Фантастика : Ужасы : ГЛАВА XVII : Вячеслав Денисов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА XVII

Взяв две бутылки воды, Макаров бросил их перед собой на песок.

– Со мной пойдут двое, желательно, чтобы это были мужчины. Поскольку пистолет остается здесь, я заберу трость доктора Донована.

– И меня вместе с нею, – выжав шляпу, доктор снова надел ее на голову.

– Не пойдет, Джордж. Хоть и нет медикаментов, но вы все-таки врач. Здесь вы нужнее.

– Без медикаментов, мистер Макаров, я всего лишь телефонная служба спасения с ограниченными возможностями. Я иду с вами. И потом, кто сказал, что не вы нас спасете? А иногда спасителю нужна небольшая поддержка. Пусть даже помощь по телефону…

– Который здесь не работает.

– Вы тоже идете с нами? – спросил доктор у Сергея, нерешительно топтавшегося с ним рядом.

Тот не ответил.

– Я пойду! – с камней поднялся мужчина в розовой рубашке, Гоша. На ходу подхватив бутылку, он зашел за спину Макарова.

– Док, вы можете отправляться в поход с чистой совестью, я присмотрю за больными.

Теперь все посмотрели на второго из тех, кто явно экономил на словах. Голос филиппинца звучал настолько естественно и непринужденно, что сразу привлек к себе внимание.

– Вы практикуете? – спросил Донован.

– Иногда я помогаю людям избавиться от болезней.

– То есть вы, простите, шарлатан без образования?

– Совершенно верно. Но высосать яд из ранки

смогу.

– Если не вернемся к вечеру завтрашнего дня, не отчаивайтесь, – сказал Макаров, притягивая Питера и целуя мальчика в голову.

– Ведь вполне возможно, мы найдем в джунглях девочек, – добавил Донован, сияя очками, – а это зна- чит, что мы вернемся только к вечеру послезавтрашнего дня.

Они уже собрались в путь, и Гоша даже поднял руку, чтобы обозначить этим жестом последнее прости, как вдруг на берегу раздался громкий и уверенный голос Левши:

– Подождите минутку!

Все удивленно обернулись. Левша, посасывая какую-то травинку, вышел и встал между уходящими и остающимися.

– Кое-что здесь неправильно.

Макаров с интересом сложил руки на груди.

– Никто не будет оспаривать тот факт, что эти люди, – он кивнул в сторону стоящего ближе всех к нему Донована, – рискуют больше, чем мы, остающиеся здесь. В любом случае нас здесь больше, и дать отпор зверям мы сможем. Кроме того, мы остаемся на берегу, что облегчает нашу защиту, – он развернулся к человеку со шрамом. – Так почему эти люди, которые уходят в джунгли, вооружены всего лишь палкой?

– Эй, – вполголоса позвал его Макаров, – этого вполне достаточно…

Но Левша его, кажется, не слышал. Он уверенно шагнул к Борису.

– На твоем месте я бы вернул ему пистолет.

– Иначе разверзнутся небеса?

– Иначе мне придется отнять его у тебя, приятель.

Дженни с тревогой и восхищением посмотрела на

Левшу. Каждый новый день добавлял к образу этого развязного малого еще одну грань. И от того, как просто и не задумываясь он произнес последнюю фразу,

Дженни на мгновение позабыла, что находится на острове.

– Хочешь попробовать? – разминая руки, спросил мужчина.

– Левша! – окликнул его Макаров. – Пусть оружие останется с вами!

– Я не буду пробовать, – отчетливо произнес Левша, для которого Макаров, кажется, не существовал, – я возьму и заберу. Просто мне хочется, чтобы ты вернул его сам, признав тем самым ошибку и принеся человеку извинения за оскорбления, которых тот не заслужил.

Во время прошлой ссоры Дженни наблюдала за реакцией Левши. Тот сидел, курил и лишь изредка бросал взгляд в сторону эпицентра скандала. Но тогда он не вмешался, не проронил ни слова, и кто знает, кому именно было адресовано сказанное Дженни в сердцах: «Скотина!» Женщины непредсказуемы.

Сейчас ее глаза горели восторгом, и теперь, вместо того чтобы брать на себя роль участника, она по-жен- ски коварно следила за событиями без всяких комментариев. Она была уверена в том, что даже если Левша будет избит – а что-то подсказывало ей, это случится скорее всего, разница в габаритах двоих мужчин не в его пользу, – она подойдет к нему и поцелует на глазах у всех.

– Не слишком ли ты прилизан для свершения подвигов?

– Разве это подвиг? – Левша перебросил ремень через голову, и сумка упала, ударив его по пяткам. – Подвигом будет, когда я с палкой доктора пойду ловить рыбу. Вот когда я вернусь с уловом, это будет ПОДВИГ. Потому что никогда в жизни не ловил рыбу.

Борис выбросил руку, чтобы, как и доктора, толкнуть Левшу в грудь.

Произошедшее далее впоследствии никто объяснить не мог, информация по этому поводу вечером у костра собиралась скупая и крайне противоречивая. Но все хорошо запомнили три хлопка, после которых человек со шрамом мгновенно рухнул на колени, а после завалился лицом в траву. Что это были за хлопки, было понятно, но никто не видел, что, собственно, Левша делал, ибо в момент падения своей жертвы он стоял, как и прежде, с опущенными руками.

Наклонившись, Левша вынул из-за пояса Бориса «вальтер», вытянул из рукоятки обойму, убеждаясь в том, что патроны на месте, вставил ее на место и бросил пистолет Макарову. Тот с усмешкой сатаны поймал его и в ответ швырнул Левше трость.

– Удачи вам, – дрогнув голосом, пожелала Дженни.

Макаров остановил на ней свой взгляд. Он был чуть

теплее, чем должен быть у мужчины, уходящего от малознакомой женщины.

«Сам черт не разберет, что ей нужно!» – с досадой подумал он, вспоминая, какими глазами смотрела женщина на Левшу. Отвернувшись от нее, он двинулся в лес. Следом за ним поспешили Донован и Гоша в бледно-розовой, словно застиранный дождем рассвет, рубашке.

– Макаров!

Он обернулся.

– Не возвращайся без куска жареного мяса!

– Постараюсь принести еще и ключ от квартиры, – Макаров усмехнулся и кивнул.

Через минуту все трое скрылись в джунглях.

– Маша, что с тобой?

Услышав вопрос мужа, Маша спохватилась и спрятала от Сергея влажный, тоскливый, направленный в спину последнему из уходящих мужчин взгляд. «Ничего, просто я устала…»

Дженни была приятно удивлена тому, что пока у этого мужика получается все. В активе привлекшего ее внимание русского уже были победы над пантерой и хамом, и еще – он собрался на охоту…

«Этот малый был бы незаменим в моногамной семье пять тысяч лет назад, – подумала она, ловя себя на мысли, что не без удовольствия рассматривает его удаляющуюся фигуру с тростью в руке. – Интересно было бы понаблюдать за ним в каменных джунглях XXI столетия… Но все-таки любопытно, почему он не пользуется случаем взять женщину, когда она сама почти предлагает ему это? Не знает цену этим ощущениям?…» И она засмеялась, почувствовав несусветную глупость в своих рассуждениях. Именно эта неприступность влекла ее к Левше все сильнее. Нет, она не просто жаждала почувствовать над собой его горячее дыхание. Ей хотелось в условиях этого страшного острова чувствовать себя желанной женщиной. Ведь когда мужчина хочет женщину, главное в его жизни именно это. А не страх, с которым придется встречать ночь. Чего хотела Дженни больше – ощущения уверенности от наступившего дня, за- щищенности или просто любви, – вряд ли она сама догадывалась об этом…

Она смотрела на его нос, чуть с горбинкой, напоминающий романский, на волосы, шевелящиеся на ветру, волосы и вовсе придавали ему образ Ахилла, и думала о том, как, наверное, должно быть приятно женщине, когда этот светловолосый парень кладет ей на плечи руки.

У Левши были руки как руки, но все же таилась в них какая-то сила. И казалось Дженни, что мог он с одинаковым успехом и равновелико красиво и пантеру ими задушить, и цветок сорвать, не уронив с него росы.

Собирая по берегу хворост, она размышляла над тем, что записала бы ему в пассив.

Груб. Скрытен. Голубоглаз… Не умеет заинтересовать женщину… Подумав, последний пункт она выкинула из головы – он ее заинтересовал. Что еще?…

«Как «голубоглаз» сюда попало? – усмехнулась Дженни… – Юмор этот… фермерский… Впрочем, для него, отправляющегося в крови и рубище на охоту, это весьма кстати…»

Левша отправлялся между тем не на охоту, а на рыбалку. На дело для него еще более сложное и незнакомое, чем охота. Отойдя от лагеря метров триста и скрывшись из виду, он обнаружил два факта. Во-первых, с южной стороны остров был утыкан мелкими скалами, похожими на осколки гигантских бутылок, во-вторых, с этой стороны было прохладнее. Пальмы сбились в одну плотную шеренгу и образовали навес, скрывающий от пекла полосу берега метров в десять. «Сюда я их переведу по возвращении», – решил он.

Еще час он потратил на то, чтобы убедиться: никаких млекопитающих на прибрежной стороне этого острова нет. Нет и рыбы, поскольку ее не бывает там, где прибой разбивается о камни. Пройдя чуть дальше, он обнаружил еще одну небольшую бухту. И в который раз удивился тому, насколько противоречив этот клочок суши. Здесь было тихо и безмолвно, и даже стаи попугаев презирали это место, отдав его на откуп несчетному количеству дремлющих чаек.

После сотни бросков трости, за которой приходилось забираться в воду каждый раз и снова взбираться на камни, Левше удалось подбить пяток крупных рыб, похожих одновременно и на тунцов, и на карасей. Насадив добычу на кукан, он возвращался в славе и упоении собственным могуществом…

На месте лагеря его ждал сюрприз. На берегу никого, кроме дамочки из Соединенных Штатов, не было, и воспользовавшись этим, она развела такой костер, что теперь было впору либо прыгать в воду, либо уходить в глубь острова. Она не решалась сделать ни того, ни другого. Пять минут назад ею был замечен плавник, бороздящий волны. А в лесу ее ждала пантера. Никого рядом не было, и теперь Дженни, натаскавшая с опушки веток и свалившая их в полыхающий костер, размышляла над тем, что делать дальше. Оглядев пламя, доходившее до середины высоты хрущевской пятиэтажки, Левша уронил рыбу на песок и не без интереса посмотрел на женщину:

– Вы с ума сошли?


– Я делала, что вы велели! – Поняв, что теперь она в безопасности, Дженни снова принялась за свое, хотя всего минуту назад взгляд ее был беспомощен, и она молила о возвращении русского. – А вы сказали – носить ветки и бросать их в огонь! – и она переступила с ноги на ногу, размышляя над тем, есть ли в ее словах логика.

– Сударыня, а если бы я вернулся к вечеру? Вы бы весь лес сожгли? Где люди?

– Они отправились в лес за фруктами.

– Что, и беременная куколка с льняными волосами?

– Она-то всех на это и подбила. Ей захотелось персиков.

– Какие могут быть персики в Карибском бассейне?

– Я хочу есть, Левша…

– Вон пальма. На ней бананы.

Приблизившись к костру, он стал выхватывать из

похожего на чрево мартеновской печи костра ветви и бросать их в воду.

– Я не могу добраться до бананов.

– Возьмите трость доктора.

– Я не умею бросать трость, – раздраженно воскликнула Дженни.

– Тогда заберитесь на пальму.

– В юбке?!

Левша только сейчас заметил, что шортиков на ней не было, а было какое-то подобие огромного цветастого платка, повязанного вокруг талии. Шортики перекочевали, видимо, в сумку, с которой она и Берта спустились в катер.

– Тогда спилите ее!

– Что спилить… юбку?

– Если это поможет вам достать бананы, можете спилить юбку.

Укротив пламя до размеров пионерского костра, он с сожалением подумал о том, что потрошить добычу нечем, и принялся нанизывать рыбины на тонкие длинные прутья, которых здесь было предостаточно.

Приблизившись, Дженни положила руку на плечо Левши, почесала ступней колено и как-то особенно задумчиво сказала:

– Вы уверены, что эту рыбу можно есть?

– Через час узнаю.

– Знаете, Левша, довольно часто в жизни людей случаются моменты, когда им приходится пересматривать свои убеждения и принципы… – присев над шампурами, Дженни обхватила колени руками. – В особых случаях… в непредсказуемых обстоятельствах, я считаю это обоснованным и не подлежащим осуждению… Вы как считаете, я права?

Левша непонимающе пожал плечами.

– Видите ли, я… вегетарианка…

Левша расхохотался.

– Вот они!., знаменитые на весь свет американские принципы… Ваши сторонники, вопящие о невозможности убивать животных, как равных себе, пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мысли источает тут из своего благовоспитанного мозга убежденная вегетарианка Дженни! Знаете, почему вы не прочь убить и разобрать по косточкам рыбу?

Ей стало стыдно.

– Потому что, мисс, вы хотите есть! Едва обстоятельства забросили вас подальше от супермаркетов, бу- лочных и баров, вы тут же согласились убивать подобных себе и насыщаться ими! – Провозгласив главное, Левша снизошел до общего: – Вот это! Именно это меня всегда коробило и вызывало презрение к американцам! Едва они догадываются, что банан им не достать, они тут же заявляют о праве США на рыбу! Изворотливые, мнительные янки, утверждающие, что Хемингуэй не писатель, а мексиканское блюдо!

У Дженни потемнело в глазах. Разбираться, от чего это произошло, от голода или прилива патриотизма, было некогда.

Вскочив на ноги, она нечаянно осыпала Левшу песком.

– Как вы смеете?…

– Знаете, чего сейчас не хватает?

– Соли? – сбитая с толку спокойствием Левши, попробовала отгадать Дженни.

– Без соли можно обойтись… Но вот без старого доброго бордо… – он посмотрел на женщину. – Бокал чего вы бы выпили сейчас?…

– Лимонада.

Левша улыбнулся и снизу вверх посмотрел на женщину. Он смотрел бы долго, когда бы в сотне метров от них не закачались ветви приземистых деревьев.

– Какого дьявола вы пошли в лес? – крикнул в сторону приближающихся людей Левша, вспоминая эпизод с пантерой.

– Посмотрите, сколько здесь вкусностей, Левша! – взмахнув рукой, радостно закричала Мисс Красноярск…

– Вот здесь я буду готовить рыбу, – сообщила Маша, указывая на песок. – Представлю, что тут у меня стоит плита… здесь – мойка… здесь – посудомоечная машина… тут – посуда. По-моему, до прибытия «Кассандры» такую расстановку мебели можно пережить. Как вам идея?

– Ник черту, – собирая мусор с пола импровизированной кухни, заявил Николай. – Ваша идея заранее обречена на провал.

Презрительно сощурившись, Маша поправила на плече лямку бюстгальтера и фыркнула.

– Вы будете критиковать идеи действующего арт- директора? Хамите, парниша.

Ее муж лениво отмахивался от надоедливой мошки и безучастно наблюдал за происходящим. Он курил последнюю сигарету и думал, где взять следующую.

– Пусть хам, – согласился Николай. – И пусть не арт-директор. Зато строитель. И сейчас собираюсь преподать вам хороший урок. В будущем вам это ой как пригодится. Выслушайте и примите к сведению. В противном случае уже через полгода вам придется сказать своему мужу: «Сергей, я ухожу с работы, иначе меня оттуда уволят». Запомните, леди, существует формула строительства жилого помещения, и отступить от нее означает погубить проект. Эту формулу вывел еще Леонардо да Винчи.


Маша с интересом уселась на камень. Царило время безделья. Все поели, и работы намечались только через час. Левша с Дженни бродили по пляжу, тот постукивал докторской тростью о попадающиеся на пути коряги и был бы похож на английского лорда, когда бы внеш- ность его не портили рваная, заляпанная кровью рубашка да сумка, качающаяся за спиной.

– И что же это за формула?

– Она констатирует тот факт, что соотношение жилой площади к общей должно быть как два к трем. Из этого следует, наша радушная хозяйка, что подсобные помещения, как то: коридоры, кухня, ванная, туалет и прочее должны занимать в квартире не больше трети пространства. В противном случае начнется дисбаланс соотношений, и квартира потеряет статус жилого помещения. Судите сами: у вас есть квартира?

– На Кутузовском! – лениво подсказал Сергей, не открывая глаз. Оказывается, в разговоре он все-таки участвовал.

– И какова ее площадь? – допытывался у Маши Николай.

– Сто восемьдесят квадратов, – отвечал Машин муж.

– О чем они говорят?

– Спорят, у кого квартира больше.

Дженни посмотрела на Левшу.

– А у вас есть квартира?

– А у вас?

– Сто пятьдесят ярдов.

– Хм… Что-то около ста десяти квадратных метров по-нашему… – подсчитал он. – Неплохо для крашеной брюнетки.

– Ну, конечно, у вас же все больше, – саркастически кивнула она. – И метр больше ярда, и килограмм больше фунта, и литр больше пинты. С рублем вот только недоразумение…

– Ну, что-то же должно быть у ваших мужчин длиннее, – безразлично бросил Левша.

– Я хотела спросить вас… Почему вы со мной так… небрежны?

– Почему вы не пошли с Макаровым? – не выдержал Левша. – Хотели, а не пошли… А если бы последовали своему импульсу, то сейчас у вас не было бы необходимости задавать этот вопрос.

Почувствовав, как сердце ее стукнуло и затрепыхалось, Дженни остановилась.

– Левша, вы… приревновали?…

Отвернувшись, он стал издали рассматривать людей

на берегу. Маша, ее муж, Берта…

– Скажите теперь, сколько места у вас занимает полезная площадь, – усмехнувшись чему-то, попросил Николай.

– Сто тридцать пять метров! – отчеканил из-под пальмы Сергей.

– Я могу сама ответить, Сережа! – и Маша посмотрела на спорщиков.

Николай тем временем собрал охапку сучьев и отнес их к костру. Когда же он вернулся, Маша услышала:

– Вашу квартиру либо перепланировали, либо строил ее идиот, что, впрочем, не исключает первого.

– Послушайте, почитатель да Винчи, – вполне сдержанно сказала Маша, – эта квартира действительно под- вергалась дизайнерской прокачке, и занималась этим… лично я. Так вы хотите сказать, что я… идиот?

Левше надоело прислушиваться к этим глупым разговорам. Он ломал голову над тем, как побыстрее начать работу по обустройству временного лагеря, но, поглядывая на людей, убеждался, что с уходом Макарова они словно перестали думать. А еще он хотел уйти от вопроса Дженни еще дальше.

– Знаете что, Маша!… К сожалению, я не знал, что это вы планировали свою квартиру! В противном случае я ни за что не назвал бы вас идиотом.

– Серьезно? – вскрикнула она. – Какая учтивость!…

– Серьезно! Если бы знал, я бы сказал, что квартиру планировала идиотка!

– Пошел вон!

– Эй, дружок!… – Сергей наконец-то встал и направился к месту спора. – Кто здесь идиотка?…

Прокляв свою несдержанность, Николай умоляюще протянул к Маше руки:

– Машенька, простите ради бога… В меня вселился бес. Я просто постоянно думаю о том, что нужно строить лагерь, а ваш муж и многие другие лежат, словно не будет ночи!… Простите, это я повел себя как идиот. – И, повернувшись к Сергею: – Не потому что ты встал, уж прости.

– Вы меня приревновали к Макарову? – прошептала Дженни.

– Какая глупость, – быстро ответил Левша. – Как вы могли подумать. Кто вы мне? – никто. С чего же я должен вас ревновать? Поцеловав вас один раз, я не получил права на взаимность… И вообще… это глупый разговор.

Его взгляд снова устремился к людям, отдыхающим на берегу. Берта… Сергей…

Левшу что-то тревожило, но он никак не мог понять что.

– Когда мы бежали через джунгли и вы держали меня за руку, мы были с вами на «ты». Куда вы смотрите, черт вас побери?… Я с вами разговариваю!

Маша, филиппинец…

– Что с вами, Левша? – с тревогой спросила Дженни, догадавшись по выражению его лица, что он чем-то сильно обеспокоен.

Не замечая ее легкого прикосновения, Левша бросился к стоянке. Его неожиданный стремительный порыв мгновенно приковал к себе всеобщее внимание. Выбрасывая из-под ног фонтаны раскаленного песка, он подбежал и крикнул на весь пляж:

– Где Питер?!


Содержание:
 0  Остров. Забытые заживо : Вячеслав Денисов  1  ГЛАВА I : Вячеслав Денисов
 2  ГЛАВА II : Вячеслав Денисов  3  ГЛАВА III : Вячеслав Денисов
 4  ГЛАВА IV : Вячеслав Денисов  5  ГЛАВА V : Вячеслав Денисов
 6  ГЛАВА VI : Вячеслав Денисов  7  ГЛАВА 7 : Вячеслав Денисов
 8  ГЛАВА VIII : Вячеслав Денисов  9  ГЛАВА IX : Вячеслав Денисов
 10  ГЛАВА Х : Вячеслав Денисов  11  ГЛАВА XI : Вячеслав Денисов
 12  ГЛАВА XII : Вячеслав Денисов  13  ГЛАВА XIII : Вячеслав Денисов
 14  ГЛАВА XIV : Вячеслав Денисов  15  ГЛАВА XV : Вячеслав Денисов
 16  ГЛАВА XVI : Вячеслав Денисов  17  вы читаете: ГЛАВА XVII : Вячеслав Денисов
 18  ГЛАВА XVIII : Вячеслав Денисов  19  ГЛАВА XIX : Вячеслав Денисов
 20  ГЛАВА XX : Вячеслав Денисов  21  ГЛАВА XXI : Вячеслав Денисов
 22  ГЛАВА XXII : Вячеслав Денисов  23  ГЛАВА XXIII : Вячеслав Денисов
 24  ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА ПЕРВОЙ КНИГИ : Вячеслав Денисов    



 




sitemap