Фантастика : Ужасы : Арианна Вуд : Нина Дьяченко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2

вы читаете книгу




Арианна Вуд

— Ты считаешь этот мир прекрасным? — я посмотрела на него, как над дурачка. — А ты оптимист, в таком положении ты ещё можешь восхищаться окрестностями? Мне кажется, что с нами сделают что-то ужасное. Я замолчала, услужливое воображением нарисовало множество мрачных картин. Мне не хотелось разговаривать, тем более о красотах природы. Мне было не до них.

— Мне здесь нравится, — задумчивым голосом произнес Ариель. Он словно не замечал, или не хотел замечать, что мы находимся в клетке на колёсиках, а на конях, тянущих это загадочное сооружение, сидят вампиры. И волокут нас явно не на весёлый пикник. — Но не думай: мне тоже очень страшно.

Я попыталась улыбнуться, но у меня не получилось.

Как на грех, мы проезжали мимо того самого двухэтажного домика, на балконе которого я увидела Карину.

Мне даже показалось забавным что она снова стояла на балконе, опершись об него, и глядела на нас.

Наши глаза снова встретились. Но я отвернулась, я не желала просить о помощи, к тому же была уверена, что она снова проигнорирует мой зов. Но я успела заметить в глазах красивой девушки тоску. Но что мне было до её тоски?

Мы доехали до небольшого, очень красивого замка, казавшегося игрушечным и хрупким. Камень, из которого он был сделан, был тёмным и полупрозрачным. Когда кто-то двигался, особенно, освещённый светом, то снаружи были видны еле заметные движения чёрных теней. Казалось, что замок населён чёрными призраками. Его окна мерцали красным огнём, словно в них полыхало пламя. Пламя цвета крови. Полупрозрачный туман окружал замок, становясь то гуще, то прозрачнее, словно замок был живым и кутался в серо-белую шаль.

Ворота из золота были распахнуты — нас ждали.

Мы все потеряли сознание и ничего больше не увидели.

Сквозь сон, на грани бодрствования, я ощущала, как чьи-то крепкие и сильные руки волокут меня куда-то, как вещь. Затем меня помыли — я отчётливо ощущала прикосновение водяных струй, и аромат необыкновенно душистого мыла. Затем сознание моё снова помутилось и я очнулась нескоро.

Но сквозь сон я увидела видение: двое мужчин на балконе этого странного замка, окутанного туманом, как какое-то болото. Они были похожи, так похожи, что их можно принять за братьев. Один напомнил мне одного из вампиров, который похитил меня, точнее, которому подарила меня Анж. Ариель успел рассказать мне, что его зовут Дэвид Маккой. Рассказ же Кати, точнее, образ главного героя в нём, напомнил мне второго. Оба очень красивые брюнеты, только у одного синие глаза, а у другого — фиолетовые. Длинные волосы, стройное, сильное тело. Даже улыбаются одинаково — хищно.

— Вы будете довольны нашими пленниками, ваше величество, — почтительно говорил Дэвид Маккой, кланяясь.

Второй был печален. Словно на нём лежал тяжкий груз преступлений, и он отлично осознавал, что проклят, проклят навеки. Его красоты была более мрачной, более жестокой. Даже во сне или в видении я ощутила его силу. Он взглянул на небо, и я увидела его глазами страшно выпученную луну.

— Завтра, — произнёс он. — Луна не будет ждать! Пригласим кого-то из белых магов? Обычно мы приглашаем только чёрных, точнее… они сами приходят без приглашения, — по его губам скользнула непередаваемая улыбка: полная горечи и страдания.

— Да, один профессор проситься, — с неудовольствием произнёс Дэвид. — Хочет заполучить кого-то из тех, кто выживет.

— Нас подслушивают, — безапелляционно заявил король, тревожно оглядываясь. — Кто читает мои мысли, не ты ли?

— Что вы, разве бы я посмел? — с почтением произнёс он, оглядываясь вслед за королём. — Может, маги?

— Я чувствую, что кто-то находится очень близко, разве здесь, в вампирском замке, могут быть маги? Они не так глупы, чтобы нарушать договор о ненападении. Странно… возможно, среди жертв есть кто-то из магов?

— Да что вы! Я охотился в другом мире, откуда там маги?

— А изгнанники? Чёрные маги часто изгоняют совсем уж чёрных в тот мир, где мы привыкли охотиться. Белые поступают так же, только реже. Может быть, ты захватил кого-то из них?

— Хотите, чтобы я их проверил? — с готовностью спросил он, ощериваясь двумя новыми, острыми клыками.

— Ты всегда готов убивать, Маккой! — с неудовольствием и одновременно одобрением, заявил король. — Хищный волк со всегда голодным брюхом!

— Поэтому-то я и ваш самый преданный слуга, ваше величество! Я ведь так на вас похож!

Мне почудилась издёвка в его словах. Король смотрел на него долго, долго, заставив второго вампира побледнеть и занервничать:

— Я сказал что-то не так? Или что-то не то?

— Ты сказал всё правильно, — тяжёлым голосом проговорил король. — Но я справлюсь сам. В любом случае, жертвы приготовлены на завтра, и сегодня мы не будет их убивать, никого из них. Правила стары, и я их не буду менять. Если даже среди жертв случайно и затесался кто-то из магов, он не причинит нам вреда — я ведь не сплю. А завтра этот маг будет иметь равные шансы выжить. А белый маг пусть приходит… давненько я их не видел. Уже соскучился, — сардонически добавил он, опять же, с всё той же горечью.

И больше я не видела ничего, пока окончательно не очнулась от свинцового сна.

…Я не хотела просыпаться, так как ощущала, что меня ждёт нечто страшное, то, что заставит мою судьбу выбрать жизнь или смерть. Мою. Моя судьба подбросит монетку: орёл или решка? Так страшно, так страшно было открывать глаза! Мне чудилось, если я их открою, то увижу, как надо мной завис череп, из глазниц которого постепенно выползают ядовитые рубиновые змеи.

Но я открыла глаза, всё-таки выбора у меня не было… в любом случае. Даже не открывая глаза, я ощутила неповторимый аромат, исходивший от моего вновь вымытого тела — самые сладкие духи в моей жизни. От моих волос, пышных от мытья, щекотавших щёки и шею, также исходил притягательный аромат, свежий, как первые запахи весны. Аромат ландышей? Роз, ирисов? Свежая сладость первой земляники? Не знаю, но нечто сказочное.

Я открыла глаза и увидела, что лежу на полу. Точнее, на огромном шёлковом ковре, покрывавшему круглую, довольно обширную комнату с огромными окнами. Я так поняла, что находилась в стенах одной из башен замка. Окна были на одном уровне и огибали башню, так что свет проникал в неё со всех сторон света. Свет звёзд и огромной, неповторимо яркой луны.

«Неужели же я проспала целые сутки? Меня усыпили? Зачем? Что со мной будет?» — испуганно думала я, но в сердце господствовал страх, а в душе — холод. Будто я умирала.

Возле каждого из окон стоял длинные подсвечник, с зажженными бело-розовыми свечами. Точнее, некоторые свечи в серебряных подсвечниках были голубые, а другие — розовые. Они чередовались. Окна были распахнуты, но свечи не гасли, хотя огоньки на фитилях приплясывали от ветра.

Ковёр подо мной был мягким, как уютная постель. Моя голова расположилась на подушке. Моё тело облачили в полупрозрачную рубашку. И всё, никакой другой одежды на мне не было. Мне тут же захотелось прикрыться.

Единственное место, где господствовала тень, были двери. В них входили вампиры. Их было около ста. Мне стало очень страшно, такого ужаса я не испытывала даже тогда, когда оказалась в объятиях Аскольда в парке, где он меня и словил. Я хотела вскочить и убежать, но тело меня совершенно не слушалось, словно принадлежало не мне, а неживой кукле. Я не могла пошевелить даже пальцем. Даже лицевым мускулом. Подозреваю, что лицо моё хранило совершенно спокойное выражение, словно я спала, как спящая красавица, дожидаясь своего принца.

«Аскольд, спаси меня! Я боюсь, боюсь, боюсь!»

Кошмар надвигался на меня, как щупальца чёрного монстра. Тени двигались, приближались, лунный свет, лившийся из бесчисленных окон и свечи освещали их вполне человеческие тела и лица. Или необычные, или необычайно прекрасные. Но лучше б это были монстры, чем полчища вампирских отродий!

…Я проснулся, удивившись сперва, почему так быстро вырубился. Наверное, нас заколдовали или усыпили — вампиры мастера на такие дела. Я не рассчитывал проснуться. Я надеялся, что они будут милосердны и убьют нас во сне.

От моего тела исходил очень приятный аромат — кажется, меня помыли и наодеколонили. Я очнулся в странной круглой комнате, с множеством окон, кирпичными стенами, задрапированными атласными тканями и парчой. Мы лежали на полу — я увидел Рона с Дэйвом, они лежали рядом, нашёл взглядом двух девочек: блондинку и брюнетку и почти совсем не знакомую мне Арианну. Все мы и я в том числе, были облачены во что-то полупрозрачное. Я смог немного наклонить голову и полюбоваться собственной пижамой, которая почти ничего не скрывала. Мда, мамочка не добрила бы столь фривольное одеяние! Но что я мог сделать? Одеяла рядом не было, к тому же я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Вообще ничем.

Лунные свет скрещивался со светом канделябров, и от их связи появлялись тени самых нежных очертаний и оттенков. Я был невольно зачарован. Любой художник, даже импрессионист, был бы счастлив оказаться здесь с листом бумаги и красками. Несмотря на полное отсутствие мебели, так необычно освещённые стены, задрапированные яркими тканями алого цвета — цвета крови, несомненно, были прекрасны.

В зал заходили вампиры, словно вылупливаясь из самого мрака. Да, возле дверей царил мрак, ни одни лучик света туда почему-то не добирался. Я увидела моего Дэвида, а рядом с ним… мне захотелось срочно протереть глаза… стоял почти такой же парень. Даже ещё более красивый. Его лицо, несомненно, было более человечным, чем холодное, лишённое чувств лицо Маккоя. Моего любовника-вампира. Он был облачён в лёгкий костюм из фиолетового шёлка. На его чёрном кожаном поясе висели ножны с коротким мечом. Рукоять меча, выглядывавшая из ножен, была серебряной, в ней сверкали брильянты и один чёрный, тусклый камешек, как зрачок давно умершего глаза, холодный и пустой.

Рядом с теми, кого я знал, возлежали и другие парни и девушки, одетые, точнее, раздетые так же, как и мы. Мы все были сходны красотой и беспомощностью. Я даже удивился, что мы лежали не на тарелках — ведь мы были пищей на вампирском пиру! Мы были и закуской, и выпивкой; живыми бутылками с вожделенной для них кровью.

…Я смотрела на них, тщетно пытаясь найти в их взглядах какое-то сострадание, что-то человеческое. Спасение. Но я не видела. Только предвкушение и радость. Злобное торжество порочной сути. Я точно помнила, что я — Арианна. Полнокровным призраком в моих мыслях восстал мой английский колледж. Отец и мать. Давно забытые сокурсники, которых я ненавидела, пожалуй, ещё больше этих вампиров.

Вдруг среди вампиров я заметила пожилого дядьку в белом, похожего или косящего под Мерлина или Гэндальфа. В общем, кого-то очень старого и очень мудрого, и, вроде как, очень сильного.

«Спасите!» — заорала я про себя. Всё равно мои губы не двигались. Мне почему-то казалось, что он может прочесть мои мысли. Да, длинноволосый, седой дядька повернул голову в мою сторону, словно мой беззвучный крик был вполне материальным. Его чёрные глаза впились в мои, а чёрные брови сдвинулись. Затем… он просто взял и присел на край ковра, недалеко от нас. Я поняла, нет, почувствовала, что он будет просто сидеть и наблюдать — онанист проклятый! А я-то ждала от него помощи! Вот и верь после этого мужикам! Все они одинаковые, что маги, что вампиры, что обычнее люди… Эгоисты, каких мало! Взять хотя бы моего Аскольда который уехал, оставив меня на попечении свой больной на голову сестричке… А та, не будь дурой, из ревности отдала меня в этот бордель!

Я сжала зубы — хотелось сохранить хоть каплю достоинства — но непрошенный слёзы тяжёлыми каплями стекали по щекам.

— Что ж, дорогие маги, можем начинать, — очень торжественно произнёс король. Все жертвы увидели, что он король — на нём была золотая корона, искрящаяся брильянтами и сапфирами.

— Нет, ещё нет, меня забыли! — пискнул кто-то и ввалился внутрь. Это оказалась хрупкая, очень красивая девушка с чёрными, как смоль, волосами и чёрными же глазами. Её белые руки были достойны бесчисленных золотых колец. Она была закутана в чёрный плащ, а на груди имела массивную золотую цепь с кулоном червонного золота — драконом с алыми рубинами кровавых глаз.

— Теперь представители и тёмных, и светлых магов с нами. Пора начинать торжество. Алисия, принеси магами еду, — распорядился он со странной, печально-жестокой улыбкой. Красивая блондинка, разодетая в тонкий шёлк и усыпанная брильянтами, пулей вылетела в коридор и через пару мгновений вкатила в круглый зал круглый белый столик на колёсиках, уставленный фарфоровыми тарелками с многочисленными человеческими блюдами.

Король поглядел в окно и поднял к потолку руки: — О, полнокровная луна! Тебе посвящаются сегодняшние жертвы, богиня, видящая всё зло, сотворяемое по ночам! Ты заглядываешь в самые тёмные уголки наших душ! Видишь нашу жестокость, проявления страсти на ложе влюблённых… Прими же и благослови наш дар! А утром, те, кто выживет, — он обвёл мертвящим взором лежащих на полу людей, — будут посвящены солнцу и смогут выбирать свою судьбу: стать чёрными магами, — он поклонился в сторону только что вошедшей девушки с чёрными глазами и драконом, — или белыми, — снова поклон, но уже в сторону седовласого. — А может кому-то захочется стать вампирами? — язвительно, с нотками горечи произнёс он. — Им я подарю глоток собственной бессмертной крови! А теперь — можно пировать!

— Ну что, угостишь меня своей кровью? — проговорил Дэвид Маккой, подходя к Ариелю. — Я ещё ни разу её не пил — берёг для пира. Он сел на корточки рядом с парнем, глядящем на него молча, но с ненавистью. Его ладонь погладила его по волосам. — Теперь, наконец, пришло моё время!

Он наклонился над парнем, отрастив два длинным клыка, с явно выраженными намерениями.

И упал в обморок — Ариель лишил его силы. — Кто следующий? — еле слышно прохрипел парень. Прилив энергии, которую он отобрал у Маккоя, позволил ему противится замораживающему заклинанию. Он даже сумел приподнять голову и опереться на локоть.

…Я ощутил торжество: «Нет, дорогой Дэвид, пришло моё время, а не твоё!» Мои силы раскрылись, усилились от испытанной мною паники. Я понимал, что они могут убить меня, а я их — вряд ли. Только на время лишить сил. К тому же, если они решат напасть скопом…я не был уверен, что моих загадочных способностей хватит на всех! Но всё же, этот миг торжества, победы, хоть какой-то победы, пусть временной, над моим обидчиком, — я бы не променял ни на что!

Ко мне медленно и неторопливо подошёл сам король. Кретин в короне! Он присел рядом со мной на корточки, мучительно напоминая Дэвида. Дэвида, которого я любил целых три месяца, и эти же блаженные дни верил, что он любит меня. Он положил тяжёлую руку на моё плечо. — Кажется, господин белый маг, на ваш курс уже есть один претендент! — обернулся он в сторону старика. Тот вскочил, чуть не уронив на пол стол с едой. Бокалы зазвенели и дрогнули. — Я могу забрать его… уже сейчас? Или… подождать до утра? — он взглянул ему в глаза с молящим выражением. — Подождёте до утра, — проговорил он и впился вампирскими клыками мне в шею. С ним я ничего не мог сделать. А потом он легко поцеловал меня в губы. Я краем глаза увидел, как Дэвид подходит к лежащей на полу Арианне и ложится с ней рядом, обнимая её, как любовник. Буквально в нескольких шага от меня он собирался овладеть ею!

Но этот поцелуй… моя голова кружится. Слабость от потери крови. Воспоминание. Сладостное и нежное. Да, это он, он! Я узнал эти прохладные губы!

— Да, это я был с тобой все эти три месяца. Он никогда не спал с тобой, — король кивнул на свою копию. — Он вообще любит девушек. Сам видишь.

Я видел. Мне не хотелось этого видеть. Рядом с нами другие вампиры пили кровь жертв и вступали с ними в сексуальные связи. Кайфовали, как могли.

— Но как ты мог заменить его так, что я этого не замечал? Я что, совсем идиот? — прошептал я ему в ухо.

— В баре ты видел его, он рассказал мне о тебе, затем я приказал ему увидеться с тобой и дать номер… моего телефона. Дальше с тобой был я, я и перенёс тебя в подвал Дэвида, — словно бы извиняясь, сообщил он. — Не бойся, к тебе никто не подойдет, пока я с тобой. А я намерен быть с тобой всю оставшуюся ночь. Мы просто поговорим, ладно?

— Нам не о чем разговаривать! — прошептал я, отворачиваясь. Пряча слёзы от врага. Я про себя поклялся его ненавидеть.

…Рядом со мной, точнее, на меня, лёг Дэвид Маккой. Он просто использовал меня, как сексуальную игрушку. Затем укусил в шею и напился моей крови… Потом были другие, я старалась забыть их лица, но понимала, что никогда не забуду. До самой смерти. Это не было ненавистью, или клятвой кровавой мести. Просто… я таким образом познавала этот новый мир. Чёрный мир. Мир мрака, вампиров и магов, которые спокойно кушали свои вкусности, пока вампиры питались нами. Я была зла, ведь даже в самом занюханном фильме ужасов вампиры редко выходили победителями. Обязательно находился какой-нибудь герой, который спасал мир от них.

Я омертвела и душой, и телом. Иначе я бы не выжила, я бы сошла с ума, не дожив до конца этой удивительно длинной, словно специально растянутой ночи.

Я увидела, как умерла брюнетка из нашей компании, она просто закрыла глаза, и её унесли. На свалку? Куда здесь девают трупы? Потом пришёл черёд блондинки. Она продержалась почти до конца, её измученный взгляд ещё успел уловить слабо побледневшее небо. А потом её так же унесли, как и многих, многих других. Осталась я — крайне измученная и почти на грани смерти. Честно говоря, я была уверена, что не переживу этот рассвет, что он станет для меня последним. Ариель, скромный и красивый мальчик остался жив, благородя тому, что король не отходил от него всю ночь. Дэвид Маккой смотрел на эту парочку с брезгливым недоумением. Лично он успел попробовать всех женщин. Рон и Дейв тоже выжили — их облюбовали красивые вампирши. Они, как я сообразила, влюбились в эти красивые тела и идеальные лица «хороших американских героев». Они пили их кровь медленно и тихо, чтобы подольше растянуть их жизни. Я прочла это в их мыслях. Странное это дело, читать мысли вампиров. Они такие…яркие. Мрачные, кровавые, но яркие, как вспышка огня в драконьих глазах. Они почти ослепили меня. Отчего-то напомнили «Властелина колец» Толкиена, точнее, само кольцо всевластие, выжигающее разум слабым владельцам. Точно так же их мысли едва не сожгли мне мозги.

Я лежала… Рассвет просился в окна, чужая луна ушла. А я… я умирала. Я увидела, как король подал руку лежащему Ариелю. Он встал, как я поняла, чары были сняты. Тот встал, не глядя на него. Он с тревогой и печалью глядел на немногих оставшихся. Белокурого мальчика, красоту которого я никогда не забуду, пока жива, отвели к белому магу, так похожему на Гэндальфа. Двух близнецов-силачей отвели к чёрному магу, на вид очень прелестной девочке.

А я умирала. Мне стало так больно и обидно! Ведь я тоже дожила до рассвета! Но… наверняка не переживу его. Силы покидали меня, я ощущала смертельную слабость, я ощущала, как моё тело холодело.

В покои вбежал… Аскольд. Он дико озирался, пока не увидел меня. Его чёрные глаза страдальчески сузились. Он сжал кулаки и обратился к вальяжно стоявшему Дэвиду: — За это мы с тобой ещё расквитаемся!

Дэвид только скучающе пожал плечами: — За что? За то, что я исполняю повеление нашего короля? Ты ведь даже не состоишь в королевской свите, и тебя не приглашали на наш праздник! Ведь ты не аристократ, — с величайшей надменностью проговорил он. — Кстати, поясни, за что мы должны будем сражаться? За эту хрупкую девочку? — он с презрением кивнул на меня. Теперь я лежала одна на большом атласном ковре. — Так она умирает. Ты бы сделал с ней тоже самое… только позже. Извини, что лишил тебя любимой игрушки. Найдёшь другую.

Он ничего не ответил, только умоляюще глянул на короля, которого всё равно не мог ненавидеть. Мне было странно созерцать переплетённые между собой, как нити паутины, мысли вампиров. Их сути. На самом деле любой вампир почитал своего короля и любил. Да, любил, что странно. Тот милостиво кивнул, снова утопая в плену своих дум. И Аскольд быстро подбежал ко мне, присел на корточки. Взял меня за руку. — Ты умираешь, — констатировал он.

Я едва заметно кивнула.

— Ты не должна умереть! Король… — он позволит мне тебя превратить… если ты захочешь!

— В вампира? — прохрипела я еле слышно. — Нет, я не хочу! Лучше умереть.

— Нет, пожалуйста, не уходи! Я вернулся раньше… я как чувствовал, — поспешно забормотал он, сжимая мою ладонь ещё сильнее. — Но… на празднество меня не пустила стража… ведь я не высокородный. Пришлось ждать до рассвета. Ты не представляешь, что я пережил, представляя, что с тобой сейчас делают! Я так хотел, чтобы ты выжила! Я не могу без тебя, ведь я тебя так сильно люблю! — пылко воскликнул он из самой глубины сердца. Я, напрягая последние силы, вырвала у него свою ладонь: — Прочь! Я ненавижу тебя! Я не хочу превратиться в чудовище!

Ко мне подошёл белый маг: — Вы молодец! Избежали такого сильного искушения… даже на грани смерти не захотели стать вампиром, хотите быть белым магом?

— Хочу! — прошептала я, чувствуя, что силы мои иссякают.

Он возложил на меня свои сухие, горячие, словно раскалённые руки. И силы ко мне вернулись. Я встала с помощью мага, и, не удостоив поникшего Аскольда прощальным взглядом, пошла за ним.

— Видишь, брат, эти люди… они такие неблагодарные, — язвительно заметил Маккой мне в след, глумясь над покинутым Аскольдом. — А ты хотел подарить ей свою кровь!

…Король незаметно подошёл к Ариелю: — Мы с тобой ещё увидимся.

— Надеюсь, что нет, — он покраснел и отвернулся. — С меня хватит того, что было!

— Неужели это было так плохо? — не удержался король.

— Может, вы хотя бы скажите мне своё имя? Просто интересно… как звать моего врага. Существа, испоганившего мою жизнь!

— И подарившего новую, не забывай этого, мальчик! — с гневом произнёс король. — А зовут меня Адриан Марк Луциус Светозарный. Так звали меня когда-то… когда я ещё был белым магом и верил в добро и справедливость. Непередаваемая горечь звучала в его словах, как надрывные мелодии рока. Сейчас я зовусь просто Адриан, король вампиров Чёрного мира. Таков мой полный титул. Не забывай его! Не забывай меня! Мы ещё скоро встретимся… в лабиринте, и, если ты его пройдёшь, в Академии магических искусств. Я там… впрочем, сам увидишь. Он оскалился.

— Благодарим вас, ваше величество, — тихонько произнесла хрупкая девушка-маг. Чёрный маг. — Мы получили то, что хотели. Мы можем идти?

Король только молча поклонился и ушёл в дверной проём таким быстрым шагом, словно хотел больше никогда их не видеть.

Но каждый из них, бывших пленников вампиров, вдруг осознали, что всех их соединили странные узы с Чёрным городом.

— Ради любви можно пойти на многое, — вдруг произнесла Арианна, походя к Ариелю.

— Ты про что? — обернулся он к девушке. — Какую любовь ты имеешь в виду? Ту, что продемонстрировали нам вампиры? Так это был обман, чтобы заманить нас в свои сети.

— Мы ведь готовы простить их ради нашей любви? — поинтересовалась она у меня. — Я уверена, что ты помиришься со своим королём. А я… быть может… с Аскольдом. Ведь он действительно не знал, что Анж отдаст меня на пир. Надеюсь, он её прибьёт за это!

— Не знаю, — Ариель опустил голову, — сейчас я вообще туго соображаю.

— Наши сердца всё равно беременны любовью, — с ноткой печали заявила она, глядя на серое небо. — А нас ждут новые приключения. Знаешь, в любом случае этот безжалостный мир лучше того, который мы покинули.


Содержание:
 0  Пленники вампиров : Нина Дьяченко  1  Дважды вампир : Нина Дьяченко
 2  вы читаете: Арианна Вуд : Нина Дьяченко    



 




sitemap