Фантастика : Ужасы : Последний маршрут : Илья Дешпис

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Последний маршрут

История, которую я хочу поведать на этих листах бумаги, случилась со мной в декабре 2010 года. Она является самой ужасной чередой событий, которую мне довелось пережить за свои 43 года жизни. Не обладая большими писательскими навыками, я не собираюсь вызвать у читателя сострадание или какое-то подобное этому чувство. Единственная цель, которую будут нести эти листы бумаги – предупреждение. Предупреждение всех людей – а я уверен, что записи эти станут достоянием общественности – о существовании нечто непостижимого, того, что прячется совсем рядом с нами, того, во что мне так не повезло вляпаться. Сейчас вы даже представить не можете, о каких же ужасах может идти речь, но уверяю вас – скоро вы всё поймёте.

Моё имя Олег Дмитриевич Следков, по профессии я инженер. Ни жены, ни детей. Наверное, этому можно посочувствовать, да и сам я порой находился в подавленном настроении по этому поводу, когда банка пива безуспешно пыталась скрасить моё одиночество, но позже я понял, что и одиночество имеет свой плюс – мне некого терять и моя смерть никого не обременит. Я уйду незаметно. Совсем скоро.

После очередного рабочего дня я направлялся на последнюю маршрутку. Вечер выдался морозным, со снегом. Он падал так обильно, что недавно голые заледеневшие дороги уже покрылись приличным слоем снега. Морозило уши, нос, большие пальцы на ногах, казалось, вообще отваливаются, и я, съёжившись и засунув руки в карманы, быстрым шагом приближался к конечной остановке нужного мне маршрута.

Сегодня я довольно запоздал на работе и теперь, взглянув на наручные часы, обнаружил, что последняя маршрутка уехала более десяти минут назад. Я даже потерял всякую надежду побыстрее оказаться дома, в тепле, но приблизившись к остановке я, сквозь падающий стеной и залипающий глаза снег, увидел окрашенную в жёлтый цвет Газель. Я поспешил к ней, опасаясь, что она вот-вот уедет, оставив меня здесь, в трескучем морозе. Но если бы я тогда знал, что меня ожидает, то проделал бы весь путь отсюда до своего дома пешком, несмотря ни на какие морозы и расстояния.

Добежав до маршрутки, я постучал в окно со стороны пассажира. Водитель был чем-то отвлечён и не мог меня видеть, но когда я постучал, он сразу обратил на меня внимание и нажал на кнопку. Издав предупреждающий сигнал, дверь открылась. Я уже чувствовал то тепло, которое меня ожидает в прогретом радиатором салоне, но вдруг остановился перед настежь раскрытой дверью как вкопанный. Моё внимание привлекла, и даже напугала, перегородка из оргстекла, разделяющая пассажирскую и водительскую части друг от друга. Признаться раньше я никогда этого не видел, но всплывшие в голове воспоминания продиктовали её нужность.

Трое изрядно выпивших парней сели в Газель. Царившее молчание в салоне резко прервалось их шутками с хорошей долей бранных слов и диким смехом. Находиться вблизи пьяных людей всегда вызывало некоторый дискомфорт, но сейчас, когда маршрутка разрывалась от их громкого смеха, чётко произносимых, будто отрепетированных, матных фраз без всякого смущения перед остальными людьми, это вызывало возмущение. А парни как будто испытывали терпение окружающих: фразы слышались всё чаще, а смех становился громче. Но, несмотря на это никто не осмеливался сделать им замечание. Реакция пьяного человека всегда непредсказуема. Для таких людей, чья идеология угадывается с первого взгляда, замечание в их адрес будет выглядеть как оскорбление, а повиновение – признаком слабости. Так мы проехали остановку, после чего в Газели остались я, молодая на вид девушка и эти ребята.

После очередной похабной шутки один из них повернулся к девушке:

- Да, красавица?

Должно быть, её ответ послужил бы продолжением шутки, но девушка промолчала, после чего другой из тройки насмешливым голосом заявил:

- Не хочет красавица с тобой разговаривать!

Третий заржал. А тот, что обращался к девушке, теперь начал испытывать к ней спортивный интерес. Встал, прошёлся по салону и сел рядом с неразговорчивой спутницей.

- Почему красавица не хочет со мной разговаривать?

Говорил он громко, так, чтобы разговор был слышен его друзьям хорошо. Несмотря на то, что я сидел через одно сиденье от него (девушка оказалась между нами), я почувствовал мерзкий запах алкоголя из его рта, почувствовал так хорошо, будто прямо под моим носом стояла бочка с перебродившим пивом. Мерзость.

Девушка всё так же молчала, а разгорячённый парень навалился на неё и даже сделал попытку обнять. Она отпрянула от него, навалившись в сваю очередь на меня – ей некуда было деться. Я пододвинулся ближе к окну и начал рассматривать пробегавшие мимо вывески магазинов, пытаясь оторваться от происходящего. Что бы там ни было – пускай сама решает свои проблемы. Парень продолжал задавать бессмысленные вопросы, а его друзья смотрели на него с неким восхищением, улыбались, как смотрят дети на жонглёра в цирке. Девушка всё так же отодвигалась от него, наваливалась на меня, и, в конце концов, ткнула меня локтём в бок. Это было явным призывом о помощи. Никак не хотелось более омрачать своё настроение словесной перепалкой с тремя пьяными парнями, но я уже готов был приказать ему сесть на своё место, как вдруг замечание сделал водитель маршрутки. Он потребовал прекратить, иначе все они выйдут на ближайшей остановке.

- Это ты мне? – усмехнулся горе-ухажёр и, сжав кулаки, начал переваливаться через сиденья к водителю.

- Тебе. Сядь или вы сейчас выйдете.

Готов поклясться, отморозок уже собирался ударить водителя, но вовремя получил звонкий подзатыльник от своего товарища.

- Кончай, придурок, - сказал он, затем обратился к водителю, - Мы и так приехали. Остановите здесь… Спасибо.

Третий из их компании протянул водителю деньки за проезд и все они вышли. Маршрутка снова тронулась, и в задних окнах я ещё недолго мог наблюдать эту троицу. Тот из них, что приставал к девушке сейчас выяснял отношения со своим другом, давшим ему подзатыльник.

Кстати о девушке… Она же не просто так наваливалась на меня. Она просила о помощи, а я ей не помог. Я посмотрел в её сторону как раз в тот момент, когда она отворачивалась от меня. В какой-то короткий миг я заметил выражение, с каким она смотрела на меня. Она посмотрела на меня как на дерьмо. Почувствовал я себя так же.

После этих воспоминаний никаких сомнений в нужности данной перегородки не возникло. Я даже начал подумывать, а не тот ли это водитель решил обезопасить себя таким образом. Ведь от него в немалой степени зависят жизни пассажиров.

Я сел в машину. Дверь за мной закрылась, водитель повернул ключ в замке зажигания, и мотор завёлся, охватив кузов частой мелкой дрожью. Мы тронулись.

- А я думал, что уже не успею. Вы сегодня задержались.

- Да. Как раз думал о том, что кто-то может опоздать, а погода на улице жуткая. Не оставлять же людей мёрзнуть.

В зеркале заднего вида я увидел его глаза. Он смотрел на меня и радушно улыбался.

- Значит, мне повезло.

- Да, - широкая улыбка.

Прошло несколько минут. Мы уже ехали по улице Жуковского. Приближались к первой остановке. Под железным навесом стояли пять человек. Двое из них – мужчина примерно моих лет и молодая девушка – оказались в салоне. Маршрутка продолжила свой путь. Очередная остановка, и Газель сонно открывает свою жёлтую пасть для маленькой девочки и её мамы. Пухлые щёчки девочки сильно пощипал мороз, они были красными, а в своей дутой розовой курточке она была похожа на большую куклу.

За тонированным окном маршрутки проносились огни машин и магазинные витрины, завлекающие потенциальных покупателей яркими красками и надписями типа «Скидки только до 1 января» и «30% скидки на всю молочную продукцию». Буквы были настолько большими, что их невозможно было не заметить, а цены иногда бывают такие, что купишь даже то, что тебе совершенно не нужно.

Маршрут Газели вёл по обводной дороге города. Если посмотреть на город с высоты птичьего полёта, то глазам представится необычный контраст: по одну сторону дороги каменным массивом встали многоквартирные дома. Серые и скучные (особенно в это время года) они представляли собой показатель затхлости и разложения города, с его грязными неуютными двориками. По другую сторону дороги ровной полосой лёг частный сектор, будто выставляя напоказ свои лучшие дома. Было бы лишним описывать красоту домов, исполненных в различных стилях. Достаточно сказать, что частный сектор был полной противоположностью своего соседа – массива многоквартирных домов. Когда проезжаешь по этой дороге, чувствуешь себя некой переменной, для которой ещё не решено к какой из сторон она будет принадлежать. Но, увы, для меня уже это давным-давно определено, и о красивом участке мне можно только мечтать.

Несмотря на то, что город наш небольшой, его подобно тонкой паутине изрезали множество дорог. Выездов из города было всего три и к одному из них мы как раз подъезжали. Но мост, что находится в северной части города, служивший одним из выездов, уже около четверти века находится в непригодном состоянии. По нему было невозможно проехать, разве что пройти пешком. Но учитывая, что ближайшее поселение в 45 километрах от города, ни один человек не решится пройти такое расстояние – попутную машину поймать там невозможно. Когда-то дорога через мост служила хорошим путём для перевозки товаров из более больших городов, но теперь, когда он разрушен, про дорогу забыли. На вопрос, почему мост не реставрируют, власти города отмахивались недостатком средств. Итак, можно условно сказать, что выездов из города только два, и находятся они в южной и западной сторонах города.

Пока я был глубоко погружён в свои мысли – а нахождение в тепле, глядя на замерзающий город, всегда вызывало у меня чувство эйфории – за окном произошли разительные изменения, понять которые я смог не сразу. Оглядев салон, я понял, что в замешательстве нахожусь не только я. Все были сбиты с толку внезапным изменением курса маршрутки.

- Мы свернули? – неуверенно, как бы сам себя спросил мужчина.

Его глаза, казавшиеся неестественно маленькими из-за круглых очков, пытались зацепиться за знакомую деталь пейзажа, погрязшего за окном в чёрных сумерках. Схватившись за поручень, он заглядывал во все окна.

- Куда мы едем? – громко спросила женщина с ребёнком. У нас с ней это получилось практически одновременно. Встревоженная девочка спросила маму, в чём дело, но та не удостоила её ответом, и девочка встревожилась ещё больше.

На заданный вопрос водитель не ответил, а лишь заметно прибавил скорость. Волнения в салоне возросли неоднократно. Девушка, до сих пор сидевшая и смотревшая на всех испуганными глазами, сорвалась со своего места, подскочила к перегородке и принялась колотить по ней ладонью.

- Остановите! Дайте мне выйти, - кричала она, но водитель даже не повернулся в её сторону. Он будто оглох!

Мужчина в очках составил ей компанию. Его спокойствие, с каким он недавно пытался узнать в окне дорогу, улетучилось, и вот он тоже начал колотить и кричать. Удары его были сильными. Меня это даже сначала удивило: он производил впечатление человека слабо развитого физически. В затрёпанном пальто, с короткими усиками, выпирающей вперёд нижней челюстью, наполнявшей его речь еле заметными дефектами, худощавый и сутулый, он был похож на ботаника, такой уж у меня был стереотип. И сила, с которой он бил по оргстеклу, ранее никак не выдавала своего присутствия.

- Немедленно остановите! Вы слышите?

Девочка позади меня безудержно кричала. Несмотря на все попытки успокоить дочь, у матери ничего не выходило. Она сама была слишком напугана. Я тоже был напуган. Страх буквально парализовал меня. Я молча наблюдал за всем происходящим. Крики, стук по перегородке, громкая пульсация крови в висках – всё перемешалось, разрывая голову изнутри. Я почувствовал, как близок к потере сознания – в глазах уже потемнело, но я держался изо всех сил. Если бы я знал, что произойдёт в следующую минуту, я бы с радостью поддался уносящей меня в забытье невидимой чёрной руке.

От очередного удара по перегородке в одно мгновение на ней нарисовалась сплошная вертикальная трещина. Несмотря на то, что перегородка была достаточно толстой и, как мне показалось, хорошо приделанной к кузову автомобиля, она начала ходить ходуном. И только тогда, когда появление трещины известило о себе пронзительным треском, водитель обернулся. Заметив трещину, на лице его появилось выражение испуга. Теперь ОН просил прекратить. Причём просил он с таким молящим выражением, что на секунду-другую его голос повторялся для меня в полнейшей тишине, в отдельном мире, где находился мой мозг и только что полученная информация. Человек, который нас похитил таким необычным способом, вовсе не был злодеем, как мне сначала показалось. Я не знал, кто он, куда и зачем нас везёт, но я понял – он против своей воли вынужден делать это.

- Прекратите! – вновь крикнул водитель. Он лихорадочно переводил взгляд с дороги на зеркало заднего вида. Машина начала раскачиваться на дороге, и я уже приготовился к аварии.

А мужчина с девушкой продолжали колотить по перегородке, пока не послышался скрежет, а затем и стук металла. Это хлипкий замочек со стороны водителя, предназначенный для того, чтобы запирать окошко для передачи денег (или оно несло какое-то другое предназначение?). Водитель испуганно посмотрел на упавший рядом замок и тут же бросился к бардачку. Машину резко качнуло вправо, раздался сухой скрежет и шорох. Маршрутка задевала боком сугробы, созданные снегоуборочными машинами. Она то выезжала на встречную полосу, то слишком близко приближалась к обочине правой стороны и шаркала о снежные кучи.

Ботаник, заметив открытое окошко, просунул в него руку и попытался схватить водителя. Он сошёл с ума, подумал я. Мы можем разбиться!

Водитель с трудом удерживал машину на дроге, а очкарик схватил его за шиворот и попытался притянуть к себе. Он с силой рванул водителя на себя, машину резко кинуло влево, и она подскочила на сугробе между двумя наезженными колеями, тряхнула своё содержимое и приземлилась на все свои четыре колеса. Может было бы лучше угодить в большой сугроб у обочины, тогда бы мы выбрались и всё это закончилось, но была ли гарантия, что ни один из нас не получит при ударе о бордюр травму несовместимую с жизнью. А девочка? Разве она смогла бы перенести даже не самый сильный удар головой о стоящее впереди сиденье, когда машина врежется в бордюр? Нет, рисковать было нельзя. Не то что бы каждый из нас заботился о жизни другого. Просто на месте того неудачника, которому повезёт меньше всех, мог оказаться любой из нас. Это было бы похоже на ситуацию, когда в комнату, размерами 3 на 3 метра, посадили за один стол четырёх враждебно настроенных людей и перед ними лежал револьвер со всего лишь одной пулей. Независимо от того, кто первый схватит его, всегда будет всего лишь одна жертва, и нет никаких гарантий, что ей не станешь ты сам. Аварию НУЖНО предотвратить, иначе – жертва.

- Отпусти его! Отпусти же! – кричал я, схватив ботаника за пальто и с силой потянув на себя. Хватка его была мёртвой. Он тянул к себе водителя, а тот уже нащупал в бардачке рукой нужный предмет и потянул его наружу.

- Отпусти! Мы разобьёмся!

Ботаник кричал, если эти звуки можно было назвать криками. Он стонал, визжал, кряхтел, притягивая к себе водителя, но не отпускал его. В следующие мгновение я увидел холодный блеск стали. Из бардачка водитель вытащил пистолет. Я отпустил очкарика и отпрянул. Он тоже ослабил хватку, когда заметил, как демонстративно блеснул пистолет в тусклом свете ночного фонаря.

- Сядь на место! – отчаянно прокричал наш извозчик обезумевшему ботанику. Но тот и не подумал сдаваться.

Издав свой боевой клич, он с новой силой дёрнул водителя на себя через маленькое окошко.

Машину снова рвануло в сторону. Женщины пронзительно закричали, а я, до боли стиснув зубы, изо всех сил схватился за своё сиденье. При таком резком рывке водитель ударился головой об треснувшую перегородку. Оружие чуть не выпало из его рук, но он крепко сжал его, так, чтобы оно не смогло выпасть, затем переложил его в левую руку и через плечо прицелился в ботаника.

Раздался выстрел, породивший в салоне новую волну криков и смертельного ужаса, а я машинально поймал то, что падало мне прямо в руки. Я держал обмякшее тело ботаника. Практически обезглавленное оно лежало у меня на руках. То, что когда-то было его головой, сейчас обильно поливало меня кровью, из раздробленного черепа на меня сползала густая бурая жижа. Ещё никогда я не видел смерть так близко, никогда не держал её в руках. Современный кинематограф, а так же книги ужасов, показывают нам все «прелести» человеческих внутренностей закаляя наши нервы, но ничто не сравнится с тем, что происходит в реальности, когда пуля разрывает человеческую плоть. Ничто более не сравнится с тем, что довелось пережить мне.

Я отбросил от себя труп. Он шмякнулся на пол, судороги ещё били мёртвое тело. В следующую секунду я сблевал прямо на этот труп и ослабший откинулся в своём кресле. В глазах потемнело. Ни криков, ни визгов, ни плача. Тишина. И только стук в моей голове. Тук… тук… тук… Он раздавался всё тише и тише, дальше и дальше, будто ему удалось выбраться из моей головы, и теперь остался где-то далеко позади нас. Густая, словно осязаемая тьма, забрал меня в свои объятия. Я упал в кресле без чувств.

Не знаю, сколько прошло времени. Когда я открыл глаза, туманная дымка расступилась, но недостаточно хорошо, чтобы увидеть всю картину. Какое время суток: ночь или раннее утро, я не знал. Через несколько минут после того как ко мне полностью вернулась ориентация в пространстве, мне удалось привстать и оглядеть салон. На полу всё так же лежал, изредка покачиваясь на кочках, труп, только сейчас он лежал в луже собственной крови. На задних сиденьях расположились женщины. Они сидели, забившись там словно мыши, и испуганно, но не без надежды смотрели на меня. Треснутое оргстекло болталось на ослабших болтах.

Я встал. Осознав, что координация не совсем вернулась ко мне, шатаясь, прошёл по салону и уселся рядом с женщинами. Поближе к живым, подальше от трупа. Глаза их были заплаканы, тушь грязными комками расползлась по лицу, макияж испортился, и теперь они были похожи на загримированных актрис какой-нибудь мыльной оперы, на жён мужей-тиранов. Девочка спала, прижавшись к груди матери. Она время от времени хмурила брови. Малышка видит дурные сны, подумал я. Неудивительно.

- В милицию звонили? – тихо спросил я, переводя взгляд с одной дамы на другую.

Ответила та, что моложе.

- Да. Но мы не могли громко говорить и они ничего не расслышали и повесили трубку.

- А когда мы позвонили второй раз, - подхватила вторая, - и попытались говорить громче, он нас услышал, - она кивнула в сторону водителя, выдержала некоторую паузу и выдавила сквозь слёзы: - Он сказал, что убьёт мою девочку, если мы ещё раз сделаем это.

Этот человек посмел бы убить маленькую девочку? Нет, он блефовал, но знал, на что надавить, и добился своего. Вариант спасения при помощи телефона отпал. Сама женщина не позволила бы никому из нас взять в руки телефон. Жизнь дочери для неё важнее собственной.

Я ещё раз посмотрел на труп. Затем на оргстекло. Затем на сиденье, что было справа от меня. Пуля, выпущенная из пистолета, разбила череп бедняги так же легко, как и перегородку, оставив в ней отверстие диаметром в семь миллиметров. Если бы она не застряла в железном каркасе сиденья, уверен, девочка и её мама распрощались с жизнью в тот же момент, что и ботаник. Чудо – только так можно назвать эту счастливую случайность.

Я почувствовал, как к горлу подкатывает ком и отвернулся от обезображенного тела.

Внимание привлекла двойная дверь в задней части салона – там, где мы сидели. Можно было бы её незаметно открыть и на каком-нибудь повороте, когда водитель сбросит скорость, выпрыгнуть из этой адской машины. Я уже почувствовал вкус победы при этой мысли, это было подобно глотку свежего воздуха после долгого нахождения в душной закупоренной комнате. Тихо, чтобы не услышал водитель, я предложил девушке поменяться местами: она была ближе к двери. Она не сразу поняла моей мысли и ещё секунду смотрела на меня испуганным непонимающим взглядом, но затем спокойно пересела на соседнее кресло, а я - на её.

Не заметил ли нас водитель?

Хоть водитель и был сосредоточен только на скользкой дороге и думал о луже крови с трупом позади него, мы не упускали возможности, что в любой момент он может посмотреть в зеркало заднего вида. Но он не смотрел. В салоне всё так же царило молчание. Правая и левая дверцы были закреплены друг с другом ремнём безопасности. Небольшая пластиковая коробочка с затворяющим механизмом внутри повисла на крепёжном ремне. Я нажал на кнопку с надписью PRESS, ремень расстегнулся с тихим щелчком, и я уже готов был потянуть ручку дверцы, когда машина вдруг подскочила на кочке и пластиковая коробочка подлетела в воздух, на секунду задержалась в воздухе, и вернулась в первоначальное положение, с треском ударившись о дверцу.

Вот сейчас он должен посмотреть.

Это было довольно громко и сердце моё замерло в ожидании самого худшего. Мы втроём уставились в зеркало заднего вида, опасаясь заметить подозревающий взгляд водителя. Я уже видел, с каким удивлением он оборачивается, замечает наше настороженное молчание, и видит расстёгнутый ремень безопасности на двойной двери своего автомобиля. Он всё понял. Понял, что мы хотим спастись таким образом. И тогда он берёт в левую руку пистолет, так же целится через плечо, как несколько минут (часов? дней?) назад, когда целился в разъярённого ботаника. Три выстрела, разделённые между собой где-то тремя секундами. Каждый из выстрелов достигает своей цели… А, какого чёрта, подумал я, он пристрелит ВСЕХ нас? Не та у него цель. Он застрелит только одного, скорее всего девушку, так как в неё будет легче прицелиться с его места. Только припугнуть, не более.

Я тряхнул головой, чтобы отбросить остатки мрачных мыслей. Водителю не было дела до нас, он был слишком занят: всё его внимание сосредоточилось на машине и скользкой дороге, и на трупе, что лежал позади него – без головы и в луже крови.

Выждав ещё некоторое время и восстановив дух, я осмелился потянуть ручку на себя. Дверь не поддалась. Это был крах. В моих планах не было прямо сейчас распахнуть дверь и выпрыгнуть наружу, но мне нужно было знать, что в подходящий момент я смогу это сделать. Руки опустились, будто свинцом налитые. Я смотрел на дверь, точно на друга, предавшего меня в тот час, когда я особенно в нём нуждался. Так оно и было.

Нет. Нет… Что-то не так. Она ДОЛЖНА быть открыта!

Я искал глазами причину, почему она может быть заперта и нашёл. Я чуть не ударил кулаком по двери от досады и собственной глупости. Засов опущен! Грязный маленький подлец запер мне путь к спасению! Поддев его двумя пальцами, я аккуратно поднял его и, даже не убедившись, что водитель на нас не смотрит, снова потянул ручку. Замок щёлкнул. Для меня это было известием о победе, или, скажем, праздничным хлопком петарды, кричащей «пора радоваться!». Немного подтолкнул дверь, и… она не сдвинулась с места ни на миллиметр. По телу побежала дрожь, но не от страха. Дрожь вызвали гнев и отчаяние. На сей раз мне пришлось приложить все усилия, чтобы не ударить проклятую дверцу.

Я опустился в своём кресле и закрыл лицо руками, обдумывая, что здесь может быть не так. И вдруг в голову пришла самая дикая мысль, которая всё объясняла. Я подковырнул ногтём резиновую прокладку между дверями, и она открыла передо мной неровный металлический шов. Из тёмного тумана моего воображения выплыло лицо водителя. Он ухмылялся, он прекрасно знал, что мы тут делаем и, наконец, он прекрасно слышал стук пластиковой коробочки по металлу. Но ведь он позаботился обо всём заранее, и ему не о чем было беспокоиться, его жертвы находятся в клетке под очень большим замком и ни куда не денутся. О, да. Если этот парень безумец, ему сейчас очень смешно.

Но я никак не хотел сдаваться. Я не был тем зверем, который оказавшись в неволе, начнёт потихоньку умирать сидя в углу. Я не сдамся до тех пор, пока сама смерть не положит свою костлявую руку мне на плечо и не потянет меня в бездну.

Последним путём к спасению, который я видел, могло быть окно с надписью «ЗАПАСНЫЙ ВЫХОД. СОРВИТЕ РЕЗИНОВУЮ ПРОКЛАДКУ И ВЫДАВИТЕ СТЕКЛО». Но с ним не так всё просто. Если даже оно и осталось нетронутым чокнутым водителем, то велика вероятность получить пулю при выполнении несложных операций, начертанных заглавными белыми буквами на красном фоне. Или, например, при падении переломать себе все кости, ведь выпрыгнуть в таком неудобном положении безопасно никак не получится. Мне даже представился мой обезображенный труп, распростёршийся на дороге в бесконечном снежном пространстве. Руки и ноги неестественно вывернуты, из головы на лицо медленно стекает струйка крови. С неба падают беззаботные снежинки, безропотно ложась на мёртвое лицо, омываясь в розовый цвет и покрывая его ледяной коркой, с целью навсегда оставить на лице выражение страданий, боли и страха. Я никогда не обладал бурной фантазией, но почему-то именно эта картинка представилась мне очень явственно, и, невольно, я попятился от своего тела, подальше от снежного пространства и всей этой фантазии вообще.

Иногда я смотрел в окно на быстро бегущую ленту дороги под колёсами. Ужасным было то, что в эту ночь поднялась сильная метель – ещё сильнее, чем была до этого – и теперь пространство было окутано белой рябью настолько плотной, что её можно было спутать с туманом. Я присматривался, щурил глаза, но проглядеть сквозь эту белую завесу не представлялось возможным. Никто не знал хотя бы где мы, а ведь за три с половиной часа – ровно столько прошло времени с того момента, когда мы свернули с дороги – можно было очень далеко уехать. Поворотов мы миновали столько, что и запомнить было невозможно. Да и мало ли просёлочных дорог, не отмеченных на карте?

Девочка проснулась на руках у матери и теперь о чём-то с ней тихо разговаривала. Девушке, после долгих попыток, удалось уснуть.

Ещё час езды и я почувствовал, как машина на очень низкой скорости преодолевает поворот. Должно быть, мы приближаемся к нужному месту, подумал я и машина, проехав ещё несколько метров, остановилась. Мотор заглох, и теперь до ушей доносилось лишь заунывное пение ветра. Ещё через несколько секунд в шум ветра вмешались человеческие голоса. Слышались они отдалённо, будто преодолевая какое-то препятствие, так, что нельзя было разобрать слов. Но они становились всё ближе, и это было подобно приближению огромного шара, который вот-вот нас раздавит – так все мы боялись приближения этих голосов. Со временем они приобретали более отчётливое звучание, но так и оставались непонятным набором звуков. Водитель сидел, не двигался, и я заметил, как пристально он смотрит в окно с пассажирской стороны, на тех, кто к нам приближался. Во взгляде этом прослеживалось глубокое уважение и страх.

Когда голоса были совсем близко, водитель нажал на кнопку, сработала сигнализация и дверь в Газель открылась. Вместе с порывом ветра в салон машины влетели слова: «…встречу сам».

Я уже видел силуэт человека в окне, который к нам приближался, и которому принадлежали эти слова. Одет он был в такое же пальто, что и лежавший на полу ботаник, только на незнакомце оно выглядело более новым и ухоженным. На голове шляпа, одетая совершенно не по погоде. Он придерживал её рукой, чтобы ветер не унёс её. Тёмного цвета брюки в полах заляпанные толстым слоем липкого снега. Ботинки невозможно было разглядеть – они утопали в нерасчищенной, покрытой снегом, дорожке.

- Господи! Что это? – его голос сошёл почти до крика, когда он увидел распластавшегося на полу ботаника. – Уберите!

Словно из ниоткуда появился человек, схватил мертвеца за ноги и рывком вытащил из салона. Тело оставило за собой кровавый мазок. В ту же секунду заскочил незнакомец в шляпе.

- Вам выпала честь быть моими гостями и… Нет, подождите! – он заметил, как женщина открыла рот, чтобы что-то сказать ему или спросить, но вовремя остановил её жестом. – Я понимаю, у вас возникла уйма вопросов, но я предлагаю обсудить их чуть позже – за столом. Наверняка все вы голодны, – он любезно улыбнулся нам и от этой улыбки побежал холод по спине. Вместе с тем, напомнив мне о голоде, я почувствовал, как желудок стянул железный обруч – до этого момента я совсем не думал о еде.

- И заранее прошу простить меня и моего водителя за случившийся здесь инцидент. Такое бывает довольно редко, - он покосил взгляд наружу, туда, где двое мужчин упаковывали труп в целлофановый пакет. – Пройдите за мной.

Он вышел из Газели. Я пошёл за ним следом, за мной – девушка, а за ней – женщина с дочкой.

Дико выл ветер, бросая в лицо мелкие и острые как иглы снежинки. Идти приходилось почти вслепую, так что я видел только ноги того, за кем шёл. Мне даже пришла в голову мысль, что в этой круговерти не так уж и сложно потеряться и не потерялись ли уже дамы? Но нет, мои волнения были напрасны. Сквозь рёв ветра и стены снега до меня доносились капризы маленькой девочки, совсем тихие. Природа так гасила звуки, что окажись мы в пустой комнате, от этих криков лопнули бы барабанные перепонки.

Я попытался посмотреть по сторонам, но ветер захлёстывал лицо и кидался острыми снежинками. Единственное что удалось разглядеть – пустынное пространство перед домом густо занесённое снегом, и дом примерно в три этажа. Такая картина напомнила мне зловещий Оверлук, только вместо подстриженных в виде зверей кустарников здесь кое-где из-под толщи снега выглядывали деревья. Они стояли, злобно растопырив свои лысые ветви подобно кривым пальцам старой колдуньи во время произношения страшных заклинаний.

Двигались мы очень медленно. Каждая секунда длилась дольше обычного. Как же обманчиво время, пришло в голову мне. В очереди у зубного врача, когда испытываешь страх, минуты бегут скоропалительно быстро, в самом же кабинете наоборот – минуты кажутся вечностью, и блестящие инструменты в руках стоматолога, судно с окровавленными ватными тампонами в человеческих слюнях только усугубляют этот эффект.

Сквозь сплошную круговерть появились очертания входной двери. До неё было около восьми метров, и тогда в голове запел предательский голосок: «Нужно бежать». Но у меня не было никаких шансов на удачный побег – по обеим сторонам от нас шла охрана. В их руках было оружие. Я не слишком разбираюсь в оружии, но мог точно сказать, что это был обрез. Его можно сделать из любого ружья. Точность стрельбы становится значительно меньше, зато его можно незаметно спрятать под курткой.

До двери четыре метра. Секунды подобны джему, стекающего с ножа.

Беги!

Но ноги шли вперёд в такт с громким биением сердца.

Три метра.

Нужно бежать!

Нет. У меня нет шансов. Они выстрелят!

Давай же! Они не успеют выстрелить. В такой обстановке нельзя даже толком прицелиться.

Два метра.

Как ты думаешь, что тебя ждёт внутри? Что они сделают с тобой?

В памяти возник безголовый труп ботаника.

Они убьют тебя!

Может быть всё же…

Это твой единственный шанс.

Всего один метр. Один шаг.

На счёт «три». Раз… Два… Три!

И как вкопанный я встал в дверном проёме. Колени дрожали. Я побежал. Бежал быстро и уже был далеко. Но только в воображении.

Руки судорожно тряслись. Даже если бы я осмелился бежать, ослабшие ноги не унесли бы меня далеко и уже через несколько метров я бы рухнул в толстый слой снега, тяжело дышал и ожидал дробь из самодельного обреза одного из охранников.

- Ну же! – прикрикнул конвоир и ткнул оружием в спину.

Последний раз вдохнув холодный воздух, я прошёл в распахнутую дверь.

Через несколько минут после того как у нас забрал верхнюю одежду маленький смуглый старичок, по виду цыган, нас проводили в просторную столовую, где для нас уже был накрыт шикарный стол, будто мы являлись гостями самого короля Англии. При виде всех угощений на столе желудок буркнул и вновь уснул под обрушенным на меня чувством страха и самого различного рода подозрений.

Должен так же отметить насколько богатым был владелец этого дома. Там, где мы шли – по веренице узких коридоров – на стенах висели подсвечники. Они излучали тяжёлый жёлтый свет. Могло даже показаться, что здесь никогда не было электричества, и жильцы были вынуждены обходиться свечами. Но в кухне на белёном потолке висела большая красивая люстра с множеством стеклянных висюлек. Они были похожи на водопад, извергшийся с неба, но при этом сама люстра излучала яркий дневной свет. Вокруг стола стояли шесть резных стульев с высокими узорчатыми спинками.

Через минуту все мы сидели за обеденным столом. Перед нами стояли тарелки с горячим супом. Они пахли так, что во рту начала обильно выделяться слюна. Но никто из нас не ел, хотя сомнений не было – все голодны. Никто, кроме маленькой девочки. Её гибкая детская психика перенесла всё случившееся без особых потерь, она выспалась и теперь была голодна. Её даже не смущало нависшее молчание, доставляющее остальным, мягко сказать, неудобство. Её мать, я и девушка сидели, глядя на этого человека с аккуратными усиками. Он переводил взгляд с одного из нас на другого, выражение его лица приняло ликующий вид. Совершенно неуместный, как мне показалось. С таким видом поздравляют победителей марафона.

- Я рад всех вас приветствовать в своём доме. Вас привезли сюда для того, чтобы дать вам шанс сыграть огромную роль в жизни нашей страны, а может быть и всего человечества, - он с довольным видом, смакуя, ловил наши недоумевающие взгляды.

- О чём вы говорите и кто вы такой? – спросила девушка как-то привзвизгнув и тут же, не дождавшись ответа, добавила: - Учтите, если хоть один волос…

- Прошу вас, - человек поднял левую руку вверх, - не стоит говорить больше.

Она испуганно посмотрела на него, а он стоял всё так же с поднятой рукой, будто давал клятву в суде, и буравил её холодным взглядом.

- А теперь отвечу на ваши вопросы. Я – Филипп Радковский. Моё призвание – парапсихология и хирургия. Цель жизни – излечить всё человечество.

- От чего? – вступил я.

- Видите ли, люди забыли истинный смысл существования. Вместо того, что постоянно совершенствоваться, узнавать и созидать, они погрязли в своих смертных грехах. Насилие, наркомания, коррупция. Это разрушает нас изнутри.

- Не все такие плохие. Есть люди, честно зарабатывающие себе на хлеб.

- Эти люди страдают. И страдают из-за их же честности. Они являются объектом для наживы для тех, кого не волнуют никакие моральные принципы. Все должны жить на равных.

- Какая чушь…

- Это не чушь! – Радковский крикнул, на лбу вздулась вена. – Мы как гнилое яблоко гниём изнутри! Это подобно язве на молодой коже ребёнка. Сначала она незаметна, и не доставляет никаких неудобств, затем она разрастается, но по каким-то причинам мы закрываем глаза, а позже, если не принимать никаких мер, она разрастётся по всему телу. Это болезнь! И она требует лечения!

Так же быстро, как и выйти из себя, Радковскому удалось успокоиться. Лицо его приняло нормальный вид, вены больше не было видно, но лоб покрыла испарина. Я подумал, что такая переменчивость настроения как у него просто феноменальна. Он молчал, рассматривая нас оценивающим взглядом. Суп в наших тарелках уже остыл и больше не источал запаха. Без него было как-то легче.

Женщина, наконец, прервала молчание:

- Что вы от НАС хотите?

- Вы все поможете мне найти лекарство от этой болезни, своего рода панацею.

- Каким образом? – поинтересовался я.

- Дело в том, что мне нужны были люди для проведения кое-каких опытов.

При этих его словах во мне будто раздался ядерный взрыв. Я примерно представил, как будут выглядеть эти опыты и какова будет наша роль в этих опытах. Научно-фантастические фильмы сложили представление об опытах над людьми.

Вновь воцарилась тишина, и прервать её суждено было мне:

- Почему бы вам не использовать для своих опытов заключённых пожизненно? Правительство рассматривает такие предложения и нередко «выдаёт» таких людей для проведения над ними экспериментов.

Я сам тогда точно не знал что говорил, но предполагал, что так оно и есть. Не имел понятия, есть ли такая возможность – договориться с государством, и «выдаёт» ли оно заключённых для исследования. Но говорить о чём-то было нужно и через несколько мгновений меня, а точнее всех нас (кроме девочки – она всё ещё ела и не слушала наших разговоров, а может быть, просто не понимала о чём они), ждало новое потрясение.

Человек с усиками легко улыбнулся, глубоко вздохнул и облегчённо выдохнул.

- Да, – сказал Радковский. – Я мог бы использовать для своих опытов заключённых. Но я не думаю, что правительство сочтёт мои опыты гуманными даже для заключённых пожизненно.

«Господи, что же это?» - промелькнуло у меня в голове. Что же это за опыты, что они «не совсем гуманны» даже для заключённых пожизненно. Страх закрался глубоко в душу. Я заметил, как на глазах молодой девушки навернулись первые слёзы.

Женщина обняла свою девочку, но слишком сильно. Та недоумённо посмотрела на мать.

- Отпустите хотя бы мою дочь. Ей всего четыре. Пожалуйста, – она с трудом сдерживала слёзы, говорила сбивчиво и еле слышно.

- Да. Конечно. Девочка для таких экспериментов не подходит. Её присутствие здесь – моя ошибка. Ну, вы понимаете, что в таких условиях выбор подопытных невозможен. Мы полагаемся только на волю случая.

Он вновь улыбнулся. В этом мире он видел себя неким вершителем судеб, где все остальные – всего лишь орудие его труда и могут использоваться беспрекословно по его усмотрению. В его глазах мы подобны безмозглым червям.

Радковский стоял. Руки сложил за спиной. По лицу растеклась холодная улыбка. Ему доставляло удовольствие видеть наш страх. Рукой подал знак одному из охранников и тот подошёл к женщине. Охранник склонился над ней, и она что-то прошептала ему на ухо. Должно быть адрес, куда следует отвезти девочку. После этого она взяла розовые ручки дочери в свои и попрощалась.

- Этот дядя отвезёт тебя домой. Слушайся его, хорошо? – голос матери дрожал, но она не плакала.

В глазах девочки мелькнуло недоверие, но детская наивность и тёплый материнский голос взяли верх.

- Хорошо мамочка, - она потёрла заспанные глаза. – А когда ты придёшь?

- Чуть позже. Я должна здесь задержаться. Папа уложит тебя спать.

Во мне поселилась надежда. Когда девочка окажется дома (если девочка окажется дома) одна, отец сразу же начнёт разыскивать мать и… вероятно, нас спасут.

Господи, как нас спасут?! Эта девочка не сможет запомнить и половины пути!

Надежда рухнула и умерла под тяжёлым металлическим каркасом моей пессимистичности.

Женщина поцеловала девочку в лоб, крепко обняла и отпустила. Навсегда. Она позволила себе заплакать только тогда, когда большой человек увёл её дочь и дверь за ними закрылась.

- Не волнуйтесь. С ней всё будет хорошо. Поверьте мне. – Радковский снова улыбнулся. На сей раз теплее. Как-то человечнее, что ли.

А у женщины не было другого выбора кроме как поверить ему. Или хотя бы надеяться, что девочка окажется дома целой и невредимой. В любом случае она не могла позволить, чтобы её девочка осталась здесь и испытывала на себе эксперименты этого безумца. Пока была надежда, ей нужно было воспользоваться. И женщина воспользовалась. Мне никогда не забыть её взгляда, которым она провожала свою дочь. Я не в силах его описать. Должно быть, потому что у меня никогда не было детей, и я не знаю каково потерять их, отдав в руки незнакомца по собственной воле.

- А я? Отпустите меня! Мне всего девятнадцать! – взмолилась девушка и на её глазах навернулись крупные слёзы. Быстро пробежав по щекам, они сорвались на белую скатерть стола. Вслед за ними упали ещё несколько.

Радковский посмотрел на неё с тем выражением, которые присутствовало на его лице десять минут назад: спокойным, холодным, несколько насмехающимся.

- Нет, - наконец выговорил он. – Для вас мы найдём применение, - и он широко улыбнулся ей, обнажив ряд посеревших зубов.

Слёзы ручейками потекли по глазам девушки. Она вся тряслась. Бледная, она стала похожа на живой труп; сидела на стуле, не двигалась, а только сотрясалась от частой мелкой дрожи. Широко раскрытые глаза уставились в одну точку. У неё был шок.

Должно быть, так подумал и Радковский. Он подошёл к девушке, присел на корточки, достал из кармана белый носовой платок и принялся вытирать слёзы.

- Ну же. Не стоит лить слёз, – белый платок покрылся грязными разводами от потёкшей косметики. – Не плачь…

Так успокаивают родители своих маленьких детей. Так же успокаивала меня мать, когда я уронил подтаявшее на солнце мороженое на землю в парке.

Так успокаивают безумцы своих подопытных, когда волнуются за их психическое состояние.

Только сейчас это были не слёзы обиды. Это были слезы страха. Страха перед неизвестностью и неизбежностью.

Радковский стоял ко мне спиной, а охрана была полностью обращена к нему, готовая в нужный момент защитить хозяина. И когда я понял, что остался без внимания, словно из далёкого тоннеля, отражаясь от его стен и коверкаясь, до меня дошёл знакомый голосок.

Нужно что-то делать. Нужно бежать!

Но я даже не знаю куда.

Дверь, прямо перед тобой. Пока есть хоть толика шанса сбежать – беги!

И на сей раз я побежал. Время застыло, а может даже и пошло вспять.

Я бежал под бешеный стук крови в висках, ничего не слыша и ничего не замечая. Только я и дверь, которая стала для меня целью жизни. Шум и крики доносились до меня будто из совершенно чужой реальности, а в этой – только я и дверь. Когда я настиг её, прямо рядом со мной в стену врезалась дробь. Издав дикий треск, она выбила мелкие щепки и клубы пыли. Дорогие красные обои с золотым узором превратились в рваные лохмотья.

В тот момент, когда я осмелился бежать, я даже и не подумал, что дверь может быть заперта. Я просто рванул к ней.

- Не стреляйте! Ему некуда бежать! – послышалось из той далёкой другой реальности.

Дверь оказалась не заперта. Но я толкнул её с такой силой, что отскочив от стены, она закрылась за мной, когда я уже бежал по слабо освещённой сети коридоров. Дорогие подсвечники, те же красные обои с золотым узором, и картины, образы с которых смотрели на меня и улыбались – точные копии своего хозяина. Словно олицетворение всемирного зла они не спускали с меня глаз.

Я бежал. Бежал от этих образов. Бежал от того человека с холодной ухмылкой. Бежал от всего этого кошмара подальше. А за мной уже была погоня. Несколько пар ног были совсем близко. Я смог расслышать это, несмотря на бьющую в голове кровь.

Сети коридоров никак не было конца. Снаружи этот дом казался мне не таким огромным. А может быть я просто бегал по кругу. Я уже готовился почувствовать на своей шее мёртвую хватку преследователей, но этого не происходило. Можно было бы остановиться и дать им отпор, но вместо этого я на ходу сорвал со стены небольшую картину в тяжёлой дубовой раме. Было абсолютно наплевать, что изображено на картине, и какую художественную ценность она несёт. Я уготовил для неё небольшую роль в моём спасении.

Когда передо мной оказался длинный освещённый только лунным светом коридор, а позади отчётливо слышался топот ног, я поймал момент и швырнул картину так, как метают диски олимпийцы.

Попаду или нет? Пан или пропал?

Пан.

Дубовая рама угодила прямо в нос одному из преследователей. Раздался отчётливый хруст и дикий вопль, пронзивший тихое ночное пространство. Те, кто бежали позади пострадавшего, не успев затормозить, налетели на него сзади, и глухой бесформенный грохот известил меня о том, что все они повалились на пол. Мне удалось убежать довольно далеко, и я почувствовал себя чемпионом, взявшим золотую медаль.

Очередной поворот оказался тупиком. Я остановился. Прямо передо мной была дверь, слева – окна, проливающие в коридор холодный лунный свет, справа – ещё две двери. Первой я толкнул ту, что была прямо передо мной. Она оказалась заперта. Во мне будто что-то оборвалось в момент, когда пробежала мысль о том, что я попадусь вот так – как крыса в тупике. Золотая медаль мигом растворилась, не оставив и следа.

Но ведь было ещё две двери! Я навалился на ту, что была ближней, она ответила мне сонным скрипом, но не поддалась. Топот тем временем становился ближе.

Оставалась последняя дверь, и я молил Господа, чтобы она оказалась незапертой. Всевышний ответил милостью на мои молитвы: я ввалился в комнату и прикрыл за собой дверь. Сквозь пространство между дверью и полом просачивалась небольшая полоска света. Когда глаза немного привыкли к темноте, мне удалось рассмотреть раковину, ванную и унитаз. Несмотря на то, что хозяин этого дома застрял во времени приблизительно тридцать лет назад, предметы личной гигиены выглядели современно, не лишено современного изящества.

Слева краем глаза я заметил какое-то движение.

Здесь я не один…

Сквозь тьму прорезались очертания.

Человек!

Он стоял и смотрел на меня. Я не видел его глаз, но почувствовал как взгляд его пал на меня тяжёлой ношей. Я еле сдержал крик, попятился. Человек тоже попятился.

Зеркало.

Больше всего сейчас хотелось засмеяться над собственной трусостью и разбить зеркало к чёртовой матери! Но в коридоре совсем близко послышались шаги и я притих. Желание посмеяться над собой тут же испарилось, а на замену ему пришёл страх быть найденным. Шаги приближались. Я спрятался за дверью – больше было не куда – и принялся ждать. Наверное, единственное, что меня могло тогда выдать – бешеный стук моего сердца. Я зажмурил глаза.

Из детства, словно из прочно закрытого канализационного люка вырвались воспоминания.

Я вспомнил, как часто в школе мне приходилось драться. Тогда это казалось совершенно нормальным, а сейчас я даже представить себя не могу размахивающего кулаками, вместо того, чтобы гуманно решить свои проблемы. Конечно же, драки не проходили без последствий. Отец, видя синяки на моём лице, с какой-то непонятной радостью сообщал: «Опять тебе репу начистили? Ну и слабак!» Как можно было объяснить его поведение? Я понятия не имел. Отношения у нас с ними никогда не были хорошими, но в моменты, когда он насмехался надо мной, я начинал его просто ненавидеть! Хотелось схватить любой тяжелый предмет и опустить его на голову старика. Мысли о том, как медленно стекает кровь с пробитой головы на лицо, и как жалобно он смотрит на меня умирая, приводили меня в состояние некоторого спокойствия. Я понимал, что такие фантазии ненормальны, и вряд ли их можно объяснить детским максимализмом, переходным возрастом, или как там ещё выражаются психологи, но поделать с собой я ничего не мог. Может быть, эти мысли и уберегали меня от тех действий, ведь если бы они меня не расслабляли… Кто знает, чем могли закончиться насмешки отца. Мать же достаточно бурно реагировала на синяки, говорила о том, что пойдёт в школу и «во всём разберётся сама». Я просил её не делать этого, отец поддакивал: «Он мужик и должен сам разбираться со своими проблемами!», после чего снова утыкался в газету. Разглядывать синяки на моём лице, после чего выносить вердикт – было для него просто весельем. Все мои просьбы к матери не ходить в школу не остановили её, и это привело к неприятным последствиям…

Шаги остановились рядом. Тень моего преследователя разбила тонкую полосу света на полу на три части. Дверная ручка тихо повернулась, дверь приоткрылась, и стена озарилась новой полосой тусклого лунного света. Там, прямо за дверью, в полуметре от меня, он стоял, держась за ручку двери, осматривал комнату, но зайти так и не решился. Спустя самые долгие секунды моей жизни дверь закрылась, так же осторожно, как и была открыта.

После этого я позволил себе вздохнуть. Шаги отдалялись и когда стихли совсем, я, обессиленный и напуганный, по стене сполз на пол. Я закрыл глаза и приложил голову к холодной кафельной стене. Нужно было немного отдохнуть.

- Всё маме рассказал?

Надо мной навис силуэт одноклассника.

Я промолчал, и силуэт продолжал нависать. Странно, но я даже не могу вспомнить его имени, внешности. Из далёких закоулков памяти одноклассник представился мне неясным облаком, отдалённо по форме напоминавшим человека.

- А? Всё рассказал? – никак не мог угомониться он.

В первые секунды я растерялся, но затем понял, что случилось. Мать была здесь, в школе, и теперь этому парню должно достаться от родителей. Классный руководитель рассказал моей матери, с кем обычно у меня бывают стычки. У учителей всегда есть лишние глаза и уши – ты можешь подраться в кабинете, когда нет никого из взрослых, или за углом школы при тех же обстоятельствах, но они всегда будут в курсе всех событий. Теперь классный руководитель обязан вызвать родителей хулигана в школу – таков уж порядок, тем более, когда в школу самолично приходит мама «обиженного».

- Иди на хрен. Я не звал её.

- Ну конечно. Мои родители сами вызвались в школу. Урод…

Последнее слово получилось особенно гневно и вдобавок к нему облачко отвесило мне подзатыльник. Я стиснул зубы. Гнев вскипел моментально, но завязать очередную драку означало дать маме пригласительный билет в школу в виде новых синяков. И отцовская улыбка возникла перед глазами при одной только мысли о свежих синяках…

- О! Да ты злишься.

То ли это был вопрос, то ли глумливый восторг…

- Отвали, - руки уже тряслись от злости, дышал я сбивчиво.

- А то что? Маме расскажешь?

…и ещё один подзатыльник, на сей раз последний.

Не в силах сдержать праведный гнев, я встал и нанёс один единственный удар. Костяшка среднего пальца рассекла нижнюю губу. Она тут же надулась и приняла какой-то лиловый оттенок. По его подбородку обильно стекала кровь прямо на его любимую клетчатую рубашку, на кулаке чуть заметные следы – задев зуб, я разодрал себе кожу. Рана не была серьёзной, но задиру отправили в медпункт, а затем и домой. Я считал, что на этом всё и закончится, но в конце учебного дня меня встретили друзья «облачка» и отвели за любимый угол школы «поговорить». Поговорили по душам – множественные ушибы, ссадины и два выбитых зуба – всё моё. Интересно, но следов от удара в челюсть не осталось, так что мать не узнала, что из-за её упрямства, а скорее даже глупости (прости, родная), её сыну досталось по полной программе.

Боль в голове немного приутихла, стена с её приятной прохладой забрала в себя некоторую её часть. Вокруг не было слышно ни звука, кроме этой звенящей тишины. Сколько времени прошло, пока я вспоминал былое? Пять минут? Двадцать? Час? «Нет. Не так много, иначе бы меня давно нашли». Я провёл языком по двум искусственным зубам. Вот оно – неприятное напоминание о школьных годах и «друзьях». Я вставил эти зубы в 21 год, после армии, когда устроился на работу и получил первые кровные.

Сердце билось уже не так сильно, а ритмичный стук крови в голове сменился ровным гудением. Страх спрятался где-то глубоко внутри.

Я взял себя в руки, встал, приоткрыл дверь. Тишина. Луна поднялась достаточно высоко и теперь, не затуманенная никакими облаками, как огромная серебряная монета она смотрела сверху, ярче освещая помещение. Кривопалые деревья отбрасывали на пол свои тени и безудержно плясали в порывах ночного ветра.

Тишина. И только гудящий шум в моей голове.

Я вышел в коридор. Взглянул на окно. Никаких задвижек или замков. Открыть его было невозможно, а если разбить… это будет как сигнализация в дорогом магазине, а валюта здесь – жизнь. Нужно было искать другой выход. Коридор раскрылся передо мной сонным зёвом. Конец его утопал где-то очень далеко в темноте. Изнутри этот дом огромен. «Будто попал совершенно в другое измерение», - пронеслось в голове, и наравне с этой мыслью по спине побежал холодок. Я сделал шаг, и он глухим звуком разошёлся по коридору. Пришлось снять ботинки и идти босиком.

Но идти долго не пришлось.

Я не успел дойти до угла, как оттуда меня встретил удар прикладом в лицо. Что-то хрустнуло. В носу будто надулся и тут же взорвался большой железный шар. Тени злых деревьев, чей-то силуэт, до боли напоминавший то облако из моих воспоминаний, искры перед глазами – всё завертелось в безумном хороводе, и, замедляя свой ход, начало утопать в бездонной тьме помрачневшего сознания.

Тьма расступилась перед глазами, открывая флуоресцентные лампы. В ушах невыносимо звенело, а в голове словно застрял инородный предмет. Я лежал на жёсткой кровати, прекрасно помня тот момент до потери сознания. Вставать даже не хотелось: тело ныло и болело.

Всё же я попытался подняться, но ничего не вышло. Ноги и руки были крепко пристёгнуты к кровати кожаными ремнями. Я хотел закричать, но подумал, что это совершенно бессмысленно – не для того они оставили меня здесь, чтобы потом отпустить по первой моей просьбе. За место этого я попытался порвать ремни, но из этого ровным счётом ничего не вышло. Я напрягался так, как только мог, казалось, что жилы на руках вот-вот лопнут, но ремни не поддались, а только затрещали. И треск этот был похож на издевательский смех. Я бросил попытки освободиться. Ремни эти созданы с расчётом на то, что жертва не сможет выбраться, и не стоит надеяться на то, что здесь злодей допустил оплошность.

В глазах ещё плыло. Картинка разъезжалась в разные стороны, затем возвращалась в нормальное положение, снова разъезжалась. Так рисуют в мультфильмах про Тома и Джерри, когда один из них хорошенько схлопочет по голове. Флуоресцентные лампы троились, двоились, соединялись и снова разъезжались. Меня затошнило. А если меня вырвет? Я даже не могу подняться, чтобы нормально сблевать. Не хотелось бы закончить как Бон Скотт. О, нет, меня не вырвет – нечем. Я не ел уже, наверное, часов семь. А то, что последний раз было у меня в желудке, давно пропитало одежду мёртвого ботаника.

Слева от меня послышался какой-то шорох. Я повернул голову и увидел маленькую девочку, ту самую, которую обещали отправить домой.

Звери. Для этих уродов нет ничего святого!

Девочка простонала. Она так же лежала на кушетке пристёгнутая ремнями. Её лицо было обращено ко мне. Она была без сознания. Я смог разглядеть, как она была красива. Просто ангел. «Господи, неужели она заслужила это?» - прошептал я. Ответа и ждать не следовало.

Грудь девочки тяжело вздымалась, из горла доносились хрипы, стоны. Мне снова захотелось закричать, разразиться самыми страшными проклятьями, но…

Где её мать?

Мысленный взор сразу показал мне возможный вариант. Женщина, покрытая толстым слоем грязи и пота, с расплывшейся по лицу грязными потёками тушью, сидит на стуле, прикованная такими же ремнями, что и я, во рту кляп. А стул не простой – к нему идёт куча проводов. Она пытается вырваться, кричит, и только стальные бляхи больно врезаются в руки, оставляя кровавые следы. Вот послышалось гудение генератора, щелчок рычага и стул охватывает разряд, умиротворяя кричащую женщину раз и навсегда. В пяти шагах от неё через герметичное стекло за происходящим наблюдает Радковский. В белом халате и планшетом в руках он делает важный вид, и когда от трупа женщины идёт еле заметный дымок, а сама она неподвижна, он делает пометки на листе бумаги. «Результат – смерть». Холодно улыбнулся и попросил приготовить следующего подопытного…

Меня передёрнуло. Не от представшей перед глазами картины. В голову ворвалась мысль, что я сам возможно уже стал жертвой какого-нибудь эксперимента. Я приподнял голову, чтобы осмотреть тело. Ноги, руки были на месте, но я был уверен, что под белой больничной одеждой, в которую меня переодели, пока я был в отрубе, скрываются следы операций. На груди и животе, вдоль всего тела протянулся неаккуратный шов. Я даже начал чувствовать, как он зудит. Но это было не более чем порождение моей фантазии.

Девочка снова простонала. В этой комнате мы были одни. Всё, что здесь было – это три кушетки, две из которых мы уже заняли. Возле каждой из кушеток стояла незнакомая мне аппаратура с тянущимися от неё проводами и присосками. Несколько таких присосок были прикреплены к голове девочки. От выложенных старой треснутой плиткой стен исходил ужасный смрад. Должно быть, мы находились в подвале. Непрерывное, врезающееся в голову гудение флуоресцентных ламп буравило мозг, а их частое моргание давило на глаза. Находиться здесь стало невыносимо.

Какого чёрта ничего не происходит? Они должны уже были узнать, что я пришёл в себя! Какого чёрта ничего не происходит?!

К горлу подкатил ком, но так как желудок был пуст, он просто отозвался больным спазмом. Я ещё раз с силой потянул ремни так, что стальные бляхи врезались в кожу, но тщетно. Ремни не поддавались.

- Здесь есть кто-нибудь? – закричал я.

Крик помог затолкать подкативший ком обратно в желудок.

За дверью послышались шаги. Они раздавались эхом, и моё представление чётко нарисовало длинный пустой коридор за стеной.

Откуда-то из недр тела начал выползать страх, цепляясь своими острыми коготками за стены сознания. Тело превратилось в натянутую струну, тронуть которую означало взорвать весь организм.

Шаги раздавались ближе, сначала они казались шаркающей походкой дряхлого старика, но теперь я отчётливо слышал лёгкую поступь живого человека. От страха меня пробрал озноб, а в голове крутился только один вопрос: «Что будет?»

Наконец дверь открылась. Вопреки всем моим ожиданиям это был не Радковский. В палату вошёл человек, худой высокого роста. Его грязные просаленные волосы были аккуратно прилизаны на бок. На носу красовались старомодные очки с очень толстыми линзами, глаза через которые казались крошечными. Белый халат, коричневые брюки. В руках он держал лист бумаги в клетку, планшет и ручку.

Человек сразу же направился к девочке, не обращая на меня ни малейшего внимания. Он осмотрел все приборы, записал показатели на бумагу, что-то понажимал и, бросив последний взгляд на девочку, направился к выходу. Странно, но я думал, что мои крики вызвали его сюда, а после того, как он никоим образом не отреагировал на них и, тем более, повёл себя так, будто меня здесь и нет, я не знал что сделать.

- А как же я? – получилось неуверенно.

Он посмотрел в мою сторону. Взгляд его был удивлённым и задумчивым. Он простоял у двери, глядя на меня около минуты, а затем, так ничего и не сделав, вышел. Его шаги начали удаляться – шаги молодого человека, превращающиеся под давлением пустого пространства в бесконечное шарканье.

Я вновь остался один, смотря в потолок, будто в нём крылся ответ на все мои вопросы.

Не знаю, сколько прошло времени, но уши уже не так воспринимали гудение флуоресцентных ламп, зрение полностью восстановилось, а чувство тошноты прекратилось, несмотря на то, что смрад в помещении ничуть не уменьшился, мой нос не мог даже привыкнуть к этому запаху! Находиться здесь стало легче, и я уснул.

Из непрочной пелены полусна меня вывело чувство чьего-то присутствия, ощущения на себе пристального взгляда. Я хотел раскрыть глаза и осмотреться, но веки будто налились свинцом. По привычке я попытался поднять руку, чтобы потереть заспанные глаза. Кожаные ремни моментально напомнили мне о моём положении.

Плевать! К чёрту всё! Пусть делают что хотят!

И тёмная неосязаемая дымка вновь обволокла мой разум.

Мне снился сон. Не было никаких зрительных образов. Только тьма, звуки и ощущения. Сначала это были уже знакомые мне шаркающие шаги, но на сей раз больше чем одной пары ног. Коридор, в котором они раздавались, стал просто бесконечным. Его голые стены рикошетом отбрасывали напавшие на него звуки шагов и, уносясь дальше, раздаваясь одновременно везде и нигде, они стали похожи на автоматную очередь, постепенно превращаясь в неразборчивый шум. Шум нарастал с каждой секундой, сильнее и сильнее, пока мозг мой не стал его игнорировать. Тогда стало тихо. Всё или…

Пространство будто перестало существовать – его жадно сожрала тишина.

- Этого не должно было случиться, - из Ничего выплыл голос. – Мы допустили ошибку. Возьмите анализы, перепроверьте формулу, уменьшите дозировку препарата до одного миллиграмма.

Лёгкий укол. Кровь уходит из вены. А вместе с кровью уходит и сознание. А может даже и жизнь. Когда шприц покинул мою вену, сон прекратился.

Боль – первое, что я почувствовал. Она ощущалась в каждой клеточке тела. Все кости ломило. Я проснулся и сразу дал себе отчёт, что нахожусь совершенно в другом месте, не там, где я помнил себя последний раз. Здесь было темно, жуткая вонь бесследно испарилась, вместо жёсткой кушетки, я ощущал под собой мягкость плетёной пружины под матрацем, большая красивая люстра сменила дребезжащие флуоресцентные лампы. Потолок был выложен лёгкой плиткой из пенопласта с очень знакомым узором.

Мысль о том, что я нахожусь дома, в своей постели, пришла одновременно с первыми слезами. Первыми за всю мою сознательную жизнь! Никакими словами нельзя было выразить той радости, что я испытал.

Сон! Это был всего лишь сон! Сон, который моя фантазия наделила всеми красками и чувствами.

Я плакал, и слёзы холодными каплями стекали к ушам. Никакая обида и боль не могли вызвать у меня этого, но это смог сделать ночной кошмар. Смех, да и только. Улыбаясь и плача, и вытирая со щек и ушей слёзы, я направился на кухню. Надеялся, что рюмка хорошего коньяка приведёт меня в лучшие чувства.

Проходя мимо зеркала, я краем глаза заметил в нём незнакомый силуэт. В следующую секунду всё, что я когда-либо знал о законах жизни, рухнуло. Стоило только взглянуть на своё отражение, как я упал в кресло, стоящее как раз кстати позади меня. В зеркале секунду назад я увидел старика. С лица его сходила улыбка, а на щеках весело играли в лунном свете две мокрые дорожки.

Причина, по которой я всё это писал – ощущение скорой смерти. Будь у меня впереди ещё пара десятков лет жизни, эта история осталась бы в тайне. Но сейчас, когда я уже чувствую руку смерти на плече, я считаю своей обязанностью сообщить людям о том, что все мы живем вслепую, даже и не подозревая о тех ужасах, что творятся у нас под носом.

В ту ночь, когда я обнаружил себя в таком виде, электронный календарь показал дату – 13 декабря 2010 года. Прошло всего три дня с того момента, как я сел в ту злополучную маршрутку и оказался в доме сумасшедшего парапсихолога. Не знаю, что произошло с остальными. Может быть их постигла та же учесть что и меня, но что-то мне подсказывает, что все они мертвы, а тела их лежат в земле пропитанной ужасной атмосферой того загородного дома. Упокой Господь их души, особенно той маленькой девочки. Она никак не могла заслуживать такого.

Что же касается меня, то мне осталось совсем недолго. Я чувствую, с каким трудом сердце гонит по жилам старую кровь. Иногда я задаюсь вопросом, почему я всё ещё жив? Почему моё тело не лежит рядом с телами двух женщин и девочки в земле? И обезглавленного ботаника… А может быть, я сошёл с ума и мой больной мозг, выдумав эту историю, заполняет пустоту сложившуюся вокруг меня, а вместо того, чтобы сидеть и писать эти записи, я карябаю ногтём по мягкой обшивке одиночной комнаты в лечебнице имени Кащенко. Или я всё ещё в том доме, безропотно сношу все эксперименты…

Конечно, мой вид не мог остаться без внимания врачей. Отсутствовал я два дня, так как пятница последний рабочий день. По злой иронии судьбы я никому не был нужен в те выходные, и никто не интересовался моим местонахождением. 13 декабря, в понедельник, я не явился на работу. Начальство осквернилось моим отсутствием, и уже в десять часов утра мне позвонили. Я сослался на острую головную боль и заработал себе лишний выходной. На следующий день, когда я так же не явился на работу, по просьбе начальства ко мне явился мой коллега. Когда он меня увидел, то потерял дар речи. Он ошеломлённо смотрел на меня с открытыми ртом, а я снова рыдал, но на сей раз от жалости к самому себе. Коллега и отправил меня в больницу. Врачи случившееся со мной назвали феноменом. Известное всем «преждевременное старение» не было применимо в моём случае, ибо «никогда процесс старения не протекал в столь короткие сроки, притом, что ранее признаков данного заболевания не наблюдалось». Я ничего им не рассказал. Пусть все они разводят руками, пусть все мои знакомые тычут в мою сторону пальцем, и с отвращением, а может и сожалением, перешептываются за моей спиной, а я буду доживать последние дни в своём доме.

История эта всё всем объяснит, но только тогда, когда я буду мёртв.


Содержание:
 0  вы читаете: Последний маршрут : Илья Дешпис    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap