Фантастика : Ужасы : Одержимые страстью : Кэмерон Доки

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Фиби Холлиуэл поступила в колледж, надеясь повысить свой интеллектуальный уровень. А вместо этого подверглась назойливым ухаживаниям Бретта, красавчика со своего курса. Мало того, его бывшая подружка Венди воспылала к ней страшной ревностью. С тех пор как Фиби стала работать над заданием вместе с Бреттом, она начала получать угрозы. Конечно, легче всего было заподозрить Венди, но Фиби почувствовала, что тут замешан кто-то еще. Кто-то, обладающий сверхъестественными способностями.

Глава 1

«Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит…»

— Прю, чем ты там занимаешься?

Прюденс Холлиуэл обернулась, услышав голос своей средней сестры Пайпер, и рассыпала по полу гостиной лепестки ромашки. Она быстро подхватила вазу, в которой стоял букет, и вскочила на ноги. Теперь оставалось только отнести цветы на кухню и выбросить их.

— Пайпер, — произнесла Прюденс, обходя сестру, загородившую проход. — Посмотри, как я выгляжу!

Пайпер Холлиуэл рассмеялась и зацокала каблучками по полу. На ней было облегающее платье из темно-синего шелка. В ушах сверкали яркие сережки.

Вечером сестры Холлиуэл собирались на торжественный ужин. Не хватало только младшей сестры Фиби. Собственно говоря, именно она все это затеяла.

— О нет! — воскликнула Пайпер, поймав рассерженный взгляд сестры. — Я-то тут при чем? И не говори, что я тебя вспугнула. Ты стала копией Фиби. Совсем опускаешься. Обрываешь лепестки. Что тебе сделали бедные цветочки?

Прю улыбнулась в ответ, почувствовав, что досада проходит. Когда Пайпер сердилась, она походила на кролика, выставляющего зубы. А вообще-то сестра права. Странное поведение Прю не поддавалось никаким объяснениям.

«Все оттого, что я стала поддаваться своим порывам», — подумала Прюденс, поставив вазу обратно на стол и опускаясь на колени, чтобы собрать лепестки.

На самом деле она ничем не могла объяснить внезапную причуду, заставившую ее погадать на цветах, чтобы определить, любят ли ее, хотя знала, что любви-то в данный момент у нее не было. Несмотря на различный темперамент и жизненные цели сестер, относительно амурных дел им одинаково не везло. У всех троих отношения с мужчинами не клеились.

Однако у них было и что-то общее. Сестры обладали черными волосами и высокими скулами. И все они являлись ведьмами, хотя и с разными способностями. Прю владела телекинезом, Пайпер могла останавливать время, а Фиби с помощью астральной проекции заглядывала в прошлое и будущее. Сестры Холлиуэл были Зачарованными. Обретя свою силу, Силу Трех, они стали самыми могущественными из добрых ведьм. Но у медали нашлась оборотная сторона. За ними стали охотиться колдуны, демоны и прочая нечисть, появлявшаяся в Сан-Франциско.

И с тех пор Прюденс не могла доверять ни одному мужчине. А значит, стало весьма трудно найти настоящую любовь.

Пайпер тоже опустилась на колени и стала собирать лепестки, не подумав о том, что они могут пристать к ее новому шелковому платью. Помогать другим давно вошло у нее в привычку.

— Ты так и не объяснила, зачем их замучила, — напомнила Пайпер.

— Тут некого мучить, — ответила Прю ледяным тоном.

— Да, верно, — произнесла Пайпер. — Тогда кто же забросал бабушкин любимый ковер лепестками?

— Просто я… решала одну важную проблему, — ответила Прюденс.

Пайпер прищелкнула языком.

— Хорошенькое объяснение. И очень понятное.

Прю кинула в сестру собранными лепестками.

— Только не на платье! — воскликнула та, стряхивая белые лепестки. — Не вымещай свои проблемы на моем шелке!

— Мои глубочайшие извинения, — произнесла Прю.

Пайпер сдвинула брови.

— Кстати, могу кое-что посоветовать.

— Что же? — Прю глупо ухмыльнулась.

— Прежде чем гадать, любит он или не любит, найди его! — сказала Пайпер.

«В самую точку», — подумала Прюденс. В данный момент «его» у нее как раз не было.

— И с каких пор ты такая находчивая? — спросила она.

— С рождения, — ответила Пайпер просто. — Такому не научишься.

Прю высыпала лепестки на стол, затем села на пол и привалилась спиной к кушетке.

— Пайпер, — сказала она задумчиво. — Не размышляешь ли ты о том, как протекала бы наша жизнь, не будь мы Зачарованными?

Пайпер секунду помолчала, затем тоже высыпала лепестки на стол и села рядом с сестрой.

— Иногда, — призналась она. — Но что толку? Нам нет пути назад. — И, помолчав, добавила: — А кроме того, мы всю жизнь были Зачарованными, только не знали об этом.

Пайпер посмотрела на сестру искоса и спросила, указав на лепестки:

— Может, ты поэтому и гадала?

— Может быть, — ответила Прюденс.

Первой семейную тайну Зачарованных раскрыла младшая из сестер, Фиби. Почти сразу же после того, как все трое собрались в особняке Холлиуэлов — старинном здании, построенном в викторианском стиле.

Иногда Прюденс отказывалась верить в происходящее. Она подумывала, что проснется одним прекрасным утром и увидит, что все идет по-прежнему, что все они стали обычными девчонками.

Но ничего подобного не происходило. Для того чтобы убедиться в неизменности их предназначения, стоило только подняться по лестнице на чердак и открыть «Книгу Теней». В свое время ее отыскала Фиби и, прочтя одно из записанных там заклинаний, пробудила скрытые силы трех сестер.

Следует заметить, что «Книга Теней» содержала не только заклинания и заговоры, но и историю рода Холлиуэл. И именно из нее Зачарованные узнавали о злых силах, с которыми им предстояло сражаться.

Все трое понимали, что могут использовать свои силы лишь для одной цели — борьбы со злом и защиты невинных.

А борьба совсем не способствовала общению с мужчинами.

— Мне все время кажется, будто я на фронте, — попробовала объяснить Прюденс. — Даже в самых простых ситуациях.

— Разве встречаться с парнями так сложно? — спросила Пайпер.

— Ты знаешь, о чем я, — улыбнулась Прю. — Встречаясь с парнями, я испытываю вину, потому что не могу быть с ними откровенной. То есть для ведьмы не слишком удобно ходить на первое свидание.

Лицо Пайпер сделалось ехидным.

— Не говоря уже обо всем остальном.

Прю ухмыльнулась и кинула в нее одной из лежавших на кушетке подушек. Пайпер швырнула ей в ответ лепестками, потом перехватила ее руки и крикнула:

— Перемирие!

В прихожей хлопнула дверь, и сестры обернулись.

— Я пришла! — донесся издалека голос Фиби. А вскоре и она сама впорхнула в комнату, внеся с собой поток холодного октябрьского ветра. Ее щеки пылали, а темно-карие глаза так и сверкали.

— Девчонки, только послушайте, что я скажу! — воскликнула она.

Прюденс бросила взгляд на часы. Уже прошло лишних двадцать минут. Вполне достаточно, чтобы заказанный столик отдали кому-то еще. Но если уж Фиби так взвинчена, то с ней ничего не поделаешь.

— Так что же ты скажешь? — спросила Прюденс.

Фиби сбросила плащ, кинула его на кушетку и плюхнулась рядом с Пайпер.

— А вот что! — воскликнула младшая сестра, помахав в воздухе какой-то бумажкой и припечатав ее к коленке Прю.

— «Проклят ли Русский холм? Автор Фиби Холлиуэл», — прочла та вслух и посмотрела на сестру. — Что ты еще придумала, Фиби?

— Ты проглядела самое главное, — ответила Фиби, указывая на жирную цифру, написанную от руки красными чернилами. — «Пять за необычную трактовку легенды», — прочла она с гордостью.

— Как в школе? — спросила Пайпер. Фиби закатила глаза.

— Именно так. Я поступила в государственный колледж, чтобы пройти курс под названием «Легенды и фольклор: открытие сверхъестественного в Сан-Франциско».

— Ты? — только и смогла выдохнуть Прюденс. От сестрички можно было ожидать всего, но только не любви к науке.

— А что такого? — ощетинилась Фиби.

— Да, но… — начала Пайпер.

— Ладно, признаю, что никогда особенно не любила учиться, — сказала Фиби. — Но как только мне попался в справочнике такой необычный курс, я тут же поняла, что должна его окончить. Ведь там проходят мифы и легенды о колдовстве и сверхъестественных силах в Сан-Франциско.

— Но что в нем проку? — спросила Пайпер.

— Как что? — ответила Фиби. — Ведь после окончания курса я смогу защитить диплом!

— Великолепно, — сказала Прю. — Но к чему такая секретность? Почему ты нам обо всем не рассказала?

Фиби пожала плечами:

— Честно говоря, боялась завалиться. И решила ничего не говорить, пока не получу первую отметку.

— Забавно, — заметила Пайпер.

— Ага, — ухмыльнулась Фиби и с торжествующим видом прислонилась спиной к кушетке. Внезапно на ее лице появилось странное выражение. — Девчонки, а можно я вас кое о чем спрошу?

— Конечно, — ответила Прю.

— Почему мы сидим на полу?

Удивленная Прюденс покатилась со смеху и посмотрела на Пайпер. Та коротко кивнула.

— Потому что он нам приглянулся, — ответили старшие сестры хором.

Фиби застонала и зарылась лицом в ладонях.

— Недостаток сахара в крови. Верные признаки, — произнесла она, затем поднялась и потянула Прю за руку. — Идем. Я знаю великолепный суши-бар. Если поторопимся, можем успеть до закрытия.

— Ты говорила о нем еще на прошлой неделе, — ответила Прюденс, покорно поднимаясь на ноги. — Поэтому мы и заказали столик на полседьмого.

— Правда? — спросила Фиби, принимаясь за среднюю сестру. — Замечательно. Но ведь уже почти семь. Надо бежать. Не упускать же такую возможность.

Прю и Пайпер одновременно закатили глаза.

— Отправляйтесь выводить машину, — сказала Прюденс. — Я иду через три минуты.

Как только сестры выпорхнули за дверь, она собрала лепестки и выкинула букет в мусорное ведро.

Прю так и не нагадала себе любовь, но теперь вдруг она стала ее мало волновать. Так или иначе, что-нибудь да подвернется, хотя и неизвестно, каким образом. Где-то ходит по свету ее единственный парень. Вот если бы он только поскорее объявился! Но сейчас ее ждал праздничный вечер в компании сестер. И Прю вылетела из комнаты, на ходу хватая плащ. Сестры были единственной постоянной величиной в ее непредсказуемой жизни.


— Считаю раз. Считаю два. Продано мистеру Дилану Томасу! — выкрикнул аукционер «Бакленда».

Прюденс сидела в переднем ряду аукционного зала, ожидая, когда покупатель пройдет мимо нее. Она чуточку завидовала ему. Ведь он отхватил стул, на который Прю положила глаз. Однако теперь пришлось улыбнуться счастливчику.

— Вы купили стул Уильяма Морриса, — сказала она, протянув ему идентификационный номер. — Поздравляю, мистер…

Найдя его имя в списке, Прюденс вскинула брови. Дилан Томас… Что-то ужасно знакомое.

— Извините, но меня действительно так зовут, — сказал покупатель.

Прю моргнула. Неужели она высказала свою мысль вслух?

— Прошу прощения, — произнесла Прю.

Парень ослепительно улыбнулся. А Прюденс несколько смутилась. Дилан Томас относился к довольно красивому типу людей. Темные волосы падали ему на лоб, а сзади спускались аж за ворот рубашки. Его губы привлекали резкой контрастностью — они были и тонкими и чувственными одновременно. В его одежде тоже не обошлось без контрастов. Элегантный черный пиджак, белая льняная рубашка и обычные джинсы. Прю показалось, что перед ней поэт-романтик. Но, встретившись с ним глазами, она почувствовала себя, словно малютка на новогоднем утреннике в детском саду. Они оказались глубокими, гипнотизирующе синими, словно озерные воды.

— Меня действительно зовут Дилан Томас, — снова повторил он.

Прю почувствовала, как заливается краской. Она вовсе не собиралась быть такой настойчивой. И что на нее нашло?

— Мне только хотелось понять, почему ваше имя кажется мне таким знакомым, — объяснила она.

— Я уже привык к подобной реакции, — ответил Дилан Томас, мило улыбаясь. — Мое имя мне удружила мамочка. Чистокровная англичанка, она провела свой медовый месяц в Уэльсе, на родине поэта Дилана Томаса. Ну а когда через девять месяцев я появился на свет…

— У нее не было выбора, — закончила Прю. — Она назвала вас в честь самого прославленного валлийского поэта!

Прюденс улыбнулась, понимая, что ей понравилось имя покупателя. В нем сочетались одновременно и романтика, и мистификация. Глаза Дилана Томаса блеснули, заставляя ее сердце биться чаще. Он перегнулся через перила и указал на список в руках у Прю.

— Так как же мой антикварный стул, мисс… миссис… мисс…

«Замечательно, — подумала она. — Какой блестящий способ узнать, замужем ли я». И после секундного колебания ответила:

— Мисс Холлиуэл. Прю Холлиуэл.

Глаза Дилана как будто еще более посинели. Прю поняла, что напрасно зарекалась встречаться с мужчинами.

— Так что же с моим стулом, мисс Холлиуэл? — спросил он. — Вижу, вы никак не оторвете от него глаз. Извините, но вы не можете на него претендовать. Я его купил, он теперь мой.

Прю почувствовала, что еще сильнее заливается краской. И как он только догадался насчет стула? Работая в «Бакленде», Прюденс каждый день сталкивалась с бесценными, прекрасными и необычными предметами. Однако лишь немногие из них захватывали ее так, как этот стул. Грациозные простые линии, резная деревянная спинка и чудесная волнистая обивка как будто прямо созданы для нее.

— Вы точно угадали, — призналась Прю. — Я действительно имела на него виды.

— В таком случае он не пропал для вас безвозвратно, — ответил Дилан, приближаясь к ней и сверкая глазами. — Вы можете взглянуть на него, когда захотите.

Она рассмеялась. Какой-то невероятный парень! То и дело читает ее мысли. А может быть, нарочно заигрывает? В любом случае он совершенно неотразим.

— Прошу прощения!

Прю вздрогнула от неожиданности и, к своему удивлению, увидела уже образовавшуюся очередь из трех человек. Ведь пока они болтали с Диланом, аукцион продолжался, и теперь сразу несколько клиентов ожидали свои покупки. А она ничего даже не заметила.

«Что со мною творится? — подумала Прюденс. — Ведь я никогда не отвлекалась. Никогда».

Дилан сообразил, что подводит ее, и сказал стоявшим за ним:

— Извините, что заставил вас ждать. Кажется, мне понравилась мисс Холлиуэл, поэтому я и отнял у нее чуточку времени.

— Я вас не виню, — подмигнул ему ближайший мужчина.

Прюденс окончательно вспыхнула. В ее обязанности не входило точить лясы с клиентами, но сейчас она ничего не могла с собой поделать. И, даже занявшись следующим покупателем, украдкой поглядывала на Дилана Томаса. Он отошел в сторону, достал из внутреннего кармана пиджака листок бумаги и принялся что-то писать. Когда Прюденс начала заполнять квитанцию для следующего покупателя, Томас подсунул ей записку.

«Прю!

Кажется, сейчас мне лучше уйти. А то я мешаю тебе работать. Но мне очень хочется снова с тобой увидеться. Может быть, в выходные? Пожалуйста, не отказывай. Дилан».

Прюденс снова забыла о покупателе, поглядела в темные глаза Томаса и прошептала:

— Я согласна.

Дилан блеснул своей ослепительной улыбкой.

— Я отхватил стул Морриса и назначил свидание прекраснейшей девушке Сан-Франциско, — произнес он мягко. — Иногда у меня не укладывается в голове собственное везение.

Прю, все так же пылая, почувствовала, как у нее подгибаются ноги. Ощущение приятных жизненных перемен пьянило ее.

— Послушай, — сказал Дилан после минутного раздумья. — Насчет выходных. В субботу вечером мой ансамбль играет в одном замечательном новом клубе. Мне очень хочется, чтобы ты пришла на выступление. Так придешь?

— Еще бы, — ответила Прю. — А где вы играете?

— Я позвоню тебе на неделе и оставлю адрес на автоответчике, — ответил Дилан. Его глаза светились обещанием.

Покупатель, стоявший перед Прю, нетерпеливо кашлянул и произнес:

— Извините, но когда же я получу свою картину?

— Идите со своей квитанцией на второй этаж и… — начала объяснять Прюденс, продолжая думать о Дилане и о том, что он назначил ей свидание.

Прю не волновалась и не строила планов на будущее, всецело оставаясь в настоящем. Конечно, в знакомстве с Диланом не было ничего удивительного, но оно могло изменить всю ее жизнь. Прю немного заволновалась и решила посоветоваться с Пайпер. Неужели ей наконец-то встретился тот, единственный?


Пайпер стояла на пустой сцене своего клуба РЗ и глядела на появившегося в дверях молодого человека. Она уперла руки в бока и напустила на себя строгий вид.

— Вы опоздали, — сказала Пайпер самым суровым тоном, на который только была способна, и тут же поняла, что до сурового тона не дотягивает.

Ну как можно оставаться строгой с таким красавчиком?

Парень, сжимавший в руках чехол с гитарой и глядевший на Пайпер извиняющимся взглядом, потряс ее до глубины души. Таких она не встречала никогда в жизни. Перед ним просто невозможно было устоять. Он притягивал чем-то таким, от чего Пайпер таяла. Он казался одновременно тертым калачом и очаровательным малюткой. Подобное прямо противоположное впечатление о нем Пайпер составила в первый же раз, когда он позвонил ей и попросил позволения выступить со своим ансамблем в ее ночном клубе. Она очень удивилась, что парень говорит сам за себя. Большинство ансамблей имели менеджеров, улаживавших все их дела. Но Дилан, руководитель и солист «Спокойной ночи», всегда заботился о себе сам. Таким образом он мог общаться напрямую с хозяевами заведений.

Пайпер поначалу не собиралась близко знакомиться с Диланом.

Свинговая группа «Спокойной ночи», в отличие от многих подобных коллективов, игравших танцевальную музыку, имела еще и вокалистов, главным из которых считался Дилан.

Еще по присланной им кассете Пайпер смогла оценить его голос. К тому же ей понравилось название группы. Ведь ее лидер носил то же имя, что и поэт, призывавший не быть нежным спокойной ночью…

— Верно, — произнес Дилан. — Я опоздал без уважительных причин. Простите меня, Пайпер. Можно называть вас по имени? Ведь вы Пайпер Холлиуэл, хозяйка клуба, правда?

На его лице появилась извиняющаяся улыбка.

— Надеюсь, я не доставил вам сильных неудобств?

Пайпер подумала, что он совершенно восхитителен, а вслух сказала:

— Да, но у меня очень жесткий график. Поэтому вы должны отыграть как можно быстрее, мистер Томас.

— Пожалуйста, зовите меня просто Дилан, — пробормотал он.

— Ладно, — согласилась Пайпер. — Как я уже сказала вам по телефону, Дилан, оркестр играет у нас лишь по выходным. В рабочие дни можно репетировать. Я разрешу вам для пробы выступать здесь две ночи подряд, но с тем условием, что вы не распугаете клиентов.

— Ясно. — Томас кивнул с серьезным видом. — Я все понял. Сейчас подготовлюсь, через пару минут.

Он направился к сцене, потом обернулся:

— Ах да, Пайпер…

Повернувшись, она увидела робкий и полный надежды взгляд. Парень и вправду такой милый!

— Вы ведь тоже будете здесь ночью, может быть, я угощу вас выпивкой в перерыве? Ну, в качестве извинения за нынешнее опоздание.

— Так и быть, — согласилась Пайпер. Дилан улыбнулся так солнечно, что Пайпер могла ослепнуть. Потом развернулся и пошел на место для оркестра. Пайпер подумала, что такой парень может околдовать кого угодно. Она не могла дождаться, пока придет домой и расскажет о нем сестрам.


Содержание:
 0  вы читаете: Одержимые страстью : Кэмерон Доки  1  Глава 2 : Кэмерон Доки
 2  Глава 3 : Кэмерон Доки  3  Глава 4 : Кэмерон Доки
 4  Глава 5 : Кэмерон Доки  5  Глава 6 : Кэмерон Доки
 6  Глава 7 : Кэмерон Доки  7  Глава 8 : Кэмерон Доки
 8  Глава 9 : Кэмерон Доки  9  Глава 10 : Кэмерон Доки
 10  Глава 11 : Кэмерон Доки  11  Глава 12 : Кэмерон Доки
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap