Фантастика : Ужасы : Глава 14 : Кэтрин Джинкс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 14

В итоге Алек оказался в машине Росса.

Было решено, что Кол поедет первым и будет показывать путь, затем последует машина Дел, а замыкать шествие будет Росс. Фергюсоны поехали с Дел, в то время как Алеку, Эмброузу и Джорджи пришлось тесниться на заднем сиденье седана Гарвудов. Никто не испытывал сильного желания ехать вместе с Джорджи, но Дел справедливо заметила, что Фергюсоны должны оставаться все вместе, а в грузовике Кола могло удобно разместиться не больше двух человек.

Таким образом, Джон — худощавый парень с крючковатым носом — оказался на переднем месте ведущего автомобиля. Алек обнаружил, что сидит рядом с Эмброузом, потому что Джорджи хотела занять место у окна и ещё она хотела, чтобы с другой стороны сидел Эмброуз.

Казалось, что Джорджи всегда получает то, что она хочет.

Алек не мог сказать о ней ничего определённого. Он долго ломал голову, но ему так и не удалось вспомнить, чтобы он когда-нибудь встречал Джорджи в Брокен-Хилле. Если она действительно родилась здесь, думал он, то не исключено, что она уехала из города в довольно раннем возрасте. Или с тех пор она сильно изменилась. Это было более чем вероятно. В своём нынешнем одеянии, с ярким макияжем, проколотой ноздрёй и крашеными волосами она наверняка сильно отличалась от девочки, игравшей в прятки в парке Стерт. Вместе с тем она была на несколько лет моложе Алека. Возможно, он просто не обратил на нее внимания. Брокен-Хилл был крупным городом в отличие, скажем, от Кобара. Совсем не обязательно, что вы узнаете любого человека, которого видели гуляющим по Арджент-стрит.

— Очень мило с вашей стороны, что вы согласились нас подвезти, — сказал Эмброуз уже, наверное, в четвёртый раз (он обращался к Гарвудам). — Мы очень вам благодарны.

— О, не стоит благодарности, — сказала Верли.

— Мне кажется, что трудности пробуждают в людях самые лучшие качества.

— М-м-м.

— Знаете, у нас есть мобильный телефон, но, кажется, здесь он не работает.

— Он и не будет работать, — объяснил Росс. — Все мобильные телефоны здесь не работают. Они находятся вне зоны действия сети.

— Какая нелепость, — с раздражением заговорил Эмброуз. — Как раз здесь они действительно могут понадобиться. С этим нужно что-нибудь делать.

Ответа не последовало. Алек рассматривал местность, проносившуюся за окном машины, и пытался определить, меняется ли она. Возможно, было ещё слишком рано говорить об этом. Мимо него в гипнотическом ритме мелькали белые столбики. Через неодинаковые промежутки пространства показывались серебристо-зелёные заросли кустарников и жёлтые пучки травы, росшие на красноватой земле.

— Где вы родились, Эмброуз? — спросила Верли, явно пытаясь поддержать вежливый разговор. Прямо перед ними автомобиль Дел резко вильнул в сторону, чтобы избежать столкновения с трупом кенгуру.

Алек нахмурился. Сбитое животное? Он не помнил, чтобы в последнее время ему встречались погибшие на дороге животные. Он никого не видел после того вчерашнего кенгуру, лежавшего недалеко от пересечения ручья Пайн-Крик с дорогой.

— Я из Мельбурна, — с готовностью ответил Эмброуз.

— Да? А мы с Россом из Сиднея. Мы не очень хорошо знаем Мельбурн, хотя мы некоторое время там жили.

— Понятно.

— Вы ездили в отпуск?

— Не совсем. Мы были на похоронах. Умерла бабушка Джорджи.

— О, мне так жаль.

Когда Росс объезжал раздувшийся труп мёртвого кенгуру, Верли повернулась, чтобы посмотреть назад. На её лице застыло сочувственное выражение. Но Джорджи продолжала упрямо смотреть в окно, абстрагируясь от всего, что происходило в машине.

Алек последовал её примеру. После быстрого взгляда на своих попутчиков он снова сосредоточил всё внимание на дороге — как раз, чтобы увидеть ещё одно кровавое зрелище. Что-то маленькое, коричневое и пушистое было буквально размазано по асфальту. Не кенгуру — совершенно точно не кенгуру.

Настроение Алека немного поднялось. Он не видел ничего подобного после того, как пересёк Пайн-Крик.

Может быть, они действительно куда-нибудь приедут?

— Мы с Россом решили предпринять долгое путешествие, — говорила Верли. — Оно займёт у нас три или четыре месяца. Мы собираемся снова посетить любимые места.

— Понятно.

— Мы некоторое время жили в Брокен-Хилле, когда были моложе. Кажется, мы приехали туда, в каком году, Росс?

Немедленного ответа не последовало. Росс не отрывал взгляда от ехавшего перед ним автомобиля, который неожиданно вильнул в сторону. Алек увидел, почему: ещё один мёртвый кенгуру лежал посреди левой полосы.

— Господи, — сказал Росс.

— Мы куда-то движемся. — Алек постарался не выдать голосом ликования, рвущегося наружу. — Я не помню этих животных. Раньше их здесь не было. Это означает, что мы куда-то продвигаемся.

