Фантастика : Ужасы : Глава восемнадцатая : Лара Эдриан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Глава восемнадцатая

— Еще, — простонала женщина, садясь ему на колени, запрокидывая голову и подставляя шею. Жадными руками она гладила его затылок, затуманенные, как у наркоманки, глаза смотрели куда-то в пустоту. — Пожалуйста… возьми еще. Все возьми!

— Как-нибудь потом. — Он не скрывал равнодушия, уже пресытившись своей новой игрушкой.

Первые несколько часов, что он провел с медсестрой Дилани в своих апартаментах, доставили ему удовольствие, но, как и все женщины человеческой расы, вскоре она впала в зависимость от осушающего поцелуя вампира и перестала сопротивляться, а вот теперь умоляла выпить ее до дна. Обнаженная, она выгибалась и крутилась на его коленях, подобно нежащейся на солнце кошке, терлась шеей о его губы, хныкала, когда он отказывал ей в сладостном уколе клыков.

— Пожалуйста… — скулила женщина.

Она начала раздражать его. Какое-то время ее податливое, откликавшееся на ласки тело и восхитительная готовность, с которой она подставляла свою прелестную сладкую шею, доставляли ему удовольствие. Но теперь с ней покончено. Ему осталось выпить последние капли ее человеческой жизненной силы и тем самым превратить в своего покорного слугу — миньона.

Но он все же решил повременить на тот случай, если ему вдруг снова захочется поиграть с ней.

Хотя, если он не избавится от ее навязчивых объятий немедленно, она, возможно, соблазнит его выпить ее до того предела, за которым остается только смерть.

Он бесцеремонно сбросил медсестру Дилани с коленей и поднялся.

— О нет, — канючила женщина, — не уходи.

Но он уже подошел к двери спальни. Полы роскошного шелкового халата приятно скользили по ногам; через гостиную он направился в кабинет — место его уединения, его святилище. Здесь все радовало глаз роскошью — изысканная мебель, бесценные произведения искусства и антикварные вещи, ковры, сотканные персами еще во времена Крестовых походов. Реликвии его прошлой жизни, которые он собирал в течение нескольких веков ради того эстетического наслаждения, что они ему дарили. Недавно он все это перевез сюда, в Новую Англию, где формировалась его новая армия.

Здесь же он разместил и свое последнее приобретение — коллекцию современных фотографий, но они его не радовали. Он окинул взглядом черно-белые снимки, запечатлевшие логова Отверженных, разбросанные по всему городу, и не смог сдержать злобного, негодующего рыка.

— Эй… это не твои…

В гневе он повернулся к женщине, которая притащилась за ним в кабинет. Состроив гримасу обиженной девочки, она рухнула на персидский ковер у него за спиной. Ее голова безвольно болталась, замутненный взгляд вяло скользил по фотографиям.

— Да? — Он не собирался продолжать с ней игру, но ему было любопытно узнать, что могли всколыхнуть эти кадры в ее затуманенном сознании. — Кому же они, по-твоему, принадлежат?

— Моей подруге… это ее…

Он вскинул брови, услышав столь наивное признание.

— Так ты знаешь фотографа?

Женщина вяло кивнула:

— Моя подруга… Гэбби.

— Габриэлла Максвелл. — Он развернулся к ней с нескрываемым интересом. — Расскажи мне о своей подруге. Почему она снимала эти места, чем они привлекли ее внимание?

Этот вопрос постоянно вертелся у него в голове с того самого момента, как Габриэлла Максвелл стала нежелательным свидетелем убийства, с такой беспечностью совершенного его новыми рекрутами. Услышав об этом от миньона из полицейского участка, он почувствовал раздражение, но не беспокойство. Он не особенно обрадовался, когда увидел ее лицо на экране монитора в заброшенном приюте. Не угасавший интерес Максвелл к местам дислокации вампиров заставлял его искать причину ее столь навязчивого любопытства.

Но до сих пор его внимание отвлекали более важные дела, хотя он не выпускал Габриэллу Максвелл из поля зрения. Возможно, ею действительно нужно заняться, подвергнуть обстоятельному допросу, а если потребуется, применить силу.

— Давай поговорим о твоей подруге.

Женщина тряхнула головой и опрокинулась на ковре на спину, как капризный ребенок, которому не дают того, что он просит.

— Нет… не будем говорить о ней, — пробормотана женщина, простирая руки и выгибаясь, — иди ко мне… и поцелуй… давай поговорим обо мне… о нас…

Он подошел к женщине, но не для того, чтобы удовлетворить ее просьбу. Его суженные в щелки зрачки могли ввести ее в заблуждение, заставить думать, что он ее хочет, но это была физиологическая реакция на охватившую его злобу. Он грубо, с презрением схватил ее и поставил на ноги.

— Да, — выдохнула женщина, согласная на все. Он наклонил ее голову набок — на соблазнительно белом изгибе шеи ранки от его последнего укуса все еще сочились кровью. Он жадно слизнул ее, в дикой ярости обнажая клыки.

— Ты расскажешь все, что я хочу знать, — прошипел он, максимально напрягая волю и глядя в пустые глаза женщины. — С этого момента ты, Дилани, будешь делать все, что я тебе прикажу.

Обнаженными клыками он, подобно разозленной гадюке, свирепо впился ей в горло, вместе с кровью высасывая из нее остатки человеческого сознания и тонкую субстанцию души.


Габриэлла обошла дом, проверяя, все ли двери и окна надежно закрыты. Как только утром Меган ушла на работу, она отправилась домой, но добралась лишь, к полудню. Меган предлагала остаться у нее, но Габриэлла не собиралась прятаться вечно, более того не хотела втягивать подругу в неприятности, которые обрушились на нее и с каждым часом делались все более странными и опасными.

Уйдя от Меган, Габриэлла не сразу пошла домой, а, поддавшись панике, в каком-то параноидальном тумане бродила по городу. Внутренний голос подсказывал, что она должна приготовиться к серьезной борьбе.

Борьба неизбежна, рано или поздно она начнется.

Габриэлла боялась найти у себя в доме одного из кровожадных друзей Лукана, а возможно, кого-нибудь или что-нибудь еще ужаснее. Был день, и она наконец-то отважилась отправиться домой. Там никого не оказалось, все на своих местах.

Но с наступлением сумерек страхи вернулись, сделавшись еще сильнее.

Одетая в просторный белый свитер и джинсы, Габриэлла обхватила себя руками, словно закрываясь от бед, и прошла на кухню, где автоответчик мигал, оповещая о двух новых сообщениях. Оба от Меган. Она звонила уже несколько раз, после того как оставила сообщение о найденном на детской площадке теле.

Меган взволнованно рассказывала со слов Рэя, что напавший на Габриэллу парень был растерзан какими-то животными, очевидно, сразу же, как только ей удалось от него сбежать. И это еще не все. В участке обнаружили убитого полицейского, именно его пистолет был найден на детской площадке рядом с изуродованным телом парня.

— Гэбби, как только получишь мое сообщение, перезвони мне. Я знаю, дорогая, ты напугана, но полиции нужно твое заявление. Рэй скоро освобождается с дежурства, и будет лучше, если он за тобой заедет…

Габриэлла нажала кнопку «Удалить».

В следующую секунду она почувствовала, как у нее на затылке зашевелились волосы. Она была не одна на кухне. Сердце бешено заколотилось, она резко развернулась и совсем не удивилась, увидев Лукана. Он стоял в дверях, задумчиво наблюдая за ней.

Может быть, готовясь поужинать в очередной раз.

Габриэлла поразилась себе: она не боялась Лукана, а злилась на него. Он выглядел как самый обычный человек — темный плащ, черные стильные брюки и довольно дорогая рубашка, цветом чуть темнее его серых гипнотических глаз. Ни следа от монстра, которого она видела вчера ночью. Обычный мужчина. Ее таинственный любовник — только и всего.

Ей вдруг захотелось, чтобы он предстал перед ней в том ужасном облике, в котором явился вчера ночью, чтобы обнажил клыки, чтобы вспыхнули яростью его светящиеся глаза с узкими, вытянутыми зрачками. Это было бы честнее, чем приходить в обычном виде, тем самым убеждая ее, что все в полном порядке. Что он детектив Лукан Торн, служащий в бостонской полиции, человек, призванный защищать невинных и стоять на страже закона.

Мужчина, которого она готова была полюбить, а возможно, полюбила.

Но все это ложь.

