Фантастика : Ужасы : Ещё один человек

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу

Окончание книги, ч.9 от 03.03.11.

Часть 1. Кто ты?

1.

Водка была – редкостное говно.

Нормальную надо пить даже не холодной, а охлажденной.

А ежели тебе ее приходится жабать леденелой, с морозиловки – чтоб от того как холод твой хавкопровод обжигает – ее поганый сивушный привкус перебило… говно и есть.

Башка болит и блевать охота. Нормально день начался, да?

Ладно, пережуем. И выср…

Ох, ты, бля, кааакие сиськи! Как тя такую мама с папой пустили с дому в школу-то?

….Ну, иди, иди жоповертка… эх, блин, вот бы… Все, нехрен, на работу надо.


Сраный жигуль не пожелал завестись.


Ну, блять, нет у меня денег на ремонт. А сам я электрику не понимаю. Я вообще в машине не понимаю нифига. Батя че-то рассказывал-показывал… Ну, я этот бред не слушал. Ясно же – нормальный пацан все равно на жиге ездить не станет. А нормальные машины не ломаются. А если нормальные машины ломаются – чОткий пацан едет на сервис где автонегры все быстренько исправят.

А я, бля – реальный парень, не фуйли что.

Тока бабла пока нет – ну это временно. Я вот приподнимусь немного и все будет у меня как у людей. Зря я что ли с батей посрался? Он блин фигню толкал – «Иди учись, профессия, знания…» Ага, ща. Я сам чОтко знаю. Вот работаю пока в мебельном, менеджер-продавец – и че? Нормально так, свое бабло, скоро может еще поднимут оклад… и никакой мутни со всякими зачетами и прочей фигней – пока там на стипендию парятся и подрабатывают и жмутся – я чиста королем почти хожу. И выпивки купть могу скока хочу, и с девкой все ок, живем нормально…


Ладно… сидеть в Шахе и фтыкать с похмелюги, прислоняясь жбаном к стойке – хорошо. Но надо на работу – и так опоздал. Пешкарусом. Благо до «Озерков» минут десять – просто беспонту ходить если машина есть. Ссссука ржавая.


Двинул дворами, содрогаясь от холода и похмелья. Ох, не сблевать бы….так, отдохнем. Че я, тороплюсь? Ну, опять поворчат и успокоятся, ниче, начальство только к 12 приезжает, пофигу. Ога, легче…бля, аж потом прошибло. Так, пошли, в арку и…


Оп-па… Так, иду себе нормально, в конце концов че я – ну, бухой, но не кривой же как саксофон? Вчера…ну, сегодня до трех утра. Нормально…


Эээ, да тут не до меня. Что за шабаш тут у них? Две скорых, мусоршмита два. Бля, лежит кто-то….Так, нафуй-нафуй отседа – а то еще в понятые-шмонятые… Все знают – от милиции ничего хорошего не бывает. Приплетут и будешь потом маяться. Дармоеды они. В менты идут те кто ничего делать не умеет и бабло рубить не способен. Лохи, в общем. Это все знают. И они знают. Оттого злые и деньги стрясти так и норовят – потому что им завидно. Вообще таким нормальным пацанам как я много кто завидует. Потому что я живу по-человечески. И, блин, не быдло какое, а личность.


Так, проскочили. Вот и метро. Толкотня, как всегда. Блин, ненавижу. Кругом одни уроды. Дедки смотрят как будто им все должны а они самые умные. Телки все такие из себя. Бабы это ваще – типа самые и все им обязаны. Какие-то мутные парни, лузеры-студенты, курсанты… Эти ваще дебилы. Хуже ментов.


Это ж надо самому сунуться петлю. Нормальный чел от армии косит со страшной силой – ну, нафига ему год терять? Че там делать-то? Я вот отлично откосил – сначала типа учился в институте, два года, потом бегал, потом женился с дуру, даж ребенка завел – откосить думал по детям… потом батя помог – он вообще-то неплохо на деньгах…. Ну, и хрен с ним, я все равно под его дудку не буду… «сынок, я ж тебе добра желаю, помочь хочу…» Да пошел ты, добра. Чтоб я жопу просиживал в институте а потом годами карьеру делал, вымаливая повышения? Да ну нафиг… Да, так вот – помог откосить. Второго правда ребенка не получилось, отнял Бог…. Ну не буду вспоминать, я тогда еще дурак был, переживал реально. А чтоб я сейчас с двумя делал? А так развелся через пару лет и свободен как ветер. А там и подоспело – как поется «Двадцать восемь мне уже, поцелуйте меня в жэ…» А дети это не по мне, я свободная личность, накуй мне ответственность, правильно?


А эти курсанты… сами лезут. И есть еще кто по контракту идут. Говорят даже срочниками уходят некоторые сами. Эт вообще пиндец. Коллапс мозга.


Вот и Пионерка. На выход.


Так, че за фигня? Дедуля какой мотрочиком стуканул? А, не смотри – здоровый мужик… чет лежит как-то… блин, помер чтоль? Из-за толпы не видать. Хрен с ним. Говорят – покойника встретить к деньгам. Посмотрим.


Ну, вот и добрался. Привет, привет. Че надо, то и опоздал. Отвали. Чем пахнет? Да, бухал, а что нельзя? Все, отвали…


День начался лучше чем закончилось утро. Покупателей не было, и я отменно подремал в глубоком мягком кресле. Наташка – страшненькая неглупая девченка – позвала пить чай. Если кто придет – из подсобки слышно колокольчик, а переть у нас нечего. То есть не упрешь без грузчиков. А касса на замке.

Как всегда дежурно отпускаю пару пошлостей по поводу Наташкиных сисек – они у нее неплохие, надо сказать. Дежурно получаю приглашение в пеший эротический поход по местам массового паломничества. Все обычно. Чай оживляет измученный сивухой организм.

– Че начальство?

– Звонила, они не приедут.

– Никто?

– Угу. Михаил заболел чем-то, Витя к нему поехал.

Заболел… чем этот бычара мог заболеть? Здоровый шифоньер, весь из себя спортсмен… А с Витей тоже ясно – они друзья большие.

– Что с ним?

– Утром с собакой гулял, со своей лупоглазиной (вот любят крепкие парни заводить себе собак размером с кошку и мельче… «Моя кошка съела вашу крысу! У меня нет крысы, у меня собака! Раз кошка съела, значит крыса…»). А во дворе на них собака какая-то бросилась, странная – он свою Мышку на руки поднял, а собака его прям за ногу, даже не лаяла… Он ее говорит из пистолета застрелил, еле-еле (У Михала всегда с собой Оса была, смешная, но если в башку…), но она его подрала сильно, хотя и совсем маленькая дворняга. Он домой пришел, а потом плохо стало. Врачей вызывал, ну и Витя решил подъехать – мало ли. Это мне его сынишка рассказал.


Сынишка Коля – забавный пацан лет 12-ти. Но толковый, и врать не станет. Да и чего ему врать? Бывает такое – в городе много бродячих собак, бывает и агрессивные они.


– Бешенство чтоль?

– Не знаю, врачи приехали чего-то вкололи. Наверное, долго не будет теперь его.


Ну и ладно. Он нормальный мужик, но начальство есть начальство, чем дальше, тем хоть совсем нету. А Витя наверное скоро приедет – замещать.

Попив чая иду в зал. Скука, дремлю, листаю газеты и журналы что у нас валяются. Слушаем радио. Обычная пурга, мули-пуси, привет моему милому, ну и мужу тоже, всей нашей бригаде ассенизаторов поставьте песню Кати Лель….поздравляю самую лучшую девушку Оксану из Колпино…. Даже не пытаюсь вслушиваться – я все-таки не последний дебил, говно не слушаю. Я вообще в музыке не очень. А вот новости. Тоже не особо слушаю – ведь всем здравомыслящим понятно – там все врут и хотят нас всех наимать. Это все манипуляция нами – власть всегда манипулирует гражданами. Сколько я пытался объяснять это на форумах всяким «потреотам» – власть всегда против нас…. Ну и фиг с ними, придурками. Тем более я с компьютером не особо, хорошо Дашка научила немного.

Вдруг в потоке новостей выцепляю что-то интересное «…много случаев применения сотрудниками милиции табельного оружия. По всем фактам проводится проверка…» Ага, похоже это те мусора во дворе кого-то вальнули. Суки, че творят. Совсем офуели.

Так проходит еще часа два – обед. Наташка рвет в кафе, с девками из соседнего «Тур-Бюро». Я есть не хочу, а вот еще чаю – это надо. Отрава почти выветрилась и мозг пришел в норму. Можно начинать думать. Я вообще-то не дурак, и высшее образование все-таки получил. И вообще я разумный современный человек. Когда трезвый.

О, пять в новостях что-то интересное «…за сегодняшнюю ночь зафиксировано несколько случаев нападения бродячих животных на людей, один из пострадавших, мужчина без определенного места жительства, скончался в больнице…» Да, надо осторожнее – весеннее обострение у собачек?

Дверь распахнулась и под тилиблямканье колокольчиков влетела бледная Наташка

– Ммм..мне В-Витя з-звонил…

– Ну?

– Михаил умер.

– Еёёёкть….

– Врачи сказали остановка сердца.


Опаньнки…. Лепилы чего напутали, не то вкололи? Похоже. С чего ему иначе помереть-то? Не от собачкиных же укусов? Что теперь ? Не знаю… Наташка всхлипывает и говорит:

– Витя вообще сам в шоке, говорит закрывайте магазин и идите по домам. Говорит что перезвонит, врачи ему чего-то нарассказывали… типа эпидемия какая-то – как свиной грипп, помнишь? Вроде того – от него Михаил и умер…

– Ты ж сказала остановка сердца?

– Да не знаю я! Он так сказал, сначала так, потом про грипп!

– Ну и?

– Говорит домой идти и завтра не приходить, если не позвонит.

– А зарплату вычтет?

– …Не знаю… не спросила…

– Ладно, разберемся.


Наташка, хлюпая носом пошла собираться, а я задумался. Эпидемия… эт херово, господа. Если Витя отпускает с работы и говорит не приходить – это очень серьезно.

Он не сука, но копейки зря не упустит. А тут полдня в анус… да какие полдня – сегодня вообще в ноль – никто даже не заглянул. А уж он наверняка спросил Наташку… Да, что-то не то. Дай-ка я ему позвоню – Витя объяснит, да заодно про деньги узнаю – вообще-то принято у нас оплачивать такое, но уточнить надо.

Звонить пришлось долго. И безрезультатно. Не берет трубу. Наверное выключил звук или оставил в куртке в прихожей и не слышит. Ладно, на городской.

Городской ответил презрением. Результат отличный от нулевого в пределах не превышающих погрешность измерения. Еще раз на тот и на другой. Что там совсем никто не слышит? Чорт, попробую Михаила набрать… хотя как-то…. А, нафиг, в конце-то концов – он мне никто, и ничего такого. А про деньги надо узнать.

На удивление мобильный Михаила ответил почти сразу… Чччорт, это ж Колька! Блииин, как нехорошо…

– Коля?…

– ДА! КТО?!


Чорт, чего он так орет? Дурак, у тебя б на глазах отец помер – поди тоже орал бы…. Бля, как не в жилу все…


– Коленька, это Алексей, с магазина…

– ДА! ДЯДЯ ЛЕША! ТУТ…ПАПА, ОН…

– Коленька, я знаю, я все понимаю… (блять, какого хера я позвонил?!)…мы все сочув…

– ОН, ОН…. ОНИ… ОНИ УЖЕ… ДЯДЯ ВИТЯ С МАМОЙ И ВРАЧ… ОНИ, ОНИ … МЕНЯ…


Коля жалобно как-то вскрикнул и вроде выронил трубку, послышались характерные звуки… плачет пацан, навзрыд, аж слышно как всхлипывает ритмично…слезы глотает…Блин, дурак, зачем звонил.

Нажал отбой и пошел одеваться. Ладно, Витя сам сказал, а деньги я потом отожму. Наташка уже была готова, и стоя у зеркала наводила марафет. Смешно артикулируя намазываемыми помадой губами сказала:

– А Юлька из «Турбюры» сказала что она утром в кассы ездила, и видела как менты кого-то застрелили. Прям на улице. Он на людей кидался, псих какой-то. А они его прям в голову из автомата.

– Звиздит Юлька твоя. Менты конечно оборзели но чтобы в голову из автомата среди бела дня в Питере… У нас все-таки демократия, не тоталитарное какое общество. Даже если кто и нападает на людей то он имеет такие же права как и все, а уж стрелять в голову они вообще не имеют права. Тем более если псих – и подавно. Брехунья твоя Юлька.

– Сам ты брехун!


Наташка обиделась как будто я ее обвинял… ну что поделать, я все-таки представляю права и обязанности милиции – такое это вообще даже не кино.

– Она чем хочешь клялась, я тоже не верила, а она фотки на телефоне показала!

– Да ладно, ладно, чего завелась…. Ну, все, до завтра – я сейчас закрою и тоже пойду…

– Счастливо

Чмокнул Наташку в щечку, как бы ненарошно чуть приобняв…эх, надо бы ее развести, все-таки хоть и некрасивая, но грудь – мое почтение…Ладно. Остался один, проверил все, закрыл, сдал ключи охране, чем-то явно озабоченной – даже не глядя записали и машинально сунули в шкаф ключ, и, выйдя в холл торгового комплекса, остановился и задумался. Что-то щелкнуло в мозгу…Наташка, Юлька…новости…менты утренние… что за нафиг творится?

Стал думать дальше… Витя… эпидемия… Михаил… Что-то все как-то нехорошо. До того мозг был весьма затуманен алкоголем, а сейчас похоже включался в работу.

Не нравится мне все это. Не нравится. Жопой чую. Спинным мозгом. Холод по спине продирает какой-то. Бррр. Ладно, пора идти. В метро…. В метро?

А вот фиг вам. Эпидемия. Не знаю, может и фигня, но отчего-то вспомнились дурацкие книжки и видеоигры. Вирус в метро. Остановившийся поезд… Неа, играйте без меня. Ексит гейм. Йес. А вот что я сделаю – не пожалею бабла и рвану домой на частнике. Да-да, именно так – я все-таки хорошо помню – при эпидемии общественный транспорт и вообще общественные места – самый рассадник заразы. Слава Богу к нам вообще никто не заглядывал. Все, решено. Не жмотиться и ехать домой. Отчего-то очень хочу побыстрее домой.

Приняв решение я вышел из торгового комплекса и вскоре успешно тормознул невысоко пролетавшего мимо джигита.

2.

Джигит прервал полет и радушно распахнул люк своего блядетранспортера марки Форд Эскорт дремучего года выпуска.

– Куда, уважаемый?

– На Озерки. Дорогу покажу. Уже едем. Сколько?

– Э, дарагой, я дарогу знаю – я сидмой год здэс живу! Мнэ папути, дамой – двести всего, Мамай килянус – нэ дорого, севодня все втрое бирут!

– Ага, конечно… С чего бы? (двести отдал с радостью, но поторговаться с «урюком» милое дело, понаехали, понимаешь… вообще все беды от них. Если бы не они – у нас бы все было хорошо.)

– Ээээ, дарагой – спал ти чтоле? Мэтро встало самсвем пачти, луди ехать хатят.


Оба-на. Ай да я. Пророк куев.

– А ты чего тогда домой – работать же надо, пока прет?

– … Устал я, заболэль – неохотно говорит он, явно сожалея об упущенных деньгах – Плохо чувствую сибе…


…Имать, тока этого мне не хватало! Убежал от эпидемии! Открываю окно, типа душно, стараюсь дышать в сторону, приподнимаю край воротника… Чорт, бесполезно все! Попаааал… Остановить? Денег жалко… да и пешком нереально… Я уже заразился? А как передается? Он не чихал, не кашлял, я его руками не трогал… дверь трогал у машины… Деньги положил на торпеду… Как передается? Вот Михаил… нет, его собака покусала. Чорт, Витя не ответил, а Кольку я не хочу еще раз беспокоить… а узнать бы надо. А этот то как? Блин, что ж делать?

– А ты чем заболел-то? Не заразный? – решаю прояснить напрямую – Грипп что-ли?

– Нэ-нэ-нэ, чито ты, дарагой – джигит замахал руками, отчего я чуть не заорал – я вожу честно говоря… ну да, плохо я вожу машину, вцепившись в руль двумя руками намертво – а такая манера управления транспортом меня вводит просто в ужас. Однако – катастрофы не произошло. Блин, этот Джамшут водит лучше меня – современного русского парня. Несправедливо как-то. Они же «чурки», они вообще чуть лучше обезьян. Ну да, вот он как обезьяна и натренировался. И ничего обидного – зато он не личность и вообще почти не человек, козотрах. Тупое быдло. Ага, вот так. А я как бы современный и продвинутый. Проще говоря – крутой перец. Не чета всяким. Потому – он меня везет а я на нем еду. Я хозяин он слуга. Вот так нормально.

– У мэня нэ грипп, это нэзаразно, нэ чихаль я – тараторит джигит, боясь потерять клиента – это просто псих попался на мэня кинулся в машнэ пряма – пъияний савсем бил, заснул, а патом каак на мэня – а глаза савсэм страшний… Я тармазит а он все ка мнэ, я от него и галавой ударился об стойка вот тут… патом вискачил а он за мной лезит…. Я его за шиварат и викинул из машины на дарогу пряма, и даже дэньги его вслед бросил… палавину…Он савсем напилса, савсем екнутый стал – миня даже укусыл – вот!


Джигит показал запястье правой руки – там четко виден след укуса – даже с кровью.


– Что, болит так что домой надо? Водить тяжело? – стараясь не выдать страх спросил я – еще только не хватало чтоб он не справился с управлением

– Нэ, галавой ударылся, сатрясение – болит адын раз очень сильно. Кружится немного и жарко савсем… но ти дарагой не бойся – заметив мой страх торопится джигит – давезу в целости, я все харашо магу!


Ага, как же, «харашо» – и вправду бледноват… хотя и ехать то осталось… Ну, слава Богу – этот не заразный, тут совсем другое… Доедем.


Накаркал, блин – на Поклонной нехилый пробец на выезд. Че, все решили загород рвануть средь рабочего дня? Ага, реально ж дачники все – вон почти все машины забиты всяким барахлом. Ну да, скоро ж «дни садовода» – майские праздники. Родители всегда тоже выбирались на Первое Мая на дачу. Вот радость кверху сракой торчать в огороде? На День Победы правда обычно не ездили – пока бабка жива была – возили ее на Пулковские высоты, на встречу с однополчанами – такими же увешанными орденами старперами. И меня таскали с собой. Пели там песни и «ветеранились» под самодельную закуску. Цветы возлагали, митинги слушали. И весь день по городу ходили дедки и бабки обвешанные орденами-медалями как породистые овчарки. И все их поздравляли и типа благодарили. Идиотство, блин. Ну, подумаешь – победили. Зато вон побежденные лучше нас живут. А как побеждали – всем известно. Вон хоть Солженицына почитать, хоть Шаламова – все культурные цивилизованные люди их читали. Или вон кино посмотреть про Ржевскую битву, и еще отличные фильны «Штрафбат» и «Сволочи». Вот это настоящая история, а не немощные старики с медалями. Хорошо хоть как бабка померла отец один стал ездить. А я не дурак.

Зато в День Победы есть классный флеш-моб – «георгиевская ленточка» называется. Отхватил такую нахаляву – и носи. Причем можно быть оригинальным – хоть на жопе носи. Можно на машине прицепить – некоторые вообще потом год возят, она даж черная совсем, можно на сумке или на поясе, а можно совсем креативно – вместо шнурков.

Модно и стильно, а не замшело-совково. Друзья правда одни вместо «георгиевской», которую они обозвали «подменкой» – устроили на прошлый День Победы какую-то акцию «Знамя победы – Красное» – таскали на груди самодельные красные бантики и несколько дней на машинах возили красные флажки. Только кроме них это никто не делал, и были они как придурки. Их за коммунистов приняли даже, хотя они совсем не коммунисты. Вроде хотели даже устроить акцию типа как «георгиевскую» – но не раздавать даром – потому что дорого и типа «чтобы сам делал каждый, хоть из бумаги! Главное символ и свое желание!». Ага, кому надо – за свой счет, да к тому же некрасивое, не то что «георгиевская». Им все равно не разрешили – они хотели официально оформиться и просто постоять у метро с плакатами. Пригласили поговорить на Литейный и сказали что так делать не надо. Потому что не надо. Не надо и все. Нет, никто не угрожает, могут и дальше регистрироваться. Но не успеют. А неофициально – не надо. Нет, не надо, еще раз повторяем. Да, сами – что хотите делайте. В рамках закона. У нас же – демократия.

А Красное Знамя – не надо.

Вот они и таскали красные тряпочки как дураки – когда все по-человечески носили красивые модные «георгиевки». Да, плохо быть не как общество.


Продираемся, скоро угол Тореза, а там свободнее. Водитель совсем невесело выглядит, бормочет что-то по своему, испарина на лбу. Как бы на горке не съехал кому жопой когда трогается – я всегда нервничаю когда так трогаюсь и часто глохну. Вон кстати стоят такие двое, перегородили ряд, отчего пробка еще крепче. Ксати народ внагляк едет по тротуару. Видать гайцов совсем не боятся. Че так за город всех тянет? А, не – джигит-то похоже водила гораздо лучше меня – на автомате трогается в горку, никаких проблем. Ну и ладно.

Охотники какие-то едут – на вездеходах, все в камуфляжах и всяких своих охотничьих примочках. Опа – этот даже прям с ружьем. Ковбои, блин. Вот попадутся ментам – отдадут денег. Хотя там небогатых немного, среди охотников – посмотрел я сколько чего стоит – да это ж тоже надо быть совсем еканутым, чтобы за ружье отдать тысячь пятнадцать-двадцать. Или очень богатым. Я вот недавно себе смарт-фон купил за 23 тысячи – круто и чОтко. Красиво и все завидуют. А не какая-то ненужная железяка.

Придурки в общем эти охотники.


Все, пролетели пробку – дальше вдоль по Энгельса, на Луначарку налево – и вот он дом. Во двор сам пройду, «Стой, мусульманин!»

Водила притерся у въезда во двор, заглушил.

– Спасибо – вылезаю уже из машины. Он даже не ответил, совсем плохо видать. Кивает, судорожно сглатывая. Тошнит, наверное.


Иду к дому – оборачиваюсь – он даже прилег на баранку – видать действительно сотрясение. Ниче, отлежится – уедет. Его проблемы.


Иду к дому, вхожу в арку, не спеша к парадному. У помойки застыл столбиком какой то дедок. Что, старый – мозги клинит? Ага, батарейки сели… ну и стой себе, тебе двигаться уже отвыкать надо, отбродился уже, освобождай молодым место под солнцем… и жилплощадь, ага. Классно это я, подъемал.

Дедок как-то неловко оборачивается на звук моих шагов и начинает двигаться навстречу. Походочка у него…. А, дед – уже вмазал? Что, три рубля на хлебушек хочешь? Ага, чтоб булькал, хлебушек. Сердечник, поди – боярышником пробиваешься? Хрен те!

Дед тянет ко мне руки.

– Че, офуел, старый?! – блин, чем от него шмонит? Одеколона или ацетона какого напился? Гнилью какой-то… в помойке рылся что ли?


Брезгливо отскакиваю и быстро иду к парадному. Что у нас сегодня – день синяка? Вроде же не тяпница, до конца недели еще времени…. А вы все повылезали, убогие.

О, тэж сусид мий… Вроде ж ты, Семеныч – язвенник? Или прикидывался, сволочь старая? О, как штормит-то тя…

Семеныч как и дед у помойки (который шаркая и как-то поскуливая тащится следом, но далеко отстал) протягивает ко мне руки…. Что, вам всем сегодня «добавить копеечку христарадьи» надо? Заимали, козлы…

– Семеныч, отва…

БЛЯЯЯЯ!!! Ну и взгляд… точно – язвенник и выпил, теперь с непривычки вхлам вообще… или эта, белая горячка? И вообще – эппло какое-то обвислое… бледный, весь в грязи какой то… валялся что ли где?

– Отвали, Семеныч – стараясь не глядеть на него говорю я, пытаюсь проскользнуть мимо – не дам я вам никуя.

Что-то с ним не так, не могу понять. Воняет как и от деда – вместе что ли пили? Что-то еще, глаз видит – а сообразить не могу…

Он хватает меня за рукав куртки, тянет не то чтобы сильно, но именно тянет а не просто – «Э, друг, подожди секунду!». И как-то … скулит что ли?

Вдруг становится жутко. Жар и холод одновременно волнами проходят по телу. В мгновение вспотев, рывком вырываю рукав, пинком отправляя Семеныча через невысокую оградку газона, где он благополучно приземляется и начинает ворочаться. Вижу деда, целенаправленно шкандыбающего ко мне. В три прыжка оказываюсь у двери, таблеткой открываю, наплевав на лифт взбегаю к себе на третий. Отчего-то всего колотит, ключи пляшут в руках. Кажется, сейчас неизвестно откуда взявшийся тут Семеныч вновь потянет за рукав. Что с ним было не так, что меня так испугало?

Наконец дверь открывается, я влетаю в квартиру, захлопываю добротную железную дверь (Дашка настояла, сама даже оплатила. Странная она порой, но вот сейчас впору пришлись ее странности). Захлопнув и внутреннюю, прислоняюсь к ней… и вдруг обессилено сползаю прямо на пол.

Я понял что не так с Семенычем. Просто мозг не мог раньше сопоставить, подсознание само дало команду на «страх».


У него было вырвано горло.

3.

… Пришел в себя довольно быстро.

Сижу на полу у двери и бормочу что-то. Однако. Что я там такого напридумывал?

Ха, рана, на шее. Шарф поди драный нацепил а я увидел фигли что. Сам себя испугал. Он же ходил, руками меня хватал. Ага, с драной шеей.

Нунафиг. Где тут у меня пузырь конины был? Сотка «Старого Кенигсберга» (интересно – а бывает «Новый Кенигсберг»?) самое то.

Прошел на кухню, выжрал стопарь… уффф, отпустило.

Смотрю в окно – о, кстати – джигит-то мой – так никуда и не уехал еще. Ничего, сейчас отлежится и уедет. Хотя уже не отлежится, а отсидится – видно что просто сидит себе спокойно. Ну и ладно.

…Чччорт, не идет из головы Семеныч… А что если… А если и вправду? Если они бухали а потом что-то с ним случилось (а что? Задыхаться стал? От суррогатной водяры? Аллергия – доктор Ливси, знакомый мой, рассказывал что какой-то отек бывает, так чтоб не помер надо горло резать… может оно и есть?) – и вот они с дедом (тот понятно отчего в ступоре был) меня о помощи попросить хотели? А я сбежал… что теперь? Блин, если он ласты склеит – меня ж посадить могут… дед, сука – стуканет – и привет судье. Как там – «Неоказание помощи»? Да пофиг как – полюбому это ж подлянка какая – реального человека менты же рады законопатить из-за какого-то алкаша. Вот блин влип! Что за день сегодня…

Так, нехер сопли распускать. Надо что-то придумать… А фули думать, придурок! Звони в скорую и ментуру! Это их работа – вот пусть и работают!

Хватаю мобильный – о, два десятка неответок! А, я ж когда дрыхнуть спьяну завалился в кресле – отрубил звук. Чтоб не мешали. Ну и правильно.

Так, кто тут? Батя – это ясно – пять вызовов – жизни учить хотел… обойдется, сами умные уже… так, бывшая супруга, Светка – ей то чего? Аж семь вызовов! С мелким что-то? Не, это УЖЕ – не мои проблемы – я пять штук в месяц отдаю – и чтоб я вас не видел-не слышал! В общем, в лес. Доктор Ливси звонил. Два раза. Чего надо? Опять зовет поди в лес… бррр, вот уж екнутые, так екнутые. Мало того что в спортзале с друзьями друг-друга колошматят еженедельно по вечерам, так еще и на природу их тянет. Связались с какими то «фашистами» и ездят к ним в Вартемяги – там у них «база». Землянки отрыты, старые окопы подновили. Пьют там у костра, дерутся на поляне, а еще по лесу бегают – в «хардболл» играют. Взрослые мужики а все в войнушку… из пневматических пистолетов и ружей друг по другу садят, только очки одевают. Я один раз спьяну попробовал – больно, блин! А они и рады, придурки. Еще ведь все как по серьезному – тренировки, инструкции, отрабатывают… Идиоты. Лучше бы денег заработали и в Турцию съездили. Или просто сняли бы девок элитных с номерами на пару часов.

Ан нет «Отдых, разрядка, адреналин!» Ага, экстремалы куевы… А уж те что тренируются – вообще маньяки…кому это надо? При-дур-ки.

Я то кстати думал они реально фашисты, типа «скинхеды» – ходят черных мочат. Тем более видел там у них ребят типа в немецкой форме. Чуть сдуру не влип -оказывается форму они такую (ФРГшную, бундесверовсовскую, она просто на фашистскую похожа – наследственное) пользуют потому что удобно. А фашистами их прозвали потому что как то на 9е мая они морду крепко и прилюдно набили каким-то хмырям из какого-то «Мемориала»… не знаю, что за контора, но их тут же во всех СМИ проволокли как «фашистов, неонацистов, националистов»… хотя у них там и русские, и татары и евреи и прочая мордва. А за всякое такое нацистское – могут и в глаз дать. Хотя за «толерантность и политкорректность» еще быстрее дадут. Дремучие, несовременные и отсталые варвары. Никакой цивилизации, одни имперские амбиции. Да к тому же милитаристы, все о войне и всяком таком. А это тоже глупо и отстойно. Разумный цивилизованный современный человек – против оружия. Пацифизм – это для продвинутых, а кто против – лох. Лузеры они, короче.

В общем – доктор тоже в лес. Уже не фигурально – а буквально. Без меня.

Остальные девять вызовов от Дашки. Н-да…. Она небезосновательно ревнует меня – зная кобелячий характер. Похоже, ждет разборка. Слава богу, пока ничего конкретного, а то бы…. Блин, даже думать не хочу – она девка крепкая, может и отмудохать по-настоящему. А еще больше меня пугает…. Ну если честно… Пугает что она меня бросит. Я и так не очень понимаю, чего она именно меня схватила. Впрочем она любит говорить что это по анекдоту:

«Выбрал Бог трех самых искусных девиц – одна чуть похуже, вторая средне, а третья лучше всех. И дал каждой жениха – худшей царевича, средней королевича, а лучшей… лучшей какого-то простенького мужичонку – больного, немощного растяпу.

Боженька, да за что ж мне?! Нешто не нашлось, нешто не заслужила я, что нельзя мне другого?

Другого? Другого можно… Но ведь ЭТОТ-ТО БЕЗ ТЕБЯ – ПРОПАДЕТ!»

Фигня, конечно. Я просто реальный парень. И умный и культурный. Не быдло. Таких девки любят. И вообще… чего разводить – бабы – они дуры, влюбилась она в меня значит. Вот пускай и терпит.

Но злить ее не надо. Однако звонить мне лень, объясняться почему молчал. Вечером все – она мне еще мозг проимет по поводу вчерашней моей пьянки. Не, нафиг, попозже позвоню.

Так, чего я хотел-то? А, да – в ментовку и скорикам! …112… опа «Сеть перегружена…» Что за нафиг? Еще и еще… бесполезно. Так, с городского…. Ага тоже самое. Чорт, что-то… а, дурак – эпидемия же, все звонят….

Вот попадалово, а? Выйти чтоль к Семенычу? Неохота, и ваще, мне то что – пусть хоть подохнут – я не причем!

…Ага, а потом посадят в клетку как жирафу.

Нет, придется идти.


Выполз на лестницу… опять колыхнулся какой-то страх внутри… Подошел к лестничному окну, пригляделся…. Ффффуууу…. Нормально все – выбрался Семеныч с газончика на тротуар – стоит рядом с дедком… бакланят, алкаши. Стоят как статуи, хотя сквозь замызганное и немытое со времен Совка стекло не видать… но явно общаются – зачем еще так стоять?