— Но кто мог сбить их? — вслух удивилась Верли. — Кто мог проезжать здесь за последнее время?

— Кто бы он ни был, его машина должна выглядеть так, словно побывала в бою, — сказал Эмброуз. — Смотрите, что там такое? Это не…

— Другая дорога! — воскликнул Алек. Он наклонился вперёд, не отрывая взгляда от светлой полосы просёлочной дороги, которая вела к шоссе. — Ура! Мы двигаемся вперёд! Слава богу!

— Мы поворачиваем? — спросил Росс, не обращаясь ни к кому в отдельности. Но машина Дел не сбавила скорости, когда приблизилась к еле заметному перекрестку. Было очень похоже на то, что Кол и Дел собирались и дальше держаться главной дороги.

— Я думала, что мы собирались свернуть? — удивлённо спросила Верли.

— К чему беспокоиться? — Голос Эмброуза прозвучал немного снисходительно. — Если нам удалось добраться до этой дороги, значит, мы сможем доехать и до Брокен-Хилла.

Алек был встревожен. Он не считал, разумным игнорировать эту дарованную богом возможность.

— Не стоит на это рассчитывать, — сказал он. — Не забывайте, что до Торндейла мы тоже смогли доехать. Но это не означало, что шоссе куда-то нас приведёт.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать. — Росс обратился к Алеку более уважительным тоном, чем тот, которым он разговаривал с ним до совместной поездки в Торндейл. Очевидно, по какой-то причине он поменял своё мнение об Алеке. — Но нам следует хотя бы попытаться, тебе не кажется?

— О боже, — сказала Верли. «Форд» Дел снова ушёл в сторону, стараясь на этот раз избежать столкновения с двумя большими кучами истерзанной плоти. Автомобиль осторожно пробирался между ними, словно он ехал мимо участка автоматического контроля скорости Алек мельком увидел грузовик Кола на некотором расстоянии впереди.

— Проклятье, это настоящая полоса препятствий, — сказал Эмброуз. — Откуда могли появиться все эти животные, хотелось бы мне знать. Никогда нельзя их увидеть, пока они внезапно не выскакивают прямо на дорогу, правда?

— Они выходят ночью. — Росс вновь почувствовал себя обязанным дать эту справку. Очевидно, он испытывал непреодолимую потребность выглядеть хорошо информированным человеком. — Скорее всего, это произошло прошлой ночью.

— Вон ещё один.

Алек был удивлён. Он только однажды видел такое количество мёртвых диких животных на таком небольшом пространстве. Но тот участок дороги проходил между двумя высокими и крутыми песчаными холмами. Животные — в основном, это были кенгуру, — оказались в ловушке, словно пауки в ванне. Они не смогли подняться наверх, чтобы избежать столкновения с транспортом.

Но по сторонам этой дороги не было холмов с отвесными склонами. Ограждение оставалось на своём месте; рвы по краям дороги не казались глубже. Ситуация не поддавалась объяснению.

— Чёрт возьми, — сказал Эмброуз. — Ещё один?

— Я так не думаю. Мне кажется, это часть того животного, которое осталось позади. — Однако голос Росса звучал неуверенно. — Кто это? Кенгуру?

— Больше похоже на кита, если судить по размеру.

— Какой огромный, — сказала Джорджи.

Росс не успел объехать следующую часть окровавленной туши; машина подпрыгнула, переезжая через неё. Дел сделала то же самое — видимо, Кол тоже. Алек заметил, что перед «фордом» Дел в воздух поднимались вороны, и он заключил, что грузовик Кола отгонял птиц от других сбитых животных. Выглянув из окна, он обнаружил покрытую мухами кучу мяса и шерсти. Она лежала на соседней полосе и была слишком обезображена, чтобы определить, кому она принадлежала. Как ни странно, но она выглядела довольно свежей. Все туши, что попадались им на пути, выглядели довольно свежими.

Что здесь происходит, чёрт возьми?

— Видимо, их здесь была целая стая или стадо — или как там ещё передвигаются эти кенгуру, — сказал Росс. Ему пришлось уменьшить скорость. Но Алек покачал головой.

— Последняя туша принадлежала не кенгуру. Слишком маленькая.

— Возможно, это была только его часть, — предположил Эмброуз.

— Или детёныш, — сказала Джорджи, — почти с наслаждением, подумал Алек. Верли подумала вслух, что, возможно, кто-нибудь отстреливал кенгуру, пересекавших дорогу, — кто-нибудь, у кого не всё в порядке с головой. Последовало краткое молчание.

Алек, видевший авторскую работу человека в подобном состоянии, в руках у которого оказалось ружьё, судорожно сглотнул.

Затем Эмброуз вежливым тоном заговорил о вероятности того, что кенгуру сами выскакивали на дорогу (навстречу собственной гибели), подобно тому как на берег выбрасываются киты, неправильно оценив действия вожака или находясь под воздействием магнитных полей. Он старался говорить шутливо, но, тем не менее, его слова привлекли внимание Алека. Магнитные поля?

Он и сам искал причину происходящего в магнитных полях, когда всё только начиналось.

— Какая нелепость, — пробормотал Росс. Машина с трудом переехала через очередную кучу мяса и шерсти, присыпанную землёй. Над ними кружились вороны. Внезапно Росс надавил на педаль тормоза. Впереди Дел сделала то же самое, но потом она снова начала двигаться — очень медленно — как только Росс остановил машину. Она сворачивала с дороги в канаву. Она объезжала несколько изуродованных туш, не поддававшихся никакому описанию, которые тянулись на несколько метров вперёд.

От них пахло. Алек поспешно закрыл окно, встревоженный их количеством и размером. Зрелище напоминало железнодорожную аварию. Или кошмарный сон. Это выглядело так, словно поблизости взорвался магазин мясника.

Воздух над ними казался живым от мух — больших чёрных мух, похожих на пули. Они ударялись в ветровое стекло с хорошо различимым звуком.

— О, что здесь происходит? — простонал он.

Эмброуз сидел, наклонившись вперёд и схватив рукой подголовник Верли. Его глаза нельзя было увидеть за зеркальными стёклами очков, но выражение лица казалось обеспокоенным. Повернувшись к Алеку, он спросил:

— Это нормально?

— Нет. — Алек подчеркнул это слово.

— Нам придётся объехать их, — сказала Верли. — Росс? Нам придётся…

— Знаю. Я прекрасно это вижу и сам.

— Ничего себе, — благоговейным голосом заметила Джорджи. — Самый большой в мире гамбургер.

Эмброуз захихикал.

Росс целиком сосредоточился на стоявшей перед ним задаче, которая была совсем не простой. С прицепленным к машине фургоном ему нужно было аккуратно съехать с асфальтового покрытия дороги, преодолеть неглубокую канаву и затем снова выехать на дорогу. Пока он занимался выполнением этого манёвра, Алек наблюдал за «фордом» Дел. Он занимал часть свободного пространства шоссе. Другую свободную часть занимал грузовик Кола. Два автомобиля с трудом продвигались между тушами раздавленных животных.

На белой линии разметки оставались кровавые отпечатки автомобильных шин — там, где она ещё не выкрасилась в красный цвет.

— Боже, помоги нам, — выдохнул Алек. Автомобиль накренился и с вызывающим дрожь звуком снова оказался на асфальтовом покрытии. Его немного развернуло, когда правое переднее колесо попало на скользкое сухожилие или кусок жира. Росс продолжал упрямо двигаться вперёд. Его лицо помрачнело, плечи застыли от напряжения, с которым он вёл машину. Эмброуз и Джорджи хихикали теперь вместе.

— Лемминги, — сказал один из них.

— Нет… Кенгуру-камикадзе, — сказал другой.

— Массовое самоубийство: кто быстрее…

— Вы доезжаете до первого дорожного знака, а там лежит дохлый кенгуру. Доезжаете до второго, а там их уже три. Доезжаете до третьего, а там их пятьдесят.

— Кто-то решил повеселиться.

— Может быть, вы заткнётесь? — огрызнулся Алек, хотя он знал, что они скорее всею просто не могли справиться с нервами, Джорджи злобно посмотрела на него.

— Заставь меня, — сказала он.

— Я заставлю, чёрт возьми, если вы не будете следить за собой!

— О, не надо! — попросила Верли. — Пожалуйста, не надо так себя вести. Это не поможет.

— Ещё одно слово, и вы выйдете из машины, — добавил Росс.

— Прекрасно. — Джорджи открыла дверь, прежде чем Эмброуз успел её остановить. К счастью, они двигались очень медленно; Верли вскрикнула, Росс затормозил, и Джорджи внезапно оказалась на дороге. Громко хлопнула дверь. Она начала идти в южном направлении.

— Какого чёрта?.. — сказал Росс.

— Джорджи! — Эмброуз снова открыл дверь и высунулся наружу. — Вернись назад, глупая девчонка!

— Оставьте её, — ухмыльнулся Алек, а Верли сказала:

— Куда она идёт? Она не может ехать в фургоне.

— О боже!

На этот раз голос Эмброуза не звучал снисходительно. Его голос настолько изменился, что, казалось, принадлежал другому человеку. Его пронзительный крик прозвучал так неожиданно, что даже Джорджи обернулась, услышав его.

Эмброуз отпрянул, столкнувшись с Алеком, который пересел ближе к нему.

— О господи! Что это?

— Где? — спросил Алек.

— Там. Там! — Эмброуз показал рукой. Верли слабо вскрикнула. Нагнувшись через Эмброуза, Алек внимательно рассматривал дорогу, пока не увидел то, отчего его сердце на мгновение замерло.

Там были рёбра, и… они были очень большими. Как у коровы или телёнка, но нам была и шерсть… Курчавая, пыльная, чёрная шерсть. Настоящая овечья шерсть?

Должно быть, это стадо овец. Должно быть…

Мухи метались по салону машины, словно маленькие бомбардировщики.

— Это человек! — выдавил Эмброуз.

— Нет. — Алек не видел рогов, и где же череп? Расколот? Раздавлен? Отброшен в канаву? Он видел только кости и шкуру. Туша не выглядела свежей. — Нет, это… это баран. Это баран.

Чёрный баран?

— Джорджи, вернись в машину! — громко крикнул Эмброуз. Казалось, девушка помедлила. — Джорджи!

— Я хочу ехать в фургоне, — ответила она. Но в её голосе звучала нерешительность, — почти ужас Алек услышал это.

— Иди сюда, чёрт возьми! — крикнул он. — Или ты такая идиотка, что сама хочешь превратиться в такой же гамбургер?

— О, не надо! — простонала Верли. Двигатель машины взревел.

В ту же секунду Джорджи снова оказалась на заднем сиденье седана, съёжившись, словно испуганный ребёнок.

* * *

— Всё в порядке, — сказал Ноэл. — Они снова двигаются вперёд.

Вглядевшись в зеркало заднего вида, Питер увидел, что его отец был прав. Седан Гарвудов медленно тащился за «фордом» Дел, постепенно преодолевая свободное пространство, образовавшееся между ними. Поскольку ветровое стекло седана было тонированным, Питер не особенно хорошо видел выражение лица Росса. Но ему удалось заметить, что Верли закрывала рукой рот.

Это совершенно точно нельзя было назвать хорошим знаком. Или Верли просто считала запах настолько невыносимым? Самому Питеру он тоже не слишком нравился, хотя этот запах и отличался от той вони, которую он ожидал почувствовать. Больше похоже на нечистоты. И запах не стоял в воздухе. Он накатывал на них волнами.

— Что случилось? — спросил он. — Почему Джорджи вышла из машины?

— Я не знаю, — ответил Ноэл.

Луиз сказала:

— Может быть, она захотела в туалет.

— Я хочу в туалет, — захныкала Роузи.

— Уже скоро, дорогая. — В голосе Линды звучало беспокойство. Растерянность. — Мы скоро остановимся.

Дел выругалась. Она ругалась почти безостановочно в течение последних десяти минут, хотя её проклятия не принадлежали к тем выражениям, на которые Линда могла бы обратить внимание. «Господь наш всемогущий Иисус Христос», — повторяла Дел, или «Во имя Господа нашего Иисуса и Его ангелов». Питеру ни разу за всю свою жизнь не доводилось слышать таких ругательств.

Дел ругалась, потому что вести машину с каждым метром становилось всё труднее и труднее. Старый многоместный автомобиль практически скользил в лужах крови. Колёса прокручивались, когда под них попадали куски плоти. Шины с трудом находили сцепление со скользкой поверхностью дороги, которую в основном покрывали, насколько мог судить Питер, мелкие влажные кости, куски мяса и костный мозг. Питер был уверен, что он слышит хруст костей под колёсами машины. Он почувствовал тошноту.

Монгрел скулил, настойчиво и жутко. Он плотно прижал уши к голове. Мухи кружились в воздухе, словно чёрные снежинки, поднятые вверх сильным ветром.

— Не смотри туда, — сказала Линда — Питер? Не смотри на это.

— Это невероятно. — Голос Ноэла звучал приглушённо. — Их становится всё больше и больше…

— Это работа дьявола, — безжизненным голосом объявила Дел — Или Семи Ангелов.

— Что? — спросил Ноэл.

— Знаете, так написано в Книге Апокалипсиса. «Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю». Всё это выглядит так, словно падало с неба.

— Не считая того, что это упало только на дорогу, — заметил Питер. — Если бы всё это падало с неба, то оно и лежало бы повсюду.

— Тише, Питер. — Его мать прижала палец к губам, когда машина снова увязла в каких-то внутренностях. Колёса беспомощно крутились. Тонкая струйка красной жидкости ударила в окно Линды, и она с криком отпрянула. Дел что-то проворчала себе под нос и резко дёрнула рычаг переключения передач. Машина дала задний ход и снова неожиданно прыгнула вперёд.

— Мы должны съехать с этой дороги, — сказала она. — Мы не можем на ней оставаться.

— Ты права. — Голос Линды охрип. — На это, на это нельзя смотреть. Нельзя.

— Не только из-за этого. Здесь невозможно проехать, чёрт возьми. — Дел нажала на педаль тормоза и просигналила. Затем она начала медленно крутить рулевое колесо в левую сторону.

— Что ты делаешь? — спросил Ноэл.

— А как тебе кажется?

— Мы не можем оставаться на этой дороге, Ноэл, — резко сказала Линда, и Питер украдкой посмотрел назад. Машина Гарвудов снова остановилась. Посмотрев на Луиз, он встретился с ней взглядом. Луиз скривилась. Она сидела, обхватив себя руками, словно ей было холодно.

— Та просёлочная дорога была чистой, — продолжила Дел. — Она мне знакома. Дорога идёт через ручей и заканчивается у какого-то поселения — кажется, Балаклава. Или Хиллстон, не важно. Мы поедем по этой дороге.

— Но как насчёт…

— Мы скажем остальным, — заверила Дел Ноэла, перебив его. Машина подскакивала, словно резиновый мяч, когда Дел выполняла полный разворот на неровной поверхности. Роузи завизжала, а Питер вскрикнул. Линда ударилась головой в потолок.

— Простите, — сказала Дел.

Она затормозила лишь тогда, когда они покинули дорогу, но мотор продолжал работать. Теперь Питер хорошо видел седан Гарвудов, который находился прямо перед ними и ехал навстречу, буксуя на окровавленных кусках шкур животных. Ноэл опустил окно.

Все тяжело дышали и стонали.

— Куда вы едете? — откашлявшись, крикнул Алек из другой машины. Его губы скривились от болезненного отвращения. Верли до сих пор прижимала руку ко рту. Она не открыла своего окна.

— Мы возвращаемся к просёлочной дороге! — громко ответила Дел, наклонившись через Ноэла. — Здесь нельзя оставаться!

— Вы так считаете?

— Мы могли бы объехать этих животных, — предложил Ноэл, но Дел покачала головой.

— Сколько времени нам понадобится? — возразила она — Ты сам сказал, что им конца не видно.

— Ну, не совсем… Вообще-то, я имел в виду не это

— Эта старая развалюха не «лендровер», милый. Она не рассчитана на долгие поездки по бездорожью.

Би-и-ип! Питер вздрогнул услышав сигнал автомобиля Росса. Звук показался ему высоким и угрожающим. Но он почти сразу понял, что, таким образом, Росс не пытался выразить своё неудовольствие; он просто хотел привлечь внимание Кола.

Повернувшись назад и встав на колени, Питер внимательно посмотрел в северную сторону. Белый грузовик Кола свернул с шоссе и медленно пробирался к ним по неровной земле.

— Они едут сюда, — объявил он. — Кол возвращается.

— Росс хочет знать, куда мы едем! — пронзительно крикнул Алек. Он зажимал пальцами нос. — Вы говорите о повороте к Хиллстону, да? О той просёлочной дороге?

— Да, о ней, — ответила Дел. — Возможно, она ведёт к Балаклаве.

Алек отвернулся, видимо, передавая суть их разговора другим пассажирам седана. Питер отчётливо услышал надрывный рёв двигателя грузовика, когда тот попытался преодолеть большой ухаб. Дел обратилась к Ноэлу:

— Это не просто сбитые животные, — сказала она. В её голосе звучало нехарактерное для неё напряжение. — Это Знак.

— Но разве тот убийца, — если он сумасшедший — разве он не мог…

— Ты шутишь? Такого количества мяса нельзя увидеть даже на проклятой скотобойне!

— Но если он стрелял в стадо кенгуру, пересекающее.

— Приятель, это не было стадом кенгуру. Ты сам это видел. И здесь бесчисленное количество туш — большей частью совсем свежих. — Дел говорила с всё большим неистовством и горячностью. — Ни одна из ближайших ферм не может позволить себе такое огромное стадо! Боже милостивый, во всём Новом Южном Уэльсе вряд ли наберётся столько кенгуру!

— Дел, — предупредила Линда. Она поглаживала Роузи по волосам.

— Это знак, — повторила Дел. — Может быть, я была права. Может быть, нам следовало вернуться. Нам нельзя было оставлять того ребёнка. Я это уже говорила, так? Может быть, это наказание.

Монгрел начал лаять.

— Заткнись, Монгрел!

— Мне пло-о-охо, — заплакала Роузи.

Дел заглушила мотор и с трудом отстегнула ремень безопасности. Внезапно она оказалась на дороге. Выгибая шею, Питер смотрел, как она уверенным шагом шла в сторону приближавшегося грузовика. У неё под ногами шуршали сухие ветки и камни. Грузовик остановился.

Огромные жужжащие мухи начали влетать в салон через дверь водителя, которую Дел оставила открытой.

— Мама! — пронзительно завизжала Роузи. — Меня сейчас стошнит!

— О, чёрт. — Линда торопливо помогла дочери выйти из машины. Роуз упала на колени, и её вырвало прямо на красную землю. Питер задержал дыхание. Он закрыл глаза. Монгрел продолжал лаять, а вонь нечистот стала угрожающе сильной. Запах напоминал смесь мускуса и чего-то ещё. В щёку Питера врезалась муха, и он так испугался, что его глаза мгновенно открылись.

— О господи! — воскликнула Линда. Она кашляла, задыхалась и дико отмахивалась от сотен мух, кружившихся вокруг неё. Одновременно она пыталась поддерживать Роузи, которая плакала и вытирала рот. — Ноэл! Ноэл! Мы должны выбраться отсюда!

— Я знаю. Подожди. Просто немного…

Луиз начала всхлипывать. Ноэл вышел из машины. Он направился к своей жене, вытаскивая из кармана носовой платок, чтобы помочь ей. Тем временем Дел разговаривала с Колом на некотором расстоянии от них. Она отгоняла мух, неистово тряся головой, словно лошадь. Её лицо застыло в гримасе отвращения.

Грузовик Кола выглядел устрашающе. Вся передняя решётка была в крови — в крови и в чём-то ещё. К ней прилипли кусочки шерсти. Через ветровое стекло, усеянное раздавленными мухами, можно было увидеть застывшее и бледное лицо пассажира Кола.

Голова Монгрела конвульсивно дёргалась от пронзительного лая.

— Заткнись! — крикнул Питер. — Глупая собака!

Лиуз разрыдалась.

О боже, подумал Питер. Он опустил голову, закрыв руками уязвимые глаза, нос, губы. Это было уже слишком. Шум. Мухи. Зловоние.

Кровь.

Куски мяса разлетались в стороны из-под бешено крутившихся колёс «форда». Горы плоти, покрытое окровавленной шерстью и присыпанные землёй, замедляли его ход. Препятствия. Полоса препятствий.

Питер снова поднял голову, поражённый неожиданным открытием. Он видел дорогу. Воздух над ней кишел от насекомых. Кровь стекала ручейками по асфальтированной поверхности, неровной из-за разбросанных кусков сырого мяса. Но по обеим сторонам от неё, слева и справа, простиралась красная земля с росшей на ней сухой травой и акациями. Она была чиста, как свежий ветер, и не отмечена ни единым признаком присутствия разлагающегося животного.

Почему?

— Нам нужно повернуть назад, — прошептал Питер. — Мы должны повернуть назад. — По крайней мере, им явно не следовало держаться дороги под названием Силвер-Сити-хайвей.

Эта дорога была закрыта для них.

Дел закончила свой разговор с Колом Уолласом. Затем она остановилась у седана, но жужжание мух и шум двигателей, работавших вхолостую, мешали Питеру хорошо её слышать. Он уловил слова «следуйте» и «фургон» (последнее слово она выплюнула вместе с мухой), и больше ничего. Было похоже на то, что они с Россом спорили. Наконец Росс с очень мрачным видом вышел из машины, а Дел повернулась, чтобы обратиться к Ноэлу. Он замахала руками.

— …оставить фургон, — сказала она. Часть её слов унёс порыв восточного ветра — …помочь…

— Держу пари, они не смогут провезти фургон по плохой просёлочной дороге, — фыркнув, заявила Луиз. Она вытерла нос тыльной стороной ладони. — Держу пари, они оставят его здесь.

— Мистеру Гарвуду это не особенно понравится, — ответил Питер.

— Это ужасно, правда?

Питеру пришлось согласиться. Это было ужасно. И не только — это было жутко. Неестественно.

Дико.

— Мы когда-нибудь вернёмся домой? — неуверенно спросила его сестра. Её глаза снова наполнились слезами.

— Конечно, вернёмся. — Питер не чувствовал уверенности, с которой говорил. Он ни за что не признался бы себе, что в уголке его сознания поселился тёмный страх. — Давай закроем двери, ладно? Чтобы не залетали мухи.

Они закрыли двери и начали ждать. Они ждали, пока Росс, Ноэл и Дел отцепляли фургон; пока Верли и Алек разгружали продукты из буфета фургона и переносили консервные банки тушёной говядины с овощами в багажник многоместного автомобиля, а упаковки макарон быстрого приготовления — в багажник седана Гарвудов. Наконец Кол тоже заглушил двигатель и направился к ним на помощь, подтягивая штаны.

Второй человек не вышел из грузовика. Он просидел в кабине с закрытыми глазами около двадцати минут и выглядел так, словно ему было очень плохо. Питер иногда бросал на него случайные взгляды, думая о том, какие проблемы могут быть у этого парня. Всё это время Монгрел продолжал лаять.

— Давай покормим его, — наконец предложила Луиз.

— Что?

— Давай покормим собаку. Может быть, он голоден.

— Не знаю. — Питер сомневался в этом. Он не думал, что голодные собаки обязательно поднимают шум, пока их не накормят, словно младенцы. Но к тому времени, как их родители вернулись на свои места в машине, он нашёл банку собачьей еды, обнаружил консервный нож и вывалил содержимое банки в пластмассовую миску Монгрела, издававшую неприятный запах.

— О, Питер, — простонала Линда, усаживая Роуз к себе на колени. — Что это за ужасный запах?

— Корм для собак. Мы подумали, что Монгрел проголодался. — Собака на самом деле с энтузиазмом набросилась на еду; миска стучала по полу, а хвост Монгрела с силой колотился в дверь. Пёс громко и неравномерно дышал. — Мы подумали, что после еды он перестанет лаять.

— Вы не могли покормить его снаружи?

— Тогда всё досталось бы мухам.

— Но здесь так ужасно пахнет.

— Этот запах лучше, чем вонь от раздавленных кенгуру, — пробормотал Питер. Однако мать не услышала его. Она была слишком занята расспросами Дел, которая, наконец, вернулась в машину и снова уселась за руль.

— Питер просто покормил собаку, — сообщила она Дел. — Ты не против?

— Что? А, это. Никаких проблем — Казалось, что мысли Дел занимало что-то другое. Она захлопнула дверь, повернула ключ в замке зажигания и взялась за рычаг. Она посмотрела в зеркало заднего вида. Понаблюдав за ней, Питер заметил, что у неё шевелятся губы, но из-за шума мотора, жужжания залетевших в салон мух (которых привлекла собачья еда) и громкого чавканья и сопения Монгрела ему не удалось разобрать, что она пыталась сказать.

Только некоторое время спустя, когда они, раскачиваясь и подскакивая, двигались в южном направлении, в сторону просёлочной дороги, Питер, наконец, понял, что Дел не напевала что-то себе под нос и даже не ругалась. Когда на одном из особенно больших ухабов они подскочили к самому потолку, Дел от неожиданности повысила голос, всего на несколько секунд. Питер услышал, как она сказала: «… во времена тягот и лишений, о Господи…», и внезапно ему пришло в голову, что на самом деле Дел молилась.

Он подумал о том, стоило ли ему присоединиться к её молитве. Обычно он не верил в бога, но сейчас он начинал думать немного по-другому. Здесь происходило что-то, что никак не вписывалось в контекст повседневной жизни. Что-то почти сверхъестественное.

Что-то, что доказывало существование высших сил.

* * *

Кол беспокоился из-за уровня топлива.

Бензина в его баке должно хватить на дорогу до Брокен-Хилла и ещё несколько литров должно остаться в запасе. Однако бесцельное блуждание по просёлочным дорогам уничтожит его преимущество. Он до сих пор был не совсем уверен в том что поступил правильно. Теперь, когда он снова подумал о ситуации — когда ужасное зрелище окровавленных кусков мяса осталось позади, — он начал пересматривать своё мнение. Сначала шок от перспективы увязнуть в вонючих останках животных заставил его поддержать план Дел. Он согласился поехать за ней в Балаклаву, откуда они смогли бы вызвать полицию. Он согласился остаться с группой, потому что чувствовал потрясение и тошноту. Ему совсем не хотелось двигаться дальше одному — особенно если поблизости слонялся какой-то сумасшедший с ружьём.

Но к тому времени, как они достигли просёлочной дороги, он уже не был так: потрясён и растерян. Он начинал сомневаться в том, что бойня на Силвер-Сити-хайвее продолжалась бы до самого Брокен-Хилла. И даже если бы так оно и было, — даже если там на самом деле случился какой-нибудь странный природный феномен (он не знал, из-за чего на дороге могло появиться такое количество туш, и он не особенно хотел выяснить это, потому что размышления на эту тему не приведут ни к чему хорошему), то почему он не мог ехать рядом с дорогой? Возможно, автомобиль Дел не справился бы с такой задачей, но его грузовику это вполне могло бы оказаться по силам. Ему было всего двадцать лет и с ним практически всё было в порядке, не считая пары мелочей. Ничего слишком серьёзного. Хорошая встряска, подумал он, не повредила бы его грузовику.

Может быть, он поступил неправильно, поехав за ними.

Кол посмотрел на парня, сидевшего рядом с ним. Тот отсутствующим взглядом смотрел в окно, словно был слишком измучен, чтобы говорить. Не слишком разговорчивый тип. Джон не проронил ни слова с тех пор, как они подобрали по пути ещё двоих. Ни единого слова Кол не винил его в этом, да и что можно сказать в такой ситуации, кроме как «На помощь!»? Их положение становилось всё более странным и необъяснимым. Так много человек заблудилось на шоссе Силвер-Сити-хайвей? Как это могло произойти? Сколько человек могло остаться без бензина на одном единственном участке дороги? Вне всякого сомнения, какой-нибудь математик сумел бы высчитать их количество, но произошедшая с ними история казалась слишком неправдоподобной. Если не принимать во внимание то, с чем им приходится иметь здесь дело. Джон находится на грани нервного срыва Дел явно со странностями, а все остальные приехали из Сиднея или Мельбурна (не считая Джорджи, которая прилетела с Марса). Люди большого города, другими словами. Люди большого города никогда и ничего не знают. Они всегда теряются посреди пустыни. Это хорошо известный факт. Они всегда умирают в малолюдных районах, потому что никогда не берут с собой запасов воды и бензина.

Кол размышлял над этим, объезжая на своём грузовике очередную рытвину. Теперь ему приходилось глотать пыль за «фордом» Дел, потому что она ехала по проселочной дороге впереди него. Седан (без фургона) замыкал шествие. В ветровое стекло бились насекомые, хотя он ехал не слишком быстро; можно было поклясться, что они бросались на грузовик, словно бойцовые псы.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Кол своего попутчика. — Тебе кажется, что это хорошая идея?

Джон медленно повернул голову. Под глазами у него появились мешки, взгляд затуманился. Он обкусывал ногти на руках.

— Что? — спросил он.

— Тебе тоже кажется, что нам лучше добраться до Балаклавы? Я как раз думаю об этом. Может быть, мне стоило… ну, мне стоило бы ехать дальше рядом с дорогой, понимаешь? Не думаю, что так было бы хуже.

Джон моргнул, и его взгляд оторвался от лица Кола. Бум! Что-то размером с цикаду ударилось в ветровое стекло.

— Боже, — сказал Кол.

— Не знаю, — пробормотал Джон.

— Понимаешь, это не могло продолжаться до конца, — я имею в виду тех сбитых животных. А я сижу за рулём грузовика марки «холден». Это вам не дешёвая азиатская машинка. — Казалось, что от дворников не было никакой пользы; они просто размазывали тёмную липкую массу по стеклу. — Послушай, Джон. В бардачке лежит упаковка бумажных носовых платков. Ты не мог бы высунуться наружу и немного протереть стекло?

Джон молча послушался. Сквозь тучи пыли, которые поднимала машина. Дел, Кол заметил собаку на заднем сиденье «форда». Она лаяла, хотя он не мог расслышать ни звука.

Чертовски глупое животное.

— Как там у тебя дела?

Джон что-то проворчал в ответ.

— Выглядит немного лучше, — сказал Кол. Неожиданно его забеспокоили мысли об Элспет. Что если она ждёт его? Что если её искалеченная память вновь начала действовать и кто-нибудь сказал ей, что он скоро приедет, а он не появился? Он не опаздывал, — пока еще нет, — но очень скоро это случится.

— Думаю, мне лучше повернуть назад, — начал он.

Потом он вскрикнул и с силой нажал на тормоз.

Сначала он не понял, что случилось. Это произошло так быстро, так внезапно: огромное пятно крови растеклось по ветровому стеклу. И толчок, который отбросил их влево, в канаву, — на мгновение он подумал, что ощутил его до появления крови. Неужели он наехал на какое-то животное и его подбросило вверх через капот?

Нет.

— Чёрт! — выдохнул Джон.

— Это птица? — Кол был потрясён. У него болело плечо. — Она врезалась прямо в нас…

Джон с трудом выбрался из грузовика. Кол неуклюже последовал его примеру. Он неудачно поставил ногу на сыпучий каменистый склон, потерял равновесие и схватился за ручку двери.

К счастью, канава оказалось лишь неглубокой трещиной в земле. Передние колёса грузовика застряли в ней; они прочертили две широкие красные борозды. Задние колёса были недалеко от дороги — всего в нескольких метрах.

— Это проклятая ворона.

Кол взглянул на него.

— Что? — сказал он.

— Это проклятая ворона, — хрипло повторил Джон. Побледнев, он уставился на залитое кровью ветровое стекло, облепленное внутренностями и перьями птицы. Чёрными перьями. Несколько перьев прилипло к стеклу, а остальные кружились в воздухе.

— Я ехал не так уж и быстро… — запинаясь, пробормотал Кол.

— Кол! — К ним навстречу спешил Росс. Молодой водитель грузовика шёл вместе с ним. Седан Росса остановился позади грузовика, и большинство его пассажиров покинули свои места.

Кол начал снова забираться в свой грузовик.

— Кол! — сказал Росс. — Он почти дошёл до грузовика и начал замедлять шаги. — Что случилось?

— Ничего. Всё произошло случайно.

— О, чёрт. — Алек, приблизившийся со стороны пассажирского сиденья, бросил взгляд на ветровое стекло грузовика. — Это ещё что?

— Ворона, — ответил Кол.

— Ворона?

Кол перевёл рычаг на задний ход. Взревел двигатель, но грузовик не сдвинулся с места. Росс крикнул ему через окно:

— Тебя нужно подтолкнуть!

— Да. Ты прав.

— Ты в порядке?

— Со мной всё хорошо. Всё хорошо.

— Что случилось?

Неожиданно Кол услышал голос Дел; он подумал о том, как ей удалось так быстро добраться до него. Он заметил, что она тащила с собой чертовски большую винтовку с телескопическим прицелом.

— А это что такое? — требовательно спросила она.

— Ворона, — ответил Алек.

— Ворона? Врезалась в ветровое стекло?

— Ты собираешься нам помогать или задавать вопросы?

Все они собрались вокруг грузовика, спустившись в канаву с каждой стороны. Все, кроме Дел — она никому не доверила свою винтовку. Сощурившись, она осматривалась по сторонам, когда Кол снова нажала на педаль газа.

— Ещё раз! — крикнул Алек.

Кол почувствовал напряжение мышц молодого парня. С рёвом грузовик неожиданно откатился назад, передние колёса оказались на свободе, а задние взметнули столб пыли. Кол не видел людей, которые вслед за ним выбрались на дорогу, — ветровое стекло потемнело от жидкости, — но он услышал, как они хлопнули по капоту и позвали его.

— Дело сделано!

— Ты выбрался из ямы, Кол!

— Кол, постой! Подожди!

Сначала он ничего не почувствовал. Потом он ощутил какое-то онемение в голове, как будто только часть его мозга продолжала функционировать. Он повернулся на своём сиденье, напрягая зрение, и начал крутить рулевое колесо.

Нужно вернуться на дорогу, подумал он.

— Кол! Подожди! — На этот раз кто-то постучал в дверь. Это был водитель грузовика, который с самого начала внушал Колу некоторые опасения. Этот глупец барабанил по стеклу.

— Кол! Стой!

— Почему? Что?..

— Твои колёса, приятель. Передние колёса — Ярко-зелёные глаза Алека выделялись на загорелом и покрытом пылью лице. — Ты их видел?

— А?

— У тебя разорваны покрышки.


Содержание:
 0  Дорога The Road : Кэтрин Джинкс  1  Глава 1 : Кэтрин Джинкс
 2  Глава 2 : Кэтрин Джинкс  3  Глава 3 : Кэтрин Джинкс
 4  Глава 4 : Кэтрин Джинкс  5  Глава 5 : Кэтрин Джинкс
 6  Глава 6 : Кэтрин Джинкс  7  Глава 7 : Кэтрин Джинкс
 8  Глава 8 : Кэтрин Джинкс  9  Глава 9 : Кэтрин Джинкс
 10  Глава 10 : Кэтрин Джинкс  11  Глава 11 : Кэтрин Джинкс
 12  Глава 12 : Кэтрин Джинкс  13  Глава 13 : Кэтрин Джинкс
 14  вы читаете: Глава 14 : Кэтрин Джинкс  15  Глава 15 : Кэтрин Джинкс
 16  Глава 16 : Кэтрин Джинкс  17  Глава 17 : Кэтрин Джинкс
 18  Глава 18 : Кэтрин Джинкс  19  Глава 19 : Кэтрин Джинкс
 20  Использовалась литература : Дорога The Road    



 




sitemap