— Я не собирался сегодня приходить сюда.

Габриэлла с трудом сглотнула.

— А я знала, что ты придешь. Я знала, что ты шел за мной вчера, когда я убежала от тебя.

Его пристальный взгляд, которым он пронзал ее насквозь, чуть заметно дрогнул. Блеснуло что-то очень похожее на нежность.

— Я не смог бы причинить тебе вреда. И сейчас не хочу делать тебе больно.

— Тогда уходи.

Лукан покачал головой и шагнул в ее сторону.

— Прежде мы должны поговорить.

— Я ни о чем не хочу говорить, и не надо настаивать, — ответила Габриэлла, стараясь не поддаваться, потому что сейчас Лукан выглядел как мужчина, которому она доверяла.

Потому что ее тело — и даже глупое сердце — отзывались на его присутствие.

— Тебе кое-что нужно понять, Габриэлла.

— О, я понимаю, — ответила она, изумляясь, что ее голос не дрожит. Пальцы нащупали крестик на груди, который она не носила с момента первого причастия. Но, стоя напротив Лукана, она понимала, вряд ли он послужит ей надежной защитой. — Тебе ничего не нужно мне объяснять. Признаюсь, мне потребовалось время, но в конце концов я все поняла.

— Нет, ты ничего не знаешь и не понимаешь. — Он направился к ней, на мгновение остановился, посмотрел на белоснежные головки, привязанные над дверным проемом. — Чеснок? — Лукан рассмеялся.

Габриэлла отступила, резиновые подошвы скрипнули, отлипая от кафельных плиток пола.

— Я же сказала, что ждала тебя.

Перед его приходом она позаботилась о мерах безопасности, практически по всему дому был развешан чеснок, включая входную дверь. Но, похоже, на Лукана это не действовало. Проникнуть в дом ему не помешали ни замки, ни задвижки, ни чеснок.

И сейчас, глядя на нее в упор, он совершенно спокойно миновал изготовленный Габриэллой оберег.

Лукан приближался, она отступала, пока не уперлась в край стола. На нем стояла бутылка из-под зубного эликсира. Утром, по дороге домой, в церкви Пресвятой Девы Марии, куда она зашла на запоздалую исповедь, Габриэлла кое-чем наполнила эту пластиковую бутылку. Она схватила ее и прижала к груди.

— Святая вода? — спросил Лукан, холодно глядя ей прямо в глаза. — И что ты собираешься делать? Обрызгать меня ею?

— Да, если будет нужно.

Габриэлла успела заметить только молниеносное движение, от которого у нее закружилась голова, этой секунды Лукану было достаточно, чтобы подойти к ней и отобрать бутылку. Он налил воду в пригоршню и побрызгал себе на лицо и на голову.

Ничего не произошло.

Он отбросил бутылку и подошел к ней вплотную.

— Габриэлла, я не то, что ты думаешь.

Он сказал это так спокойно и веско, что она почти поверила ему.

— Лукан, но я видела, что ты сделал. Ты убил человека.

Он медленно покачал головой:

— Я убил человека, который фактически уже давно не был человеком. Все человеческое в нем вместе с кровью было выпито вампиром, который превратил его в миньона, своего покорного слугу. Он был не более чем покойник. Я всего лишь отправил его в мир мертвых, которому он принадлежал. Я просто выполнил свою работу. Мне очень жаль, что ты видела это, но мне не за что извиняться. Я и не буду этого делать. Я убью любого, кто попытается причинить тебе зло.

— Либо у тебя гипертрофированное представление о мерах защиты, либо ты просто псих. Ты же зубами разорвал ему горло и выпил его кровь!

Габриэлла ждала вразумительного ответа, какого-нибудь рационального объяснения, способного заставить ее принять невероятное: вампиры нужны и имеют право на существование в реальном мире.

Но Лукан ничего не стал объяснять, вместо этого он сказал:

— Габриэлла, я не хотел, чтобы у нас с тобой все так вышло. Видит Бог, ты заслуживаешь лучшего. — Он пробормотал что-то еще — совсем тихо, на каком-то непонятном языке. — Ты должна была узнать об этом в более деликатной форме, от того, кто способен подобрать правильные слова и все сделать так, как оно и должно быть. Поэтому я хотел послать к тебе Гидеона… — Лукан в смятении провел рукой по волосам. — Для своей расы я не эмиссар, я — воин, иногда палач и убийца. Я имею дело со смертью, Габриэлла, и я ни перед кем не извиняюсь за свои действия.

