завернутого в итальянскую шаль камчатого полотна, и вот уже у нее в руках была большая книга, изготовленная целиком из синего стекла.

* * *

Размером она была с том стандартной энциклопедии. Переплет был тяжелым (словно стеклодув имитировал рельефную тосканскую кожу, которую мисс Темпл видела на рынке неподалеку от площади Святой Изобелы) и матовым, потому что, хотя у нее и было ощущение, что она должна ясно видеть сквозь него, на самом деле он оказался не прозрачным. Сходным образом на первый взгляд представлялось, что книга однородно-насыщенного ярко-синего цвета, но, вглядевшись, мисс Темпл увидела многочисленные прожилки. Синева была пронизана нитями оттенков — от лазурного и кобальтового до аквамаринового, и эти оттенки как-то незаметно тревожили ее. Ни на обложке, ни на корешке она не увидела никаких букв, никакого названия.

Прикоснувшись к ней, мисс Темпл чуть не потеряла сознание. Если синяя карточка оказывала на человека сладострастное воздействие, то книга вызывала целую бурю примитивных ощущений, которые грозили поглотить ее целиком. Мисс Темпл, вскрикнув, отдернула руку.

Она посмотрела в открытую дверь — двух других женщин за ней не было слышно. Нет, ей пора уходить… потому что они могут войти в любую секунду, а за ними скоро должны появиться граф и графиня. Она подсунула руку под камчатую ткань шали, чтобы безопасно дотронуться до книги, завернуть ее и забрать с собой. Этой находкой она сможет поразить и доктора, и Чаня. Мисс Темпл опустила взгляд и прикусила губу. Если ей удастся открыть книгу, не касаясь стекла… это наверняка защитит ее… тогда, конечно, она проникнет глубже в эту тайну. Она снова оглянулась — может быть, мисс Вандаарифф упала в обморок? — и осторожно перевернула обложку.

Страницы (а она могла видеть через них — через каждый тонкий слой с его неповторимым рисунком синих вьющихся прожилок) казались хрупкими, как осиные крылышки, которые были странным образом вделаны в корешок, и она могла переворачивать их, как страницы обычной книги. Сказать точно было трудно, но ей показалось, что там около сотни страниц, и все они были, как и обложка, насыщены пульсирующим синим сиянием, которое заливало всю комнату неестественным призрачным светом. Она боялась переворачивать страницы — как бы не разбить стекло (боялась она и рассматривать их слишком внимательно), но когда набралась смелости, то выяснилось, что стекло довольно прочное. Мисс Темпл переворачивала одну сверкающую страницу за другой. Она моргнула, а потом протерла глаза — неужели эти бесформенные прожилки двигаются? Беспокойство в ее голове трансформировалось в тяжесть, она ощутила сонливость или даже не сонливость, а какое-то расслабление. Она снова моргнула. Она должна немедленно закрыть книгу и уйти. В комнате стало жарко. Капелька пота упала с ее лба на книгу, поверхность в этом месте затуманилась, потемнела, темное пятно стало расползаться по странице. Мисс Темпл уставилась на него с внезапным испугом — синий узелок стал раскрываться, как орхидея… Возможно, она ничего прекраснее в жизни не видела, хотя ее и наполнял страх перед тем, что может случиться, когда этот темный цветок распустится на всю страницу. Но когда это произошло, последний отблеск сверкающей синевы исчез и она перестала видеть через страницы — перед ее глазами остались только глубины темно-синего пятна. Мисс Темпл услышала вздох (смутно осознавая, что исходит он от нее) и оказалась полностью поглощена.

* * *

Образы носились вокруг, а потом устремились внутрь ее сознания; удивительная особенность (ужасающая и восхитительная одновременно) состояла в том, что сама она, казалось, отсутствовала, потому что, как и в случае с миссис Марчмур и ее карточкой, ее воля подавлялась силой тех ощущений, что охватывали ее. Мисс Темпл казалось, что ее погрузили в несколько чужих жизней, нанизанных одна на другую в какой-то бредовой последовательности. Жизней настолько убедительных и таких многочисленных, что само представление о Селесте Темпл как об отдельной личности стало размываться… Она была на маскараде в Венеции, пила терпкое вино зимой, ощущала запах каналов и влажного камня и горячих свечей, чьи-то руки хватали ее в темноте, и она переживала трепет, когда ей каким-то образом удавалось поддерживать разговор со священником в маске напротив нее… Она медленно кралась по узкому проходу между кирпичных стен с небольшими нишами, держа в руках затененный фонарь, и считала ниши по обеим сторонам, а когда добралась до седьмой по счету, шагнула к противоположной стене и сдвинула в сторону маленький металлический диск на отверстии в стене и прижалась к нему глазом, перед ней открылся вид на громадную спальню. Две фигуры, слившиеся друг с другом, — атлетического сложения молодой человек, чьи обнаженные бедра были бледны, как молоко, нагнулся над спинкой кровати, а сзади к нему пристроился человек постарше с раскрасневшимся лицом, взмыленный, как бык… Она скакала на коне, ноги ее ловко и умело обхватывали бока животного, в одной руке она держала поводья, размахивая угрожающе искривленной саблей в другой… Она мчалась по засушливой африканской степи, а на них несся построенный клином отряд темнокожих всадников в белых тюрбанах, она кричала от страха и восторга, и вместе с ней кричали всадники в красных плащах по обе стороны от нее. Две лавы неслись друг на друга, быстрые, как удар бича, и она прижимала голову к шее своего скачущего коня, выставив вперед саблю, сжимая лошадиные бока ногами. Потом — лязг столкновения, арабский клинок рядом с ее плечом и острие ее сабли, вонзившееся в шею врага, фонтан крови и ужасающей силы рывок, чуть не выбивший ее руку из сустава, потому что кони продолжили свою скачку и сабля вырвалась из ее руки… Гигантский водопад размером с два собора, и она стоит среди коренастых краснокожих индейцев с их луками и стрелами, черными волосами, подрезанными, как у средневековых королей… Горы плавучего льда, запах рыбы и соли, меховой воротник, щекочущий ей лицо, за ее спиной голоса, разговор идет о шкурах, моржовой кости, скрытом в земле металле, в ее большой, облаченной в рукавицу руке — тревожащая душу резная фигурка с ухмыляющимся ртом и одним большим глазом… Темная комната с отделанными мрамором и золотом стенами, небольшие горшочки, кувшины, гребни, оружие — все в золоте, а потом и сам гроб, чуть больше тела, король-юноша, завернутый в плотный саван вычеканенного золотого листа, усеянного драгоценными камнями, потом ее рука щелкает складным ножом, она наклоняется, чтобы выковырять необыкновенно большой изумруд… Студия художника, обнаженная на диване в бесстыдной позе смотрит в открытое небо, наверху плывут жемчужного цвета облака, человек с выкрашенной в синий цвет кожей между ее ног, игриво держит ее ноги, поднимает одну себе на плечо, а потом поворачивается, и она поворачивается с ним, чтобы спросить художника о позе. Фигура за огромным подрамником, она не видит ее, как не видит его лица, только его сильные руки с палитрой и кистью, но, прежде чем он произносит ответ, внимание ее снова наиприятнейшим образом возвращается к ее коллеге-натурщику, который, нагнувшись, чувственно, едва касаясь ее, проводит двумя пальцами по ее выбритому лобку… Душный, жаркий трюм, набитый темнокожими худыми телами; бряцая цепями, они бродят туда-сюда. Ее башмаки постукивают по доскам палубы, она делает записи в журнале… Застолье — высокие бледнокожие бородатые мужчины, одетые в форму, и их изящные дамы, увешанные драгоценностями, громадные серебряные подносы, тонкие бокалы с золотыми листьями по ободкам, в каждом — прозрачный, обжигающий с лакричным привкусом крепкий напиток, вежливый разговор на фоне тихих скрипок, хрустальные блюда с черной икрой во льду, тарелки с маслянистой красной рыбой, кивок слуге в голубом кушаке, который небрежно подносит ей том в черном кожаном переплете, в котором загнута одна страничка, она прочтет ее позднее… Она сидит на корточках перед обнесенным камнями костром в лагере, на фоне лунного неба темные очертания замка, его высокие стены поднимаются над красными утесами, она кидает в огонь пергаменты — один за другим, смотрит, как они чернеют, корежатся, как красные восковые печати исчезают на глазах… Каменный дворик теплым вечером, вокруг цветущий, пахучий жасмин, щебет птиц, она лежит лицом вверх на шелковых подушках, другие девушки вокруг разговаривают, насмешливо поглядывают на мускулистых, обнаженных до пояса стражей в тюрбанах, ноги ее раздвинуты, а пальцы перебирают длинные, сплетенные в косички волосы девушки, наклонившейся над ее лоном, чьи губы и язык двигаются с размеренной блаженной настойчивостью, по всему ее телу проходят сладострастные судороги, восхитительная рябь, грозящая хлынуть волной, пальцы ее сильнее впиваются в волосы, смешок девушки, которая в этот миг чуть подается назад и лишь кончиком языка касается ее изнемогающей, страждущей плоти, а потом снова погружается в нее, волна поднимается выше, наполняется, обещая разлететься на тысячу цветущих орхидей в каждой песчинке ее тела…

И в этот восхитительный момент краешком своего сознания мисс Темпл попыталась припомнить и с трудом отыскала в своих воспоминаниях тонкий, пробивающийся сквозь немолчный шум голос миссис Марчмур, говорившей мисс Вандаарифф о том, что нужно сосредоточиться на мгновении, чтобы растянуть его, сделать своими эти чувства или непосредственно этот чужой жизненный опыт. Проворный язык девушки зажег еще одну искру наслаждения в ее лоне, и мисс Темпл (глазами того, кто отдал этой книге свои переживания) опустила взгляд, сделав над собой мучительное усилие, сосредоточилась на ощущении, которое давали ей волосы девушки под ее руками. Ее пальцы ласкали косички с вплетенными в них бусинками, потом одни только бусинки, цвет… Они были синими, конечно, синими… синего стекла… она заставила себя сосредоточиться на цвете, всмотреться мимо сладостно щекочущего языка. Она вздохнула, прогоняя все другие мысли и ощущения из своего сознания, пока она не стала видеть и чувствовать перед собой только синюю поверхность, только поверхность стекла, а потом, в этот момент прояснения, со всей силой своего существа она заставила себя вырваться, освободиться.

* * *

Мисс Темпл вздохнула еще раз, открыла глаза и с изумлением осознала, что лежит головой на груде одежды сбоку от книги. Она чувствовала слабость, кожа у нее была влажная, она с трудом встала на колени и оглянулась. В номере графини стояла тишина. Сколько времени мисс Темпл провела за этой книгой? Она никак не могла вспомнить все истории, которые видела… Участницей которых была. Сколько на это ушло — часы? Или это было похоже на сон, в котором часы умещались в минуты? Она поднялась на ноги и почувствовала, что колени у нее дрожат, а по ляжке стекают капельки влаги. Что с ней случилось? Чья память живет теперь в ней? Какой опыт звериного желания, крови и пота, мужской силы и женской слабости? Ах, что за мрачная ирония судьбы, подумала мисс Темпл, если она станет самой развращенной девственницей за всю историю мира.

* * *

Заставляя двигать руками свое опустошенное тело, мисс Темпл аккуратно завернула в шаль книгу и перевязала ее. Она оглянулась в поисках своей зеленой сумочки, но не увидела ее. Сумочки нигде не было!

Она поднялась, взяла завернутую книгу и тут обратила внимание на все еще приоткрытую дверь. Как можно тише выглянула она сквозь щель в гостиную. Несколько мгновений ей казалось, что она все еще смотрит в книгу, — таким странным было открывшееся ей зрелище, таким искусственным, словно она увидела ожившую сценку с помпейских фресок. Миссис Марчмур сидела на диване, откинувшись к его спинке, ее бежевое платье было расстегнуто и спущено с плеч, корсет — снят, плечи обнажены, если не считать тройной ниточки жемчуга, туго затянутой на шее. Мисс Темпл не могла оторвать взгляд от ее левой груди, тяжелой и бледной, пальцы женщины лениво ласкали сосок, а правая ее рука была не видна — закрыта головой мисс Вандаарифф, которая сняла маску, светлые волосы ее разметались по спине, а сама она лежала рядом с миссис Марчмур, глаза ее были закрыты, ноги — подогнуты, одна рука, чуть согнутая в кисти, покоилась в паху, другая мягко поддерживала грудь миссис Марчмур, которую она легонько посасывала, словно грудной младенец, уже успевший утолить голод.

Напротив них в кресле, в своей шубе с сигарой в одной руке и тростью черного дерева с набалдашником в другой сидел граф д'Орканц. За его спиной полукругом стояли четверо человек: один с рукой на перевязи, невысокий, коренастый, краснолицый и с незажившими шрамами вокруг глаз, и еще два человека в мундирах, судя по рассказам доктора Свенсона, видимо, макленбуржцы. Один был сурового, строгого вида с очень короткими волосами, морщинистым, худым лицом и налитыми кровью глазами. Другого она знала (причем это знакомство имело весьма интимный характер — ведь она видела его на синей карточке), это был Карл-Хорст фон Маасмарк. Ее первое впечатление о принце было отнюдь не благоприятным — высокий, бледный, худой, изможденный и какой-то бесполый, подбородок у него отсутствовал, а глаза напоминали сырых устриц. Она быстро оглядела все эти фигуры и остановила свой взгляд на втором диване — там сидела графиня ди Лакер-Сфорца, неподвижно держа мундштук с сигаретой, от которой к потолку поднималась тонкая струйка дыма. На графине были янтарные сережки и фиолетовый шелковый жакет в обтяжку, окаймленный небольшими черными перышками на белой груди и шее. Под жакетом на ней было черное платье, которое струилось по ее телу и растекалось под ногами. Взгляды всей компании в полной тишине были устремлены на мисс Темпл.

* * *

— Добрый вечер, Селеста, — сказала графиня. — Вы оторвались от книги? Весьма впечатляюще. Не всем это удается. Мисс Темпл не ответила.

— Я рада, что вы здесь. Я рада, что у вас была возможность обменяться мнениями с графом и с моей компаньонкой миссис Марчмур, а также познакомится с леди Лидией, с которой у вас наверняка много общего — две молодые богатые дамы, чьи жизни должны казаться воплощением безграничных возможностей.

Граф выдохнул облачко синего дыма. Миссис Марчмур улыбнулась, глядя в глаза мисс Темпл, и медленно поиграла своим розовым соском, держа его между своим большим и указательным пальцами.

— Вы должны знать, — продолжала графиня, — что вашего сообщника Кардинала Чаня больше нет, а макленбургский доктор в страхе бежал из города и оставил вас. Вы видели действие нашего Процесса. Вы заглянули в одну из наших стеклянных книг. Вы знаете наши имена и наши лица, вы знаете, что мы предпринимаем усилия связать узами родства лорда Вандаариффа и семейство фон Маасмарк из Макленбурга. Вам даже, — тут она улыбнулась, — видимо, известны факты, стоящие за внезапным возвышением некоего лорда Тарра. Вы знаете обо всем этом и можете — потому что, я уверена, вы не только настойчивы, но и умны, — догадаться о многом другом.

Она поднесла лакированный мундштук к губам и затянулась, после чего ее рука снова неторопливо легла на диван. Губы ее с почти беззвучным вздохом разделились в иронической, недоверчивой улыбке, и она уголком рта выдула струйку дыма.

— Так что вам придется умереть.

Мисс Темпл не ответила.

— Признаюсь, — продолжала графиня, — я вас недооценила. Мне об этом намекал граф, а я уверена — вы знаете, что граф редко ошибается. Вы сильная, гордая, решительная девушка, и хотя вы причинили мне немалые неудобства… и даже… должна признать это… привели меня в бешенство… было решено, что мне следует сделать вам предложение… предложение, каких я обычно не делаю тем, кого вознамерилась уничтожить. Было решено… позволить вам стать добровольным участником нашей великой работы.

Мисс Темпл не ответила. Ноги у нее ослабели, на сердце был холодок. Чань мертв? Доктор бежал? Она не могла в это поверить. Отказывалась в это верить.

Словно почувствовав вызов на ее подрагивающих губах, граф вытащил сигару изо рта и заговорил низким, хрипловатым, зловещим голосом:

— Если вы не согласитесь, вам перережут горло прямо здесь, в этой комнате. Если согласитесь, то поедете с нами. Только поверьте мне, никакие ваши штучки тут не пройдут. Оставьте пустые надежды, мисс Темпл, потому что реальность — куда лучше!

Мисс Темпл посмотрела на его строгое лицо, а потом — на неприступно-красивую графиню ди Лакер-Сфорца, чья идеальная улыбка одновременно была холодной, как камень. Четверо мужчин смотрели на нее пустыми глазами, а принц ковырял у себя в носу ногтем. Неужели их всех преобразовал Процесс, а их суждение освободилось от всяких нравственных запретов? Она видела шрамы на лице принца и коротышки. Впечатление было такое, что пожилой мужчина смотрит на нее какими-то остекленевшими плотоядными глазами — вероятно, его шрамы уже сошли, — и только у другого военного было нормальное выражение, в котором можно было прочесть как определенность, так и сомнение. А на лицах остальных была лишь бесчеловечная, не ведающая сомнений уверенность. Кто из них станет ее палачом? Наконец она перевела взгляд на миссис Марчмур, бесстрастное выражение которой скрывало, как полагала мисс Темпл, искреннее любопытство… словно она не знала ни что будет делать мисс Темпл, ни чем это закончится, если мисс Темпл все же подчинится.

— Похоже, у меня нет выбора, — прошептала мисс Темпл.

— Нет, — согласилась графиня и, подняв бровь, повернулась к крупному человеку, сидевшему рядом с ней, словно давая знать, что ее роль в этом деле закончена.

— Я вам буду весьма признателен, мисс Темпл, — сказал граф д'Орканц, — если вы снимете ваши чулки и сапожки.