Поплелся домой, на ходу ругаясь на все на свете – на этих алкашей, на себя, придурка, на идиотский драный шарф Семеныча… чуть не облажался, хорош бы был – вызвал бы ментов и скорых, был бы вообще как лох….

Хуже ведь нету чем выглядеть нелепо. Вот рассказывали помню в школе – видишь человек лежит – подойди, потряси, поговори… типа помоги, скорую вызови, помощь… Ага, так и представляю – я блин при нормальном прикиде буду какого нить бомжа или пенсионера таскать, из грязи. Да если еще окажется что это просто алкаш – вот позорится-то! А если вызовешь, а пока едут – оклемается? Вообще как дурак. А и просто – увидит кто – с каким-то валяющимся в рязи ращзговариваешь… фууу, отстой! Нет, я уж лучше мимо постараюсь – в конце-концов, я что, нанятый? Есть те, кому деньги платят, это их работа. А я не обязан!

Правда память некстати щелкнула очередным файлом – год назад помер отцов брат – заблудился в большом садоводстве, стал стучаться спросить – никто не отвечал или посылал… он занервничал, потом сердце прихватило, врачи сказали и микроинсульт – отнялось лицо, говорить не смог – ходил просил таблетку или скорую – да все от него шарахались, одна бабка старая подвела к дому, посадила на скамеечку, пошла за водой да таблетками – да поздно – вышла а он уже умер…

Нет, ну это же другое дело! Это же видно что человек больной, что помочь надо! А эти суки-дачники не помогали! А в городе – это совсем другое! Тут много всяких служб – вот пусть и работают

Меня это не касается!

Меня ничего такого не касается!

Моя хата с краю. Вот так.

Утихомирив глупую свою память – решил накатить еще «стописсят». Эх, хорошо!

Так, теперь пожрать хорошо бы, благо в холодильнике у Дашки пусто не бывает. Она вообще хорь запасливый – в шкафу сумка с продуктами стоит, как я смеюсь «на случай войны».

Хотя ее бабка так выжила в блокаду – они собирались ехать на дачу 22-го как раз, а холодильников и магазинов тогда особо не было, потому у них был ящик железный, с нее, 13-ти летнюю девченку размером – мужики вдвоем грузили обычно. И вот его набивали к отъезду всякими продуктами – на все лето считай. Ящик был почти полон. Конечно, 22-го они никуда не поехали. И позже не поехали. Отец уже был в армии и сражался в Прибалтике, мать работала в госпитале, куда вскоре и бабка пошла помогать.

А ящик стал их главной ценностью – и когда после налета дом обрушился – точнее, перекрытия рухнули – они двое суток раскапывали как могли завал и нашли его.

Из их дома кто остался в городе – выжили только они и две семьи кому с фронта привозили «гостинцы» те, кто был в армии.

Вот у Дашки и есть видать «блокадный синдром» – она кстати еще не может ничего на тарелке оставить, доедает дочиста, сколько и чего бы не положили. И хлеб не выбрасывает – сушит на сухари. Вот и накопила кроме всего эту самую «нычку» – консервы, бомж-пакеты, макароны, кубики, чай, сахар, крупы, масло… здоровенная сумка «мечта оккупанта», клетчатая такая, с Апрашки.

Ну и еды всегда много. Вот и отобедал, накатив еще «граммулечку».

Все, телефон отключить, всех нафиг – и спать. Дашка – она работает охранницей в каком-то мини-супер-маркете (вот фигня-то?) в центре, на Чернышевской где-то. Сменится в восемь, к девяти будет… так, до шести могу дрыхнуть – потом успею прийти в норму, отмокнуть в ванне и вообще все привести в порядок и подумать что и как.

Обильная жратва и коньяк на старые дрожжи сделали резкий «шитдаун» мозгу, и я не раздеваясь особо – завалился на диванчик.

Вскоре перед глазами поплыли приятные Наташкины сиськи… потом у Наташки оказалась обвислая рожа Семеныча с драной шеей… Потом вдруг издалека ко мне бежал отец, словно пытаясь что-то показать или предупредить и вдруг пропал в каком-то тумане… Мимо прошли за руку Светка с Гришкой… и смотрели они оба на меня… нет, не с осуждением, с какой-то грустной жалостью что-ли… Из тумана вынырнул отец, подал им руку и они ушли вместе… Туман надвинулся на меня, стал словно толстое стекло, и с той стороны через метр прозрачной брони ко мне рвалась Дашка, в кровь разбивая руки об него, бросаясь всем телом на преграду, беззвучно крича мне…. По губам пытаюсь прочесть, но не получается… не похоже что ругается, скорее что-то пытается мне объяснить, докричаться…но все впустую…Стекло мутнеет, снова превращается в туман, он как-то хищно тянется к моей подруге и она начинает отбиваться, словно туман живой…. Потом ее скрывает окончательно. Из тумана выходит фигура… это Смерть. Только странная какая-то. В черном… но это не плащ с капюшоном, а униформа. А на плече стволом вниз висит автомат. Безглазый череп смотрит своими пустыми глазницами из-под лихо заломленного черного берета, как-то словно бы усмехается, потом достает из нагрудного кармана мятую пачку «Примы», бросает сигарету, ловко прикусив на лету зубами. Костлявая рука в обрезанных кожаных перчатках щелкает зажигалкой «Зиппо», Смерть прикуривает от маленького язычка коптящего бензинового пламени, выпускает густой клуб дыма… Смотрит на меня чуть искоса, потом вытягивает руку и вновь как-то ухмыльнувшись манит к себе костяным пальцем…

И я просыпаюсь. Это ж надо такому присниться… пора завязывать с выпивкой.

Иду в душ, по пути сдирая одежду – я проснулся весь в липком поту. Наверное, батареи еще не отключили…

Душ приводит меня в порядок. Так, надо решить что делать. Завтра у Дашки выходной, меня Витя отпустил вроде – если так – поедем наверное куда-нибудь. Значит – надо что-то сделать с машиной. Иначе Дашка выест мозг. Мне. Напрочь.

Ладно, посмотрим что там – по вечерам во дворе копаются у своих самоходок всякие умельцы – они и подскажут что к чему. В общем – придумаю. Все равно надо проветриться и избавится от дурацкого сна.

Одеваюсь, не торопясь выхожу, спускаюсь по лестнице. Блин, эти два опездола так и торчат там! Такое впечатление что в той же позе… а ведь я дрых минут тридцать не меньше, да еще душ. Во горазды трындеть, старцы!

К парадному по двору бежит кто-то. Ба, это ж утренняя фифа -старшеклассница… А ну-ка – попробуем… мало ли что – а у меня и хата свободна… Всяко бывает. Быстренько стараюсь придать себе «чОткий» вид. Сбегаю вниз, переходя на «реальнопацанскую» походку. Уверенный в себе мажор – таких девки-то и любят!

За дверью слышен истошный визг – ну да, Семеныч напугал наверное как и меня. Видок то у него… Ха, отлично, теперь надо просто подождать пока она забежит в парадное и начать успокаивать и утешать. Это проверенно – самое то, особенно с такими малолетними фифами. А ведь похоже – сработает… Ну, давай, умница, заходи, тебя ждут.

Не заходит. Заговорилась с этими алкашами? Может, он ее схватил и не пускает как и меня хотел? Тем лучше – сейчас им легонько напинаю, благо много им не надо, и буду не просто утешитель, но еще и прекрасный рыцарь-избавитель. Еще лучше.

Не торопясь уверенно в себе открываю дверь, борясь с тугим доводчиком. Слышатся какие-то звуки…. Всхлипы какие-то…. Прям как в трубке Колька плакал… Она там рыдает что ли? Посмотрим…

…Я только в кино видел чтоб блевали струей. Метра на полтора. Ну уж на метр. Неважно. Выпитое с сожранное накануне покинуло организм с предельной скоростью.

Никто не плакал. Всхлипы издавали старики. Да и не всхлипы это были. Девченка лежала на асфальте, а два стоящих на четвереньках существа ее жрали. Они ее именно ЖРАЛИ – зубами отрывая куски мяса. Кровь текла по подбородкам, кровь растекалась вокруг девушки. Семеныч глотал куски – и я видел что у него разорвана шея. В воздухе стоял незнакомый резкий запах, от которого у меня кружилась голова.

Как я очутился в квартире я не помню. Судя по следам – прямо у задраенных на все замки дверей я блевал еще – уже желчью. Тоже не помню. Прошел в ванную, помылся. Вышел в комнату.

Это же бред. Это просто белая горячка или еще как. Я просто допился.

– Это БРЕД!!! Идите все нафуй!!!

Вот так – когда громко сам вслух ругнешься – помогает. Да именно так

– НАФУЙ!!!!

Что-то в комнате идиотское резонирование какое-то, словно она пустая. И оттого кажется что голос дрожит.

– Ага. Кажется. Мне все это кажется!

Кажется. Нифуя не кажется – дрожит как лист. Это что – от страха? Я что – боюсь?

Да глупости – я современный, умный человек. Чего боятся…

А вот того…тех… внизу…

Я сейчас свихнусь! Надо срочно все обдумать и разобраться!

Так, что то ничего в голову не приходит…. Кто может помочь, объяснить? Ха-ха, три подсказки – 50/50, помощь зала или звонок другу?

Звонок! Телефон! Что там? Уже всего один абонент, пять вызовов – Дашка. Вот она-то наверняка уже что-то придумает.

Как только я решил набрать номер, телефон зазвонил. Звонила Дашка.

4.

Ну, вот и отлично. Не даром говорят – есть китайская пословица, что если сидеть на берегу реки – то рано или поздно мимо проплывет труп твоего врага. Нефиг торопится и дергаться, все само наладится. Ладно, ответим. Надо настроить себя на такой нормальный тон, типа все пучком и пальцы веером. Типа чтобы понятно было кто главный.

– Да. Внемлю.

– …Слушай меня внимательно, глупый несчастный долбоеп.

– Эээ… Чо? Да ты…

– Закрой свой глупый рот. Слушай меня молча.

Голос у нее какой-то…. Даже не сразу понял какой. Какой-то ОЧЕНЬ спокойный. СЛИШКОМ спокойный. Бывало что я слышал у нее такой тон – но там проступала холодная ярость, а тут…. Не было никакой злобы, угрозы. Но вот спорить не хотелось никак. Даже отбрехнуться от наезда, как положено реальному пацану. Язык сам попросился «Хозяин, я сам, без напоминания, в жопу засунусь со всем что на мне вертится, ага?».

А еще у нее голос был очень усталый, смертельно усталый, и …отрешенный какой-то. Таким голосом говорят когда уверены что возражать не будут. И я не возразил.

– Я сейчас буду тебе рассказывать, а ты слушай. Не перебивай и не переспрашивай. У меня постепенно садится батарея, и зарядить мне ее негде, некогда да и возможности уже такой нет.


Да, надо заметить – это есть такое дело. Телефон у нее – Нокия 3310. Убожище страшное, прошлый век. Ни ММС, ни ВАП-ДжиПиэРэС и прочего, ни камеры ни МП-3…. Убогое говно.

Правда работает даже при слабом сигнале. И неубиваемый. Она его и топила и роняла, и что только не делала. Однажды на Удельной у киосков рядом с ней какой-то нарик сдернул у малолетки сумку и рванул бежать. Дашка рванулась было за ним, но у нее после травмы сустав голеностопный болит – бегать она не может (какой-то аутоиммунный артрит, что-ли). Но она не такая чтоб отстать. Матерно приказала нарку остановится, что он, естественно, проигнорировал. И зря – потому что она особо не раздумывая метров с 7ми метнула в него несчастную Нокию. Попала куда целилась – в основание затылка. Нарк хрюкнул и осел прямо на ходу. Самое смешное – в это время я разговаривал с Дашкой, и разговор не прервался. Нокия от столкновения с суровой реальностью не пострадала. А нарик очнулся только в отделе. С тех пор она его ни на что не меняла, хотя и купила себе другую Нокию с фонариком даже (по мне так жутко дешевую и дрянную – полный отстой и беспонт!). Но вот батареи у 3310 садились быстро – сутки-двое и привет. Поболтать реально с корешами на таком говне не получится, это да… Вот похоже и теперь сдыхает. Интересно – чего ей не зарядить – розетку найдет, зарядник у нее в сумке всегда? Ладно, сама объяснит…

– Значит так. В городе эпидемия. Смертельная. Передается укусом. Или еще как – с кровью или слюной больного. От нее умирают, и довольно быстро. Потом оживают трупы и идут жрать людей. Живых. От их укусов живые умирают. ЗАПОМНИ. ЭТО. НЕ. БРЕД. И. НЕ. РОЗЫГРЫШ. ЭТО. СМЕРТЬ. Это ты способен усвоить? Ты меня понял? Ответь.

-…Да, понял – А что еще сказать? Пять минут назад решил бы что у нее глюки. Но это пять минут назад.

– Дальше. Их трудно убить. Только если прострелить или пробить голову. Мозг поразить. (опа, щелк файлик – Юлька из «Тур-Бюро», менты на улице стреляли … «прямо из автомата в голову… на людей бросался…») Дальше. Звери тоже болеют – собаки например. С теми же последствиями. Они тоже опасны (щелк… Михали, «собака странная», «еле убил»…) Друг друга они не жрут. Трупы своих же – жрут. Когда жрут – неопасны, ничего не замечают. (бля, когда она успела все это узнать?! КАК она все это узнала – даже думать не хочу…) Слушай дальше. Они если наедятся мяса – становятся быстрее и умнее, так еле ходят и тупые (да, видел, это точно, тупые и вялые). Если еды нет – замирают и стоят неподвижно (ага, это тоже понятно, вимдел). И главное – если они едят много от живого человека – они изменяются. Растут. Становятся сильнее и ловчее. С такими не справится без оружия. Они очень опасны.


Чуть помолчала и добавила неохотно:

– Один такой меня чуть не убил. Прыгают на несколько метров, сильные.

– А ты где? – все же перебиваю ее.

– Сейчас – устало говорит она. Слышно как она делает несколько глотков – сейчас объясню все. В городе, в центре – ИХ очень много уже. Из города надо бежать, тут не выжить (щелк…. «дачники», «охотники» на джипах, с ружьями, пробка на выезд…). Войск в город не ввели, наверное не успели. Менты всякие, некоторые нормальные (че она бредит, бывают чтоль такие?), некоторые сами себя спасают (вот это похоже), ФСБ никого к себе не подпускают, огородились колючкой (а, там же Большой Дом рядом, точно), улицы перекрыли и стреляют во всех кто подходит. Но у них там внутри тоже стрельба, Там рядом больница их и скорики – туда сдуру много напривозили. Сейчас затихло там. Не знаю. Может по любому быть.


Она опять пьет, а я жду. Думать не получается. Боятся уже получается хорошо. Колотит крупной дрожью – как-то приходит понимание ЧТО произошло.

– Мы сейчас (мы? Она не одна? Ну да, проще шоблой-то держаться…) в «Петровском Форте», напротив «Авроры» (знаю, уродливое здание, пристроенное к гостинице…эк уже занесло-то далеко). У нас есть еда и питье, из нашего магазина. Тут только электричества нет. Слушай дальше. Народ собирается прорываться в Петропавловку – там собираются живые. У нас тут ребята с оружейного магазина, им коллега позвонил (так, с оружейного – значит оружие есть? Блин, везет ей!). В Петропавловке военные, там защита, там власть. Там можно выжить. Больше нигде – или за городом. В городе скоро будет сплошное ходячее кладбище.

– Блин, откуда ты столько знаешь-то?– не выдерживаю я.

…А… Оружейникам звонил их друг, рассказал – им какой-то доктор разъяснил про упырей все, говорит – сами не верили, но он вроде все точно описал, кто-то там в какой-то лаборатории секретной что-ли работает…. Или в больнице какой-то… в общем не знаю, говорят – «все тапки кидать в доктора». А кое-что я сама видела. У нас в магазине – и пришли укушенные, и умирали. Потом кусались – и те тоже умирали. И тоже вставали… и всякого много было за день. И мяса наш грузчик наелся в разделке – шустрый стал. Он мне помогал первых утихомирить – мы их сдуру связали. А его цапнули. Вот он и пошел отдохнуть… потом вышел. Мимо Большого бежали, хотели к ним – по нам очередь дали, поверх голов. Там рядом из арки на меня девка… бывшая… прыгнула. Уже поменявшаяся, только по остаткам одежды понятно кто был. Как обезьяна какая, или монстр какой… ну из компьютерных игрушек что-ли…Бррр… – ее явно передернуло – С ног сбила, прижала… хорошо выстрелом сшибли ее…ребята эти из ружейного – стрелки хорошие, да и вообще парни умелые.


Меня начинает трясти вообще запредельно. Вот, сейчас она скажет – все, чао, бэби, я в компании парней с оружием еду туда, где безопасно и хорошо. А ты – оставайся в этой жопе. В этой мертвой жопе. Сколько я один тут продержусь?

– А… ты… как бы…

– Я в порядке, удалось разжиться ружьем. Как – уж не спрашивай.


И не буду, ясно что не законно – она давно хотела купить оружие, но мешала прописка областная и какие-то свои терки с участковым. Надеюсь, никто за это ружье не пострадал. Из живых, по крайней мере. Знаю я ее «уж не спрашивай», ага. А вот теперь точно звиздец. У нее ствол, рядом крепость где собираются живые, с ней вооруженные (и может молодые и красивые) мужики. Накуя я ей? Если и так я порой не понимал, зачем я ей нужен, то теперь… Обида подступает комком к горлу. Чувствую себя каким-то котенком, которого оставляют на даче наигравшиеся за лето дети.


-Так. Все усвоил? Все понял и запомнил?

-… Да – голос у меня реально дрожит

– Тогда теперь о тебе.


Все, вот оно. Сейчас она и скажет – «счастливо оставаться!» Блин, обидно-то как…

-Ты где? У себя на Пионерке?


Да какая тебе разница! Что, поиздеваться решила? Так и хочется заорать в трубку – «Да и хер с тобой – катись в свою Петропавловку, трахайся там с с охотниками и военными, живи и радуйся! Сука!» … Как мне все-таки обидно и страшно!

– Нет, я дома… нас отпустили днем…

– …днем?…. КАКОГО ФУЯ ТЫ НЕ БРАЛ ТЕЛЕФОН???!!!!


А вот теперь в ее голосе столько ярости, что еще немного и она начнет сочиться из моего мобильного и прожигать все на манер слюны «Чужих». Да какое твое дело, что я и как делал? Отвяжись, сучка – ясно мне что ты все уже решила для себя. Покомандовать охота напоследок?

– А че…

– Идиот. Боже, какой дурак. Господи, за что мне? Ты хоть сам понимаешь, что ты натворил? Ты понимаешь насколько ты несчастный дурак? Ну почему, почему ты мне не позвонил днем…


Она внезапно начинает плакать. Это настолько неожиданно что я молчу. Плакала она при мне всего несколько раз, это для нее нехарактерно. Ничего уже не понимаю… Впрочем, она быстро успокаивается.

– Так, ладно. Извини, нервы. Устала уже очень. И нога болит сильно. То, что ты дома– хорошо. До Петропавловки тебе, да еще одному, на машине не добраться (ну, спасибо, напомнила… кстати, про машину же она не знает что не завелась), но там на окраине спокойнее наверное, и выезд из города рядом (о, отлично – я в крепость с военными – а ты, дорогой, звиздуй в лес. Спасибо, родная!). Дома запас еды есть (ага, откупилась типа от меня, сучка, да?) и супермаркетов полно. Пока можешь успеть накупить всего. Слушай что надо. Еду понятно – консервы и все что не портится, если еще осталось, шоколад, воду питьевую, туристские плитки и баллоны, сухое горючее, фонарики и батарейки, спальники, одежду крепкую, спортивную, обувь покрепче, лучше высокую, инструмент – особенно топоры и молотки – пока для тебя это от «зомби» – так их уже прозвали – единственное пока оружие. Возьми у меня что найдешь в моем «туристском» шкафчике – там разберешься (спасибо, милая – вот и шмоток мне с барского плеча оставила! Ох, спасииииибо! Век не забуду твоей милости!). Одень несколько слоев, поверх кожанку. Перчатки – у меня есть еще пачка рабочих из х/б и брезентухи, там найдешь – в несколько слоев тоже одень. Обувь крепкую. Ноги под штанами обмотай полотенцами и скотчем прихвати – не прокусят. Не лезь в темноту. Не подходи ни к кому кто стоит неподвижно. Не протягивай руку куда не видишь… тут один так попался… Зомби бей только в голову, но если сломаешь ему ноги – он ходить не сможет, но поползет. Отскакивай в строну и бей сбоку. От шустрых не убегай – не сможешь… тоже видели уже… Если попадется отожравишийся – увидишь непонятное что-то и быстрое – убегай сразу и как можно быстрее пока тебя не заметил. Иначе без оружия ты пропадешь. Езжай на машине (на какой, бля?!), осторожно на погрузке и на входе в подъезд. Сумки кстати возьми, дорожные, на шкафу, и в магазине если есть возьми, и рюкзаки. В Окей у метро не суйся – у тебя Лента рядом и дальше Окей на Просвещения-угол Выборгского. Деньги сними все с нашего счета (да, копили на реальную тачку… Что, бабло мне все даришь? Ну и спасибо, хоть что-то с тебя…), купи на все, не оставляй ни копейки (Ага, а потом как накопить? …хотя… Потом? А когда это – потом?). Заправь машину – если заправки еще не пустые. Если что то в конце Композиторов Лукойл – он на отшибе, может еще есть, и в конце Художников, у «Каретного Двора». Мотанись туда, залей бак и канистру, если есть – купи еще канистр в Ленте – там пластиковые в автотоварах на 5 и 10 литров. Ну пока все… Да и людей опасайся не меньше зомби – ты один и с добром, не светись. Сейчас оборзели все без меры. Никаких понтов не разводи -или сбегай сразу или бей тоже сразу. Вроде все.


Ну вот и поговорили. Напутствие мне дала, так сказать. И на том спасибо. Будто я сам не разберусь. Самая умная нашлась. (А что, дура? – это кто-то внутри спросил – Она дура – в километре от безопасного места, с оружием и людьми – или ты – один в пустой квартире с пустыми руками? Может ты дурак, а?) Заглушив неприятный голосок все же выдавливаю из себя вопрос, чуть ли не с ненавистью спрашиваю:

– А ты что? – хотя мне уже и так все понятно. Расклады ясны, свой «типа долг» она выполнила, мне цэ-у выдала. Отдала так сказать в наследство или в приданое свою долю в деньгах, вещи свои туристские не пожалела… Спасибо, вот жизнь-то настанет! Наверное, сейчас еще напоследок как нибудь подкольнет, типа «милый, мы потом с тобой обязательно встретимся!»… Сучка, везучая сучка. Почему мне не повезло так? Почему? Это несправедливо! Я не заслужил такого невезения!

– Я-то? – устало усмехается она – А что, по-твоему у меня есть какой-то выбор? Есть варианты? По-моему – все и так ясно…


Ну, вот теперь и мне действительно – все становится ясно.

5.

– Ясно – говорю я. А что еще сказать? – Ну, пока…

– Подожди. Я не знаю, смогу ли я тебе еще позвонить…(А ты собираешься мне еще звонить? Интересоваться – не сдох ли я? Спасибо за заботу!) …если только СМС… хотя – я не знаю сколько еще будет работать связь.

-Ладно, чего еще? – уже почти грубо спрашиваю я. Нефиг меня мурыжить, поиздевалась и будет.

– Надо договориться на будущее если что.


Ага. На будущее. У кого оно будет. Циничная сука. Давай, издевайся, давай!

– Какое будущее?

– Скоро все отсюда пойдут на прорыв в Петропавловку. Здесь уже нельзя оставаться. С каждой минутой все прибывает упырей. Скоро все живые уйдут отсюда.


Очень приятная информация. Рад за вас. Это вот это – «на будущее»? Ага, спасибо.

– Ну и?

– Я тоже выхожу.


А кто бы сомневался? А я вот никуда не выхожу.

– Так что давай двигай по торговым, пока относительно спокойно там. И заправки как говорили. Когда я доберусь к тебе – будет уже не до того.

– ЧТО?!

– А ты думал? Пробки намертво, местами двери не открыть, и много кто уже и там упырями стали. А кое кто живой заперт… Проехать очень тяжело и опасно. Машину найти не сложно, а проехать не получится, но тут есть идея….

– Подожди… – я пытаюсь себя заставить верить в то что услышал – ты… ты… поедешь ко мне?


-Ну а куда же? Ты ведь сам до Крепости не доберешься – и оружия нет, и водишь ты… не очень, ну и вообще… ну, нам вдвоем легче туда добраться будет… – естественным тоном говорит она – как будто другого варианта и не могло быть в природе. Да, похоже – для нее именно так и обстоит дело.

Мне вдруг становится нестерпимо стыдно. Я вообще-то считаю что стыд – это пережиток и вообще это комплексы и все такое. Но вот сейчас мне стыдно. Чувствую как горит лицо. Дашка с самого начала не собиралась меня бросать. А я хорош, нечего сказать. Впрочем, эти глупости быстро отгоняю. Нормально все, я просто ступил сначала.

– Но как же ты доберешься-то? – уже больше с надеждой спрашиваю я. Внутри вдруг поднимается волна радости. Так, похоже все налаживается – значит надо брать себя в руки. И вообще – чего-то Дашка раскомандовалась… Кто вообще у нас тут главный?

– Тут оказия вышла – мне один мужчина лодку резиновую подарит. Я его самого и его дочек…гм… спасла. Ну, действительно – спасла. От их же жены и мамы…да. Так вот они едут в крепость. У него маленькая лодочка китайская – в багажнике завалялась. Когда станут прорываться – они прикроют, я ее вытащу и накачаю, компрессор тоже есть. Дальше до Ланского шоссе доберусь, там на Сабировской в промзоне разживусь тем, что пройдет по пробкам. Грузовиком помощнее.

– Ты разве умеешь водить грузовик?

– Придется суметь.

– Но там же везде эти… как их… упыри!

– У меня ружье, это мой трофей и никто не заберет его. И еще есть кое-что…

– А ты что умеешь им пользоваться? – задаю довольно дурацкий вопрос я, так как знаю что в целом в отличие от меня она в Вартемягах не водку пила а больше расспрашивала и тренировалась с мужиками стрелять и по лесу бегать. Пытаюсь переобуться – Ну, в смысле – ружье-то нормальное?

– А че там уметь-то? – в голосе искреннее удивление – обычная короткая Мурка тридцатьтретья…


Ага, вот теперь все понятно. Мурка. Тридцатьтретья. Ясно мне все. Тридцать двух пушистых мурлык она в упырей уже зашвырнула, тридцатьтретья на очереди.

Хотя – а чего спрашивал – если ты сам в этом нифига не понимаешь? Вот спросил – вот тебе и объяснили. Мурка. Тридцатьтретья, ага.

– Патронов вот только маловато у нас…. Много мне не дадут – с сожалением говорит она – И нога болит все сильнее.


Да, я че-то и вообще упустил из виду что к оружию нужны патроны…. Блин, в кино то как-то обычно патронов всегда валом. А где их берут? Чорт, сколько надо думать, голова пухнет…

– В общем так – у меня уже пискнул что батарея садится – потому – заканчиваем. Хватит на несколько СМС. Действуй по своему графику – только – умоляю – осторожнее. Я буду ближе – спишемся. Ну, до встречи!

– До встречи, бейба. Смотри, поторопись. И не шали там, лады? – ну вот, тон уже вполне нормальный. И чего я психовал и боялся? Ща все будет. Ща все путем.


В трубке слышны короткие гудки.

Устало тащусь к окну. Тупо пялюсь на изгиб проспекта Луначарского… Охуеть.

Взгляд зацепляется за стоящий у въезда Форд. В нем так же сидит джигит. Сидит абсолютно неподвижно. Опаньки…

В комнате кто-то начинает идиотски хихикать. Ага, кто это? Да это же я. Дошло с кем я ехал. И как мне повезло. Тупо ржу.

Надо обзвонить кого знаю. И кого надо.

А кого надо? У меня двести номеров в телефоне. Всех обзванивать? А нафига они мне все нужны? А кто нужен?

Сначала – отец. Он вообще-то может реально помочь. И подскажет и вообще. (Внутри что-то опять шевельнулось. Вспомнилось слово, ассоциирующееся только с детством. Совесть.) Чуш какая – совесть – это для лохов. «Ай, мне стыдно, что я не позвонил папочке! Ай, ай!» Ага, щаз.

Телефон отца не отвечал. Он не был выключен. Он давал гудки, но не отвечал.

Набираю снова и снова.

Телефон отец носил всегда на поясе, с гарнитурой. Днем всегда при себе.

Если он на колесах – то нечего боятся, водит он больше чем мне лет. И машина хорошая, паркетничек японский. Но вот ходит он плохо. А если ДТП? Он ведь выйдет. И остановится помочь. После пяти минут бесплодных вызовов опускаю голову на руки. Вспоминаю что в последний раз когда видел отца то как всегда поругался и даже не попрощался по-человечески.

Бля, вот ведь… Не, ну чо – все естественно – первые гибнут дети и старики, да? Я же не старик. А вот он уже пенсионер, ну какбэ – тово, нежизнеспособен. Епстепственный отбор, ога. Все хилые и слабые сдохнут, а сильные и умелые типа меня – выживут. (а внутри что то холодное хватает за сердце. Я перед кем оправдываюсь-то? Перед собой? А не поздно оправдываться-то?)

Да хуйли оправдываться! Че ваще за тупня – я просто конкретно выживаю! Я чисто как БрюсВиллис, нах. И ваще ща пойду рвать всех упырей! Я охуенно крут!


Дальше. Светка с Грихой. Звоню. Не отвечает – «вне зоны действия сети». Так, ну мало ли…


Сестра. Гудки. Не берет. Где она могла быть? На работе, в центре. Бля… Она всегда отвечает хотя бы сбросив звонок – мол, перезвони. Еще и еще раз. Не берет трубку.


Кто еще? Светкины старики – теща бывшая, тесть, и дед с бабкой. Они все врачи – это да, полезно. Звоню им на городской – может, дома все?

Трубку берет бабка. С ней надо повежливей – дворянская кровь, коренная петербурженка и все такое. Да и вообще…

– Алло.

– Тамара Сергеевна, добрый день…

– Не так чтобы добрый, но здравствуй, Леша.

– Вы уже в курсе? – дурацкий вопрос, в курсе ли врачи что в городе эпидемия?

– Да, более чем.

– Где мои?

– Света с Гришей поехали к Виктору Степанычу (это тесть, он отдельно живет), он обещал их вывезти куда-то.

– Они поехали? А он чего не подьехал?

– Днем пробки везде были, по радио говорили. Он решил что лучше чтобы они, мол на метро быстрее.

– НА МЕТРО?!

– Да – по голосу я понимаю что ей все и так понятно и уточнять смысла нет – Днем еще думали что это обычный вирус. Надели повязки, взяли с собой все необходимое…Мария через час побежала следом (эт теща бывшая). Она тоже не отвечает. Виктор телефон не берет.

– Вы думаете, они…

-Да. Они все погибли – она говорит это спокойно. Ебать-колотить. Гриха…

– Понятно… – слова застревают в горле. Вспоминаю что Гришке все обещал погулять и на «Аврору» сходить да так и не собрался. Разругался со Светкой, вспылил и уехал домой. Так третий месяц и обещал заехать.

Да бля, че опять я? Ну, да – первые – дети и старики. Это бля, опять – естественный отбор, да. (не боишься, что и ТЕБЯ отберут? – спросил поганый голосок внутри) Хуле, жаль конечно, но я тут не причем. Нет, они сами поехали, сами так сказать себе судьбу выбрали. Я не при делах, вообще давно вместе не живем, нет, мне тут нехер каятся. Да и не собирался я каятся. Очень надо.

– Как у тебя? Отец, сестра?

– Молчат.

– Ясно.

– Как вы дальше?

– Сергей Николаич совсем плох. Везти его мне не на чем и некуда. Мы остаемся здесь. Будем жить до конца. Я тут пережила блокаду, тут мне и закончить путь. Сергей Николаич долго не протянет. Я о нем позабочусь. А сама… придумаю. Потом, когда все кончится… а оно должно кончится – если сможешь, загляни к нам…. Приберись тут. Если будет возможность.

– Обязательно.


Ага, че мне там? Хотя… если они все ласты склеили… квартирка…Не, эт сложно. А вот барахло – эт да.Будем иметь в виду. У них много фамильного всякого осталось. Пригодится.(внутри опять забубнил голосок, обозвав «трупоедом») Да хуй там! Я ж просто прикидываю что все равно бесхозное останется – не я так еще кто приберет. Все нормально, все путем. Время настало такое, понимать надо. Теперь кто крут – тот жив. А остальные – чисто расходный материал.

– Спасибо.


Говорить больше нечего и мы вешаем трубки.

Так, дальше. Доктор Ливси… Э, нет. Не хочу я ему звонить. Чет неохота. Сам не понял… боюсь я что ли? Нет, не боюсь – мы давно дружим, он нормальный парень, но… что то неохота и все. Но вообще надо – там выходы на всяких крепких ребят, на оружие, на загород и все прочее. Придется звонить. Набираю.

Занято. Еще пару раз – занято.

Вот. Отлично – не зря я не хотел. Судьба значит. Точнее не судьба. Ну, не хочется мне с ним говорить. Еще командовать начнет или советы давать. А че мне его советы, он мне кто, авторитет? Ага, ща. Че он – денег меньше получает, ваще весь беспонтовый, одевается фигли как, старомодно. ,Машина тоже не понтовая. Нифига не авторитет. А тут поди развернется – мол козыри у него в руках. Хуй ему в руки а не козыри, не дам собой командовать и советы давать обойдется. Я не быдло какое-нибудь.

Следующие четверь часа прошли в обзвоне прочих мало мальски полезных знакомых. Шмар обзванивать не стал – пока не до них. Из пацанов че-то много не отвечали. Почти все. Ответили немного. Пара были бухие в сиську. Несколько – просто обосравшиеся от страха. Накидал им понтов, пересказав «типа я придумал» Дашкины инструкции. Почувствовал себя крученым авторитетом – а ведь вчера еще кое-кто из них меня жизни учил! Вот вам, казлы – вкуривайте кто теперь чОткий! Трое впрочем послали меня нахер, по-моему просто охуев от страха совсем. А двое (как раз один не далеко живет, Вадик зовут) – вняли.

Еще один рассекал бухой «на тачиле по райену» с телками в обнимку. Звал к себе. Правда разговор оборвался некстати – «Эээ, бэйбы – гля как я умею! Оп-па – а, бля?! Не визжите, все под контролем! Смааари еще, Оп-па…оппп, … йеееёёё, бляяяя!!!…»

А вот еще пара пацанов меня огорчили.

Один сообщил что менты конкретно не секут поляны, и они подломили салон связи и у него теперь дохрена бабла и совершенно улетная мобила. И еще есть несколько, даж подарить может. Ага, бля, благодетель! А еще они ща как раз хуярят ларек и у них бухла будет до сраки и жрачки.

Правда он отвлекся, потому что к ним пришел упырь, но судя по звукам они его чем-то отбуцкали насовсем. При том он это комментировал в трубку.

Взяла конкретная зависть. Бля, они реально крутые перцы! Живут ваще и не боятся всех этих упырей! И чотко имеют что хотят, чиста «городские хищники».

А я бля тут сижу как лох и обоссываюсь от вида двух старперов внизу! Да че я, хуже?! По-бырому свернул разговор – мол, самому пора «на дело».

Второй – Артур – еще больше огорчил. Он всегда был крут, гонял на отцовской Тоете, всегда имел бабло, говорят мутил что-то с наркотой и у него всегда были телки. И неплохие. Он даже отсидел немного, а это вообще круто – «на зоне» реально становятся настоящими бойцами. Он правда сидел не за убийство, а за то что пытался трахнуть какую-то малолетку, но все равно сидел конкретно. И вышел весь в наколках. И при том парень скромный, как и положено реальному герою. Не задается, говорит – блатная масть его не высокая, потому в компании уголовников вел себя сдержанно, наколки не показывал, мол – не по чину, и все такое. Про зону говорил всегда неохотно, мол «Там пиздец как все жОстко, патсаны, реально полная жесть! Я ваще не хочу говорить об этом, это надо пройти а не еблом трясти! Это школа жЫзни!». В целом – матерый такой чел, да.

И ствол у него был – не уебское ружье какое-то, а настоящий ТТ. Правда стрелял резинкой, но он говорил «Ебашит доску насквозь, нахуй, беспесды!» и показывал простреленные дюймовые доски. Серьезная штука в общем. А еще говорил что можно переделать под настоящий патрон. А выглядит вообще риально – я сцуко чуть не обоссался когда он в первый раз мне его в ебло ткнул.

Так вот Артур оказался реальнее всех. Он уже завалил из своего ТТ в башку с десятка полтора упырей – причем выбирал покруче прикидом – и разжился реальным баблом и мобилами, даже пара ноутов есть и КПК с АйПодами.

А главное – у него теперь охуенная тачила. Блядетранспортер марки Шевролет-Тахой. Он заприметил что водила сдох и обратился в упыря, и сидел там. Искусан видно был. Он подошел, тот на него уставился – он ему дверцу пассажирскую открыл – тот и пополз, а как выполз наполовину – он тут-то ему башку и вынес аккуратно на асфальт. А тачка чистенькая, салфетки влажные нашел, оттер сидуху – и теперь гоняет как король. Только плохо что местами пробки – по центру не прокатиться, да и у нас направления на выезд забиты. Он и разговор чисто так закончил свысока – ну, мол, некогда с тобой тут трындеть, ща буду насчет телок соображать.

Зависть просто начала меня жрать, не хуже упыря. Так ваще все просидишь! Ишь, приссал двух тупых упырей! Ща пойдем на промысел! Кстати…. Идея с машиной мне понравилась. Шевролет-Тахое по близости не появлялся, а вот джигита надо так же грохнуть и я на колесах! Потом поменяю на лучшее, а пока так – ну не пачкать же мне руки возясь с Жигой? Надо собраться и вперед! …Но только надо сначала собрать по быстрому что Дашка велела. А то если она приедет а у меня нет того, что она хотела – Тахое не поможет. Значит так – сначала тачку и в Ленту-Окей, закупаюсь – а потом съезжу на промысел. Ничего, мне хватит, я быстро сейчас.

Решение было принято. Жизнь заиграла совсем новыми красками, все оказалось не так и плохо. Общая беда давала конкретному человеку (умному, сильному и умелому… мне в общем) охуенный ШАНС. Дашка просто перепугалась, сидя взаперти… ну понятно – девка все же, да стреляли по ним и какой-то мега-упырь чуть не сожрал. Вот и вдалась в истерику. А еще эти долбоебы-оружейники, ха. В Петропавловку они собрались. Во-во – пусть там и сидят по казематам, народовольцы хуевы. А пока реальные парни возьмут то что им по жизни положено. Ничо, ща все куплю, потом найду мего-тачку и встречу ее типа «Але, милая, че, помочь чем? Да все нормально, сейчас все будет ок! Жди меня, киска!» Еще бы ствол раздобыть, чтобы из окна на ходу с одной руки отстреливать упырей, как Стивен Сигал в кино. А че, мож и ствол найду, я ваще ловкий. Ну, психанул сначала немного, эт просто с похмелюги. Кст, если граммулечку? Идея.

Все снова стало хорошо.

6.

Начну, пожалуй, собираться.

Так, что там Дашка сказала? Одежду покрепче? Ога, ща посмотрим. Джинсы, джинсовая же куртка…нормально, стильный видон. А, надо же подмотать под брюки… блин, жарко же будет, и вид нелепый. Да и джинсы у меня модные, если под них подмотать – не присесть, да и одеть тяжело. Нафиг. Куртец… так, вот косуха в заклепках – чисто броня, во, что надо! О, я выгляжу-то отпадно! Чисто Блейд. Вау, крутта…

Так, что там насчет обуви? Кроссы? Не, не катит, вид лоховской. Во – казаки! Самое оно – и причем высокие и прочные! Так, бандану навязать, вот, с черепами…

Блин, сфотаться что-ли? Просто идеальный супербоец с упырями! Дробовика и кольта за поясом не хватает.

Вот это кстати да. Бля, везет Артуру – он с пестиком. Энтузиазм куда-то пропал – увидел собственный выблев у двери – вспомнил, что сейчас придется реально гасить упырей…. А чем? Оружия то никакого нет… Мда… Вот бы дробовик был! Как в кино – раз-раз, и в ствол так дунуть. «Иди к папочке, сучка!» или «Аста ла виста, бэби!»

Блин, нету ствола то.

Че делать-то?

О, вот оно! В углу стоит Оружие Пацана – бейсбольная бита. Вся такая чОрная, тяжеленная – в Окее за 200 рэ купил. Еще одна в машине валяется. Вот так, ага, ну-ка, так в зеркало посмотримся….

ООО!!! ВОТ ЭТО КРУТОЙ МЭН!!!!

Я просто шикарен. Реальный парняга, в Джинсе, казаках, косухе… С тяжелой, черной битой в руке. Истребитель вампиров. Все, ждите, твари, я иду к вам.

Азарт охватывает как будто уже выпил для храбрости. Надо бы. Но решаю «быть серьезным бойцом» – типо, профи перед дело не пьют! Че, я ж не мальчишка, сейчас объясню всем ссыкливым – как надо бить упырей.

Чорт, ведь реально круто – вот сейчас буду мочить кого-то битой… как в кино. Так вообще если честно не приходилось никогда. Один раз попробовал, но там обломалось. Ехали с Артуром та его Тоете и не пропустили какой-то убогий Иж-«каблук». И он нам в бампер влетел. Несильно, но блин это ж вообще – какое-то совковое быдло на ржавом корыте еще права качает и не уступает дорогу дорогой машине! Мы все вылезли, и я тогда биту взял. А из «каблучка» вылезли два каких-то дедка. Мы на них сразу наехали – мол, бабло гоните! Один нам рассказывать что типа все цело, а они претензий не имеют и мы можем ехать.

Ваще просто охуел. Да вы чо? Бампер поцарапал? Плати нах!

Он типа про правила, ГАИ вызвать…

Какое нах, ГАИ? Че мы, как фраеры будем ждать, потом по страховым бегать? Да ты охуел, гони деньги! Некогда нам!

Артур еще так куртку расстегнул, а у него за ремнем по-крутому так ТТшник засунут. Чтоб видели с кем дело имеют.

Они кстати реально и припухли сразу – тихо так все, спокойно, даже хамить не пытались. Один перед Артуром совсем стоит, руками разводит, что-то мямлит. А второй рядом со мной, видно подссывает, топчется на месте, лацканы куртки мнет, прям качается с стороны в сторону. Явно его от страха плющит.

Но все равно бабла давать не хотят. Жмтоятся, казлы старые. Тут Рома, наш клоун все испортил, так бы мы допрессовали старперов, наверняка. А этот уебень как заорал «Да я суки, ща вашу колымагу ваще всю расхуярю!» Он бухой был сильно, краев не видел совсем.

Мужичок, что рядом со мной стоял, водила – насупился и в ответ «А ну, попробуй, коли здоровья не жаль!» Деды, они вообще за свое гнилое железо обычно резкие. Тачка говно а понтов как будто у него Лексус, бля.

Ну этот ебанько, Рома, протиснулся вперед и – хуле пьяному казлу? – ебанул ногой в крыло – вмятина реальная осталась. Тока как будто от отдачи отлетел и упал мешком. Я только потом понял, что это его старпер-то ебанул. Боксер, что ли? И стоял как в стойке уже.

Мы немного прихуели от такой наглости, а потом Артур за пушку, а я размахнулся как в кино – правда Колючему, что сзади стоял, в скулу несильно долбанул – ну и еблызь мужичку по башке!

Ну, то есть хотел по башке. Только тут херня вышла – он присел, бита так над ним и пролетела, а он руку к моей кисти поставил, еще что-то – и вдруг бита мне прямо дальше так в морду и полетела. И все.

Колючий рассказал, что меня отрубило, и он отскочил нафиг, а дедок стоит битой помахивает. А второй артуров ТТ в руках крутит, а Артур сидит, за кисть держится и скулит.

В общем, облажались мы тогда малость. Биту проебали, ствол мужики забрали и Артур ездил его забирать. Он рассказал что они требовали чтобы он дал выкуп за помятое крыло Ижа, но он им там обоим пизды дал и ствол забрал. Он говорит что и тогда бы им вломил, но побоялся за нас да и что машину бы покоцали. Пытался на Рому навесить что он полез, и на меня что я биту проебал, но мы его послали – сам-то ствол тоже проебал, а на нас гонит.

А ваще это тогда тем козлам чисто повезло. Мы немного бухие были и вообще их пожалели – могли сразу навалится и отпинать. Но хотели по-человечески поговорить, как с людьми, а они суки подлые нас подловили.

Ладно,это все лирика и пиздобольство. Сейчас-то они там не боксеры, и вобще тупые и сонные. Хотя они девку жрали… Ладно, вот и отомщу за ту сисястую. Жаль, знал бы что сожрут… эээ, да че там.

В общем – зомбокиллер идет в бой. Так, перчи еще надеть, во, кожаные, карсопеть! Надо очки темные добавить – теперь просто чиста Голливуд!

Вперед!

Распахиваю дверь, выхожу…. Блин, че-то охренел немного. Надо осторожнее, как в кино, так, биту наготове, на полусогнутых, весь в напряге и готов бить… во, реально жОсткий киллер!

Дверь закрыл, ключи небрежным таким уверенным жестом в карман джинсов. Пошлее вниз – весь такой суперпрофи, жаль девки не видят. Да и пацаны бы обзавидовались. Ладно, еще насмотрятся на меня. Еще буду бродить по району и дубасить упырей.

На втором этаже полусогнутые ноги затекли, а напряженная рука с занесенной для удара битой немного онемела. Нунафиг, нет тут никого. Пойду нормально. Уверенно насвистывая через зубы, покачивая биту в руке, не торопясь спускаюсь на первый.

Ну, вот, все нормально. Постепенно приближаюсь е железной двери… и немного непроизвольно замедляюсь… ну, совсем немного. Эт типа чтобы обдумать обстановку… профи не ломятся напролом! Разведка прежде всего – я же не тупарь какой.

Бля. Быстро взбегаю наверх, смотрю в мутное окошко. О, только дедок на месте, Семеныча не видать. Ушел что ли? Тем лучше.

Уже совсем спокойно спускаюсь вниз.

Прохожу мимо зарешеченного входа в подвал, впереди – входной шлюз с внешней железной дверью. Стою, прикидываю… ну вот, пора. Ща я тебя…шагаю к двери.


Сзади раздается какой-то шорох…

7.

Дашке было плохо.

Во всех смыслах.

Прежде всего…. Хотя какое теперь прежде?

Прежде всего потому что вокруг была самая что ни наесть реальность. Господи, как иногда можно мечтать о кошмарном сне! Наверное да, плохо прежде всего потому что все так как есть.

Адреналин ушел и навалился откат. Было очень плохо.

Еще было холодно – на воде столь милый питерцам вечный балтийский сквозняк особенно сырой, и продирает до костей. Ну, это скоро привыкнется.

Болела нога. Очень сильно. Натруженный за день и без того больной сустав сейчас горел огнем. Любое движение стопой вызывало острую и в то же время тягуче-противную боль.

Разула ногу, закатав штанину джинсов, надетых поверх форменных брюк, потом брючину, опустила горящую стопу в ледяную воду. Вроде бы нельзя так, но стало легче. Подержала, вынула, обтерла одноразовой салфеткой. Полегчало. Таблека Пенталгина – третья за день… хотя уже не помогает практически.

Еще было плохо потому что страшно. Страшно плыть на резиновой лодке по битому льду. Она вообще боялась глубокой воды, плавать научилась только прошлым летом. А уж в апрельской ледяной воде…лучше не думать.

Что еще плохо? Да почти все…пожалуй надо посмотреть, что хорошего есть. Так будет проще, потому что быстрее.

Что хорошо?