— Я не требую от тебя извинений.

— А чего? Правды? — Лукан криво усмехнулся. — Ты видела правду вчера ночью: я убил миньона и до капли выпил его кровь. И это правда, Габриэлла. Я тот, кто я есть.

Габриэлла почувствовала, как неприятно обмякло ее тело: он даже не пытается отрицать весь этот ужас.

— Ты чудовище, Лукан, из самых страшных ночных кошмаров.

— Если верить вашему фольклору и суевериям, то да. Оттуда и твои средства борьбы со мной — чеснок и святая вода. Но все это — чушь, ты только что в этом убедилась. На самом деле расы вампиров и людей взаимопроникающие и между нами нет радикальных различий.

— Неужели? — усмехнулась Габриэлла. Ее снова охватила паника, когда он сделал шаг к ней, и она опять отступила. — Насколько мне известно, я не страдаю склонностью к каннибализму. И у меня нет привычки трахаться с существами из загробного мира, хотя в последнее время я только этим и занималась.

Лукан натянуто рассмеялся.

— Уверяю тебя, я не зомби. Я дышу, так же как и ты. Так же как и у тебя, у меня течет кровь, если я ранен. Меня можно убить, хотя сделать это довольно трудно. И я живу уже очень и очень долго, Габриэлла. — Он подошел почти вплотную. — Я такой же живой, как и ты.

Лукан взял ее за руку — она почувствовала тепло его руки — приложил ее ладонь к своей груди. Сердце билось четко и ровно. Она слышала его дыхание. Тепло его тела через ладонь проникало в нее, как болеутоляющий бальзам, снимая нервную дрожь и усталость.

— Нет. — Габриэлла вырвала руку и отстранилась. — Нет, черт тебя подери! Больше никаких трюков. Вчера ночью я видела твое лицо, Лукан. Твои клыки, глаза! И ты сказал, что это и есть ты. А тот, кем ты предстаешь передо мной сейчас, то, что я чувствую рядом с тобой, — это все иллюзия? Так какой же ты на самом деле?

— Я стою перед тобой — и это я, и вчера ночью… это тоже был я.

— Тогда прямо сейчас покажи мне того, другого. Я хочу видеть, с кем имею дело, и это будет честно.

Лукан нахмурился, как будто недоверие причинило ему боль.

— Это непроизвольная физиологическая реакция, ее нельзя вызвать по желанию, она возникает под воздействием голода или сильных эмоций.

— Так сколько мне осталось до того, как ты вцепишься мне в горло? Пара минут? Несколько секунд?

Глаза Лукана вспыхнули, но голос был по-прежнему спокойным и ровным:

— Я не причиню тебе вреда, Габриэлла.

— А зачем же ты пришел? Потрахаться напоследок, пока не превратил меня в такое же ужасное чудовище, как ты сам?

— Господи, — хрипло выдохнул Лукан. — Все это не так…

— Или ты собираешься сделать из меня покорного раба, наподобие того, которого убил вчера?

— Габриэлла! — На скулах Лукана заходили желваки. — Черт возьми, я пришел, потому что хочу защитить тебя! Хочу быть уверен, что ты в безопасности. И еще, возможно, потому, что я совершил ошибку и хочу ее исправить.

Габриэлла застыла, удивленная его неподдельной искренностью, внимательно наблюдая за эмоциями, отразившимися на его суровом лице, — злость, отчаяние, желание, неуверенность… Все это было настоящим. Странно, но в ней бушевала буря тех же самых эмоций.

— Я хочу, чтобы ты ушел, Лукан.

— Нет, ты этого не хочешь.

— Я никогда больше не хочу тебя видеть! — закричала Габриэлла, отчаянно желая, чтобы он ей поверил. Она замахнулась, собираясь влепить ему пощечину, но он без особого усилия перехватил ее руку. — Пожалуйста, убирайся из моего дома!

Будто не слыша ее, Лукан нежно прижал ее руку к губам в чувственном поцелуе. Габриэлла не ощущала твердости клыков, только тепло и соблазнительную игривость языка.

От его поцелуя голова поплыла, ноги ослабели, ее сопротивление также слабело и угасало.

— Нет! — выкрикнула в лицо Лукану Габриэлла, вырвала руку и оттолкнула его. — Нет, больше я этого не допущу. Между нами все изменилось! Теперь все по-другому!

— Только одно изменилось, Габриэлла, теперь ты смотришь на меня без иллюзий.

— Да, — Габриэлла заставила себя взглянуть ему в глаза, — и мне не нравится то, что я вижу.

Она не понимала, как он это делал — молниеносные движения, она даже отследить их не могла. Лукан прижал ее к себе, она чувствовала его дыхание на своей шее.

Ей многое нужно было осмыслить, в голове вертелась масса вопросов, и Габриэлла даже не знала, с какого из них начать. И это странное воздействие, которое Лукан на нее оказывал, — его голос, губы, нежно возбуждавшие ее.

— Перестань! — Габриэлла попыталась оттолкнуть его — глыбу мускулов. Лукан выдержал ее гнев и тщетные попытки ударить его. Выражение его лица оставалось по-прежнему спокойным. Она отстранилась от него с болью и отчаянием. — Господи, что ты хочешь сказать мне, Лукан?

— Только то, что я не монстр, за которого ты меня принимаешь. Твое тело знает, кто я. Твои чувства говорят тебе, что со мной ты в безопасности. Ты должна лишь прислушаться к ним и понять, что я пришел сюда не для того, чтобы испугать тебя. Я никогда не «вцеплюсь тебе в горло», как ты выразилась, и никогда не попробую твоей крови. Слово чести, я никогда не причиню тебе вреда.

Габриэлла саркастически рассмеялась, услышав от вампира о чести. Но Лукан оставался спокойным и серьезным. Возможно, она сошла с ума, но чем дольше она смотрела в его серые глаза, тем меньше у нее оставалось сомнений, и она, вопреки желанию, верила ему.

— Я не враг тебе, Габриэлла, на протяжении многих столетий вампиры и люди нуждались друг в друге, чтобы выжить.

— Вы питаетесь нами, — прерывисто прошептала Габриэлла, — как паразиты.

По лицу Лукана скользнула тень, но он не пришел в ярость от ее оскорбления.

— И защищаем вас. Многие из моих собратьев соединяют с женщинами свои жизни по любви и живут вместе, как пары, связанные узами крови. Только таким способом раса вампиров поддерживает свое существование, без женщин и рожденного в таких союзах потомства мы постепенно вымерли бы. Все мы рождены женщинами, и я в том числе.

— Я не понимаю. Почему вы не… вступаете в отношения с женщинами своей расы?

— У нас нет женщин. Генетический сбой, Род дает только мужское потомство, и так сотни поколений, начиная с первого.

Это признание совсем сбило Габриэллу с толку. Наконец она собралась с мыслями и спросила:

— Значит, твоя мать была человеком?

— Да, — кивнул Лукан.

— А твой отец? Он был…

Прежде чем она успела произнести слово «вампир», Лукан ответил:

— Мой отец, как и остальные семь Древних, прибыл на Землю с другой планеты, очень непохожей на эту.

Габриэлле, которая все понимала с полуслова, потребовалось некоторое время, чтобы осознать то, что сказал Лукан.

— Ты имеешь в виду… они были инопланетянами? — переспросила она.

— Они были исследователями, свирепыми и жестокими завоевателями. Очень давно им пришлось совершить вынужденную посадку.

Габриэлла смотрела на Лукана широко открытыми от удивления глазами.

— Твой отец был вампиром и инопланетянином? Ты понимаешь, насколько безумно это звучит?

— Но это правда. Раса, к которой принадлежал мой отец, не называла себя вампирами, так их назвали люди. Такими они стали, земной протеин оказался слишком грубым для их пищеварительной системы, они, в отличие от людей, не могли переваривать ни растительную, ни животную пищу, им пришлось научиться питаться кровью. Они не знали меры и чуть не истребили все население земли. Уверен, ты слышала об атлантах и майя, были и другие цивилизации, которые исчезли очень быстро. Массовые гибели, происходившие, по мнению историков, в результате чумы или голода, случались по совершенно иным причинам.

«О господи».

— Если все сказанное тобой принимать всерьез, то получается, что тысячелетиями вы истребляли людей.

Лукан молчал, холодок побежал у Габриэллы по спине.

— То есть они… они… вы… Господи, я не могу поверить, что веду такой разговор. Вампиры пьют кровь всех живых существ или только человеческую?

Лукан помрачнел.

— Только человеческая кровь содержит необходимые питательные вещества.

— Как часто вам нужна кровь?

— Раз в несколько дней, иногда раз в неделю. Чаще только в тех случаях, когда мы ранены и нам требуются силы, чтобы залечить раны.

— И вы… убиваете, чтобы напиться крови?

— Не всегда. Это случается, но редко. Большинство из нас берут кровь у добровольных Доноров.

— Люди добровольно соглашаются на такую пытку? — недоверчиво спросила Габриэлла.

— Никакой пытки нет, если мы не желаем причинить боль. Если человек расслаблен, укус вампира доставляет наслаждение. Потом человек-Донор ничего не помнит, мы стираем воспоминания о себе.

— Но иногда вы все же убиваете, — не могла удержаться от укора Габриэлла.

— Если есть такая необходимость. Наш Род строго придерживается правила никогда не пить кровь невинных детей и стариков.

Габриэлла усмехнулась:

— Надо же, какое благородство.

— Да, Габриэлла, это и есть благородство. Если бы мы захотели… если бы дали волю спящим в нас свирепым инстинктам наших предков, то мы превратили бы в рабов все человечество. Стали бы повелителями мира, и люди жили бы только для того, чтобы ублажать нас и питать своей кровью. Такая попытка уже однажды предпринималась, она вылилась в войну внутри нашего Рода, мы воевали против своих собратьев — Отверженных. Ты видела их в ту ночь у клуба.

— Ты был там?

Спрашивать не было нужды — она и так это знала. Габриэлла вспомнила парня в темных очках, он наблюдал за ней из толпы. Еще тогда она почувствовала странную связь между ними, возникшую от одного пересечения взглядов в темном, дымном пространстве клуба.

— Я около часа следил за той компанией Отверженных, — сказал Лукан. — Ждал удобного случая вывести их из клуба.

— Их было шестеро, — мгновенно напомнила ему Габриэлла, их ужасные лица возникли перед ее внутренним взором — дикие горящие глаза и большие клыки. — И ты собирался ввязаться с ними в драку?

Лукан пожал плечами, словно давая понять, что для него это обычное дело.

— В ту ночь у меня были помощники — ты и камера твоего мобильного. Вспышка ослепила их и дала мне возможность нанести удар.

— Ты их убил?

— Кроме одного, но я и его достану.

Глядя на его помрачневшее лицо, Габриэлла даже не сомневалась в этом.

— После того как я заявила в полицию, копы послали туда патрульную машину. Но ничего не нашли. Никаких следов.

— Я об этом позаботился.

— И сделал тем самым из меня полную дуру. Полиция сочла, что я все это выдумала.

— Было бы лучше, если бы все узнали о битвах, которые разгораются на улицах ночью? Представляешь, какая поднялась бы паника, если бы по всему миру затрубили о нападающих на людей вампирах?

— А разве они не нападают? Это происходит по всему миру на протяжении очень длительного времени.

— А теперь все чаще и чаще. Отверженные поражены Кровожадностью, это что-то вроде болезни, они ни о чем другом не могут думать, только о новой порции крови. По крайней мере, так они вели себя до недавнего времени, но сейчас в их среде что-то происходит. Они к чему-то готовятся, их действия становятся организованными и целенаправленными. Еще никогда они не были так опасны.

— И снимки, которые я сделала у клуба, привлекли ко мне внимание Отверженных?

— Несомненно. Они охотятся за любым подвернувшимся человеком. Но ты в центре их пристального наблюдения, потому что сделала еще много интересных снимков.

— Каких?

— Хотя бы вот этот, — Лукан показал на фотографию в рамке, висевшую в ее гостиной, — старый, заброшенный товарный склад на одной из окраин города. — Что заставило тебя снять это здание?

— Не знаю. — Габриэлла с трудом могла объяснить, зачем она поместила снимок в рамку. Глядя на него сейчас, она почувствовала неприятный холодок, побежавший у нее по спине. — Специально я бы никогда гуда не пошла, но как-то вечером бродила по городу, свернула не там, где надо, и заблудилась. Мой взгляд наткнулся на этот склад, даже не могу понять почему. Мне там было жутковато, но я не могла уйти, не сделан несколько фотографий.

Голос Лукана прозвучал крайне серьезно:

— Месяца полтора назад я вместе со своими воинами совершил рейд в это место. Это логово Отверженных, их там было около пятнадцати.

Габриэлла посмотрела на него округлившимися глазами.

— Вампиры живут там?

— Уже нет. — Лукан подошел к кухонному столу, где лежали фотографии, среди них и те, что несколько дней назад были сделаны возле заброшенного приюта. Он взял одну из них и показал Габриэлле. — Несколько недель мы ведем наблюдение за этим объектом. Есть основания считать, что это самое большое логово Отверженных на территории Новой Англии.

— О господи! — Габриэлла дрожащими пальцами взяла снимок в руки, посмотрела и положила на стол. — В то утро меня там заметил какой-то человек, он гнался за мной. Я не думаю, что он…

Лукан покачал головой:

— Это был не вампир — миньон. Дневной свет нас убивает. В этом ваш фольклор прав. Кожа мгновенно сгорает, как если бы ты направила солнечный луч на свое тело через увеличительное стекло.

— Именно поэтому ты приходишь ко мне только по вечерам, — пробормотала Габриэлла, вспомнив все визиты Лукана, включая самый первый, когда он представился копом. — Как я могла быть такой слепой, ее ли все разгадки лежали на поверхности?

— Возможно, потому, что ты не хотела их замечать, хотя все знала с самого начала. Ты знала, что видела не просто убийство, а нечто большее, чему твой человеческий мозг не мог найти объяснений. Твое подсознание подсказывало, что это было нападение вампиров. Ты почти произнесла это вслух при нашей первой встрече.

Да, уже в ту ночь у клуба она догадалась, но не подозревала, что Лукан тоже принадлежит этому миру. Она не хотела в это верить.

— У меня в голове все это не укладывается, — простонала Габриэлла, опускаясь на стоявший рядом стул. Она посмотрела на разложенные на столе фотографии, затем перевела взгляд на суровое лицо Лукана. На глаза навернулись слезы, к горлу подступил комок горестного отчаяния. — Этого не может быть. Господи, ну скажи мне, что все это неправда.


Содержание:
 0  Полночный поцелуй : Лара Эдриан  1  Глава первая : Лара Эдриан
 2  Глава вторая : Лара Эдриан  3  Глава третья : Лара Эдриан
 4  Глава четвертая : Лара Эдриан  5  Глава пятая : Лара Эдриан
 6  Глава шестая : Лара Эдриан  7  Глава седьмая : Лара Эдриан
 8  Глава восьмая : Лара Эдриан  9  Глава девятая : Лара Эдриан
 10  Глава десятая : Лара Эдриан  11  Глава одиннадцатая : Лара Эдриан
 12  Глава двенадцатая : Лара Эдриан  13  Глава тринадцатая : Лара Эдриан
 14  Глава четырнадцатая : Лара Эдриан  15  Глава пятнадцатая : Лара Эдриан
 16  Глава шестнадцатая : Лара Эдриан  17  Глава семнадцатая : Лара Эдриан
 18  вы читаете: Глава восемнадцатая : Лара Эдриан  19  Глава девятнадцатая : Лара Эдриан
 20  Глава двадцатая : Лара Эдриан  21  Глава двадцать первая : Лара Эдриан
 22  Глава двадцать вторая : Лара Эдриан  23  Глава двадцать третья : Лара Эдриан
 24  Глава двадцать четвертая : Лара Эдриан  25  Глава двадцать пятая : Лара Эдриан
 26  Глава двадцать шестая : Лара Эдриан  27  Глава двадцать седьмая : Лара Эдриан
 28  Глава двадцать восьмая : Лара Эдриан  29  Глава двадцать девятая : Лара Эдриан
 30  Глава тридцатая : Лара Эдриан  31  Глава тридцать первая : Лара Эдриан
 32  Глава тридцать вторая : Лара Эдриан  33  Глава тридцать третья : Лара Эдриан
 34  Глава тридцать четвертая : Лара Эдриан  35  Использовалась литература : Полночный поцелуй



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение