Фантастика : Ужасы : ГЛАВА Х : Вячеслав Денисов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА Х

Пока люди работали, Макаров опытным взглядом военного человека вел им счет. Молодая пара Сергей и Маша, Питер с Бертой, филиппинец, двое мужчин, один из которых Борис – со шрамом, доктор Донован, беременная красотка с льняными волосами, окончательно замкнувшийся в себе и не принимавший участия в работе итальянец Франческо, тип в розовой рубашке с зализанными назад волосами – явный образчик офисного планктона, Дженни и Левша, двухчасовое отсутствие которых обещало затянуться, неразговорчивый, одетый в стильные вещи, в какую-то огромную шляпу, похожий не то на продюсера, не то на сутенера развязный малый. Развязность его заключалась в том, что он то и дело бросал работу и уходил в лес, не слушая ни советов, ни предостережений. Макаров видел, что ходит он отнюдь не в туалет – всякий раз стильный фрик с сумкой на боку проходил мимо него и исчезал в джунглях. Через двадцать минут возвращался и снова принимался за работу.

Итого – четырнадцать. С Макаровым – пятнадцать. Пятнадцать человек, ничем не связанных друг с другом. На часах – половина двенадцатого ночи, и солнце уже наполовину утонуло в океане. Огромный, покрытый жирной раскаленной пленкой диск, дрожа и переливаясь, погружался в море, очищаясь от жира и грязи, как заржавевшая монета в чистящий раствор. Двоих не хватает, и где они, известно только им.

– Господи, как красиво, – шептала, сидя на преду- смотрительно подложенном пальмовом листе, девушка с льняными волосами.

Впереди была ночь – время знакомств и откровений. К этому, во всяком случае, были расположены все за исключением Франческо и филиппинца.

– А я поняла! – воскликнула она и рассмеялась, придерживая живот. – Компания «Реалити» проделала с нами эту шутку, чтобы мы по-настоящему почувствовали себя на необитаемом острове! Вот только жаль этого… Адриано.

– Боже, я думал, она не вспомнит, – пробормотал, саркастически ухмыльнувшись, навязчивый спутник своей жены. Назвать его мужем у Макарова почему-то не поворачивался язык. – И действительно, как все восхитительно, если не считать зарытый неподалеку труп.

– Поосторожней с шутками, приятель.

– Да прекратите же задирать друг друга! – рассердилась беременная девушка. – Лучше скажите, где третий катер!

Выпрямившись, Макаров вытер пот со лба.

– Третий катер? – переспросил он, недоумевая.

– Конечно! Что, никто не видел? – девушка покачала головой и встала. – Никто не знает о третьем катере? – Этот вопрос был лишним, потому что все стояли и смотрели на нее, ожидая разъяснений. Довольно уперев руки в бока, она сделала несколько шагов. – Ха, неудивительно, что на конкурсе красоты в номинации «Мисс Внимание» я заняла первое место!

Постоянно находившийся рядом с ней мужчина, приятель того самого парня со шрамом, смущенно отвел взгляд. Ему нравилось находиться рядом с привлекательной женщиной. И даже ее интересное положение его не смущало. Нормальный мужик женщину на сносях в такой тур не отправит. Раз так, тогда почему бы не дать возможность девушке чувствовать крепкую руку рядом? Каждый раз, доходя до этого места, он чувствовал уязвимость своих размышлений.

– С левого борта «Кассандры» утром грузился людьми еще один катер, третий. Он ушел в туман двадцатью минутами раньше. Просто вы все спали, как сурки, а я проснулась в шесть и поднялась из каюты, чтобы подышать свежим воздухом.

– И что вы увидели?

– Ничего особенного. Восемь или девять пассажиров, но точно не десять… В школе учитель математики учил нас считать небольшое количество людей пятерками. Меня зовут Рита. Если есть группа, быстро выдели из нее пять человек, а остальных память захватит сама и превратит в цифру. Я хочу пить. Муж отправил меня в путешествие, у него дела в Красноярске.

– Катер, солнышко, – напомнил Борис, его шрам розовел на солнце.

– Ах, да, катер. Он белый. Такой, как бы с крыльями.

Макаров шевельнулся.

– То есть вы утверждаете, что был третий катер?

– Конечно, он отошел минут за десять до того, как стали собирать группу первого класса. А этот был из второго класса.

– Вы говорили – двадцать минут.

– Десять, двадцать – какая разница? Что такое десять минут?

– Это два раза по пять.

– Какой вы нудный…

– Значит, вы своими глазами видели, как от борта «Кассандры» незадолго до того, как мы сели в катера, отошел и растворился в тумане еще один катер? – почти по слогам произнес Макаров.

– Конечно, могу еще раз повторить то, что сказала только что, – пожала плечами девушка. – Для особо одаренных.

Макаров обмяк, ноги его расслабились, он задумчиво почесал щеку.

– Почему же мы их до сих пор не встретили?

– Потому, видимо, что катер пристал к берегу далеко отсюда, – подал голос незадачливый муж с кольцом. – Если только победительнице конкурса красоты в номинации «Мисс Внимание» не померещилось.

– Эй! – раздалось резко и громко.

Все посмотрели на того, с кем вместе путешествовал человек со шрамом и кого Макаров назвал Спокойным. В ответ Сергей понимающе кивнул. Ироническая усмешка не сходила с его губ. Да, конечно, он посмел оскорбить беззащитную женщину, и у нее тут же нашелся защитник.

Оглядев всех, Макаров пришел к заключению, что за редким исключением настроение сидящих вокруг костра людей бодрым назвать нельзя. Несмотря на разницу в характерах, всех мучил один и тот же вопрос: когда вернется «Кассандра»?

А теперь еще и то, не привиделся ли со сна этой девушке третий катер на самом деле?

Макаров поднялся, отряхнул ладони и подсел к доктору.

– Послушайте, – тотчас засуетился Донован, точно знал, о чем пойдет разговор, – клянусь, я забыл о трости. До нее ли было? А этот внимательный малый заметил кнопку на рукоятке…

– К черту трость, – сказал Макаров. – Меня интересует след на моей руке. Вы уверены в том, что это не укус насекомого?

– Как я могу быть уверен? Я же не энтомолог.

– Но вы врач.

– Совершенно верно. Как врач я могу сказать вам, что след на вашей руке могла оставить толстая игла капельницы. А припухлость вокруг ранки объясняется длительным нахождением ее в вене. Будь же я еще и энтомологом, я бы имел возможность рассуждать, похож ли этот след от инъекции на укус насекомого или нет.

Дотянувшись до костра, Александр вытянул веточку с алым наконечником. Слегка сдавил пачку «Мальборо», заглянул внутрь. Восемь штук. Вытянул одну сигарету зубами, приложил к ней алый кончик ветки.

– Все в шоке и состоянии тревожного ожидания. Вы не находите?

– Нахожу, – согласился Донован. – А еще нахожу – если завтра не посчастливится добыть пищи, нам гРозит голод.

– У нас в изобилии фрукты.

– Фрукты, – презрительно повторил Донован. – видимо, вы сторонник библейской легенды, которая Рассказывает о жизни двоих монахов, попавших в зато- чение и согласившихся кормиться одними фруктами. Они поставили условие своему тюремщику: месяц они будут питаться одними только фруктами. И если их внешний вид не изменится, а вес не уменьшится, тот должен выпустить их.

– Выпустил?

– Господин Макаров, вы слишком требовательны к библейским легендам. В них необязательно искать благополучный конец.

– Так, может, вы и в Христа не верите?

– Отчего же, верю. Я верю, что был некто Иисус Христос, который впоследствии умер от болевого шока и потери крови. И еще верю, что, если завтра не появится нормальная пища, нашей колонии грозит эпидемия диареи. При этом хочу напомнить вам, что медикаментов у меня нет.

Макаров посмотрел на беременную красавицу. Рита. Кто она? Откуда? Из Красноярска? Еще никто не ставил друг другу такие вопросы. Два часа назад, подняв упавший с пальмы кокос, она спросила: «Если я стану сдирать с него волосы, ему не будет больно?»

Изредка он посматривал на итальянца, а тот в свою очередь не спускал глаз с Макарова. Полчаса назад Франческо принялся что-то мастерить из двух сухих палок и лиановой веревки длиною в метр. В конце концов Макарову стало ясно, что итальянец пытается соорудить крест. У него получилось. Прихватив кейс и откинув полу пиджака так, чтобы Макарову была хорошо видна рукоятка пистолета, Франческо направился в покрытые мраком джунгли.

«Мой мальчишка терпит голод сутки, – пронеслось в голове Макарова. – В отличие от остальных, он ест вдвое чаще».

Люди разбились на группы, назвать которые «по интересам» было нельзя. Просто каждый разговаривал с тем, кто был ближе. Солнце напоминало о себе лишь крошечным выступом. Только благодаря ему океан еще не почернел.

Сначала послышался тонкий свист.

Сунув окурок в песок, Макаров прислушался. Немного мешала болтовня Донована, но он хорошо услышал этот свист. Издали его не губы, а легкие. Вскоре раздался треск ветвей в глубине джунглей – метрах в двухстах от кромки прибоя, не дальше. И снова – не свист: посвист. Макаров готов был поклясться, что это скорее естественный крик, чем умышленное воспроизводство специального звука.

Франческо утонул во мраке.

Донован встрепенулся и испуганно спросил:

– Что это?

Из джунглей, в четверти мили от костра, вывалились две фигурки и стремительно помчались вдоль прибоя.

– Дженни?… – пробормотал Макаров, присматриваясь и моля солнце, чтобы оно задержалось с погружением еще хотя бы на минуту.

В разорванной блузке, потеряв сандалии, Дженни мчалась по границе между морем и уставшей сушей. За ней, падая и вставая, бежал Левша. В руке его, как Древко копья, была зажата трость доктора. Расстояние между ними было не больше десяти метров.

Они ворвались в круг, подняв облако песчаной пыли и заразив всех безумием.


– Боже правый… – задыхаясь от бега, кричала Дженни, и по ее лицу струились ручьи пота.

Дженни задыхалась так, что не могла выпрямиться. Упершись ладонями в колени, она дышала, и спина ее, еще недавно обласканная взглядом Макарова, теперь судорожно вздымалась и не таила в себе и капли сексуальности.

Левша стоял на коленях и равнодушно смотрел на костер. И тот отражался пляшущими огоньками в его глазах.

– Он ранен, – сказал Макаров Доновану.

Доктор шагнул к Левше и размотал рубашку на его

плече. «Что это?» – послышался голос доктора, и стали видны три неглубокие рваные раны.

На отрывистый крик девушки в желтом платьице Левша отреагировал странно.

Он засмеялся.

И бросил на песок предмет, при виде которого Рита издала гортанный всхлип и без чувств рухнула на песок…

Это было последнее, что случилось при свете солнца. Через секунду остров утратил возможность играть естественными тенями. Теперь по всему берегу плясали

тени людей и предметов, освещаемых костром.


* * *

– Не так все просто, Дженни… Не так все просто…

– Левша?… – От страха при виде этих желтых, немигающих глаз Дженни почувствовала слабость в ногах. Куда большую, чем при встрече со зверем.

Он медленно опустил голову и посмотрел себе под ноги.

Там, вдавленный в землю сандалией Дженни, лежал странный предмет.

– Что… это?… – смогла выдавить Дженни.

Опершись на трость, Левша наклонился и выковырял предмет из земли. Вытер о шорты и поднес к глазам. Они снова блеснули, и Дженни поняла, что этот оттенок желтого, появившийся в глазах ее несостоявшегося в эту ночь любовника, был влит угасающим солнцем. Они находились на высоте ста метров над пляжем и пальмами.

– Это ведь… Скажи, скажи мне сейчас!… Это – человека?!

Позади Левши раздался странный звук. Он был очень похож на треск под ногой сухой ветки. И вскоре он повторился левее от них. И в третий раз – еще левее. Звуки словно отрезали им дорогу к океану…

– Возьми меня за руку, Дженни… – прошептал Левша. – И что бы ни случилось – ты слышишь? – что бы ни случилось – не выпускай ее!…

Последние слова он произнес так громко, что от его голоса земля покачнулась под ногами женщины.

Она не помнила, как и куда они бежали. Дженни несколько раз падала, и когда грудь или спина ее касались мгновенно повлажневшей после захода солнца тРавы, ее стремительно несло дальше. Она ударялась о стволы деревьев, путалась в лианах, кажущихся ей жи- вЬ1ми, стучалась коленями о замысловато выступающие Из земли корни деревьев, и ее несло вниз бесконечно Долго…

Морской воздух ворвался в ее легкие, и она обрела способность дышать. Все случившееся ранее, как ей казалось, происходило на одном вдохе. Вскочив на ноги, она бросилась бежать в сторону мерцающего вдали костра. Он был размером со спичечную головку, и там, наверное, было спасение… Здесь спасения не было.

– Левша?!.

Он бежал позади нее. С искаженным от напряжения лицом, он крепко сжимал трость и бежал следом.

Мчаться навстречу огню по песку было невыносимо тяжело. Как в страшном сне, Дженни утопала в песке и отчаянно боролась сама с собой. Всхлипывая от беспомощности и падая, она молила Бога не оставить ее, и только когда Левша выволок ее за руку из леса и потянул к воде, она снова почувствовала себя Дженни…

Вывалившись из джунглей навстречу почти провалившемуся в океан солнцу, Левша запнулся и, падая, обернулся. Потом он услышал звук, напомнивший яростный всхрип гигантских размеров кота.

Океан, тающая полоска света, стройные, измазанные грязью ноги Дженни – все перевернулось перед его глазами, и он пришел в себя, когда падение его завершилось.

Вскочив на ноги, он нащупал на песке трость и заставил себя посмотреть туда, откуда донесся этот вскрик.

Ветвь кустарника качалась – ветвь, до которой дотронулся не он.


Развернувшись, он бросился за Дженни, и через несколько секунд оттащил ее с горячего черного песка к воде. В ушах его бил молот и раздавались влажные шлепки ног женщины. Своих шагов он не слышал…

– Он ранен, – сказал кто-то кому-то.

Пронзившая плечо боль.

Чей-то вскрик.

Страшно? Это – страшно?!

Левша почувствовал непреодолимое желание расхохотаться над этим «страшно». Да вы не знаете, что такое «страшно». И он расхохотался.

Он посмотрел на Донована, с любопытством археолога рассматривающего брошенный Левшой на песок предмет. Все, ошеломленные, глядели на это.

– Это челюсть, – заключил Донован. – Человеческая челюсть.

– Может, обезьянья? – строптиво засомневался Борис. – Здесь много обезьян, я видел. Правда, Николай? – спросил он у своего приятеля, расположившегося рядом с Ритой.

– Может, – сказал Донован. – Но тогда они в совершенстве овладели стоматологией и монтируют друг другу фарфоровые протезы.

– О, да! – с готовностью вызвался помочь молодой, стильно одетый человек, тот самый, кто был отмечен Макаровым как частый ходок в джунгли. Легкий, почти невесомый костюм из отливающего серебром материала, широкополая, почти невидимая – до того легкая – шляпа, сандалии, – все это стоило немалых де- нег, по мнению Макарова. В ухе молодого человека •Фасовалась сережка-гвоздик. – Как стоматолог в сво- ем далеком прошлом, я могу вам сказать, что местные обезьяны-стоматологи срубают немало деньжат на сво- их беззубых сородичах. Нижняя челюсть… – он нацепил на переносицу вынутые откуда-то очки и рассмотрел. – Нижняя челюсть обошлась гамадрилу в три с половиной – четыре тысячи долларов. Полагаю, что верхняя вышла чуть дороже.

И в этот момент позади Левши раздался хруст.

Он слишком хорошо помнил этот звук, чтобы отреагировать на него иначе. Судорожно зажав трость в руке, он вскочил на ноги.

Толпа перед ним мгновенно рассеялась.

– Пресвятая Богородица… – прошептал кто-то неподалеку от Макарова.

Сам Макаров почувствовал озноб.

На освещенном костром пространстве, в двадцати метрах от них со стороны джунглей, стоял Франческо. Его била мелкая дрожь, в одной руке он держал кейс, в другой крест. Он держал его, словно собирался святить дорогу перед собой. Было очевидно, что он поднял его не сейчас, давно…

Свет заменившей солнце луны был ли тому виной – но лицо итальянца было белым как молоко и прозрачным. Глаза не слушались Франческо – он хотел смотреть на людей, но не мог. Поэтому лихорадочно чертил взглядом фигуры, которые не имели ни начала, ни конца.

Наконец он сделал два неуверенных шага вперед и тихо сказал:

– Адриано…

Макаров подошел к нему и вынул из-за пояса его брюк пистолет.

– Адриано, – беспомощно повторил Франческо.


Содержание:
 0  Остров. Забытые заживо : Вячеслав Денисов  1  ГЛАВА I : Вячеслав Денисов
 2  ГЛАВА II : Вячеслав Денисов  3  ГЛАВА III : Вячеслав Денисов
 4  ГЛАВА IV : Вячеслав Денисов  5  ГЛАВА V : Вячеслав Денисов
 6  ГЛАВА VI : Вячеслав Денисов  7  ГЛАВА 7 : Вячеслав Денисов
 8  ГЛАВА VIII : Вячеслав Денисов  9  ГЛАВА IX : Вячеслав Денисов
 10  вы читаете: ГЛАВА Х : Вячеслав Денисов  11  ГЛАВА XI : Вячеслав Денисов
 12  ГЛАВА XII : Вячеслав Денисов  13  ГЛАВА XIII : Вячеслав Денисов
 14  ГЛАВА XIV : Вячеслав Денисов  15  ГЛАВА XV : Вячеслав Денисов
 16  ГЛАВА XVI : Вячеслав Денисов  17  ГЛАВА XVII : Вячеслав Денисов
 18  ГЛАВА XVIII : Вячеслав Денисов  19  ГЛАВА XIX : Вячеслав Денисов
 20  ГЛАВА XX : Вячеслав Денисов  21  ГЛАВА XXI : Вячеслав Денисов
 22  ГЛАВА XXII : Вячеслав Денисов  23  ГЛАВА XXIII : Вячеслав Денисов
 24  ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА ПЕРВОЙ КНИГИ : Вячеслав Денисов    



 




sitemap