Жива пока – уже главное счастье в теперешней жизни. Много кто к сегодняшнему надвигающемуся вечеру в этом городе такого счастья уже лишился. И еще многим и многим предстоит лишиться в ближайшие часы и дни. А она пока жива. И это хорошо.

Есть оружие – это второе главное счастье на теперь И тоже многие и многие из тех кто имеет первое счастье – этого второго лишены. И оттого скоро большинство из таких – расстанется и со своим первым и главным счастьем – жизнью. А у нее есть шанс. И патроны есть – немного… меньше чем хотелось но больше чем могло бы быть. Спасибо, парни из ормага помогли (интересно, помогли бы они мужику в такой ситуации? – мелькнула мысль).

Даша Погладила по стволу свое оружие, Мурку, МР-133, недорогую но хорошую помповую гладкостволку Ижевского завода. 12 калибр, четыре заряда, ствол пятьдесят сантиметров, обычный удобный приклад. Не вундерваффе, но обычное оружие, так сказать – «с неопределенным артиклем». Такому место в каждом доме «на всякий случай».

На какой? А вот на такой… и не надо говорить «да кто ж знал-то, что так случится! Знал бы, так уж!…» А вот у кого было оружие – тому и знать не надо было.

Сама хотела такой ствол, да вот все у нас хорошо с законом оружейным, кроме прописки и всего что с ней связано. А участковый не пропустит сколько сможет – полученные звиздюли помнить будет еще долго, хотя много лет прошло с той послешкольной вечеринки. А нечего было тащить «на освидетельствование» в отделение и в кабинете пытаться лапать. Из-за него отчасти и в Питер перебраться пришлось…

Прежний владелец Мурки прицепил к ней ремень с патронташем – неудобно, конечно, но зато всегда оружие с минимумом припаса хранится. Десять патрон – это немало. Хотя и нарущение так хранить – да ему то уже все равно. Да и не помогло ему это, судя по всему – он так ни разу и не выстрелил. Наверное забежал домой уже покусанный, схватил ружье и поехал куда-то, скорее всего – кого-то выручать. Не доехал. А может и доехал, неизвестно. Но он так и сидел в Мазде, а Мурка лежала на заднем сидении. Она тогда пробиралась с ребятами из ормага к мосту, осторожно озираясь, держа разделочный топор наготове. Этот топор – самый обычный, в общем, просто мясо им разделывали в магазине – уже выручал ее, и оружием был надежным. Но когда она увидела ружье на сидении авто, мимо которого проходили, и из которого на них тупо таращился упырь – даже не поверила своему счастью. Она почти не думая распахнула дверь, благо она не была блокирована, схватила ружье и вновь захлопнула. Мертвец лишь успел обернуться, и вновь затих. О патронах она тогда и не подумала, да и вряд ли ребята не помогли бы – им и самим лишний боец только в радость. Сами они шли навьюченные сумками и оружием – на машине в этом районе проехать было уже не реально, даже тротуары были забиты машинами. Они лишь одобрительно хмыкнули, увидев как ловко она вооружилась «Молодца, девка» похвалил пожилой дядька. Она быстро зарядила Мурку, благо все знакомо, и сразу из не то чтобы обузы, но неполноценной единицы – стала нормальным бойцом их небольшого отряда.

А вообще этот ремень с патронташем был неудобен, и она сменила его на простой автоматный, обмотав полосками ткани карабины. Оставшийся ремень-патронташ теперь очень удобно пристроен наискось на груди. В нем десять картечью, да еще пачка таких же, еще десять, в рюкзаке – подарили ребята. Да четыре «в наследство» – с пулями стальными, написано на гильзах – «Удар». Ормаговцы хвалили, сказали – «оставь на серьезное что – замок сильный выбить или типа того». Мол, считай бронебойные. И с ними россыпью по карманам двенадцать штук дроби девятки со спортивной навеской, двадцать с небольшим граммов. Хорошо что помпа, такие кушает и не давится – а полуавтоматы у ребят такое не так любят. А уж на небольшом расстоянии упырю хватит и спортивной навески. Еще четыре таких же в магазине и один в стволе. Эти, спортивные – в первую очередь пойдут.

Дашка опять погладила ружье – оно ей определенно нравилось. Нетяжелое, удобное, и резинка на прикладе очень кстати, несильно бьет. И зовут ласково – Мурка. Вот так – Дашка с Муркой. Хорошо.

Еще что? Топор. Нож. Она всегда его носила, уже давно вошел в привычку – простенький складышек, с фиксатором, с широким прочным лезвием и снятыми щечками рукоятки – плоский и надежный. Носила она его не для «самообороны», хотя случись что – пожалуй бы он лишним не стал, но главное – он был очень кстати в быту, причем всегда неожиданно, когда и заранее то не подумаешь о таком. Но от упырей он совсем не поможет. Топор – да, другое дело. Но все равно это все – хорошо.

Одежда – хорошая, крепкая. Форменку снимать не стала – хоть порой и жарковато – но сейчас в самый раз, а уж ночью… Ну и лишний слой от укуса все же лучше. Пальто оставила в магазине – жаль как, красивое такое было, но куртка покойного грузчика была практичнее – размером великовата, но ничего. Крепкая невзрачная куртка, смахивающая на милицейский бушлат. Кроссовки. Перчатки – две пары – х/б и поверх брезентуха – тоже из разделочной. Небольшой рюкзак, из магазина со своими вещами из сумки, и сумка из под лодки – а в ней пакеты с едой.

Еды много, консервы, сухофрукты, орехи, шоколад. Вода – полтора литра в сумке и две по ноль-шесть в рюкзаке. Давно пришла к тому что модные фляги в походном быту неудобны – пластиковая бутыль не хуже, но легче, да и выбросить или потерять ее не жалко.

Связь. Со связью хуже. Одна черточка на батарее – немного. Но видно что свет в окнах горит, электричество есть – это просто в «Форте» что-то случилось. Так что решим.

Транспорт… транспорт это отдельная песня…Но пока есть – и это хорошо.

Ну а вот на этом, пожалуй запас позитива исчерпан.

Дальше опять начиналось сплошное «плохо».


Плохо было с родными – отец, и так то закладывавший неслабо ушел в запой и со вчера ни слуху ни духу… ну, Бог судья – последние годы он похоже сам выбрал себе путь. С матерью поговорила еще утром, но она не очень поверили – на работу все равно пошла. Мобильный она не носит с собой – боится. В Лодейном Поле в последнее время стало очень много наркоманов – а они совсем краев не видят, могут покалечить и убить и за недорогой телефон. (Переезжать мать отказывалась…. Да и куда? То есть место-то нашли бы но и работы не найдешь, да и вобщем – насмотрелась на такую жизнь – не всегда это в пользу…) В общем мать обещала отзвониться, как придет домой, а пока мол будет очень осторожна. Даже прихватила с собой тяжелый молоток. Уже неплохо. С сестрой поругались недавно, на звонок она не отвечала. Брат на работе, за рулем – он трубку не берет принципиально, выключает. Послала обоим СМС, пока не ответили. Но ладно, ничего еще не значит.

Плохо было с планами на будущее. Цель была вполне конкретна – добраться до дому и выручить Леху. То, что придется выручать – сомнений не было. Не боец он. Неплохой парень, на самом деле – и не особо трус – но вот не боец. Не умеет и не может. Хотя и в спортзал раньше ходил, чем-то рукопашным занимался – ну это практически каждый парень в молодости проходит… Вот только спорт или прикладное что – требует постоянных усилий, причем над собой. Она то уж по себе знает, проходила. А вот у Лехи с этим проблема, да. Его бы в армию…. Если бы попался толковый сержант, как брат рассказывал – стал бы человеком. Ведь не дурак, память очень цепкая, порой, когда разговоришь – начинает рассказывать интересные вещи – слушала открыв рот – самой то такое откуда узнать в убогом Лодейном? А тут все же Питер, Эрмитаж, Русский музей… Как ей нравилось ходить по их залам! А пару раз знакомые отдавали экскурсии абонемента (сами не могли сходить) – по Эрмитажу. Кроме того что сами по себе экскурсии очень интересные, но и проходят они – после закрытия музея. По пустым залам. Непередаваемые ощущения, запоминаются на всю жизнь…

Даша тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Передернулась, представив во что ТЕПЕРЬ превратился Эрмитаж… там ведь всегда днем полно народу…

Да, так вот – Леху надо выручать. То, что он сможет выполнить поручения – купить все необходимое и заправиться – Даша сомневалась. Не стала спрашивать про машину – н отчего-то подумала что не удивится, если та окажется не на ходу. А ведь умеет, сцуко. Его отец ему много рассказывал, и но все неплохо запомнил. Однажды когда ездили на шашлыки он в пару минут помог молодым ребятам на «копейке» – те беспомощно смотрели под капот, разряжая аккумулятор бестолковыми попытками «авось завести». Леха посмотрел, попросил еще раз провернуть стартер, хмыкнул, прикрутил им отгнивший низковольтный провод зажигания (Даша и сама неплохо разбиралась в машинах – отец был до пенсии водителем лесовоза, и ее с трех лет часто брал с собой на работу) – и вскоре жигуленок обрадовано зафырчал, а парни пришло в восторг.

Плохо только что Леха как губка впитывал не только хорошее и полезное, но и льющиеся отовсюду интеллектуальные помои. Дом-2, поток порнухи в Интернете (слава так называемому Богу, что обошли его стороной компьютерные игры!), а самое главное – это его теперешние друзья. Раньше он общался с ребятами другого плана – они ходили в спортзал, ездили за город, учились трелять и жить на природе. И вообще крепко, по-настоящему дружили. И девченки в компании были подстать – их вполне раноправно считали «сестренками». Но постепенно, забрасывая из-за лени занятия над собой – Леха стал скатываться к совсем другим знакомствам. Появились какие-то мутные хмыри, топорщившие из себя невесть что, хотя Дашка видела что она и сама бы случись что размазала бы их тонким слоем, не говоря про парней из спортзала. А послушать ЭТИХ – так они весь мир известно на чем крутят. Все они «чиста временно» и «типа, случайно вышло» без денег и с битой мордой. Причем либо «нас подставили , суки!», либо они опять кого-то «чиста, пожалели». Естественно, всегда «мы всех потом реально нашли и от..ли!» Общаться с ними было противно, тем более что и внутри их сообщества отношения совсем не похожи были на нормальную дружбу. Если Леха перебирал и они притаскивали его домой – то норовили «пока он дрыхнет, доставить о…енное удовольствие!» Приходилось пару раз объяснять не только словами, но Лехе ничего не говорила – отчасти из за того что боялась что он все равно ничего не сможет сделать, только лишние неприятности наживет. Ничего, сама справлюсь, не впервой.

Даша вдруг подумала, что она слишком его баловала. Нельзя наверное парня так расслаблять. Вот он и отвык решать что либо сам. Но так хотелось чувствовать себя полезной ему! Он на самом деле был для нее очень дорог, наверное это действительно судьба – увидев его впервые словно поняла – «Этот – мой!». Но все же правда – мы ответственны за тех, кого приручили. Сама виновата, разбаловала парня. А он добрый в общем и доверчивый – верит всему и всем. А вот кто поумнее из его новых «друзей» – этим и пользуется.

Даша вспомнила Артура, эдакого «короля» их кампании. Его вполне однозначные взгляды на нее. Ох, вот кому она бы вломила с особым удовольствием! До хруста в костяшках, и пусть потом неделю кисть болит. Эдакая мразОта.

Гонять надо было Леху, постоянно гонять. Держать в тонусе. Вот выберемся из этой жопы (выберемся, обязательно!) – ух, я ему устрою. Нет армии и толкового сержанта – я за него стану. Он у меня пОтом умоется. И еще всем покажет.

Хороший он у меня, люблю я его, дурака.


Да, ладно, это все хорошо. Плыть на лодочке, неспешно несомой течением. Льда немного, и он для этой китайской поделки (судя по всему рублей тыщи за три, из Ленты-Окея) неопасен. Скорость небольшая, точнее практически нет ее – плывем вместе со льдом. Да и сидит неглубоко, рассчитана то на троих лодочка. И материал прочный, ПХВ.

Вообще неплохая игрушка. Надувное дно, двойной, внешний и внутренний, надувной борт. Две надувные подушки, весла, насос. А больше ничего и не надо. Есть даже якорь и двадцать метров веревки. Идиллия – плыву себе и рассуждаю о жизни…


А надо думать конкретно. Что делать дальше. Сейчас – понятно, дойти до устья Черной речки, а там вверх. Против течения, но буду надеяться что оно не очень сильное. А вот дальше, на берегу…. Глупо строить планы. Но общий смысл такой – нужна крепкая тяжелая машина. Чтобы пробиться через пробки. В центре все забито – обычные пробки стали смертельной ловушкой для многих. Да и выезды из города вполне могут быть забиты – одно ДТП – и если станут ждать ДПС, то пробка образуется моментально. А уж там… один упырь – и началось. Хорошо хоть в новых районах просторнее – дворами, тротуарами…. Но выезды за кольцевую железнодорожную ветку сильно ограичены. Либо под либо на мост. И насыпь с канавами – танк не пройдет. Дааа, веселенькая картина. Случись что на переездах – и привет, стоим все. Мышеловка. Большая такая. Внутри ее – крутись сколько хочешь. Пока жив.

Но вариантов нет. Она собственно и оказалась-то тут именно потому что другого варианта не было. Хорошо бы было добраться до Крепости, там как-нибудь оснастится и потом отыскать транспорт и приехать за Лехой. Или еще как. Но этот вариант для нее был нереален…

Даша вспомнила как все ЭТО для нее началось…


Пришла на смену в восемь, день начался обычно. Через два часа случилось ЧП – прямо в зале умер покупатель. Упал на пол, когда подбежали он уже не дышал. Сколько не пытались неумело делать массаж седца и даже искусственное дыхание – так и не помогло. Она в это время лихорадочно набирала «скорую» – но там было постоянно занято. Стала звонить в милицию – в ближайший райотдел – но там ответили странно – сразу заорали – «Если у тебя тоже, – мертвец ожил – разбей ему голову, быстро, не дай никого укусить, понял?» и бросили трубку.

Сильны правоохранители – так нажраться на дежурстве, в 10 утра. Все же записывается. Выпрут со службы. Даша набрала ВОХР, ждала ответа. От покойика все уже отошли, старались быть подальше от этого места, постепенно занялись своим делом. ВОХР ответил с четвертой попытки – испуганным голосом сообщил что никто приехать не может и предложил оставить информацию и данные, что Даша и проделала. Уже отключая трубку услышала дикий визг – и увидела как «покойник», покачиваясь бредет к истошно визжащей дамочке с вульгарным макияжем.

А дальше произошло то, чего невозможно было ожидать – «покойник» вдруг схватил дамочку и вцепился ей в горло. И начал ее есть, отрывая куски, завалившись вместе с ней на пол.

Даша отвернулась, и согнувшись освободила желудок от завтрака. Большинство очевидцев проделывали то же, причем многие даже прямо на себя. Однако Даша вдруг сообразила – что бы это ни было, сейчас это ее работа, и она ОБЯЗАНА задержать этого ненормального. Она бросилась к нему, на ходу доставая электрошокер – это было единственным «оружием» которое она имела на службе. Наручников им тоже не полагалось, но она по совету товарищей имела при себе несколько длинных больших электротехнических жгутов для связывания кабеля – они неплохо заменяют наручники, если уметь использовать, пару раз уже убедилась в этом.

Подбежав – ткнула разрядником в шею «маньяка» Однако разряд не оказал ожидаемого эффекта. Выматерившись вслух (ну ведь проверяла батареи!) Даша дала еще несколько (зная что это нарушение, и если «маньяк» умрет, то у нее могут быть серьезные проблемы, но лужа крови заставляла действовать именно так. Да и тетка уже вроде не дышит… ) – и хотя ожидаемого не произошло – «маньяк» не рухнул в отключке – но он кА будто замер. Не долго думая, Дашка отработанно схватила его за кисть (Боже, он же холодный! Он же труп!), притянула вторую, заворачивая руки за спину, благо стоял удобно, на коленях – как на занятиях получалось – ловко затянула на запястьях жгут.

Уфф… Рядом уже стоял Петрович, грузчик, несильно пьющий коренастый смышленый мужичонка лет за-пятидесяти.

– Увязала? Молодец… я уж хотел – он показал топор в руке.


Ага, только и не хватало, не понимаешь ты что бы ты себе тогда заработал за геморрой на старости лет. Хотя… Да, тетька то похоже – того, подумала Даша.


– Надо срочно ментов звать. Это же …(тут Даша сказала, что это именно, причем добавив, что – «полный»). Только не дозвониться до них.

– Ага, доча – Петрович ее всегда так звал – давай беги если не дозвониться. Я пока его покараулю.


Даша кивнула. «Маньяк» словно оттаивал – начинал шевелится и пытался встать или подползти к тетке. Петрович прижал его к полу

– Доча, принеси-ка с подсобки скотч – спеленаем-ка его.


Даша побежала в подсобку. Схватила рулон широкого скотча и они с Петровичем начали перематывать «маньяка». Причем тот по ходу дела вцепился в рукав ватника Петровича, явно желая ухватить за руку.

– Оттыжкакаясукаепанарот!…прости, доча – выругался Петрович.


Аккуратно перемотали скотчем челюсть «маньяку», оттащили и усадили в сторонку под окно, чтобы не мешал посетителям. Хотя они стремительно покидали магазин, косясь на труп в луже крови. Похоже, сегодня день закрыт. Вот-вот появится начальство и вот тогда пусть сами и отдуваются – ясно же что надо закрывать…

Додумать не успела – новый крик в зале. Тетка медленно поднималась из лужи крови. Даша шагнула вперед и наткнулась на ее взгляд. На нее смотрел не человек. От взгляда этого существа поджимало желудок и холодела спина. Тетка медленно, качаясь, двинулась к ней, а Даша словно застыла, глядя на нее, не соображая что делать. Наверное, она бы и не сделала ничего, но тут тетку перехватила сзади через грудь рука в ватнике

– А ну, стой, ведьма! – это Петрович прихватил тетку.


Она тупо продолжала дергаться, тянулась к Даше… и вдруг, ловко извернувшись, вцепилась Петровичу в кисть.

– Тттваюмать!!! – заорал Петрович, вырывая окровавленную руку, и тут же отправил тетку молодецким ударом в угол зала.

Вообще-то от такого удара она должна была бы там и затихнуть минут на десять. Петрович даром что невысок – полутуши кидает только так, ящики-коробки по два-три десятка кило в его корявых руках просто порхают.

Но тетка встала как ни в чем не бывало и вновь шагнула вперед.

Навстречу ей двинулся Петрович, подхвативший вновь топор. Судя по лицу – сейчас он просто пришибет тетку нафиг, подумала Даша. Она опередила Петровича, рванулась вперед и ткнула тетку шокером – на этот раз дав сразу несколько разрядов подряд. Как и в случае с «маньяком» – тетка замерла, словно застыв.

– Помогай! – крикнула Даша, хватая тетку за руку, Петрович бросив топор присоединился и они вдвоем завернули ей руки за спину, затянули хомутом. Потом повалили и пока она «оттаивала» замотали скотчем, начиная с челюсти. Потом посадили рядом с «маньяком».

После – долго и бестолково носились по магазину, ища аптечку и перевязывая руку Петровичу. Наконец успокоились немного, если вообще можно было успокоится в такой ситуации. Петрович отправился в разделочную «лечить здоровье организма», известно как – не секретом было что он во время рабочего дня «поддавал» – меру он знал и никогда косяков не выдавал, так что никто не протестовал. Хотя – он и на протесты бы … в общем, игнорировал бы он их. И разумеется в разделке у него «было». Даша подобрала топор и положила на подоконник – так будет спокойнее – из головы не шел телефонный разговор с пьяным ментом …Даша вдруг подумала – а пьян ли он? Он говорил же о ожившем мертвеце… хотя для милиционера «разбей ему голову, быстро» – пожалуй хороший индикатор степени опьянения. Хотя – в последнее время немало было случаев когда и трезые хранители правопорядка вытворяли всякие мерзости…

О, легки на помине. Сейчас объяснятся придется, кучу бумаг писать, доказывать что не верблюд… В магазин влетел бледный, всклокоченный молодой человек, в милицейсом бушлате с лейтенантскими погонами, без фуражки.

Даша шагнула вперед :

– Доброе утро. Тут у нас двойное ЧП….

– Мертвяки есть?! – прямо в лицо крикнул ей лейтенант.


Даша увидела его глаза, совершенно безумные, потом увидела в правой руке пистолет.

Мамочки, только этого не хватало! Сразу вспомнилось громкое дело ублюдка Евсюкова. Он что, такой же псих, сейчас начнет стрелять? Что делать? Так, спокойно….подойти ближе, тогда есть шанс, не смотреть в глаза, рассеяно смотреть в центр груди…шаг навстречу, улыбка, руки перед собой, главное уловить начало движения…

– Вот, пожалуйста, смотрите сами – приветливый тон, плавный жест рукой, через линию взгляда – чтобы «зацепить», полоборота, левая совсем рядом с его вооруженной рукой, подшаг и…

И в тот момент когда Даша хотела провести прием лейтенант с рычанием рванулся вперед, подскочил к «пленным» в углу, заглядывая им в глаза. Топор, подумала Даша. Сзади, пока он занят. Но мысль о том что ей сейчас придется сделать ее остановила. Нет, она не сможет ударить сзади топором по голове живого человека, даже обухом. Была бы дубинка, еще ничего. Значит, руками.

В этот момент лейтенант выпрямился, втянул руку с пистолетом и быстро выстрелил два раза – в голову обоим связанным существам. Это произошло так быстро что Даша ничего не успела сделать, она лишь подскочила к подоконнику с хватила топор. Сомнений уже не осталось – перед ней спятивший милиционер с оружием, только что, на ее глазах – хладнокровно убивший двух беззащитных … людей? Ну все равно – беззащитных существ, пуст даже и преступников. Сумасшедший убийца, вооруженный… Сколько у него еще патронов? Может, он уже успел еще кого-то убить? Но понятно – сейчас он продолжит убивать. И начнет с нее.

Даша схватила топор, лезвием от себя, по-боевому. Она шагнула вперед, разворачивая корпус для удара и вынося левую руку вперед для противовеса.

В этот момент лейтенант обернулся.


Ударить Даша не успела – он повернулся и смотрел ей прямо в глаза. Пистолет держал в опущенной руке, а в глазах не было никакого безумия, скорее невыразимая тоска. «Вся вековая скорбь еврейского народа», пришла на ум Даше любимая подколка. Нравились ей вот такие мужчины семитской внешности, напоминавшие молодого Льва Мехлиса. Нет, такого она ударить в лицо топором не сможет.

– Стой! Брось пистолет!


Лейтенант грустно улыбнулся, но пистолет не бросил, лишь сунул в кобуру и примирительно поднял ладони:

– Успокойтесь… храбрая вы девушка…успокойтесь, таки уже никто стрелять не будет. Я все уже объясню. Где начальство?

– Здесь.


О, подумала Даша – вот и отлично – Тетя Клава приехала. Директора действительно звали Клавдия Ивановна – и директором она была еще с прежних времен. Ну и хорошо, пусть разбирается. Топор опустила, однако из руки не выпускала – пока. Все-таки этот симпатичный лейтенант с приятным голосом – преступник и убийца. И если он попытается достать пистолет… нет, конечно по голове она его не ударит, но вот кисть обухом приложит. И вообще… Так что – лучше бы ему вести себя смирно… красавцу такому.

– Молодой человек – что тут происходит? Потрудитесь объяснить – тетя Клава сразу взяла быка за рога – Кто вы такой и что собственно твоится?

– Лейтенант Геллер, Центральное РУВД. Соберите персонал на инструктаж.

– Все здесь. Девочки, подойдите – позвала кассиршу и продавца тетя Клава.


Те, боязливо поджимаясь и старясь не смотреть на лежащих в углу убитых, подощли ближе.

– Еще есть кто нибудь?

– Нет.


Даша хотела сказать что Петрович в разделке «лечится» но решила что лучше его не палить – кто знает сколько он там уже «вылечил» и чем все это выльется. Пусть лечится. Ему если что потом расскажем.

– ЭТИ – жест в ту сторону, куда все старательно не смотрели – кого-нибудь трогали? Или их кто нибудь?

– Я.


Лейтенант повернулся к ней СЛИШКОМ резко – но Даша уже стояла перед ним, закрывая остальных. Рука лейтенанта уже на кобуре – ну, красавчик, это ты не успеешь. Только дернешься – обушком снесу тебе колено – мяу сказать не успеешь, топорик то внизу, ты про него и думать забыл… Ах, сссука, до чего ж красивые карие глаза! Тянет как в омут… Нееет, в глаза я тебе смотреть не стану, обойдешься – подумала Даша – и вообще – только дернись…

– Геллер, спокойнее, пожалуйста – Даша постаралась сказать это как можно ровнее, но отметила что волнуется. Да какого хрена! Вот еще…. Подумаешь, красавчик! А она и развелась как деревенская девчара. Фиг там, других очаровывай!

– Хм…Извините – рука сползла с кобуры – вы всегда такая отважная?

– Работа у меня такая. А что?

– Нет… Так что таки по делу – они вас укусили или оцарапали?

– Нет, я их просто вязала… – Даша осеклась, вспомнив о Петровиче. Говорить, нет? Не успела, Геллер перебил ее:

-Ран нет? Отлично! Тогда все нормально… Остальные не контактировали?

Все подтвердили что не контактировали. Даша все не решалась сказать о Петровиче. Она спросила Геллера:

– А в чем дело? Что вообще происходит? – и едва успела увернуться от его взгляда…дааа, надо что-то с собой делать… А то пропадешь в этих глазищах.

– В городе какая-то эпидемия. Зараженный умирает, а потом восстает из мертвых.

– Точно! Точно! Вот он умер, а потом восстал, а потом укусил ее, а потом она умерла, а потом восстала…а потом, а она… – кассирша Таня от избытка эмоций готова была уйти в истерику, но Клавдия Ивановна довольно быстро привела ее в норму.

– Говорите дальше, молодой человек.

– Лечение бесполезно. У врачей проблемы. Мертвецы нападают на людей. И убивают или кусают их. В итоге люди умирают. Убить мертвецов сложно… Да-да, девушка, не морщьтесь, именно таки убить – пока они не убили вас или еще кого-то.

– Но, может – их просто связывать – вмешалась Даша – а потом лечить – мы же сумели…

– Ай, перестаньте сказать, храбрая вы девушка! Вы очаровательны, в другой ситуации я бы уже предложил вам руку и сердце (Вот сучонок, подумала Даша – это под-дых, против всех правил. Так нечестно. Она почувствовала как краснеет, от этого засмущалась и разозлилась еще больше), но вот что я вам буду сказать – вам диавольски повезло. Если бы они укусили или оцарапали вас (Петрович! – подумала Даша) – ваша участь уже была бы решена. Их можно только убить – но нам запретили применять оружие. Какие-то, прошу таки прощения (тут Геллер выдал словосочетание плохо сообразующееся с его внешностью) в Управе «обеспокоены неправомерным применением оружия и случаями самосуда». Более того – приказано всем явиться и сдать оружие.

Геллер вновь выдал сложносочиненную словесную конструкцию, от которой продавец, Лена, девушка лет 17ти смущенно фыркнула и покраснела.

– Нам приказано не вмешиваться и только сопровождать медиков. А сейчас вообще ничего не понятно. Отовсюду идет информация о нападениях. Руководства уже нет – общее мнение с кем удалось связаться – плевать на руководство. Населению надо эвакуироваться – может эти жопоголовые решаться наконец ввести войска…хотя и так время безнадежно упущено…В общем так. Слушайте меня – времени у меня мало. Я вам скажу что делать – а вы решайте. Только попить дайте…

Таня засуетилась, протянула с кассы бутылочку БонАквы. Геллер жадно выпил половину, отер вспотевший лоб.

– О, спасибо. А то пересохло, говорить тяжело. Так вот. Сейчас – собирайтесь и по домам. Закройте магазин, никого не впускайте пока собираетесь. Обзвоните – если за кем могут приехать – чтоб приезжали побыстрее – пробки уже начинают образовываться. Если директор не против – возьмите самого необходимого из магазина сколько сможете. И уходите по домам. Опасайтесь тех кто в крови, кто укушен (Петрович! Надо все же сказать – мелькнула мысль), кто шатается как пьяный или стоит абсолютно неподвижно. Найдите любое оружие – Геллер покосился на топор в руке у Даши – Да вот хоть топор, и бейте по голове всех мертвяков. Если вы не будете так делать – вы погибнете. И потом старайтесь выбраться из города. Лучше пробивайтесь к каким-нибудь военным – у них все же сохранится наверное власть… здесь оставаться нельзя. Обзвоните всех родных – только самых близкий, времени мало – сообщите всем – может, кому то поможете. Если есть кто-то, у кого имеется оружие – милиционеры, военные, охотники – пусть берут его и пользуются. Оружие сейчас это жизнь. Вот вкратце все что я знаю и могу сказать. Вопросы задавать бесполезно, я сам ничего более не знаю.


Закончив говорить, Геллер допил воду и словно вспомнив, что он сам говорил об оружии достал пистолет и стал менять магазин. От усталости получалось у него это неловко. Все стояли, глядя на него, переваривая информацию. Все выглядело полным бредом, если бы они не были полноправными участниками этого бреда.

На улице вдали, но не так чтобы особо далеко прозвучала довольно длинная автоматная очередь. Лейтенант встрепенулся и чуть не выронил магазин.


В этот момент с грохотом распахнулась дверь разделочной, и оттуда выбежал… выбежало… то, что совсем недавно было Петровичем. Однако это существо было именно таким как застреленные Геллером двое – с такими же мертвыми голодными глазами…. Хотя «Петрович» двигался в отличие о тех очень быстро и ловко… И явно был голоден. Хотя, судя по внешнему виду – он неплохо закусил охлажденным мясом. Он бросился к девчонкам – они стояли ближе всего к нему. Те с визгом ломанулись прочь, едва не сметя Дашу и попутно выбив таки у Геллера из руки магазин. «Петрович», не замечая Клавдию Ивановну, бросился к ним.

Даша шагнула вперед, взмахнула топором и… «Петрович» очень ловко увернулся, и Даша поняла – она не успеет отразить его топором. Можно рукой…но этого то он и хочет. Она и раньше порой в шутку боролась с Петровичем – ей это была хорошая практика, а вот Петрович похоже получал от борьбы с молодой девушкой несколько иные ощущения, но как бы там ни было – она знала, что хватка у него – будь здоров… она обычно забарывала его на скорости или на болевом, но вот скорости новому «Петровичу» было не занимать, болевой… а чувствует ли он боль?

Внезапно сзади хлопнул «Макаров», ватник на груди «Петровича» украсился дырочкой, а его самого швырнуло на стеллаж. Впрочем, он мгновенно качнулся обратно, совершенно не обращая внимания на дырку в груди.

Но Даша уже пришла в себя – перехватив топор левой, она схватила шокер, надеясь, что там остался хоть какой-то заряд. И ткнула в тянущуюся к ней лапу. Разрядив шокер без остатка она все же добилась того что «Петрович» замер на секунду – и тут же с размаху ударила его топором по черепу.

Он упал. Даша отшагнула назад. Стояла тишина, только всхлипывали девушки и Геллер подобрав с пола магазин загнал его в пистолет и снял с задержки. Патрон в стволе был, догадалась Даша. В голову стрелять не решился, но и так спас меня.

– Спасибо – сказала она Геллеру.

– Ай, таки не за что, сама справилась.

– Если бы не вы…

-Ааа, перестаньте сказать – вон, смотри как четко ты его уработала.


Даша посмотрела… и ее второй раз за день вывернуло. Господи, позорище-то какое… да еще при нем… Даша готова была со стыда провалиться. На ее счастье лейтенант стал выяснять у тети Клавы про Петровича, ее успокаивали девушки – хотя Даша видела, что они сами близки к истерике и их бодрость напускная.

Наконец все устаканилось. Лейтенант добил патронами магазин, убрал заряженный пистолет в кобуру, но застегивать ее не стал. Осмотрел всех еще раз, задержав взгляд на Даше, хмыкнул, качнув головой и сказал:

– Ну, все что мог – сказал, начинайте собираться. Закройте за мной.


И шагнул к выходу


– А вы? Вы … вы нас… с вами нельзя? – выдавливая из себя слова, как нерадивая школьница на экзамене, спросила Даша.

Со мной? – он остановился у двери, медленно повернулся и поднял на Дашу печальные карие глаза.


– Да, конечно! С вами! Вы же нас тут не бросите! – это очнулась Таня – Куда вы уходите? А мы?!

– Молодой человек, в самом деле – почему вы нас оставляете? Мы нуждаемся в защите… вы же пока власть, вы ОБЯЗАННЫ нас защитить! – это вступила Клавдия Ивановна – Вы легко отделаться хотите – дали цэ-у, посоветовали покинуть город – и считаете себя свободным? Все повторяется, ВЫ опять бросаете НАС, посоветовав скорее уехать? Объяснитесь, будьте столь добры – что, так сейчас принято у милиции – советовать спасаться самим и убегать?


Клавдия Ивановна в СССР жила в Средней Азии, и хлебнула сполна. Рассказывала она немного, но из этих скупых рассказов было примерно понятно, что ей пришлось пережить. По ее словам там было очень похоже на то что было и на Кавказе – только остановилось, не дойдя до войны да так и замерло. Ей пришлось бросать все и приезжать сюда. И она часто вспоминала, как им все советовали «поскорее уехать – это самое лучшее» Вот теперь, похоже, для нее наступает повторение – опять власть бессильна и надо все бросать и бежать…

Лейтенант обвел всех взглядом – и вернулся от двери.

– Дайте еще пить.


Выпив полбутылки воды, постоял, глядя в пол, потом вновь поднял голову и твердо сказал:

– Со мной нельзя.


Он быстро поднял левую руку, пока все набирали воздуха чтобы выразить возмущение – и задернул рукав бушлата. На предплечье была неумело или просто небрежно намотана повязка с маленьким пятнышком крови.

– Меня укусили. Мой же коллега. У меня осталось еще примерно около часа, наверное, и почти два магазина. И я уже не боюсь укусов. Потом я сделаю так, чтобы я не ожил. – лейтенант сделал красноречивый жест пальцами у виска – А вам надо уходить. Закройте за мной.


Он повернулся и быстро вышел. Даша машинально прошла следом, закрыла двери и осталась стоять там, привалившись спиной к косяку. На улице хлопнул выстрел, потом еще один.

– Боже, это какой-то бред! Этого не бывает! Брееед! – У Тани началась таки истерика -Этого не может быть! Какие еще мертвецы! Глупость, не верю, нет, нет….


Она закрывала лицо руками, мотая головой. Лена же просто растеряно хлопала глупенькими красивыми глазками. А вот тетя Клава смотрела куда-то сквозь… такое впечатление сквозь все, даже сквозь время. Даша стояла и растеряно смотрела, потом сообразила и схватив пузырек минералки со стойки набрала полный рот и прыснула в лицо Тане. Та ойкнула и утихла, судорожно всхлипывая. Даша вылила бутылочку ей на лицо.

– Сдурела?! Блин, косметика же поплыла! И блузку намочила – взвилась Таня – совсем …нулась, что ли? Коза!

– Нормально, значит – пришла в себя. Молодец, Дашка – вернулась к реальности тетя Клава – Иди в туалет, умойся и приведи себя в порядок – и побыстрее – времени мало. Лена – иди помоги. Потом скоро приходите – скажу что делать. Давайте, девочки, ну-ка – веселее, пошевеливаемся!


.Когда они ушли, Клавдия Ивановна задумчиво посмотрела на Дашу:

_А вы молодец, Дарья. Вы ведь нас спасли. Спасибо.

– Ну, что вы, это же работа – смутилась Даша.

– Не скажите, не скажите… – протянула Клавдия Ивановна – охрана разная бывает, помнится рассказывали, когда на Невском ювелирный грабили бандиты – охранник заперся в туалете и до приезда милиции выходить отказывался… А вы не трусите, да еще и умелая. У меня же муж бывший пограничник – я кое-чего повидала, представляю. Молодец.


Даша засмущалась она не любила когда ее хвалили… хотя конечно приятно. Но ведь она на самом деле всего лишь добросовестно подходила к делу – так было всегда, и когда она подрабатывала в Лодейном пока училась в колледже, и потом уже в Питере, пока работала на производстве в «Каравае» – она всегда старалась сделать «на совесть» отчего порой выходили конфликты в бригаде, и в итоге Даша, матерясь так что удивленно-уважительно заглядывали грузчики из экспедиции, начинала в одиночку отмывать линию. Вскоре яростно ругающаяся и сопящая бригада присоединялась, а после, оставив сияющую чистотой линию, все начинали склоку в «пятиминутке» – на тему «как задолбала эта …нутая Дашка!»

А она просто не умела иначе и искренне удивлялась, когда этого не понимали. Вот и когда жизнь повернулась так, что пришлось пойти работать в охрану – она подошла к этому тщательно. Она обзвонила и объездила много центров подготовки, интересуясь уровнем и качеством подготовки. Финансовые и прочие возможности не позволяли выбрать очень дорогие и качественные центры, да и получить лицензию было малореально – по крайней мере пока. А вот с небольшими центрами и курсами – обстояло грустно. Чаще всего на вопрос об физподготовке и уровне получаемых знаний и умений – ее встречало удивление «так вам свидетельство надо или в спортзал ходить?» Большинство курсов давало чисто формальную подготовку – а проще говоря, брали деньги и выдавали «бумажку». И большинство это устраивало.

Но не Дашу. Она договорилась с парнями из Лешкиных знакомых – тех самых рукопашников – они обещали поставить ей экспресс-курс своих умений. Кроме того, туда приходили очень разные интересные люди – и здоровенный бородатый дядька в казачьей форме насоветовал ей не очень дешевые, но ПРАВИЛЬНЫЕ курсы, на базе охраны одного госпредприятия. Где готовили обычных охранников – но на крепком, хорошем уровне. И она начала тренироваться – так же как и все делала – основательно и добросовестно. Собственно – был неплохой фундамент – сложения она была крепкого, даром что ростом сто шестьдесят с небольшим, но крепкая и при весе в шестьдесят пять кило носила сорок восьмой размер верха и практически не имела жира. А жизнь в Лодейном Поле тоже приучила уметь постоять за себя – дискотеки там бесхитростны, и нередко оканчивались драками, порой массовыми. А все ее парни подбирались маленькие и в очках, но при том весьма задиристые и гоношистые. Вот и приходилось порой Дашке выступать в драке наравне со всеми, даже посещала в школе модные тогда секции восточных единоборств. И применять полученные знания и умения на практике. На память о тех временах остался маленький шрам на одной стороне переломанного когда-то носа (слава Богу – несильно, и сросшегося правильно) и пара шрамов, которые мало кто из мужчин имел счастье видеть (загорать Даша не любила). Все это, помноженное на усердие – дало неплохой результат – Даша с легкостью прошла на курсах спарринг-тест и отработку приемов САМБО по классической программе МВД.

Прочие дисциплины, в том числе стрельбу из «Макарова» и «Нагана», а так же из «помпы» ИЖ-81 (предка МР-133) сдала тоже на отлично. По рекомендации одного из тренеров ее взяли в этот супермаркет – и через несколько месяцев она бы попала в серьезную фирму, где ей бы помогли получить лицензию. А пока вот уже полгода она работала здесь – и работала так же добросовестно как везде. Приходилось в основном ловить воришек и утихомиривать малоадекватных покупателей или пьяниц, разбираться с забытыми сумками и потерянными вещами и прочей рутиной. Но пару раз случались инциденты – то обкурившиеся нарики нажинали махать ножиками, то какой-то дурачок, только что освободившись с «хулиганки» и пробухав все деньги с другом – взял «травматический» Макаров дрыхнущего друга и пошел «на промысел»

Оба раза все было довольно просто – нариков вырубила шокером, не отказав, впрочем, в удовольствии пробить последнему прямыми двойку в грудь (Именно в грудь – она помнила, как старый боксер, похожий на бульдога дедан рассказал им о пареньке-КМСнике – который защищая себя и девушку от нарков уложил двойх в нокаут прямыми в голову… но при этом разбил им в кровь губы…и себе костяшки. В итоге – гепатит и ВИЧ.) С «уркаганом» все вышло еще проще – как на занятиях по САМБО «обезвреживание вооруженного противника».

Даша эти случаи считала за свою работу – в конце-то концов, – за что ей деньги-то платят? И ее искренне удивляло когда это воспринималось как что-то особенное. Вот и сегодня – она просто делала то, что должна была делать – а как могло быть иначе?

– Ты молодец – повторила тетя Клава – Ты выживешь… в отличие, боюсь, от… (она посмотрела в сторону санузла, откуда уже слышался вполне оживленный разговор). Не хочу как говориться, «накаркать» – но боюсь все очень плохо. Когда начинают стрелять на улицах, Дашенька – это значит, что власти уже нет. Никакие войска они не введут, это уж точно. Ведь за ввод придется кому-то отвечать. И за приказ стрелять – тоже. А отвечать никто не захочет. Отвечать за стрельбу будут вот такие (она неопределенно кивнула, но Даша поняла) мальчики. Если доживут .


Голос Клавдии Ивановны чуть дрогнул и она сглотнула. Вышли Таня с Леной, подошли, встали рядом с Дашей. Клавдия Ивановна оказалась перед ними – словно командир перед строем.

– Девочки, слушайте меня. Я сейчас расскажу вам, что надо делать.


Все замерли, глядя на Клавдию Ивановну.

– Во первых, девочки – поймите что все это на самом деле. Что это такое, откуда и почему – будем думать потом. Когда окажемся, надеюсь, в безопасном месте. Пока принимайте как факт – в городе какая-то смертельная эпидемия, и власти нет. То есть – нас НИКТО не будет спасать. Кроме нас самих и наших близких. А мы должны спасать их. Теперь слушайте, что надо делать:


Во-первых – обзвоните всех родных и близких – но не тратьте время на тех, кто этого не стоит – время сейчас не деньги, время – жизнь. Обзвоните тех, кто может помочь – мальчик абсолютно прав – звоните тем, у кого есть оружие – сейчас оружие это защита, сила и власть. Звонить начинайте сразу же, как закончу говорить – не теряйте ни минуты, сколько будет работать связь – неизвестно. Если за вами смогут быстро приехать – зовите.


Во-вторых. Деньги. Если удастся – обналичьте все сбережения и постарайтесь их потратить с умом – если у вас не миллионы, если крупные суммы – успейте купить драгоценные металлы. Я вам сейчас выдам авансом зарплату за следующий месяц.


Дальше. Осторожность. Про … «этих»… лейтенант нам все рассказал. Про остальных скажу я. Не подходите к компаниям и группам – они могут быть агрессивны или просто пьяны. К вам, девушки, это особенно относится, сами понимаете. Держитесь подальше от милиционеров, особенно если их не много – они могут заниматься совсем не защитой Закона и граждан… этот мальчик в погонах – довольно редкое исключение. Потеряв управление многие из «ментов» потеряют и совесть. Держитесь подальше и от военных – если их много, но нет четкого командования и порядка. Понять так ли это – не просто, но надо постараться. Обычно если молодых солдат оставить без командира – они сбиваются в группы и вполне способны на агрессию. Избегайте компаний с оружием – если не уверены в их намерениях. Люди с оружием приобретают власть, но порой теряют совесть. Девочки, не пытайтесь «влиять» на мужчин своими «прелестями» и очаровывать. Сейчас это может плохо кончиться. Постарайтесь быть менее приметными, не выделяться. Вообще не стоит привлекать внимание – вы ведь наверняка не сможете определить: ЧЬЕ еще внимание вы привлечете. То же, кстати, и с вашим окружением, и с транспортом. И вообще – держитесь подальше от дураков и подлецов – они сейчас… да и всегда – представляют опасность для тех кто рядом.


Что теперь делать? Сейчас мы соберемся и быстрее домой. Дальше есть варианты. Можно сидеть дома и ждать пока все успокоится – если дома безопасно, есть все необходимое, есть люди… и оружие, без него сейчас никак. Возможно, это и неплохой вариант. Быть может, так лучше. Но помните – если порядок не наведут, то потом выбраться станет или очень сложно, или невозможно. А вскоре появится много разных банд и групп, которые станут грабить, жечь и убивать. Поэтому – решайте сами, но я бы советовала вам выбираться из города. Лучше всего найти хорошую воинскую часть – там порядок сохранится дольше всего. Когда будете выезжать из города – старайтесь избежать пробок. Но не объезжайте по глухим местам – это тоже опасно. Еще опасны выезды из города – потому, что там будут посты – и они что захотят, то с вами и сделают.


А сейчас – берите, что необходимо из того, что есть – я выпишу вам в счет следующей зарплаты формально – но сдается мне что вскоре тут не до учета станет. Потому набирайте, сколько надо – я заберу на машине, как Миша приедет «на ответственное хранение». Хозяевам я звонила, никто не ответил – я сама распоряжаюсь сейчас. Все ясно? Тогда приступаем.


Клавдия Ивановна отдышалась после своего монолога и махнула рукой – мол, поехали!


– А можно мне в счет зарплаты – деньгами? – спросила Лена.

– Зачем?

– Ну… я лучше в кредит новый телек возьму, плазму…


Даша чуть телефон не уронила. Дааа, правильно сказала сменщица – «У Лены такая внешность, что на хоть какие-то мозги Божей Благодати не хватило». Это ж надо…

– Нет, Леночка, извини – деньгами я выдам только эту зарплату – очень терпеливо, как ребенку, ответила тетя Клава.


Огорченная Леночка пробурчала что она тогда лучше подождет и не станет сейчас тратить, и стала что-то щебетать в эрикссоневскую «раскривушку» насчет «Заедь за мной, сегодня меня отпускают, и до вечера у меня свободно, давай зажжем!»

Таня старательно названивала, Клавдия Ивановна тоже. Даша решила не отставать.

Сначала позвонила Лехе – но этот даже не взял трубку. Впрочем, это бывало. Дальше – родители, брат с сестрой. Тут все выяснилось быстро, до кого не дозвонилась – отправила СМС. Лехе было бесполезно – он их читал дней через пять и перезванивал с дурацкими вопросами по ним. Кому еще позвонить? Парням из спортзала? Ну и что? Предупредить? А дальше? «Я вот тут хочу вас предупредить…» Глупо как-то…

Решение – СМС им – с описанием, что и как. Сами решат. Все же знакомы едва, нехорошо, решат что напрашиваешься и т.д. Леха и так подревновывал, хотя те всегда подчеркивали, что отношения чисто дружеские и н более того. Не стоит усугублять.

Далее – кому еще? Друзей и подруг особо у нее не было… кому бы она стала звонить. Отправила такие же СМС девчонкам с «Каравая», позвонила лишь Айсият, с ней сдружились крепко. Дагестанка ответила сразу, хмурая. Выслушала, сказала, что уже тоже знает, поблагодарила. Они с сыном решили выбираться сначала к родне, а всем в месте из города – у кого-то есть подворье в области – так вот туда. Рассказала, что собаки тоже болеют – соседа по общаге загрызла такая собака. Ее убили, но она еще кого-то укусила. Даша встре


Содержание:
 0  вы читаете: Ещё один человек  1  j1.html
 2  j2.html  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  10.  11  11.
 12  12.  13  13.
 14  14.  15  15.
 16  16.  17  17.
 18  18.  19  19.
 20  Часть 2. Место под солнцем.  21  j21.html
 22  j22.html  23  j23.html
 24  j24.html  25  j25.html
 26  j26.html  27  j27.html
 28  j28.html  29  10.
 30  j30.html  31  j31.html
 32  j32.html  33  j33.html
 34  j34.html  35  j35.html
 36  j36.html  37  j37.html
 38  j38.html  39  10.
 40  Часть 3. Навстречу Судьбе.  41  j41.html
 42  j42.html  43  j43.html
 44  j44.html  45  j45.html
 46  j46.html  47  j47.html
 48  j48.html  49  j49.html
 50  j50.html  51  j51.html
 52  j52.html  53  j53.html
 54  j54.html  55  j55.html
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap