Фантастика : Ужасы : Глава 12 : Кэтрин Джинкс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 12

Они все ждали.

Ноэл ждал в машине Росса. Все двери седана были открыты. Ноэл сидел на переднем пассажирском сиденье и крутил в руках транзистор Верли, который представлял собой радиоприёмник и плеер одновременно и работал на батарейках. Но единственное, что он слышал, — шум статических помех. Батарейки были в порядке; Ноэл только что с успехом прослушал одну из кассет Верли, а ещё раньше — песню Бетт Мидлер «Ветер под моими крыльями». Значит, что-то другое было не так.

Линда и Роузи ждали в фургоне. Они играли в игру «камень, ножницы, бумага». Луиз ждала вместе с ними, растянувшись на складном диванчике и читая телепрограмму. Питер устроился на заднем сиденье машины Росса и слушал музыку в наушниках, равномерно отбивая ритм пальцем, как метроном. Тук, тук, тук.

Верли не могла спокойно сидеть. Она ходила взад-вперёд, от фургона к машине и обратно, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть на часы, или сделать глоток воды из стакана, оставленного рядом с раковиной, или взглянуть на дорогу. Она беспокоилась из-за Росса. Она очень беспокоилась из-за Росса. Он уехал вместе с Дел и Алеком почти в семь утра, а сейчас было уже, — она сосчитала минуты, — уже без двадцати девять.

Она остановилась рядом с Ноэлом.

— Их уже давно нет, — сказала она.

Ноэл взглянул на неё, перестав крутить ручки радио.

— Прошло почти два часа, — продолжила она. — Они сказали, что вернуться через час. Почему они до сих пор не приехали?

Взгляд Ноэла переместился в сторону сына, но Питер лежал с закрытыми глазами, растворившись в музыке. К этому времени Верли почти перестала беспокоиться из-за детей. Она не выражала своей тревоги в присутствии девочек, потому что Роузи была слишком мала; но с Питером совсем другая история. Сколько лет ему было — тринадцать? Четырнадцать? Он достаточно взрослый, чтобы понимать, что с ними не всё в порядке.

— Я не знаю, почему они до сих пор не вернулись, — тихо сказал Ноэл. — Может быть, у них спустило колесо. Нельзя исключать такой вероятности — машина в ужасном состоянии.

— Думаешь, у них кончился бензин?

— Я не знаю.

Верли крепко прижала ладони друг к другу. Она всегда так делала, когда её нервы были на пределе. Несмотря на то, что она не хотела больше ничего говорить и таким образом озвучивать снедающий её страх, но из-за сильного беспокойства слова вырвались помимо её воли.

— Тебе не кажется, что с ними что-то случилось?

— Я не знаю, Верли.

— Разве мы не можем что-нибудь сделать?

Она произнесла это громче, чем намеревалась, и её восклицание проникло через мягкие подушечки наушников Питера. Он снял наушники и открыл глаза. Потом он сел.

Ноэл моргнул, заметив движение на заднем сиденье.

— Что мы можем для них сделать? — мягко спросил он, но в его голосе прозвучал намёк на укор, который всецело относился к нарушению спокойствия Питера.

— Поехать за ними, — предложила Верли.

— Поехать за ними? — эхом повторил Ноэл.

— Они могут быть в беде, ты так не думаешь?

— Да, но… Я только хочу сказать, что у нас осталось мало бензина. Мы не знаем, где они находятся. Если они действительно попали в беду, то они намного лучше сумеют с ней справиться, чем мы. Они прекрасно подготовились. — Ноэл с сочувствием посмотрел на неё через свои очки в стальной оправе. — Я знаю, что вы беспокоитесь, Верли, но я не думаю, что сейчас нам следует куда-то отправляться. — В машине Дел может запросто перегореть предохранитель или забиться сальник. Возможно, они уже на обратном пути.

— Ты думаешь, что машина сломалась?

— Если это произошло, — попытался успокоить её Ноэл, — Дел обязательно сумеет устранить поломку. Она произвела на меня впечатление очень находчивой и разумной женщины.

— И она возит с собой все запасные части, — вмешался Питер. — Я их видел. Она сказала мне, что сможет завести машину с помощью батарейки от фонарика и укрепить трубку радиатора куском кожи кенгуру.

— Э-э-э… да — Ноэл откашлялся. Верли поняла по выражению его лица, что такие странные заявления он считал совершенно неправдоподобными, как и сама Верли. Тем не менее, он был убеждён, что Дел не застрянет посреди дороги из-за лопнувшей рессоры или протекающего топливного шланга. Он так и сказал.

— Пока я не стал бы беспокоиться из-за них.

Верли подумала, что он говорит это только для того, чтобы успокоить своего сына. Она подумала: это для тебя всё в порядке — ты находишься со своей семьёй. Пусть это было несправедливо, но она презирала его за то, что он не смог оставить своих детей. Когда он предложил поехать с Алеком и Дел, Линда устроила настоящий скандал, но, как и Верли, она согласилась с тем, что Дел не следует ехать с Алеком одной. Поэтому с ними пришлось отправить Росса, и теперь Верли сожалела из-за принятого решения. Какое ей дело до Дел? Росс был её мужем. Он пообещал вернуться через час, но прошло уже почти два часа, а его до сих пор не было.

Это наша машина, захотелось ей сообщить Ноэлу. Это наша машина и наш фургон. А вы обыкновенные попутчики.

Правда, она никогда не осмелилась бы так сказать. Вместо этого она спросила:

— И когда же нам следует начинать беспокоиться, по вашему мнению? — Ей удалось вложить в эти простые слова довольно много сарказма.

Ноэл нахмурился. Потом он вздохнул и посмотрел на часы.

— Ну… я не знаю, — сказал он. — Когда они уехали? В семь часов? Может быть… в одиннадцать?

— В одиннадцать часов?

— Что-нибудь обязательно выяснится до этого времени, Верли.

И Ноэл оказался прав. Потому что в двадцать минут десятого, когда Верли безуспешно попыталась читать (она так нервничала, что её глаза не могли задержаться ни на одной строчке текста), она услышала звук приближающейся машины. Сначала она подумала, что это была машина Дел. Вскочив со своего места за маленьким обеденным столом, она торопливо сбежала по ступенькам фургона, опередив Луиз. Но вскоре она поняла, что этот автомобиль — чей бы он ни был — приближался с севера, а не с юга. Ноэл уже стоял на дороге, повернувшись лицом в сторону Брокен-Хилла. Недалеко от него стояла Линда, загораживая ладонью глаза от солнца. Она пристально смотрела в том же направлении. Линда покинула фургон ещё раньше, чтобы развлечь Роузи игрой в «классики».

Луиз подбежала к матери.

— Сюда кто-то едет? — нетерпеливо спросила девочка.

— Да, — ответила Линда.

— Это Дел?

— Я так не думаю.

Ноэл начал размахивать руками. Он ушёл с проезжей части, когда вдали показался автомобиль. Роуз продолжала беспечно прыгать по нарисованным квадратам. Каждое её движение сопровождалось шаркающим звуком резиновых подошв. «Классики» были начерчены палкой на сухой земле.

— Они сбавляют скорость! — крикнула Линда.

— Пожалуйста, остановитесь, — пробормотала Верли. — Пожалуйста.

Это была машина тёмно-синего цвета с открывающейся вверх задней дверью. Верли не особенно хорошо разбиралась в машинах, но она увидела слово «мазда», выбитое на номерном знаке автомобиля. Довольно новая машина, подумала она, с затемнёнными окнами и красивыми колёсами. Внутри находились два человека.

Водитель оказался молодым блондином в устрашающего размера солнечных очках с зеркальным покрытием. Эта деталь послужила причиной неприязни, мгновенно возникшей к нему у Верли; она считала зеркальные очки оскорбительными и асоциальными. Но у него был приятный голос и он оказался достаточно вежливым, чтобы остановиться и открыть окно со своей стороны.

Нельзя сказать, что у него был другой выбор, потому что Ноэл практически загородил ему дорогу.

— У вас неприятности? — спросил парень.

— Да. — Ноэл поспешил к нему в сопровождении Линды, Верли, Луиз, Питера и даже Роуз. Это чем-то напоминало поведение птиц, налетевших на червяка, и парень даже немного отклонился назад. Ноэл жестом попросил семью оставаться на месте. — У нас большие неприятности. Вы едете из Брокен-Хилла?

— Верно.

— Когда вы выехали?

— Ну… — молодой человек повернул голову, как будто собирался обратиться за помощью к человеку, сидевшему рядом с ним. Насколько могла судить Верли, это была женщина — молодая женщина с тёмными волосами. На ней тоже были солнечные очки, только чёрные. — Джорджи, когда мы выехали? Около двадцати минут назад?

— Двадцать минут! — с ужасом и изумлением воскликнула Линда. Верли могла ей посочувствовать.

— Может быть, полчаса назад, — поправился молодой человек. — Около того. А что? Вы направляетесь именно туда?

— Мы не можем туда добраться, — выпалил Питер, прежде чем Ноэл жестом приказал ему замолчать.

— В настоящий момент на этой дороге застряло много людей, — попытался объяснить Ноэл. Хотя он говорил спокойным и разумным голосом, — хотя выражение его лица было мягким, а взгляд оставался ясным, — Верли прекрасно понимала, что его история прозвучит абсурдно, как бы он ни старался её сформулировать. Она почти поморщилась от своего предчувствия. — По непонятной причине никто из нас не может доехать до Броккен-Хилла или Коомбы. У всех нас кончился бензин. Вчерашний день мы провели в дороге, ехали много часов подряд, и вот где мы сейчас находимся.

— Так-так, — загадочно сказал молодой человек. Его лицо ничего не выражало. Но рядом с ним на своём сиденье пошевелилась Джорджи, испустив глубокий вздох.

— Я знаю, что вы сейчас думаете, — продолжил Ноэл, — но дело в том, что нам пришлось остановиться здесь на ночь…

— И недалеко отсюда стреляли, — перебила его Линда. Она слегка оттолкнула мужа и наклонилась, чтобы обратиться к молодому человеку. — В месте под названием Торндейл, чуть дальше по дороге. Туда ездил водитель грузовика, и он нашёл тела — мы не можем сообщить в полицию, потому что наши телефоны не работают, и мы не можем добраться до Брокен-Хилла.

— Постойте, одну минуту. — Молодой человек поднял руку. Он казался ошеломлённым. — Вы говорите, что здесь стреляли?

— Так нам сказал водитель грузовика.

— Какой водитель грузовика?

— Парень по имени Алек Маллер, — начал Ноэл.

— Сейчас он уехал вперёд вместе с мужем Верли и женщиной по имени Дел Диган, — прервала его Линда. — Они в той же самой лодке, что и мы.

— У Дел ещё осталось немного бензина, — закончил Ноэл, отчаянно стараясь изобразить целостную картину. — Они отправились кое-что разведать и должны были вернуться час назад. Мы не знаем, что с ними случилось.

— Эмброуз. — Женщина, сидевшая в машине, неожиданно заговорила. Своим видом она производила впечатление человека, чьим терпением слишком долго злоупотребляли. Она сидела, прижав пальцы левой руки к голове и облокотившись на край окна. — Скажи им, что мы позвоним в чёртову службу помощи или куда-нибудь ещё.

Линда отшатнулась. Верли была в ужасе; она не верила собственным ушам. Эмброуз откашлялся и робко улыбнулся.

— Э-э-э… да, — сказал он. — Верно. Когда мы приедем в Коомбу, то вызовем для вас помощь. Там должен быть телефон. Если хотите, мы позвоним и в полицию тоже.

— В этом-то всё и дело. — Внешняя сдержанность Ноэла начинала давать трещину; в его голосе зазвучала озабоченность. — У вас может не получиться приехать туда. Вчера мы не смогли. И даже если вы повернёте назад, возможно, вам не удастся вернуться и в Брокен-Хилл. Здесь происходит что-то странное.

— Вот тут вы правы, — громко заметила Джорджи.

— У меня полный бак бензина, — уверенно сообщил Эмброуз. — Я думаю, этого достаточно, чтобы доехать да нашего места назначения.

— Надеюсь, что да, — сказал Ноэл, — но я не стал бы на это полагаться.

— Вам лучше вернуться в Брокен-Хилл. Если вы сможете, — посоветовала Линда. — Правда.

— Но как же Росс? — вмешалась Верли. Она не могла поверить. Неужели они забыли про её мужа? — Если они поедут вперёд, то, возможно, увидят машину Дел. Они смогут помочь…

— Эмброуз. — На этот раз Джорджи почти кричала. У меня болит голова. Поехали.

— Так, послушайте. — Линда была сыта по горло замечаниями Джорджи — это было ясно по её голосу. Она говорила резким тоном, которым она иногда отчитывала детей. — Мы здесь не для собственного удовольствия, понятно? Всё очень серьёзно. Это касается нас всех.

— Да, конечно, — успокаивающе сказал Эмброуз. И мы сделаем всё, что можем. Когда мы приедем в Коомбу, сразу сделаем все необходимые звонки, хорошо?

— А если вы увидите по пути старый многоместный автомобиль, если там что-то сломалось, не могли бы вы остановиться и удостовериться, что всё в порядке? — поспешила попросить Верли. — Или даже привезти моего мужа и всех остальных сюда? Я знаю, что прошу слишком многого, но они вряд ли уехали далеко отсюда.

— Да, да — Верли знала наверняка, что Эмброуз только успокаивал её. Его улыбка казалась нарисованной. — Мы сделаем всё возможное.

— Там может быть опасно! — воскликнула Верли, когда автомобиль медленно двинулся вперёд. — Кто-то стрелял там в людей!

— Вот поэтому нам и не стоит там торчать, — сказала Джорджи, даже не потрудившись понизить голос. Линда прогнала детей от дороги, а Ноэл зашагал рядом с движущейся машиной.

— Конечно, это ваше дело, верить нам или нет, — сказал он. — Возможно, на вашем месте я тоже не поверил бы. Но, как говорится, кто предупреждён, тот вооружен. У вас есть ещё бензин?

— О да, — с сарказмом ответила Джорджи, — у меня осталось немного в сумочке.

— Не обращайте на неё внимания, — сказал Эмброуз. — У неё похмелье.

— Просто не забывайте о том, что мы вам сказали, — попросил Ноэл. — Если через полчаса вы не доедете до ручья Пайн-Крик, значит, что-то не так.

— Хорошо.

— Поверните назад, прежде чем собьётесь с пути! — крикнул Ноэл, когда автомобиль начал набирать скорость. Машина с рёвом понеслась по дороге, водитель несколько раз махнул рукой. Через минуту или около того они скрылись из поля зрения.

Глядя, как машина исчезает вдали, Верли была готова разрыдаться.

— Ты думаешь, что они остановятся помочь Дел, Алеку и Россу? — со слезами в голосе спросила она.

— Бог знает, — кратко ответила Линда. Очевидно, она тоже была не в самом лучшем настроении. — Ну и парочка.

— Мама, они были с нами грубы, да? — заметила Луиз.

— Очень грубы, дорогая. Очень.

Тогда Питер что-то пробормотал. Его слова было практически невозможно услышать, но Ноэл сразу же повернулся в его сторону.

— Что такое, Пит?

Питер пожал плечами.

— Я только сказал, что они получат то, что заслуживают, — ответил он.

— Что ты этим хочешь сказать? — Ноэл сдвинул брови, и Питер снова пожал плечами.

— Я хочу сказать, что они заблудятся. Как мы. И рядом с ними никого не будет, — объяснил он. Затем его глаза расширились, словно ему в голову пришла какая-то ужасная мысль. — Я не имел в виду то, что их могут застрелить, — запинаясь, сказал он. — Я не это хотел сказать.

Последовало краткое молчание. Роуз начала раскачиваться на руке матери, выпрашивая напиток. Луиз опять пошла к фургону. Верли внезапно пришло в голову, что она могла бы попросить Эмброуза подвезти её. Разумеется, Фергюсоны не поместились бы, но она могла бы поехать. И Эмброуз мог бы её высадить, как только они увидели бы автомобиль Дел — где бы он ни был — и они с Россом снова были бы вместе. Почему это не пришло ей в голову раньше? Почему она не подумала об этом, когда у неё был шанс?

Но потом она стала размышлять дальше. Во-первых, она не вынесла бы компании людей в той машине. Во-вторых, Джорджи наверняка не позволила бы ей и близко подойти к машине. И что могло бы случиться, если бы они не встретили автомобиль Дел? Верли была бы вынуждена оставаться одна с Эмброузом и Джорджи, которые не внушали ей никакого доверия и никакой симпатии.

Нет, возможно, для неё было лучше оставаться здесь. По крайней мере, у неё был фургон. Росс вряд ли одобрил её, если бы она бросила фургон.

— Будем надеяться, что со следующей машиной нам повезёт больше, — заметил Ноэл.

— Будем надеяться, что следующая машина вообще появится, — печально сказала Линда, и Ноэл ободряюще похлопал её по плечу.

— Конечно, появится. На этой дороге? Здесь будет множество машин. — Ноэл неуверенно улыбнулся. — А их владельцы не будут похожи на эту парочку.

Верли от всей души надеялась, что он окажется прав. О господи, подумала она. Господи, когда это закончится?

* * *

— Я иду внутрь, — объявила Дел.

Она уже поставила одну ногу на землю, собираясь выйти из машины. Рядом с ней порывистый ветер слабо раскачивал входную дверь, а венецианские жалюзи постукивали об оконные рамы. Алеку совсем не нравилось, как выглядят эти жалюзи. За ними кто-нибудь может прятаться. Все окна на этой стороне дома были не занавешены от посторонних взглядов, кроме одною, с венецианскими жалюзи.

— Тебе нельзя идти одной, — сказал Росс.

— Я возьму с собой Монгрела. Монгрел! Сюда, малыш! — Дел громко свистнула через зубы — три раза, а потом через некоторое время ещё раз. Монгрел снова исчез. Сначала он пропал за углом дома, но через пять минут или около того он снова появился и направился в южную сторону, пока он не скрылся из виду за сияющим гаражом. Он неторопливо бродил по двору, помахивая хвостом и опуская голову в земле. Казалось, ничто не внушало ему опасений. Невозмутимый вид собаки подействовал на Алека успокаивающе. Поведение Монгрела означало, что им не стоило беспокоиться.

Но сейчас собаки не было. Монгрел где-то пропал, и хотя Дел сказала, что он залает, если кого-нибудь обнаружит, Алек не был так в этом уверен. Монгрел не был похож на собаку, которая может позволить себе тратить энергию. И он совсем не был похож на сторожевую собаку.

— Монгрел! — Дел опять свистнула. Алек дёрнулся. Весь этот шум заставлял его нервничать.

— Не надо кричать, — попросил он.

— Вот он, — сказал Росс.

— Монгрел! Сюда, малыш!

Пёс появился из-за курятника (или это был загон для овец?), который находился к югу от гаража. Он подбежал к ним с высунутым языком. Дел толчком открыла дверь. Она вышла из машины и присела, чтобы приласкать собаку. Она делала это одной рукой; другой она придерживала свою винтовку.

— Хороший мальчик, — сказала она. — Молодец.

— Будь осторожна, Дел. — Алек пристально рассматривал заднюю часть дома. — Там может кто-нибудь находиться.

— Мы пойдём и посмотрим. — Она встала и так взяла винтовку, чтобы приклад находился у неё подмышкой, а ствол балансировал на ладони левой руки. — А вы, парни, смотрите по сторонам.

— Ты не можешь идти туда одна, — запротестовал Росс. Бросив на него беглый взгляд, Алек заметил выражение его глаз и покраснел. Было ясно, что думал Росс. Росс думал, что любой крепкий молодой парень, который считал себя хотя бы наполовину мужчиной, должен вызваться пойти в дом вместе с Дел.

Или вместо него это должен сделать Росс, седой пенсионер, страдающий от склероза?

Алек подумал о том, как он может поступить. С одной стороны, он не хотел, чтобы его посчитали трусом и негодяем. С другой стороны, ему очень не нравился этот дом. Но у Дел было ружьё — это тоже стоило принимать во внимание.

— Ты сядешь за руль, — наконец, объявил он, приняв решение. — Дел, подожди! Я иду с тобой! Росс, приятель, — продолжил он с еле заметным намёком на угрозу, — ты лучше будь готов ехать в любую секунду, если нам понадобиться скрыться.

— Хорошо, — сказал Росс.

Алек вышел из машины. Пригнувшись к земле и втянув голову в плечи, он поспешил за Дел, которая уже стояла у крыльца. Когда она открыла входную дверь для Монгрела, Алек повернулся назад, чтобы изучить ближайшие окрестности. Его взгляд нервно перемещался от куста к машине и фургону. Бесконечная, пустынная местность, простиравшаяся за оградой — красная земля и серебристо-синие вершины каменной гряды, видневшейся у самого горизонта — не оставляли никакой надежды на укрытие. Солнце стояло довольно высоко. В небе застыли редкие перистые облака.

— Пойдём, — сказала Дел. Она последовала за Монгрелом в дом, который поглотил Алека, словно туннель. Там было так тепло, что он совершенно ничего не мог разглядеть. Но он чувствовал множество запахов — табак, апельсины, пригоревший жир, грязные ковры. Ничего гниющего. Ничего отвратительного. Он услышал, как впереди него по линолеуму застучали когти Монгрела.

Где-то капал кран.

Дел исчезла за дверью, находившейся слева от неё, продолжая следовать за Монгрелом. Алек вошёл в комнату следом за ней — его глаза ещё приспосабливались к полумраку — и оказался в большой солнечной кухне, которая заставила его вспомнить об умершей бабушке. Может быть, так на него подействовала китайская ваза для печенья, сделанная в форме кошки, или старый холодильник, или громкое тиканье часов. Может быть, это воспоминание вызвал деревянный буфет, выкрашенный в светло-зелёный цвет.

Какой бы ни была причина, но вопреки всякой логике он внезапно почувствовал себя в безопасности.

— Проверь нижние ящики буфета, — сказала Дел.

— Что?

— Здесь находится ребёнок, помнишь? Проверь ящики.

Когда Дел покинула комнату, Алек занялся буфетом. Он обнаружил лук, картошку, собачий корм, сковородки, консервы, овсяную крупу, сахар, чай — всевозможные съестные припасы, — но там не прятался никакой ребёнок. Ещё он снял трубку большого чёрного телефона, стаявшего недалеко от двери, и с ужасом понял, что не слышит гудка.

Он чуть не швырнул бесполезный аппарат в стену.

— Телефон не работает, — объявил он.

— Что? — голос Дел эхом отозвался в коридоре. — Что там?

— Телефон не работает!

От Дел никакого ответа Алек осторожно покинул кухню (почему она не отвечает?) и зашёл в следующую по коридору комнату. Там он обнаружил Дел, которая хладнокровно обшаривала шкаф. Монгрел уже перешёл к другой комнате, длинной и узкой, которая казалась забитой почти до потолка старым хламом выдвижными ящиками, журналами, клюшками для гольфа, пепельницами, ящиками для обуви, пластинками для граммофона, абажурами. Один из ящиков был открыт, из него торчали старые носки и пожелтевшее бельё. Ещё больше одежды лежало кучей на полу, перед шкафом, который стоял с распахнутыми настежь дверьми. Алеку показалось, будто кто-то небрежно перебирал рубашки, штаны и пиджаки, отбрасывая в сторону то, что не нравилось.

Но, несмотря на весь беспорядок, здесь не было такого места, где мог бы спрятаться человек — даже под кроватью громоздился хлам. В ванной тоже не было места. Но ванная содержала зловещие следы. Влажное полотенце, свисавшее с вешалки, было испачкано розоватыми пятнами. На раковине тоже можно было различить светло-розовые брызги.

Алек сглотнул.

— Дел? — хрипло позвал он.

Она неожиданно появилась рядом с ним.

— Ты видел тот чемодан? — спросила она. — В первой комнате? Он был наполовину пуст.

— Словно кто-то собирал вещи?

— Там была детская одежда. Кажется, вещи для мальчика.

— Смотри, — сказал Алек. — Он показал на полотенце.

Дел прищёлкнула языком. Она сделала шаг вперёд, взяла краешек полотенца и осторожно понюхала его.

— Мне это не нравится, — сказала она. — Выглядит так, словно кто-то никуда не спешил.

— Может быть, нам стоит проверить чердак? — предложил Алек. — Просто на всякий случай.

— И фургон, — добавила Дел. — И гараж.

— Я думаю, что они ушли, Дел. Я не думаю, что тут кто-то остался.

— Не стоит рисковать.

Дел послала Алека сообщить Россу, что в доме всё чисто. Потом она взяла стул, встала на него и просунула голову — вместе со стволом ружья — в выход на чердак. Туда проникало ровно столько света, чтобы Дел могла удостовериться, что на чердаке не было ничего, кроме мышеловок.

— Там всё в порядке, — сказала она Алеку, когда он вернулся. — Дом безопасен. Я проверю сараи, а ты можешь начинать кое-что грузить в багажник моей машины. — Здесь множество полезных вещей. Полно еды. Резервуар с водой.

— Прямо сейчас? — воскликнул Алек. — Я должен грузить машину сейчас?

— Время не стоит на месте, Алек.

— Тебе не кажется, что мне лучше пойти с тобой? Почему бы продуктами не заняться Россу?

— Потому что я хочу, чтобы он находился на своём месте. Следил за задней дверью. Отсюда мы не можем её видеть.

— Но я всё же считаю, что мне следует пойти с тобой.

Хотя Алек не испытывал большого желания рассматривать трупы, которые ждали их во дворе, ещё меньше ему хотелось упускать из виду ружьё. Поэтому он убедил Дел, что ей может потребоваться ещё одна пара глаз — не считая глаз Монгрела, — и она согласилась. Он мог присоединиться к ней во время небольшой «разведки» во дворе. Сам Монгрел уже занялся обследованием куч хлама, которые возвышались среди кустарников, словно обломки скал. Он не высказывал никаких признаков волнения или тревоги, обнюхивая их, хотя был явно заинтересован некоторыми участками земли, на которых, судя по их положению, мог оставаться запах других собак.

Он повёл себя довольно осторожно, когда наткнулся на тело, лежавшее рядом с гаражом. Когда Дел и Алек приблизились, он отошёл в сторону. Это было тело Грэхема, вне всякого сомнения; Алек узнал рыжеватые волосы и бородку. Один быстрый взгляд — раскинутые по сторонам руки, сведённые судорогой ноги, открытый рот, кровь — (так много крови!), — и Алек больше не мог смотреть на него. Он отвернулся. Казалось, что всё его тело болело, выражая протест против встречи с ещё одним обезображенным телом. Сколько ещё тел может увидеть человек, прежде чем он сойдёт с ума? Они будут преследовать его долгие годы — он это знал. Они населят его сны.

Алек рассматривал куст, растущий за оградой, пока Дел отважно пыталась нащупать пульс. В воздухе уже стоял запах — неприятный запах гниения, — но пока он был не слишком сильным. Пока ещё нет.

— Ничего, — тихо сказала Дел.

— Не трогай его, — хрипло заговорил Алек, облизнув пересохшие губы. — Нам нельзя их трогать — здесь могут быть улики.

— В него стреляли.

— Да?

— Думаю, два раза. Может быть. Я не знаю.

— Пойдём, — сказал Алек.

Они осторожно продвигались в сторону «лендровера», который наверняка мог бы спасти братьев, решил Алек. Внешне автомобиль казался не особенно крепким. Столкновение с деревом было действительно очень сильным; капот погнулся и смялся, масло вытекло на землю, повсюду рассыпались осколки стекла. Но даже такой сильный удар не мог быть причиной возникновения кровавой картины, которую они увидели внутри. Салон машины напоминал бойню. Одного беглого взгляда оказалось достаточно для Алека, а Дел вскоре признала, что искать пульс было бессмысленно.

— У него нет половины головы, — хрипло сказала она.

Алек на мгновение закрыл глаза.

— Да прибудет с ними милость Господня. Кто мог такое с ними сделать?

— Проклятый маньяк, — тоже хрипло ответил Алек.

— Нам лучше проверить гараж.

Они осторожно пересекли открытое пространство, отделявшее их от гаража, словно солдаты-пехотинцы в каком-нибудь старом фильме о войне. Оба старательно отводили взгляды от лежавшего неподалёку трупа. Дел вошла первой, делая осторожные шаги. После каждого шага она останавливалась, чтобы прислушаться, потому что её глаза пока не привыкли к темноте. Алек шёл следом за ней, тяжело дыша. В гараже стоял сильный запах бензина.

— Я чувствую запах! — прошептал он.

— Ш-ш!

Но из глубины помещения, заваленного какими-то вещами, не доносилось никаких подозрительных шорохов и скрипов. Каждый угловатый предмет оставался неподвижным. Увидев, как между ними ходил Монгрел, высунув язык, Алек почувствовал себя увереннее. Он начал осматриваться по сторонам и обнаружил канистру с маслом, стремянку и бензопилу.

— Я постою на входе, — сказала Дел. — Посмотри, нет ли там бензина, ладно?

— Да. Хорошо.

Запах бензина был таким сильным, что у Алека начала кружиться голова. Было похоже на то, будто одна из канистр протекла. Монгрелу запах явно не нравился; он повернул назад и выбежал из гаража после самого поверхностного осмотра. Пошарив рукой по твёрдому земляному полу, Алек сделал два открытия: что земля была немного влажной — влажной от бензина (он понюхал пальцы) — и что повсюду были разбросаны пустые канистры, словно осыпавшиеся лепестки роз.

— Боже, — сказал он. — Чёрт возьми.

— Что там? — Дел бросила через плечо озабоченный взгляд, оставаясь на своём посту у двери.

— Кто-то вылил весь бензин. На землю.

— Намеренно?

— Похоже на то.

Дел кашлянула.

— Это плохо, — через некоторое время сказала она.

Алек отступил назад, кашляя и думая о том, что ему теперь делать с ботинками. Наверняка подошвы пропитались бензином — не опасно ли будет в них ходить?

— Есть какой-нибудь признак присутствия ребёнка? — спросила Дел.

— Нет.

— Где же он может быть?

Алек пожал, плечами, с опаской осматривая ближайший курятник. После более пристального осмотра курятник показался ему похожим на собачью будку. Внутри что-то было, но там кишели насекомые.

— Может быть, он убежал, — предположил Алек. — Ты будешь смотреть там?

— У меня нет другого выбора, так?

В собачьей будке лежала ещё одна мёртвая собака. Полуразваленный курятник рядом с перечным деревом был пуст, если не считать обломков дерева и ржавых консервных банок. Фургон, который они осмотрели следующим, был необитаем, хотя он содержал некоторые признаки присутствия человека там была грязная кружка, открытый пакет песочного печенья, номер журнала «Ридерз Дайджест» с закладкой, оставленной между страницами. Обложка журнала была слегка потрёпанной, и повсюду пахло крепким табачным дымом.

Ещё там была фотография. Она оказалась очень старой — ей было не меньше пятидесяти лет — и изображала улыбавшуюся женщину в летнем платье.

Помедлив, Алек взял фотографию.

— На дороге был старик, — сказал он. — Там… Старик и женщина.

— Но не было ребёнка, — закончила Дел. Она заглядывала в ящики кухонной мебели, которые большей частью были пусты. — Здесь почти ничего нет. Сардины. Леденцы от кашля.

— Я заберу их в машину, — предложил Алек.

— Но где ребёнок? Мы не можем уехать без него.

Алек в замешательстве обернулся.

— Что ты хочешь этим сказать? — требовательно спросил он.

— Мы должны найти ребёнка, Алек.

— Нет, не должны.

— Да, должны.

Алек был напуган. Найти ребёнка? Здесь были тысячи гектаров пустыни, не говоря уже о сумасшедшем убийце. Как они могут отыскать маленького ребёнка?

— Может быть, ребёнка здесь давно нет, Дел, — заметил он. — Может быть, он убежал с кем-нибудь ещё. Может быть, его похитили. Что бы мы ни думали, сейчас он может находиться в чёртовом городе. Ради бога, не делай глупостей.

— Но…

— Мы должны вернуться назад, Дел! Мы сказали, что скоро вернёмся! Боже, мы опоздаем на несколько часов, особенно если нам придётся грузить машину продуктами!

Дел поразмыслила над его словами и была вынуждена признать, что он говорил разумные вещи. Но ей всё же не хотелось отказываться от поисков пропавшего ребёнка.

— Я поищу его, — сказала она, — пока вы займётесь машиной.

— Нет, Дел.

— Почему?

— Потому что нам нужен человек, который будет нас охранять, ради бога! — Алек терял терпение. Душный фургон, боль в висках, неприятное чувство в животе, слабый запах бензина, исходивший от его ботинок, — всё это плохо действовало на него. — Мы здесь как подсадные утки, дай нам передохнуть!

Дел вздохнула. Она провела рукой по своим жёстким, как проволока, седым волосам и ещё раз осмотрела фургон: висевшие занавески, раковина «Ламинекс», пепельницы, разрисованные настенные часы.

— Не могу в это поверить, — пробормотала она, качая головой. — Это мог быть мой дом… Я не могу в это поверить…

— Просто поверь, — кратко сказал Алек.

Затем, почувствовав неожиданный приступ тошноты, он выскочил за дверь, бегом спустился по ступенькам, и его вырвало на поросшую травой землю.

* * *

Кол не остановился в придорожной гостинице Коомбы, потому что перед ней стояло несколько мотоциклов. Не маленькие и аккуратные японские игрушки, а большие, переделанные, американские бастарды. Он пытался относиться с оптимизмом к подобным вещам, но иногда он чувствовал слишком большую усталость. Он не думал, что сумеет справиться с компанией байкеров. Только не перед посещением Элспет.

Он не мог позволить себе тратить энергию.

Дорога за Коомбой не отличалась разнообразием. Можно было заснуть за рулём, если не думать об осторожности. Кол никогда не забывал об этой опасности. Поскольку он так рано просыпался по утрам, то он имел склонность впадать в дремоту, если его разум был занят не полностью, — например, за игрой в крикет или за ожиданием Мойры в машине. Поэтому он достал очень жгучую мятную конфету из бардачка и энергично начал её жевать. Когда с конфетой было покончено, он включил радио. Но с приёмом уже возникали трудности, и звук всё чаще и чаще прерывался статическими помехами. Наконец ему пришлось выключить радио и поставить кассету в маленький проигрыватель. Несмотря на то что когда-то магнитофон переживал лучшие дни (почти все чёрные пластмассовые кнопки давно отвалились и аппарат со всех сторон был заклеен липкой лентой), он оставался крепким и надёжным. Он никогда не выплёвывал зажёванную коричневую ленту и не отказывался возвращать оказавшуюся внутри кассету. Напротив, магнитофон являлся самым послушным прибором всего грузовика, и он час за часом изливал прекрасную музыку, в то время как под капотом всегда что-то стучало и громыхало.

Кол наслаждался музыкой. Он обладал небольшой коллекцией классических произведений, которую он слушал снова и снова. В неё входили «Увертюра 1812 года» Чайковского, «Дэмбустерский марш», любимые арии из «Кармен», «Мессия» Генделя. На этот раз он выбрал «Девятую симфонию» Бетховена, чтобы она придала ему храбрости. Он был почти уверен в том, что эти поездки в Брокен-Хилл вытягивают из него жизнь. Медленно, но верно они уничтожают его. Он заставлял себя не размышлять о неприятных аспектах жизни, но иногда это было очень трудно, — особенно когда ты стареешь. Когда твои друзья болеют пневмонией, эмфиземой и остеопорозом. Когда твоя сестра деградирует на глазах — превращается в растение. Он знал, что однажды у него не останется сил, чтобы вернуться назад. Не сразу. Ему придётся где-нибудь переночевать, чтобы прийти в себя.

Если бы у него были внуки, это могло бы помочь. Но его никудышный сын не отличился даже в этом. Колу не придётся увидеть молодую жизнь, которая наполнит последние годы его жизни теплом и радостью. Конечно, если не считать его маленькую соседку.

Кол иногда пытался понять, что он сделал не так, воспитывая Кевина, — в чём они с Хэлен были не правы. Он всегда твёрдо верил, что Кевин пошёл в своего дядю Морриса, ни на что не годного брата Хэлен. Что можно сделать с такими генами? Казалось, что Моррис родился эгоистом. Он не знал ничего другого, кроме как пьянствовать, жить за чужой счёт и скитаться по родственникам и знакомым. Кол никогда не шёл на поводу у Кевина. Он никогда не баловал сына, но он давал ребёнку всё, в чём он может нуждаться, — дом, еду, одежду, подарки на день рождения, советы, деньги на время учёбы, деньги на образование за рубежом, деньги на то, чтобы устроиться в Мельбурне… И что в итоге? Кевин жил за счёт своих подружек, за счёт государства, за счёт матери, даже за счёт бедной Элспет, когда её разум начал терять ясность. Кол с силой сжал руль, когда подумал об этом. Он прогнал воспоминание; но он знал, что оно ещё вернётся. Во мраке ночи, во время обеда в клубе или за игрой в кегли. Оно будет преследовать его, как маленькая назойливая оса, стараясь пробить его тщательно выстроенную защиту и прогнать чувство удовлетворённости жизнью. Он никогда не простит сына за то, что он воспользовался состоянием Элспет. Именно тогда он отвернулся от него, оставив всякую надежду на исправление своего сына-паразита. Кол решил, что у него есть собственная жизнь и он не может прожить жизнь Кевина за него.

Конечно же, это разрушило его брак. Нельзя сказать, что к тому времени он и Хэлен ничем не отличались от той пары, которую венчали в церкви, принадлежавшей её отцу, недалеко от Бендиго.[22] Тогда они были очень молоды, а потом превратились в разных людей. Но им удавалось уживаться вместе, пока не случилось несчастье с Элспет. После этого они сделались чужими друг другу. Хэлен продолжала искать оправдания поведению своего сына, даже когда он отказывался посещать Элспет в больнице. Кевин жаловался, что его слишком огорчает видеть её в таком состоянии. И она верила в это сама.

Кол, который уже привык к больницам, стыдился поведения своего сына. Страдания могут лишить мужчину мужественности, но это не значит, что он будет прятаться от них. Наоборот. Во время каждого посещения он появлялся с букетом цветов и всеми семейными новостями, которые он старательно сумел собрать. Кевин был пьян или одурманен наркотиками даже на похоронах собственной матери. Кол был уверен в этом. Его мысли вернулись к настоящему времени, когда его взгляд упал на какой-то предмет, маячивший впереди. Моргнув несколько раз, он понял, что это была машина. Нет — машина и человек. Перед ним возникли две отдельные фигуры, которые становились всё отчётливее по мере приближения Кола. Машина оказалась мини-грузовиком, но не совсем таким, за рулём которого сидел Кол. Несмотря на толстый слой пыли и вмятины на боках перед ним была совершенно новая модель, тёмно-синяя, с тонированными окнами и торчавшей вверх антенной. Зловещий автомобиль — большой, тяжёлый и вызывающий.

Его водитель представлял разительный контраст. Медленно подъезжая к нему, Кол удивился тому, насколько молод был этот мужчина. Ему было не больше тридцати пяти лет. Издалека он показался ему намного старше — возможно, из-за одежды. Например, этот покрой рубашки; сегодня подобную рубашку вряд ли можно было увидеть на мужчине младше пятидесяти лет. Брюки тоже показались ему старомодными. Нечто подобное мог носить Грегори Пек или Гэри Грант. И они плохо на нём сидели. Кол заметил и это тоже. Они были слишком короткими и открывали лодыжки.

Кол перевёл взгляд на лицо странного владельца автомобиля и отметил небритый подбородок и крючковатый нос. Парень сильно обгорел на солнце. Но после более внимательного осмотра он показался ему вполне безобидным невысокий и жилистый с глубоко посаженными глазами и впалыми щеками, он выглядел так, словно в последнее время плохо ел. В целом он показался Колу довольно странным.

— Ты в порядке, приятель? — спросил Кол, убавляя громкость магнитофона. Теперь Девятая симфония Бетховена звучала еле слышно.

Владелец автомобиля вытер руки о пыльные штаны бежевого цвета. Он нервно взглянул вперёд на дорогу.

— Э-э-э…

— Проблема с машиной?

— Да… — Это слово, похожее на резкий выдох, ему удалось выговорить с трудом. Кол подумал о том, нет ли у парня проблем с речью. У него был такой же замкнутый, немного настороженный вид, как у одного из бывших сотрудников Кола, страдавшего от плохо прооперированной волчьей пасти. Бедняга. Он едва мог открывать рот.

Но вскоре стало ясно, что проблема заключалась не в способе выражения мыслей. Парень просто испытывал сильное смущение. Пристыжено покраснев, владелец автомобиля что-то пробормотал. Он почесал шею и шаркнул ногой.

— Что? — переспросил Кол. — Тебе придётся говорить громче. Я уже не так молод, как когда-то.

— У меня кончился бензин, — признался молодой человек удивительно грубым голосом. Он криво улыбнулся, и по одной щеке поползли морщины. — Бог знает, как это могло произойти.

— Настоящая обжора, да? — заметил Кол, окинув понимающим взглядом новую машину, стоявшую перед ним. Её водитель оглянулся назад, продолжая нервно переступать с ноги на ногу.

— Точно, — сказал он.

— Ну, тебе не повезло, приятель, — сказал Кол — У меня нет лишнего бензина. Хочешь поехать со мной или подождёшь кого-нибудь ещё?

Молодой человек помедлил. Казалось, что он в растерянности. Кол подумал о том, что этот парень в одежде из Армии Спасения и за рулём такого шикарного автомобиля может здесь делать. Ему бы больше подошла старая развалюха времён Депрессии, подумал Кол.

Может быть, он его украл?

— Ты едешь из Брокен-Хилла? — продолжил расспросы Кол. Мини-грузовик смотрел в южную сторону. — Потому что я направляюсь именно туда. — И если он не поторопится, то не успеет приехать вовремя. — Выбирай, приятель, — нетерпеливо добавил он. — Просто я не могу себе позволить терять время.

— Спасибо, — сказал молодой человек. Слово с трудом вырвалось у него из груди. — Я еду с вами.

— Коомба ближе…

— Я еду.

Он обошёл вокруг кабины грузовика Кола, направляясь к боковой двери. Но, оказавшись рядом с ней, он помедлил. Затем взгляд его светлых глаз упал на собственную машину.

— Хочешь что-нибудь взять с собой? — спросил Кол. — Можешь забросить вещи в кузов.

Но молодой человек покачал головой и залез на сиденье рядом с Колом. Он съёжился, втянув голову в плечи и обхватив себя руками за колени. Мускулы лица были напряжены. Он даже не посмотрел по сторонам, когда Кол поменял передачи и снова тронулся с места, оставляя другой автомобиль позади.

Казалось, он был чем-то озабочен.

— Красивая машина, — сказал Кол. — Она новая?

— Нет.

— Наверное, стоит немало, — не отставал Кол. У него было подозрение, что на самом деле машина не принадлежала этому парню, и он был очень удивлён, когда его замечание вызвало бурный поток слов.

— Я купил её у одного приятеля. На деньги, полученные от страховки. Произошла авария. Проклятый кенгуру, чертовски большой, размером с корову, выскочил на дорогу прямо перед машиной посреди ночи. Глаза, как фары. Прыгнул прямо на меня.

Кол моргнул.

— Понятно, — сказал он. — Бывает, что кенгуру выскакивают на дороги.

Молодой человек засопел и посмотрел в окно. Кол не знал, что ему думать. Этот парень не казался пьяным и не был под кайфом, но с ним что-то было не в порядке. Кол не мог определить сразу, что именно. Желая узнать больше информации, он спросил:

— Кстати, как тебя зовут? Моё имя Кол.

— Джон.

— У тебя в Брокен-Хилле живёт кто-то из семьи, Джон?

— Нет.

— А у меня там сестра. И племянница. Неплохое место, этот Брокен-Хилл. Ты там живёшь?

Краткая пауза. Джон пошевелился и начал потирать руки.

— Нет, — наконец сказал он.

— Ты из более дальних мест?

Джон кивнул.

— Квинсленд? — спросил Кол, и Джон перевёл на него взгляд глубоко посаженных, покрасневших глаз.

— Я думал, что мой приятель поможет мне, — выдохнул он. — Я думал, что у него есть для меня работа, но я ошибался. Я потерял своё прежнее место.

— Вот как, — сказал Кол.

— Я отработал там восемь лет, а они выкинули меня на улицу. Без всякой причины. — Резкий голос стал ещё резче. — Потом из-за кенгуру разбилась моя машина. Лучший друг оказался подлецом. От меня ушла жена. Всё шло одно за другим, словно какое-то проклятие. Мне казалось, будто я в кошмарном сне.

— А сейчас у тебя кончился бензин, — сказал Кол. — Плохи дела.

Тем не менее, в его голосе прозвучал намёк на облегчение, потому что теперь он знал, в чём дело. Он знал, почему у Джона был такой нервный и затравленный вид. Бедняге в последнее время просто не везло. Его жизнь катилась ко всем чертям. Десять к одному, что он находился на грани нервного срыва.

Ну, тогда всё в порядке. Кол мог с этим справиться. Нет ничего постыдного в слабости, если ты потерял всё, чего достиг за свою жизнь.

Другое дело, если ты ничего не достиг и тебе нечего терять.


Содержание:
 0  Дорога The Road : Кэтрин Джинкс  1  Глава 1 : Кэтрин Джинкс
 2  Глава 2 : Кэтрин Джинкс  3  Глава 3 : Кэтрин Джинкс
 4  Глава 4 : Кэтрин Джинкс  5  Глава 5 : Кэтрин Джинкс
 6  Глава 6 : Кэтрин Джинкс  7  Глава 7 : Кэтрин Джинкс
 8  Глава 8 : Кэтрин Джинкс  9  Глава 9 : Кэтрин Джинкс
 10  Глава 10 : Кэтрин Джинкс  11  Глава 11 : Кэтрин Джинкс
 12  вы читаете: Глава 12 : Кэтрин Джинкс  13  Глава 13 : Кэтрин Джинкс
 14  Глава 14 : Кэтрин Джинкс  15  Глава 15 : Кэтрин Джинкс
 16  Глава 16 : Кэтрин Джинкс  17  Глава 17 : Кэтрин Джинкс
 18  Глава 18 : Кэтрин Джинкс  19  Глава 19 : Кэтрин Джинкс
 20  Использовалась литература : Дорога The Road    



 




sitemap