Фантастика : Ужасы : Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  51  52  53  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  140  143  144

вы читаете книгу




Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки

Эф приехал в Медицинский центр Джамейки, кипя от ярости.

— Как это — «они ушли»?

— Доктор Гудуэдер, мы не смогли найти способ убедить их, чтобы они остались, — ответила дежурная.

— Я же просил выставить охрану, чтобы не подпускать к ним этого слизняка, адвоката Боливара.

— Мы и выставили. Здесь был офицер полиции. Но ему предъявили распоряжение о правовой защите, и он сказал, что ничего не может сделать. Кстати… адвокат рок-звезды тут ни при чем. Это госпожа Ласc, правовед. Распоряжение — дело рук ее юридической фирмы. Они обратились напрямую к руководству больницы. Меня никто не поставил в известность.

— Тогда почему не сообщили мне?

— Мы пытались связаться с вами. Позвонили вашему представителю.

Эф повернулся. Джим Кент стоял рядом с Норой. На его лице отразилось изумление. Он вытащил телефон, начал просматривать принятые звонки.

— Не вижу… — Джим сконфуженно посмотрел на Эфа. — Может, солнечные вспышки во время затмения или что-то еще… Входящих звонков нет.

— Я оставила сообщение на вашей голосовой почте, — сказала дежурная.

Джим проверил вновь.

— Подождите… Вот… Несколько пропущенных звонков… — Он опять виновато посмотрел на Гудуэдера. — Столько всего навалилось, Эф… Боюсь, тут мое упущение.

Эта новость словно бы выхолостила ярость Эфа. Джим никогда раньше не допускал подобной ошибки, особенно в критической ситуации. Эф смотрел на помощника, которому всегда полностью доверял, и его гнев испарился, уступив место глубокому разочарованию.

— Четыре человека, с помощью которых мне, возможно, удалось бы решить эту загадку, взяли и ушли.

— Не четыре, — поправила его дежурная. — Три.

Эф повернулся к ней.

— Что вы имеете в виду?


Капитан Дойл Редферн сидел на больничной койке, установленной в пластиковом шатре. Он осунулся. Его бледные руки покоились на подушке, лежавшей на коленях. Медсестра сказала, что он не ест, жалуется на оцепенелость в горле и постоянную тошноту, отказывается даже от воды. От обезвоживания его спасают, вводя через вену физиологический раствор.

Эф и Нора стояли возле пилота. Они были в масках и перчатках — на всякий случай.

— Мой профсоюз хочет, чтобы я вышел отсюда, — говорил им Редферн. — Такова политика авиакомпании: «Всегда виноват пилот». Сама авиакомпания во всех случаях ни при чем — перегрузка графика, сбой оборудования роли не играют. Независимо от настоящей причины трагедии они собираются сделать козлом отпущения капитана Молдеса. А может, и меня. Но со мной… что-то не так. Внутри. Будто я — это уже не я.

— Нам крайне необходимо ваше сотрудничество, — сказал Эф. — Я не нахожу слов, чтобы выразить вам благодарность за то, что вы остались в больнице, и мы сделаем все возможное, чтобы вернуть вам здоровье.

Редферн кивнул. Эф отметил, что его шея стала малоподвижной. Он коснулся горла пилота, пощупал лимфатические узлы. Они заметно распухли. Пилот определенно боролся с какой-то болезнью. То ли связанной с массовой гибелью людей в самолете… то ли подхваченной во время путешествий по миру.

— Самолет совсем новый, прекрасная машина. Я просто представить себе не могу, каким образом вырубились все системы. Это наверняка саботаж.

— Мы проверили кислородные баллоны и баки с водой. Все чисто. Ничего такого, что дало бы понять, почему умерли люди и полностью обесточился самолет. — Эф ощупал подмышки пилота и там тоже обнаружил увеличенные лимфоузлы. — Вы по-прежнему ничего не помните о посадке?

— Ничего. И это сводит меня с ума.

— Можете назвать причину, по которой дверь в кабину экипажа осталась незапертой?

— Нет. Инструкции ФАУ такое категорически запрещают.

— Вам доводилось проводить время в комнате отдыха экипажа? — спросила Нора.

— Наверху? Да. Вздремнул пару часиков, когда летели над Атлантикой.

— Не помните, спинки кресел были опущены?

— Они всегда опущены. Нужно место, если хочется вытянуть ноги. А что?

— Не заметили там чего-нибудь необычного? — спросил Эф.

— Наверху? Нет. А что я там мог увидеть?

Эф выпрямился, отступил от койки.

— Вы что-нибудь знаете о большом черном ящике, который стоял в грузовом отсеке?

Капитан Редферн покачал головой, стараясь уловить суть вопросов.

— Не имею ни малейшего представления. Но такое ощущение, что вы взяли след.

— Не совсем. Мы пребываем в таком же недоумении, как и вы. — Эф сложил руки на груди.

Нора включила «волшебную палочку», прошлась черным светом по рукам Редферна.

— Вот почему ваше решение остаться в палате так важно для нас, — продолжил Эф. — Я хочу, чтобы вас здесь полностью обследовали.

Капитан Редферн посмотрел на свои руки.

— Если вы думаете, что благодаря этому удастся найти причину случившегося, я готов стать подопытным кроликом.

Эф одобрительно кивнул.

— Откуда у вас этот шрам? — спросила Нора.

— Какой шрам?

Нора смотрела на шею Редферна. Пилот немного отвел голову назад, чтобы Нора смогла коснуться тонкой линии, обретшей отчетливый темно-синий цвет в ультрафиолетовых лучах «волшебной палочки».

— Выглядит как хирургический надрез.

Редферн ощупал свою шею в том же месте.

— Ничего не чувствую.

И действительно, как только Нора выключила лампу, линия стала невидимой. Она снова включила «волшебную палочку», и теперь линию обследовал Эф. Длиной она была сантиметра полтора, шириной — несколько миллиметров. Рана зарубцевалась, похоже, совсем недавно.

— Вечером сделаем интроскопию. ЯМР нам что-нибудь да покажет.

Редферн кивнул. Нора погасила черный свет.

— Знаете… есть еще один момент… — Редферн замялся, на его лице отразилась неуверенность. — Я кое-что помню, но не думаю, что это будет хоть сколько-нибудь полезно для вас…

— Мы готовы выслушать все, что вы сможете нам рассказать, — заверил пилота Эф.

— Видите ли, когда я отключился… мне кое-что приснилось… что-то очень давнее… — Капитан огляделся, словно ему вдруг стало стыдно своих слов, и продолжил уже шепотом: — Когда я был маленьким… по ночам… я спал на большой кровати в доме бабушки. И каждую ночь, в полночь, когда в расположенной неподалеку церкви били часы, я видел тварь, которая появлялась из-за старого гардероба. Каждую ночь, без исключений, тварь высовывалась из-за гардероба… у нее была черная голова, длинные руки, костлявые плечи… высовывалась и впивалась в меня…

— Впивалась? — переспросил Эф.

— Я хочу сказать, впивалась взглядом… Рот кривой, словно иззубренный… Черные тонкие губы… Она смотрела на меня и… и улыбалась.

Эф и Нора слушали как зачарованные. Они никак не ожидали такого откровенного признания, да и интонация то же производила впечатление: пилот говорил сонным голосом, словно пребывал в трансе.

— Потом я начинал кричать. Бабушка включала свет и брала меня в свою кровать. Это продолжалось год. Я называл тварь «господин Кровосос». Из-за кожи… Его черная кожа выглядела такой же, как у пиявок, которых мы ловили в соседнем ручье. Меня осматривали детские психиатры, они беседовали со мной, потом назвали все это «ночными страхами» и объяснили причины, вызывающие их появление… Но каждую ночь Кровосос возвращался. Каждую ночь я прятал голову под подушку, чтобы укрыться от него… только это не помогало. Я знал, что он рядом, в моей комнате… — Редферн поморщился. — Спустя несколько лет мы переехали, бабушка продала гардероб, и больше я эту тварь не видел. Впоследствии она мне никогда не снилась.

Эф внимательно выслушал пилота.

— Вы уж извините, капитан… но каким образом ваши детские воспоминания связаны с…

— Я к этому и подхожу, — ответил Редферн. — Между посадкой и моим пробуждением здесь прошло какое-то время. Из всего этого времени я помню только одно: он вернулся. Вернулся в мои сны. Я снова увидел господина Кровососа… И он улыбался все той же улыбкой…


Содержание:
 0  Штам. Начало The Strain : Гильермо Дель Торо  1  Посадка : Гильермо Дель Торо
 4  Рулежная дорожка Фокстрот : Гильермо Дель Торо  8  Командно-диспетчерский пункт аэропорта Кеннеди : Гильермо Дель Торо
 12  Дарк-Харбор, Вирджиния : Гильермо Дель Торо  16  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 20  Международный аэропорт имени Джона Ф. Кеннеди : Гильермо Дель Торо  24  Ангар для ремонта самолетов компании Реджис эйрлайнс : Гильермо Дель Торо
 28  Затмение : Гильермо Дель Торо  32  Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 36  Окончание затмения : Гильермо Дель Торо  40  Международная космическая станция : Гильермо Дель Торо
 44  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо  48  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 51  Гус : Гильермо Дель Торо  52  вы читаете: Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 53  Вторая интерлюдия Пылающая яма : Гильермо Дель Торо  56  Перебор : Гильермо Дель Торо
 60  Первая ночь : Гильермо Дель Торо  64  Управление главного судебно-медицинского эксперта, Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 68  Трайбека : Гильермо Дель Торо  72  Инфекционное отделение Медицинского центра Джамейки : Гильермо Дель Торо
 76  Флэтбуш, Бруклин : Гильермо Дель Торо  80  Старый профессор : Гильермо Дель Торо
 84  Фрибург, Нью-Йорк : Гильермо Дель Торо  88  Шипсхед-Бей, Бруклин : Гильермо Дель Торо
 92  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо  96  Стоунхарт груп, Манхэттен : Гильермо Дель Торо
 100  Ответный удар : Гильермо Дель Торо  104  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 108  Медицинский центр Джамейки : Гильермо Дель Торо  112  Улица Келтон, Вудсайд, Куинс : Гильермо Дель Торо
 116  При свете дня : Гильермо Дель Торо  120  Бушвик, Бруклин : Гильермо Дель Торо
 124  Пенсильванский вокзал : Гильермо Дель Торо  128  Логово : Гильермо Дель Торо
 132  Ванна : Гильермо Дель Торо  136  Лавка древностей и ломбард Никербокера : Гильермо Дель Торо
 140  Клан : Гильермо Дель Торо  143  Улица Келтон, Куинс : Гильермо Дель Торо
 144  Использовалась литература : Штам. Начало The Strain    



 




sitemap