Фантастика : Ужасы : Шипсхед-Бей, Бруклин : Гильермо Дель Торо

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  87  88  89  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  140  143  144

вы читаете книгу




Шипсхед-Бей, Бруклин

Только-только овдовевшая Глори Мюллер искала в Интернете советы тем, чей супруг умер, не оставив завещания, когда заметила новостное сообщение об исчезновении трупов пассажиров рейса 753. Пошла по линку, прочитала заметку над названием: «Никакой ясности нет». Федеральное бюро расследований через час назначило пресс-конференцию, чтобы объявить об увеличении вознаграждения за любую информацию, связанную с исчезновением из моргов трупов пассажиров, прибывших в Америку рейсом авиакомпании «Реджис эйрлайнс». Заметка пугала. По какой-то причине Глори вспомнила прошлую ночь, когда она проснулась от кошмара и услышала шорохи на чердаке.

Из того сна, что разбудил ее, она помнила только одно: Герман, ее недавно умерший муж, вернулся к ней из мертвых. Произошла ошибка; этой странной трагедии, что произошла с пассажирами и экипажем рейса 753, в действительности не было, и Герман прибыл к двери черного хода их дома в Шипсхед-Бей с улыбкой на лице – улыбкой типа «а ты думала, что избавилась от меня?» – в ожидании ужина.

На людях Глори играла роль скромной, скорбящей вдовы и собиралась играть эту роль во время расследования и судебного разбирательства. Она никому не собиралась рассказывать, что полагает подарком судьбы трагические обстоятельства, забравшие жизнь ее мужа, с которым прожила тринадцать лет.

Тринадцать лет семейной жизни. Тринадцать лет оскорблений и побоев, в последнее время все чаще и чаще в присутствии их мальчиков, девяти и одиннадцати лет. Глори жила в постоянном страхе перед переменами настроения мужа и даже позволяла себе (только в мечтах, ни о какой реальности речь не шла) задаться вопросом, а не следует ли ей забрать мальчиков и уехать, пока он навещал умирающую мать в Гейдельберге. Но куда она могла уехать? А главное, что бы он сделал с ней и с мальчиками, когда нашел бы их? И она знала: он – найдет.

Но Бог проявил милосердие. Наконец-то ответил на молитвы. Спас ее и мальчиков. Убрал черную тень, которая столько лет накрывала их дом.

Она поднялась на второй этаж, посмотрела на крышку чердачного люка, на болтающуюся веревку, которая позволяла опустить крышку.

Еноты. Они вернулись. Герман поймал одного на чердаке. Вынес обезумевшего от страха зверька во двор и при детях устроил показательную казнь.

Но это уже в прошлом. Теперь ей бояться нечего. До прихода детей из школы оставался час, и Глори решила подняться наверх. Все равно хотела просмотреть вещи Германа. Старые вещи собирали по четвергам, почему бы не успеть к этому дню?

Ей требовалось оружие, и прежде всего в голову пришла мысль о мачете Германа. Он купил его несколько лет назад и держал в запертом сарайчике, примыкавшем к дому. Когда Глори спросила его, зачем покупать мачете, вещь, уместную в джунглях, но не в Шипсхед-Бей, Герман просто фыркнул: «Не твоего ума дело».

И так всегда. Он давно уже не считал ее за человека. Глори сняла ключ с крючка на обратной стороне двери кладовой, вышла из дома, сняла замок, открыла двери сарая. Нашла мачете, завернутый в клеенку, под старым набором для крикета, подаренным им на свадьбу (теперь она использует его на растопку). Принесла сверток на кухню, положила на стол, замялась, прежде чем развернуть.

Она всегда связывала мачете со злом. Всегда представляла себе, что мачете сыграет злую роль в судьбе их семьи. Возможно, именно этим мачете Герман ее и убьет. Тем не менее она развернула его, но очень осторожно, словно спящего маленького демона. Герман никогда не позволял ей прикасаться к принадлежащим ему вещам.

Увидела длинное, широкое, толстое лезвие. Рукоятку в коричневой коже, чуть истертой рукой прежнего владельца. Подняла, повертела, почувствовав вес этого необычного большого ножа. Увидела свое отражение в стеклянной дверце микроволновки, испугалась. Женщина, стоящая с мачете на кухне.

Она чокнулась, и только из-за него, Германа.

Глори пошла наверх с мачете в руке. Встала под крышкой люка, взялась за веревку. Потянула. Крышка пошла вниз, на скрипучих пружинах повернулась на сорок пять градусов. Шум этот мог напугать любых зверьков. Глори постояла, прислушиваясь к звукам наверху, но там стояла тишина.

Она повернула выключатель, однако свет на чердаке не зажегся. Еще две попытки ни к чему не привели. После Рождества на чердак она не поднималась, так что лампочка могла перегореть. Но мансардное окно в крыше давало достаточно света.

Глори раздвинула закрепленную на крышке люка лестницу, начала подниматься. Три ступеньки, и ее голова оказалась выше уровня пола. Отделку чердака они еще не закончили, поэтому между брусьями лежали полотна теплоизоляции из розового стекловолокна. Листы фанеры позволяли подойти к четырем квадратам, где пол уже настелили. На них и складывалось всякое старье.

На чердаке оказалось темнее, чем ожидала Глори, и она сразу поняла, почему. Два тюка с ее старой одеждой, приваленные к низкому мансардному окну, эффективно блокировали свет. Эту одежду Глори носила еще до того, как вышла замуж за Германа, и она тринадцать лет пролежала в пластиковых, застегнутых на молнию тюках. По листам фанеры Глори добралась до окна, откинула от него тюки и подумала, что хорошо бы просмотреть свою старую одежду, вспомнить себя молодой. Но потом увидела там, где заканчивалась фанерная дорожка, пустую полосу между двумя брусьями. Кто-то по какой-то причине снял лежавшую там изоляцию.

Заметила вторую пустую полосу.

Еще одну.

Замерла. Спиной что-то почувствовала. Боялась обернуться, но вспомнила про зажатый в руке мачете.

У вертикальной стены чердака, вдали от мансардного окна, кучей лежали снятые полотна изоляции. Вокруг валялись мелкие клочки стекловолокна, словно какое-то животное строило себе гнездо.

Не енот. Размером побольше. Гораздо больше.

Куча лежала неподвижно, устроенная так, чтобы кого-то спрятать. Неужели Герман что-то тут делал без ее ведома? И какой страшный секрет хранился под розовым стекловолокном?

Подняв мачете правой рукой, левой она потянула за конец полоски, вытаскивая из кучи.

Ничего ее глазам не открылось.

Она вытянула вторую полоску и тут увидела волосатую мужскую руку.

Глори узнала эту руку. Поняла, кому она принадлежит.

Она не могла поверить своим глазам.

По-прежнему с поднятым мачете Глори потащила на себя полотно изоляции.

Его рубашка. С коротким рукавом, какие ему нравились. Герман носил их даже зимой. Гордился своими мускулистыми, волосатыми руками. А вот наручные часы и обручальное кольцо исчезли.

Она не могла это осознать. Не могла с этим сжиться. Муж, от которого вроде бы избавилась. Тиран. Погромщик. Садист.

Она стояла над его спящим телом с мачете, занесенным, как дамоклов меч, и ударила бы, если б он шевельнулся.

Потом медленно опустила руку с мачете, она повисла, как плеть. И тут до Глори дошло: он – призрак, вернувшийся из мертвых, чтобы преследовать ее до самой смерти. И ей от него никогда не избавиться.

В этот самый момент Герман открыл глаза.

Веки поднялись, он смотрел прямо перед собой.

Глори замерла. Хотела убежать, хотела закричать, но не могла.

Глаза Германа начали поворачиваться, пока не остановились на ней. Все тот же злобный взгляд. Все та же ухмылка. Предвестники беды.

И тут в ее голове что-то щелкнуло.


В это же время четырехлетняя Люси Нидем стояла на подъездной дорожке одного из соседних домов и из пакета кормила крекерами куклу, которой дала имя Дорогая Крошка. Вдруг Люси перестала жевать хрустящие крекеры и прислушалась к сдавленным крикам и звукам сильных ударов – чпок! чпок! – раздававшимся… где-то неподалеку. Она посмотрела на свой дом, в одну сторону, в другую, наморщила носик. Люси стояла очень тихо, с торчащим изо рта крекером, прислушиваясь к этим странным звукам. Она уже собиралась пойти к папуле и сказать ему, и тут он сам вышел на подъездную дорожку, разговаривая по мобильнику. Но так уж случилось, что крекеры высыпались у Люси из пакета, она присела на корточки, начала их есть прямо с земли, а после того как на нее наорали, напрочь забыла и о сдавленных криках, и о всяких там чпок! чпок!


Глори стояла на чердаке тяжело дыша, держа мачете обеими руками. Герман, разрубленный на куски, лежал на липкой розовой теплоизоляции, весь чердак забрызгало что-то белое. «Белое?!» Глори трясло, к горлу подкатила тошнота. Она оглядела содеянное.

Дважды лезвие попадало в деревянный брус, и у Глори создавалось ощущение, будто Герман пытается вырвать у нее мачете. Она яростно выдергивала его из дерева и вновь принималась рубить.

Глори отступила на шаг. Она не могла поверить, что все это – ее работа.

Отрубленная голова Германа закатилась меж двух брусьев и лежала лицом вниз. Кусочек розовой теплоизоляции прилип к щеке, как сахарная вата. Несколько ударов пришлись в ребра, она отрубила ему одну ногу, промежность сочилась белым.

Белым…

Глори почувствовала, как что-то капает ей на шлепанец. Увидела кровь, красную кровь, поняла, что зацепила мачете и себя, левую руку, хотя и не чувствовала боли. Она подняла руку к лицу, чтобы осмотреть рану, разбрасывая красные капли по фанере.

И здесь белое?

Нет, она увидела что-то темное, маленькое, извивающееся. Глаза у нее слезились, она моргала, ее все еще не отпускала ярость. Она не могла доверять своим глазам.

Глори почувствовала, как зачесалась лодыжка над окровавленным шлепанцем. Потом зачесалось выше, выше, она потерла по бедру тупой стороной мачете, покрытого белой липкой жидкостью.

Зачесалась другая нога. И… тут же… где-то на талии. Она поняла, что у нее истерическая реакция, ей кажется, будто по телу ползают насекомые. Она отступила еще на шаг, едва не свалилась с дорожки, выложенной листами фанеры.

Более всего нервировали неприятные ощущения в промежности, потом они сместились к анусу. Инстинктивно Глори сжала ягодицы, словно боясь, что обделается. Сфинктер сузился, и она надолго застыла в таком положении, как парализованная, пока неприятные ощущения не начали уходить. Она разжала ягодицы, расслабилась. Поняла, что ей необходимо спуститься в ванную, принять душ. Но тут же ей показалось, будто что-то ползает под блузкой. И царапину на левой руке вдруг стало жечь, как огнем.

Боль, пронзившая кишки, заставила согнуться вдвое. Пальцы разжались, мачете упал на фанеру, крик душевной боли сорвался с губ Глори. Она чувствовала, как что-то ползет у нее под кожей, и, пока рот оставался открытым, еще один капиллярный червь переместился с шеи на челюсть и, миновав губу, нырнул в рот, чтобы пробраться в горло.


Содержание:
 0  Штамм. Начало The Strain : Гильермо Дель Торо  1  Посадка : Гильермо Дель Торо
 4  Рулежная дорожка Фокстрот : Гильермо Дель Торо  8  Командно-диспетчерский пункт аэропорта Кеннеди : Гильермо Дель Торо
 12  Дарк-Харбор, Вирджиния : Гильермо Дель Торо  16  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 20  Международный аэропорт имени Джона Ф. Кеннеди : Гильермо Дель Торо  24  Ангар для ремонта самолетов компании Реджис эйрлайнс : Гильермо Дель Торо
 28  Затмение : Гильермо Дель Торо  32  Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 36  Окончание затмения : Гильермо Дель Торо  40  Международная космическая станция : Гильермо Дель Торо
 44  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо  48  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 52  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо  56  Перебор : Гильермо Дель Торо
 60  Первая ночь : Гильермо Дель Торо  64  Управление главного судебно-медицинского эксперта, Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 68  Трайбека : Гильермо Дель Торо  72  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 76  Флэтбуш, Бруклин : Гильермо Дель Торо  80  Старый профессор : Гильермо Дель Торо
 84  Фрибург, Нью-Йорк : Гильермо Дель Торо  87  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 88  вы читаете: Шипсхед-Бей, Бруклин : Гильермо Дель Торо  89  Фрибург, Нью-Йорк : Гильермо Дель Торо
 92  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо  96  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 100  Ответный удар : Гильермо Дель Торо  104  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 108  Медицинский центр Джамейки : Гильермо Дель Торо  112  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 116  При свете дня : Гильермо Дель Торо  120  Бушвик, Бруклин : Гильермо Дель Торо
 124  Пенсильванский вокзал : Гильермо Дель Торо  128  Логово : Гильермо Дель Торо
 132  Ванна : Гильермо Дель Торо  136  Лавка древностей и ломбард Никербокера : Гильермо Дель Торо
 140  Клан : Гильермо Дель Торо  143  Улица Келтон, Куинс : Гильермо Дель Торо
 144  Использовалась литература : Штамм. Начало The Strain    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.