* * *

Ей пришлось идти босиком (в таком виде ей никак не убежать от них по грязным, усыпанным камнями улицам) вниз по лестнице и из отеля «Сент-Ройял». Миссис Марчмур осталась, а все прочие пошли с мисс Темпл — военный, коренастый человек со шрамами и пожилой отправились вперед за экипажами, граф и графиня двигались по бокам от нее, сзади принц под ручку с мисс Вандаарифф. Спустившись по лестнице, мисс Темпл увидела за стойкой нового портье, который лишь уважительно поклонился в ответ на величественный кивок графини. Мисс Темпл не могла понять, зачем такой женщине вообще нужен Процесс или волшебное синее стекло? Она сомневалась в том, что найдется много людей, кому может хватить силы воли или желания противостоять ее напору. Мисс Темпл взглянула на графа, который бесстрастным взглядом смотрел вперед, одной рукой опираясь на свою трость с набалдашником, а в другой неся книгу, напоминая свергнутого короля, намеревающегося вернуться на трон. Она чувствовала, как ковер щекочет ее ступни. Девчонкой она привыкла бегать босиком по плантации отца, и тогда ступни у нее были мозолистые и жесткие. Теперь они стали мягкими и чувствительными, как у любой изнеженной молодой леди, и были не меньшим препятствием к побегу, чем кандалы на ногах. С отчаянием и тоской вспомнила она маленькие зеленые сапожки, затолканные куда-то под диван. Она знала, что теперь уже никто не позаботится о них, и спрашивала себя: а позаботится ли кто-нибудь теперь о ней?

У дверей отеля ждали два экипажа: один изящный маленький, другой — большой черный с крестом на дверях, как ей подумалось — макленбургским. Принц, мисс Вандаарифф, военный и коренастый мужчина со шрамами забрались во второй экипаж, а пожилой сел рядом с кучером. Швейцар отеля открыл дверь маленькой кареты для графини и мисс Темпл, которая своей ступней почувствовала резную металлическую поверхность ступеньки. Она села против графини, а мгновение спустя к ним присоединился граф, под весом которого карета накренилась. Он сел рядом с графиней, и швейцар закрыл дверь. Граф постучал тростью по крыше, и карета тронулась. С того момента, когда граф потребовал, чтобы она сняла сапожки, и до начала движения кареты никто не произнес ни слова. Мисс Темпл откашлялась и посмотрела на них. Долгое молчание почти всегда выводило ее из себя.

— Я бы хотела узнать кое-что, — заявила она.

Мгновение спустя граф проскрипел в ответ:

— И что же это такое?

Мисс Темпл посмотрела на графиню, потому что вопрос был обращен именно к ней:

— Я бы хотела узнать, как умер Кардинал Чань.

Графиня ди Лакер-Сфорца заглянула в глаза мисс Темпл — взгляд ее был острый, ищущий.

— Я его ликвидировала, — заявила она таким голосом, чтобы отбить у мисс Темпл охоту вдаваться в подробности.

Однако это не устрашило мисс Темпл, напротив, если ее тюремщица не хотела говорить на эту тему, то это становилось испытанием для воли мисс Темпл.

— Правда? — спросила она. — Он был очень опасным противником.

— Вот уж что верно, то верно — был, — согласилась графиня. — Я дала ему вдохнуть толченого стекла, сделанного из нашей синей глины. Это очень эффективное средство, а та доза, которую получил Кардинал, — смертельна. Слово «опасный» имеет много оттенков. Простая физическая сила часто не имеет особого значения, и противостоять ей довольно легко.

Графиня с такой легкостью говорила о смерти Чаня, что это совершенно обескуражило мисс Темпл. Хотя она была знакома с Кардиналом Чанем всего несколько часов, он произвел на нее такое впечатление, что его внезапная смерть представлялась ей истинной трагедией.

— Это была быстрая смерть? — спросила мисс Темпл, стараясь говорить ровным голосом.

— Я бы не назвала ее быстрой… — Ответив, графиня залезла в черную сумочку, вытащила мундштук, вставила в него сигарету, достала спичку и закурила. — И тем не менее его смерть, видимо, не была мучительной, потому что — как вы сами убедились — синяя глина вызывает удушье и навевает чувственные переживания. Часто у повешенных наблюдается сильнейшая эрекция… — она замолчала, подняв брови, словно убеждаясь, что мисс Темпл слушает ее, — а нередко и спонтанное семяизвержение, а это означает, что, по крайней мере, для мужчин такой конец предпочтительнее многих других. По моему убеждению, смерть под воздействием синего стекла сопровождается подобными же, если не более сильными ощущениями. По крайней мере, я на это надеюсь, потому что ваш Кардинал Чань и в самом деле был исключительный противник… Я не желала ему зла, но у меня не было выбора.

— Вы проверили, он действительно получил смертельный оргазм? — спросил граф.

Лишь несколько мгновений спустя мисс Темпл поняла, что он смеется.

— Времени не было, — фыркнула в ответ графиня. — Жизнь полна огорчений, но что толку жалеть об упущенной возможности? Наши печали — как осенние листья, унесенные ветром.

* * *

Призрак смерти Чаня (смерти, которую, несмотря на грязные предположения графини, она представляла себе лишь как нечто ужасающее — с кровавыми выделениями изо рта и носа) направил мысли мисс Темпл на ее собственное положение.

— И куда мы теперь едем? — спросила она.

— Ну, вы наверняка знаете, — ответила графиня. — В Харшморт.

— И что будет со мной?

— Бояться того, что вы не можете изменить, не имеет никакого смысла, — заявил граф.

— К тому же мы получим удовольствие, глядя на вашу агонию, — прошипела графиня.

На это у мисс Темпл не нашлось ответа, но по прошествии нескольких секунд, в течение которых она пыталась выглянуть из узких окошек (окошки были по обеим сторонам противоположного от нее сиденья, видимо для того, чтобы тому, кто оказывается в ее положении, легче было оставаться незамеченным) и не смогла понять, в какой части города они теперь находятся, она снова откашлялась, намереваясь заговорить.

Графиня прыснула от смеха.

— Я вас чем-то насмешила? — спросила мисс Темпл.

— Пока нет, Селеста, — ответила графиня.

— По имени меня называют лишь близкие, — сказала мисс Темпл. — Их можно пересчитать по пальцам одной руки.

— Разве мы не близки? — спросила графиня. — Я уж думала, что мы успели сблизиться.

— Тогда назовите мне и ваше имя.

Графиня снова прыснула от смеха, и мисс Темпл показалось даже, что и губы графа непроизвольно сложились в улыбку.

— Меня зовут Розамонда, — сообщила графиня. — Розамонда графиня ди Лакер-Сфорца.

— Ди Лакер-Сфорца — это название какого-то имения?

— Боюсь, что теперь от него осталось только имя.

— Понятно, — сказала мисс Темпл, ничего на самом деле не понимая, но не желая показаться невежливой.

— У каждого есть свой замок, Селеста… свой дом, свой остров, хотя бы только в сердце.

— Таких людей можно только пожалеть, — сказала мисс Темпл. — Настоящий остров представляется мне куда как предпочтительнее.

— Иногда, — голос графини стал ощутимо жестче, — мы можем посещать только те края, что раскинулись в наших сердцах.

— То есть вымышленные, вы хотите сказать?

— Это вы их так называете.

Мисс Темпл помолчала, понимая, что истинный смысл слов графини ускользнул от нее.

— Ну, свой-то дом я не собираюсь терять, — сказала она.

— Все так говорят, — отозвалась графиня.

* * *

Некоторое время они ехали молча, но потом графиня, улыбнувшись с прежней доброжелательностью, поинтересовалась:

— Вы хотели что-то спросить?

— Да, — ответила мисс Темпл. — Я хотела спросить об Оскаре Файляндте и его картинах, посвященных Благовещению, потому что увидела одну из них в вашем номере. Мы с графом говорили об этом художнике за чаем.

— Неужели?

— Да, я даже сказала графу, что, на мой взгляд, он подозрительно многим обязан этому художнику.

— Так и сказали?

— Именно так.

Мисс Темпл не обманывалась. Она понимала, что не в силах вывести из себя этих двух людей или польстить им настолько, что они забудут обо всем на свете, а она тем временем выпрыгнет из кареты. Такой поступок, скорее всего, закончился бы ее смертью под колесами экипажей, но тем не менее она думала, что, разговорив их на эту тему, могла бы получить полезные сведения о Процессе и, возможно, воспользоваться этим знанием, чтобы предотвратить полное свое порабощение. Она не в состоянии была постигнуть связанную с Процессом науку или магию (она даже не знала, разные это вещи или нет), потому что всегда была безразлична к оккультным знаниям, но чувствовала, что граф-то этих вещей отнюдь не чужд. И еще: мисс Темпл знала, что он чувствителен к вопросу о пропавшем художнике, а она умела быть назойливой не хуже мухи.

— И чем же именно обязан? — спросила графиня.

— Тем, — ответила мисс Темпл, — что картины «Благовещения» сами по себе в аллегорической форме представляют ваш Процесс, а точнее, всю вашу деятельность в целом, как вы ее понимаете. То совершенное преобразование, что обусловлено воздействием вашего драгоценного синего стекла. Конечно, — продолжила она, скользнув взглядом по неподвижной фигуре графа, — похоже, что все это тайное знание было присвоено графом — присвоено всеми вами, — но для этого пришлось устранить мистера Файляндта.

— И вы сказали об этом графу?

— Конечно, сказала.

— И как же он прореагировал?

— Он встал из-за стола и ушел.

— Это серьезное обвинение.

— Но это очевидно. Более того, после всего разрушения и насилия, учиненного вами, такое обвинение вряд ли кому-то из вас может показаться невероятным или необоснованным. Поскольку сама картина чудовищна, а убийство ее создателя — еще чудовищнее, я бы никогда не подумала, что убийца может обладать… такими манерами.

* * *

В качестве ответа, который, пожалуй, в более чем полной мере соответствовал взволнованным ожиданиям мисс Темпл, граф д'Орканц неторопливо наклонился вперед, вытянул правую руку с разведенными пальцами и ухватил мисс Темпл за горло. Она беспомощно подалась назад к спинке сиденья и попыталась убедить себя, что если бы он намеревался задушить ее, то делал бы это быстрее. Но по мере того как сильные пальцы сжимались на ее шее, она стала сомневаться в своих выводах и в смятении посмотрела в холодные голубые глаза графа. Он крепко держал ее за горло, но не душил. Тут же на нее нахлынули ужасные воспоминания, связанные с мистером Спраггом. Она не шелохнулась.

— Вы видели эти картины — две из них, да? — Голос его был глуховат, и в нем безошибочно слышалась угроза. — Скажите нам… каково было ваше впечатление?

— Впечатление от чего? — пропищала она.

— От всего. Какие мысли у вас родились?

— Ну, как я уже говорила, это символика…

Он сжал ее горло так сильно и так неожиданно, что ей показалось, у нее вот-вот затрещат косточки. Графиня тоже наклонилась к ней и мягким тоном произнесла:

— Селеста, граф пытается помочь вам думать быстрее. Мисс Темпл кивнула. Граф ослабил хватку. Она проглотила слюну.

— Мне показалось, что картины эти какие-то неестественные. Потому что женщина отдана — отдается — ангелу, чувству и наслаждению так, словно ничего другого и не существует. Такое невозможно. Это опасно.

— Это почему? — спросил граф.

— Потому что это ни к чему не приведет! Потому что… потому что стирается граница между миром и телом человека, его разумом… это было бы невыносимо!

— Я бы назвала это восхитительным, — прошептала графиня.

— Но не для меня! — воскликнула мисс Темпл. Зашуршав тонкими шелками, графиня пересела на место рядом с мисс Темпл и чуть не прижала губы к уху молодой женщины:

— Вы уверены? Я ведь видела вас, Селеста… Я видела вас в зеркале, видела вас над книгой… и вы знаете что?

— Что?

— Что когда вы были в моей комнате… Наклонялись так мило, так грациозно… Я чувствовала ваш запах…

Мисс Темпл охнула, но что ей делать дальше, не знала.

— Подумайте о книге, Селеста, — прошипела графиня. — Вы ведь помните, что видели! Что делали вы, что делали с вами… Кем вы стали! По каким необыкновенным царствам путешествовали!

При этих словах мисс Темпл почувствовала, как закипает в ней кровь, — что с ней происходит? Она воспринимала воспоминания о книге, как отпечатки ног другого человека в своем сознании. Они были повсюду! Она хотела забыть их, но никак не могла.

— Вы ошибаетесь! — прокричала мисс Темпл. — Это не то же самое!

— И вы уже не та же самая, — прорычал граф д'Орканц. — Вы уже сделали первый шаг в процессе вашего преображения!

В экипаже становилось жарко. Рука графини нащупала ногу мисс Темпл, а потом быстро скользнула ей под платье. Ее умелые пальцы поползли вверх по бедру. Мисс Темпл охнула. Это были не тупые, грубые, жесткие пальцы Спрагга, а игривые, дразнящие, настойчивые. К ней еще никто так не прикасался в этом месте. Мысли ее путались.

— Нет… нет… — начала было она.

— Что вы видели в этой книге? — Трескучий голос графа пугал ее. — Вам знаком вкус смерти и власти? Вы знаете, что происходит в крови любовников? Вы знаете! Вы знаете все это и знаете кое-что еще! Все это уже укоренилось в вас! Вы чувствуете то, о чем я говорю! Разве сможете вы когда-нибудь отказаться от того, что видели? Разве сможете отказаться от этих наслаждений теперь, когда вы вкусили всю их губительную сладость?

Пальцы графини пробрались в ее шелковые трусики. Мисс Темпл сжалась от этого прикосновения, но сиденье было слишком узким, а ощущение — таким восхитительным.

— Не думаю, что сможете, Селеста, — прошептала графиня.

Она легонько провела двумя пальцами вдоль складки влажной плоти, потом погрузила их чуть глубже, ловко манипулируя большим пальцем наверху. Мисс Темпл не знала, что ей делать, чему противиться — разве что подчинению себя чужой воле? Восторг божественно разливался по ее телу, но в то же время она силилась ускользнуть от столь наглого вторжения. Какое им было дело до ее блаженства? Оно было всего лишь инструментом ее рабского подчинения. Пальцы графини ритмично двигались. Мисс Темпл застонала.

— Ваш разум в огне! — прошипел граф. — Вы не можете убежать от своего разума — вы в наших руках, вы должны сдаться… ваше тело предаст вас, ваше сердце предаст вас… вы уже целиком в нашей власти… пробуждаются ваши воспоминания… они окружают вас… вашу жизнь… ваше «я» изменилось… ваша когда-то чистая душа замутилась, познакомившись с моей стеклянной книгой!

Граф говорил, а она чувствовала, как в ее воспаленном мозгу открывались тяжелые потайные двери памяти. Карнавал в Венеции, двое мужчин в спальне, натурщица на диване, сцена в серале… Мисс Темпл тяжело дышала, а пальцы графини ласкали ее, губы прижимались к уху, понукая к наслаждению негромкими шутливыми стонами, которые, несмотря на то что пародировали экстаз, все равно усиливали ее чувство… Мисс Темпл чувствовала, как сладострастие распространяется по всему ее телу, облако теплого дождя, готовое пролиться… Она закрыла глаза и увидела себя в экипаже между двух своих врагов, пойманная в ловушку. Чань мертв, его бледное лицо залито кровью, доктор пропал… И словно в ответ на то, что она искала, из памяти всплыл белый пляж на границе с безразличным синим морем… она отодвинулась от края пропасти. Это их пропасть, решила она, не ее…

И именно в этот момент графиня отдернула руку и с самодовольным видом победителя пересела на свое прежнее место. Граф отпустил ее шею и откинулся к спинке сиденья. Она внезапно ощутила отлив сладострастия от всего своего тела и инстинктивный протест против окончания стимуляции… Она посмотрела им в глаза и поняла, что ее довели до края, только чтобы продемонстрировать ее подчиненное положение. Они смотрели на нее с презрением, которое несколько секунд назад могло бы показаться ей обескураживающим, и, прежде чем она успела произнести хоть слово, рука графини — та самая, что только что была у нее под платьем, — отвесила ей пощечину. Лицо у мисс Темпл загорелось, голова откинулась в сторону. Графиня ударила ее еще раз с такой же силой, и мисс Темпл оказалась в углу экипажа.

— Ты убила моих людей, — злобно сказала она. — Не думай, что я когда-нибудь забуду об этом.

Мисс Темпл, обескураженная и ошеломленная, потрогала свое онемевшее лицо. Бешенство, проснувшееся было в ней при мысли, что кто-то осмелился ее бить, погасло, когда она с ужасом поняла, что душный воздух в экипаже насыщен запахом ее собственного вожделения. Она одернула на себе платье, подняла глаза и увидела, что графиня методично отирает свои пальцы платком. Их попытка продемонстрировать ее беспомощность только укрепила в мисс Темпл дух протеста. Она снова сдержала подступившие было к глазам слезы боли и еще больше исполнилась решимости выстоять, увидев, что из бокового кармана огромной шубы графа торчит ее зеленая сумочка.

* * *

Поездка в экипаже закончилась у вокзала Строппинг, и мисс Темпл снова заставили идти босиком — вниз по лестнице, через вокзал до поезда. Она была уверена, что подошвы у нее почернеют от грязи, оставленной множеством ног пассажиров, и убедилась в этом, когда остановилась и, нахмурившись, приподняла ногу, но ее тут же подтолкнули — не останавливайся. Она снова шла между графом и графиней, сзади принц со своей невестой, а замыкали шествие трое других. Разные люди, мимо которых они проходили, вежливо кивали. Она решила, что приветствия относятся к узнаваемым персонам принца и мисс Вандаарифф, но их ничуть не смущал вид босоногой молодой леди, которая, судя по ее виду, вполне могла позволить себе иметь горничную, помогавшую ей причесываться, но при этом разгуливала босиком. Мисс Темпл старалась вообще не думать о них, даже когда их вопросительные взгляды выражали открытое неодобрение. Она вместо этого внимательно смотрела вокруг — не представится ли хоть малейший шанс для бегства, но ничего не находила и даже отвергла возможность броситься к двум констеблям в форме — она находилась в таком аристократическом обществе, что никто не поверил бы ее рассказу о похищении. Значит, ей придется бежать из поезда, решила она.

Не успела она утвердиться в этом плане, как погрузилась в уныние, заметив две фигуры, ожидавшие вместе с проводником на платформе у открытых дверей заднего вагона. Один из них, судя по описанию доктора Свенсона, был Франсис Ксонк — во фраке, надетом только на левую руку, потому что правая его рука была вся забинтована. Другой, высокий, в черном пальто из жесткой ткани, — его она узнала бы с другого конца вокзала и через тысячу лет. Мисс Темпл остановилась как вкопанная, но граф д'Орканц мягко взял ее за плечо, и она сделала несколько неуверенных шагов. Он отпустил ее, даже не удостоив взглядом, и она, скосив глаза на графиню, увидела на ее лице жестокую улыбку.

— Ах, вы только посмотрите: Баскомб и Франсис Ксонк! Может быть, за время пути произойдет счастливое воссоединение влюбленных!

Мисс Темпл снова остановилась, и снова рука графа подтолкнула ее вперед.

* * *

Роджер скользнул по ней быстрым взглядом, но она увидела, что, как бы он ни прятал свои чувства за непроницаемостью государственного чиновника, ее присутствие было для него неприятно. Когда они разговаривали в последний раз? Десять дней назад? Тогда он еще был ее возлюбленным. От одного этого слова у мисс Темпл перекосило лицо — какое еще слово могло измениться сильнее в ходе событий последних нескольких часов? Она знала, что теперь они разделены расстоянием, какого она раньше и представить себе не могла! Разница в убеждениях, вере и в опыте ничуть не уступали по своей непреодолимости тому океану, который она пересекла, чтобы впервые оказаться в мире Роджера Баскомба. Она должна исходить из того, что Роджер предался заговорщикам, их безнравственным ощущениям, предал себя такому разврату, какой, судя по книге, и представить себе трудно. Вероятно, он был замешан в убийстве собственного дядюшки — иначе как еще мог бы он получить этот титул? Может быть, он присутствовал (или участвовал?) при других убийствах. Может быть, он был свидетелем убийства Кардинала Чаня? Ей не хотелось в это верить, но вот он стоит тут перед ней. А как быть с теми изменениями, что произошли с ней? Мисс Темпл вспомнила свою ночь отчаяния, когда она рыдала в постели над письмом Роджера. Разве это можно было сравнить с нападением на нее Спрагга, злобой графини или дьявольской жестокостью Процесса? Разве это можно сравнить с обнаруженными ею в себе запасами решительности, хитрости и выдержки или с тем, что она как равная встала рядом с доктором и Кардиналом? Взгляд Роджера упал на ее грязные ноги. Она в его присутствии всегда старалась быть безукоризненной, и вот она смотрела, как он оценивающе разглядывает ее и, видимо, благодарит бога, что отказался от помолвки. На мгновение сердце мисс Темпл упало, но она тут же резко вздохнула, раздув ноздри. Ее не волновало, что может думать о ней Роджер Баскомб, — отныне для нее это не будет иметь значения.

Франсис Ксонк привлек ее внимание лишь на короткое мгновение. Она знала о нем в общих чертах (распутный, мотоватый брат могущественного Генри Ксонка) и по его чрезмерно нарочитому, строгому выражению увидела все, что ей было нужно, — самодовольная манерность, наигранная веселость и желание скрыть явно серьезную и болезненную рану на руке. Интересно, как это случилось, подумала она и пожалела, что не присутствовала при этом.

Двое мужчин шагнули вперед поприветствовать графиню. Первым поклонился Ксонк, взял ее руку в свою и поднес к губам. И мисс Темпл, и без того немало униженная, была совершенно ошеломлена недвусмысленной гримасой, появившейся на лице Франсиса Ксонка, когда рука графини оказалась у него под носом — та самая рука, что недавно была у нее между ног. С улыбкой он заглянул в глаза графине, одарившей его не менее порочной улыбкой, и не поцеловал ее пальцы, а неторопливо провел по ним языком. Он отпустил ее руку, щелкнув каблуками, и с заговорщицкой ухмылкой посмотрел на мисс Темпл. Она не протянула ему руки, а он не попытался взять ее, повернул голову к графу и улыбнулся ему еще более широкой улыбкой. И мисс Темпл отвернулась от него, невольно обратив взгляд на Роджера Баскомба, который, в свою очередь, прикладывался к ручке графини. Опять она увидела, что ее запах не остался незамеченным, хотя Роджер повел себя иначе — никакой тебе порочной улыбки, а скорее секундное замешательство. Он, избегая смеющихся глаз графини, слегка коснулся ее пальцев губами и сразу же отпустил ее руку.

— Вы, кажется, знакомы, — сказала графиня.

— Безусловно, — сказал Роджер Баскомб и коротко кивнул: — Мисс Темпл.

— Мистер Баскомб.

— Вы, кажется, потеряли сапожки, — сказал он не без некоторого сочувствия в голосе.

— Хорошо, что только сапожки, а не душу, мистер Баскомб, — ответила она, и голос ее в собственных ее ушах прозвучал по-детски. — Или я должна сказать «лорд Тарр»?

Роджер встретился с ней взглядом и тут же отвел глаза, словно хотел что-то сказать, но не мог в этой компании. Потом он повернулся к графине и графу.

— Прошу вас — нам пора садиться. Поезд отправляется.

* * *

Мисс Темпл усадили в купе в вагоне, который, похоже, был зарезервирован этой компанией полностью. Она ожидала — или страшилась, — что граф или графиня воспользуются этой поездкой, дабы возобновить прежние оскорбления, но, когда граф открыл дверь купе и затолкал ее внутрь, она повернулась и увидела, что он захлопнул дверь, а потом невозмутимо исчез из вида. Она попыталась открыть дверь — та оказалась не запертой, и она, высунув голову, увидела Франсиса Ксонка, который в нескольких метрах от нее разговаривал с макленбургским офицером. Они повернулись на звук открываемой двери с таким нескрываемым раздражением, что мисс Темпл тут же вернулась в свое купе, не без боязни, что они последуют за ней. Но они не последовали, и она, простояв несколько минут, села и попыталась придумать, что ей делать дальше. Ее везли в Харшморт одну и безоружную, к тому же прискорбно разутую. Какая была первая остановка на пути к Орандж-канал — Крэмптон-Плейс? Горсмонт? Паккингтон? Может быть, ей удастся потихоньку открыть окно купе и выбраться из поезда, пока тот будет на станции? Удастся ли ей спрыгнуть с такой высоты — тут было не меньше трех метров — на щебенку у путей и не повредить ноги? Если она, спрыгнув, не пустится наутек, ее тут же схватят — сомнений в этом у нее не было. Мисс Темпл вздохнула и закрыла глаза. Есть ли у нее выбор?

Она даже не знала, который теперь час. Ей ох как нелегко пришлось и с этой книгой, и в экипаже досталось, а теперь ужасно хотелось пить, но еще больше — закрыть глаза и почувствовать себя в безопасности. Она подняла ноги на сиденье, закрыла их платьем, сложилась калачиком, чувствуя себя зверьком, которого везут куда-то в клетке. Несмотря на все ее старания, мысли мисс Темпл снова вернулись к Роджеру, и она еще раз подивилась тому, как далеко позади осталась прошлая жизнь. Прежде, пытаясь найти объяснение его отказа, она думала, что он решил избавиться от нее, от семьи, от моральных принципов ради своих амбиций. Но теперь они были в одном поезде, всего в нескольких метрах друг от друга. Ничто не мешало ему зайти в ее купе, но он не делал этого. Судя по всему, он тоже прошел Процесс, который оказал на него свое воздействие. Неужели в нем не осталось ни капельки сочувствия или любви к ней, ну хотя бы настолько, чтобы попытаться успокоить ее, облегчить свое собственное сердце в преддверии той судьбы, что ожидает его бывшую невесту? Было ясно, что ничего подобного делать он не собирается, и, несмотря на всю свою прежнюю решимость, на ее тайную победу над книгой, над тюремщиками, все это ни на йоту не изменило ее положения, и мисс Темпл снова почувствовала себя одинокой среди этого скорбного бесплодного ландшафта.

* * *

Дверь в ее купе открыл макленбургский офицер, который протянул ей металлическую фляжку. Хотя в горле у нее пересохло, она не торопилась принять этот дар. Он раздраженно нахмурился:

— Вода. Берите.

Она взяла, вытащила пробку и отпила из горлышка. Потом перевела дыхание и выпила еще. Поезд замедлял ход. Она вытерла рот и вернула фляжку макленбуржцу. Тот не двинулся с места. Поезд остановился. Они ждали в молчании. Он снова предложил ей фляжку. Мисс Темпл отрицательно покачала головой. Он закрыл горлышко пробкой. Поезд тронулся. Сердце у нее упало, когда она увидела, как надпись «Крэмптон-Плейс» проплыла мимо окна и исчезла из вида. Когда поезд набрал прежнюю скорость, военный коротко ей кивнул и вышел из купе. Мисс Темпл снова подтянула под себя ноги и положила голову на подлокотник, решив, что ей лучше поспать, чем снова предаваться скорбям.

Ее разбудило новое появление офицера, когда поезд остановился в Паккингтоне, потом снова — в Горсмонте, Де-Конке и Рааксфале. Каждый раз он приносил металлическую фляжку с водой и каждый раз хранил молчание, пока поезд снова не набирал полную скорость, после чего опять оставлял ее одну. После Де-Конка спать мисс Темпл уже не хотелось — отчасти потому, что она была выведена из себя такими безжалостными вторжениями, а отчасти потому, что сон просто прошел. Вместо него возникло чувство, которое она не могла толком назвать, — грызущее, беспокоящее, из-за него она все время ерзала на своем месте. Ее вдруг как ударило: она не знала, кто она теперь. После того, как она уже попривыкла к неожиданностям своей новой жизни — к стрельбе из пистолетов, бегству по крыше, выуживанию улик из жаровен — и чувствовала себя так, словно эти действия вытекали из свойств ее характера, череда неудач наталкивала ее на мысль о том, что, может быть, она — всего лишь наивная молодая женщина, которой не хватает здравого смысла, чтобы понять собственную судьбу. Она вспомнила доктора Свенсона на крыше — он ведь просто был вне себя от страха, но все же, пока она с Чанем свешивалась через карниз, дабы увидеть, что происходит внизу, доктор заставил себя пройти по кровле отеля «Бонифаций» и даже перешагнул через зазор (пусть небольшой, но у страха-то глаза велики) между двумя домами. Она знала, чего это стоило ему, и видела на его лице именно ту решимость, которой, как показали последние события, не хватало ей.

Как бы сурово она ни судила себя, но размышление было для нее полезным, и она со всей трезвостью мысли (отсутствие карандаша и записной книжки выводило ее из себя — о, как нужен ей был карандаш!) попыталась представить себе ожидающую ее судьбу. Она не знала, будут ли ее снова бить и ругать, как не знала (несмотря на слова графини), убьют ли ее в конце концов и подвергнут или нет перед этим истязаниям. Ее снова пробрала дрожь — она в полной мере представила себе порочность своих врагов и глубоко вздохнула, подумав о еще более жуткой перспективе — о том, что ее могут преобразовать, подвергнув Процессу. Что может быть хуже — измениться, превратиться в то, что она так презирает? Истязания, по крайней мере, были бы предприняты против нее. Если же ее подвергнут Процессу, то даже ее душа исчезнет, и мисс Темпл тут же, в купе, решила, что не позволит сделать с собой ничего подобного. Пусть ей придется д


Содержание:
 0  Стеклянные книги пожирателей снов The Glass Books Of Dream Eaters (2006) : Гордон Далквист  1  Глава первая ТЕМПЛ : Гордон Далквист
 2  Глава вторая КАРДИНАЛ : Гордон Далквист  3  Глава третья ДОКТОР : Гордон Далквист
 4  Глава четвертая ОТЕЛЬ БОНИФАЦИЙ : Гордон Далквист  5  Глава пятая МИНИСТЕРСТВО : Гордон Далквист
 6  Глава шестая КАРЬЕР : Гордон Далквист  7  вы читаете: Глава седьмая ОТЕЛЬ СЕНТ-РОЙЯЛ : Гордон Далквист
 8  Глава восьмая СОБОР : Гордон Далквист  9  Глава девятая ПРОВОКАТОРЫ : Гордон Далквист
 10  Глава десятая НАСЛЕДИЕ : Гордон Далквист    



 




sitemap