Фантастика : Ужасы : Глава двадцать пятая : Лара Эдриан

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




Глава двадцать пятая

Целый день Лукан избегал Габриэллу. Как только сгустились сумерки, Лукан и пятеро воинов вышли из тренировочного зала — все в черной коже, с головы до ног увешанные оружием. Каждый в отдельности — страшная сила, все вместе — неизбежная смерть. Место Конлана занял Гидеон.

В коридоре их ждали Саванна и Ева. Они крепко обняли своих мужчин и что-то тихо и ласково шептали им на прощание. Нежные поцелуи женщин выдавали страх, но воины убеждали, что вернутся в полном здравии.

Габриэлла стояла поодаль и чувствовала себя чужой, глядя, как Лукан что-то сказал Саванне и вложил ей в руку какой-то маленький предмет. Он не приблизился к Габриэлле, только молча посмотрел на нее долгим взглядом.

И ушел.

Возглавляя отряд.

Он повернул за угол в конце коридора и исчез. Один за другим исчезли все остальные, вскоре стих мерный стук тяжелых ботинок и лязг оружия.

— Ты в порядке? — спросила Саванна, подходя и обнимая Габриэллу за плечи.

— Да.

— Он просил передать тебе это. — Она протянула Габриэлле ее мобильный телефон. — Что-то вроде искупительной жертвы?

Габриэлла кивнула и взяла трубку.

— У нас с ним все разладилось.

— Он сказал, что доверяет тебе и надеется, ты понимаешь, что тебе нельзя покидать бункер и говорить друзьям, где ты находишься. Но если тебе нужно позвонить им…

— Спасибо. — Габриэлла посмотрела на Саванну и вымученно улыбнулась.

— Если хочешь побыть одна, можешь поискать спокойное местечко, чувствуй себя здесь свободно. — Саванна снова обняла Габриэллу и посмотрела на подошедшую к ним Еву.

— Не знаю, как вы, — красивое лицо Евы выражало крайнюю тревогу, — но я не прочь немного выпить.

— Может быть, нам лучше провести эту ночь вместе за бокалом вина? — предложила Саванна. — Габриэлла, если хочешь, присоединяйся к нам. Мы будем у меня.

— Спасибо. Я приду.

Две женщины, о чем-то тихо переговариваясь, под руку пошли по извилистому коридору к апартаментам Гидеона и Саванны. Габриэлла, не зная, куда податься, направилась в противоположную сторону.

Конечно, наилучшим местом были бы объятия Лукана, Габриэлла хотела быть с ним, но понимала, что от этого отчаянного желания ей нужно избавиться, и чем скорее, тем лучше. Она не собиралась вымаливать у Лукана любовь, разумнее к его возвращению из рейда окончательно выбросить его из головы.

Габриэлла приблизилась к открытой двери в тихом, слабо освещенном боковом коридоре. Где-то внутри помещения горела свеча. Уединенность, легкий аромат ладана и старого дерева привлекли Габриэллу, и она вошла. Это была домовая церковь, Габриэлла видела ее во время осмотра бункера.

Женщина прошла вдоль двух рядов скамеек к престолу в глубине церкви. Именно здесь горела свеча — большая, из малинового воска, пламя трепетало в самой ее сердцевине, освещая пространство мягким красноватым мерцанием. Габриэлла опустилась на одну из скамеек и прислушалась к собственному дыханию, растворяясь в царившем здесь покое.

Она открыла мобильный телефон, мигал значок «голосовое сообщение», Габриэлла нажала на кнопку. Это было сообщение от Меган двухдневной давности, в то же самое время она звонила ей домой, обеспокоенная нападением на Габриэллу.

— Гэбби, это снова я. Я оставила уйму сообщений на твоем автоответчике, но ты мне так и не перезвонила. Ты где? Я очень волнуюсь! После того, что случилось, тебе нельзя быть одной. Перезвони мне, как только получишь сообщение, сразу же!

Габриэлла стерла сообщение и перешла к следующему, оставленному вчера в одиннадцать вечера. Голос Кендры показался ей немного уставшим.

— Привет! Ты дома? Тогда сними трубку. Черт, я понимаю, сейчас поздно, прости. Ты, может быть, спишь. Я всех обзваниваю. Почему бы нам не встретиться — выпить, повеселиться, в клуб заглянуть? Завтра вечером, хорошо? Перезвони.

Ну, слава богу, по крайней мере несколько часов назад с Кендрой было все в порядке. Одним поводом для беспокойства стало меньше. Хотя Кендра общалась с тем парнем, Отверженным, напомнила себе Габриэлла, и, возможно, даже не знает, что ей угрожает опасность. У Габриэллы холодок пробежал по спине.

Она перешла к последнему сообщению — от Меган, полученному два часа назад.

«Привет, дорогая. Звоню просто так, узнать, как ты. Не хочешь позвонить мне и рассказать, как все прошло в участке? Уверена, твой детектив был рад тебя видеть, хочу все знать в деталях».

Голос Меган был спокойным и даже немного игривым — совершенно нормальным, без сумасшедшей паники, сквозившей в предыдущем сообщении и тех, что она оставила на домашнем автоответчике Габриэллы.

Слава богу, с ней все хорошо.

После того как Лукан стер воспоминания Меган и Рэя, волноваться о них больше не было причин.

«К сведению, сегодня мы с Джейми решили поужинать в «Чао Белла», твоем любимом. Если получится, присоединяйся. Мы встречаемся в семь. Придержим для тебя местечко».

Габриэлла стерла сообщение и посмотрела на часы — 7.20.

Нужно позвонить друзьям и сообщить, что с ней все в порядке. К тому же ей так хотелось услышать их голоса — почувствовать хоть какую-то связь с прежней жизнью, которую Лукан Торн перевернул с ног на голову. Габриэлла нажала на кнопку быстрого набора и с волнением ждала ответа. В трубке послышался гул голосов и только потом голос Меган.

— Привет, Мег.

— Ну наконец-то! Джейми, это Гэбби!

— Где пропадает эта девчонка? Она придет или нет? — Пока не знаю. Гэбби, ты к нам присоединишься?

Габриэлла слушала знакомую болтовню друзей, ей так хотелось быть сейчас с ними. Хотелось вернуться к той, прежней жизни…

— Я… я не могу. Тут возникли кое-какие дела, и я…

— Она занята, — сообщила Меган Джейми. — А где ты сейчас? Мне сегодня звонила Кендра, искала тебя. Она сказала, что заходила к тебе, но тебя не было дома.

— Кедра заходила? Ты ее видела?

— Нет, но она хочет, чтобы мы собрались все вместе. Кажется, она рассталась с тем парнем, помнишь, с которым в клубе познакомилась.

— Брент, — театрально громко, перекрикивая Меган, подсказал Джейми.

— Они расстались?

— Не знаю, — ответила Меган. — Я спросила, как у них, а она просто сказала, что больше с ним не видится.

— Хорошо, — с облегчением выдохнула Габриэлла. — Это действительно хорошая новость.

— Ну а что у тебя такого важного случилось, что ты не можешь с нами поужинать?

Габриэлла нахмурилась, обвела взглядом церковь; пламя свечи чуть затрепетало, потревоженное движением воздуха. Габриэлла услышала шаги за спиной и чей-то вздох. Она оглянулась и увидела стоявшую в дверном проеме высокую блондинку. Женщина, словно извиняясь за вторжение, посмотрела на Габриэллу и повернулась, собираясь уйти.

— Я сейчас… не в городе, — понизив голос, сказала Габриэлла в трубку. — Меня не будет несколько дней, может быть, больше.

— И что ты делаешь?

— У меня заказ, — неохотно солгала Габриэлла, но иного выхода не было. — Я перезвоню, как только смогу. Ну, пока. Люблю вас всех.

— Габриэлла…

Не дослушав, Габриэлла дала отбой, она боялась сказать что-нибудь лишнее.

— Прости, — произнесла блондинка, — я не думала, что здесь кто-то есть.

— Нет-нет, не уходи. Я просто… — Габриэлла тяжело вздохнула. — Я только что солгала своим друзьям.

— О! — Светло-голубые глаза незнакомки с сочувствием посмотрели на нее.

Габриэлла вертела в руках телефон.

— Прошлой ночью я в спешке уехала из дома с Луканом. Никто из моих друзей не знает, где я и почему так неожиданно исчезла.

— Понимаю. Возможно, когда-нибудь ты им все объяснишь.

— Надеюсь. Я просто боюсь навлечь на них неприятности.

Женщина кивнула, мягко откинула прядь золотистых волос.

— Ты, должно быть, Габриэлла? Саванна сказала, что Лукан привел женщину и она находится здесь под его покровительством. Я — Даника. Я подруга… была подругой Конлана.

Габриэлла встала и пожала протянутую руку:

— Прими мои соболезнования.

Даника печально улыбнулась и рассеянно положила ладонь на чуть обозначившуюся округлость живота.

— Я хотела найти тебя и познакомиться, но, боюсь, сейчас я не самая веселая компания. В последнее время мне совершенно не хочется выходить из своих комнат. Мне так трудно… справиться… привыкнуть к новым обстоятельствам, моя жизнь так резко переменилась.

— Я тебя понимаю.

— Лукан и другие воины проявили ко мне великодушие. Каждый предложил свою помощь, если она потребуется мне или моему ребенку.

— Ты беременна?

— Четырнадцать недель. Это будет наш первый с Конланом ребенок, мы хотели, чтобы у нас было много сыновей. Мы строили планы. И так долго ждали возможности создать семью.

— Почему ждали? — Вопрос вырвался сам собой, и Габриэлла пожалела о своей бестактности. — Прости, я, кажется, сую нос не в свое дело.

Даника покачала головой:

— Тебе не за что извиняться. Нормальный вопрос. Мне даже приятно поговорить о Конлане. Давай присядем.

Они прошли к скамейке.

— Я была совсем юной, когда встретила Конлана, на нашу деревню — я родилась в Дании — напали, как мы думали, захватчики, но это оказалась банда Отверженных. Они не щадили никого, убивали женщин, детей, стариков. Воины Рода появились в самый разгар резни. Среди них был и Конлан. Они спасли жизнь многим жителям деревни. Когда на моем теле обнаружили метку, меня отправили в ближайшую Темную Гавань. Там я узнала о мире вампиров и о том, что я часть этого мира. Но я все время думала о своем спасителе. Судьбе было угодно, чтобы через несколько лет наши с Конланом пути опять пересеклись. Я была так рада снова его увидеть. К моему величайшему удивлению, он меня тоже не забыл.

— Когда все это было?

Даника задумалась:

— Мы с Конланом прожили вместе четыреста лет и два года.

— Господи, — выдохнула Габриэлла, — так долго…

— Поверь, как одно мгновение. Не буду лгать, жить с воином нелегко, но эту жизнь я не променяла бы ни на какую другую. Конлан свято верил в то, что делал. Он хотел, чтобы наши дети жили в лучшем мире.

— И поэтому вы так долго не заводили детей?

— Мы не могли начать семейную жизнь, пока Конлан считал, что его первейший долг — служить Ордену. Все время находиться на передовой линии и одновременно думать о детях невозможно. Именно поэтому ни у одного из воинов нет семьи. Слишком велика опасность, с которой наши мужчины сталкиваются каждый день, и они должны быть полностью сконцентрированы на исполнении своего долга.

— И никаких исключений из правил?

— Незапланированная беременность редко случается среди представителей Рода, зачатие происходит не так обыденно, как у людей, у них это сакральное действо. У пары, связанной кровными узами, период зачатия выпадает на первую или последнюю четверть лунного месяца, и если женщина хочет завести ребенка, то должна получить от своего мужчины не только семя, в ее теле должна циркулировать его кровь. Это священный ритуал, он едва ли доступен парам, не связанным кровными узами.

Габриэлла представила, как это могло бы быть у нее с Луканом, и мгновенно почувствовала жар внизу живота. Она даже думать не хотела о другом мужчине, если ребенок, то только от Лукана. А нет, так лучше она на всю жизнь останется одна; скорее всего, так оно и будет.

— Что ты собираешься делать? — спросила Габриэлла, погрустнев от перспективы вечного одиночества.

— Пока не знаю, — ответила Даника. — Знаю одно: я не смогу связать свою жизнь с другим мужчиной.

— Тебе нужна пара, чтобы сохранить молодость?

— Конлан был моей парой. Он ушел, и бесконечно длинная жизнь мне не нужна. Если я откажусь от кровных уз с другим мужчиной, я начну стареть естественным образом, как это было до Конлана.

— И ты умрешь?

Даника улыбнулась спокойно и уверенно:

— Конечно, когда придет время.

— Где ты теперь собираешься жить?

— Мы с Конланом мечтали вернуться ко мне на родину, в Данию, и поселиться в одной из Темных Гаваней. Он хотел, чтобы я была счастлива. Но сейчас я думаю, что должна воспитать сына на родине его отца, в Шотландии, Конлан так ее любил. На земле отца, которого мальчик никогда не увидит, он сможет лучше понять, каким он был. Лукан уже ведет подготовку моего переезда.

— Очень великодушно с его стороны.

— Да. Я не могла поверить, когда он пришел и сообщил мне эту новость. И еще он пообещал, что я и мой сын всегда сможем рассчитывать на его помощь и помощь воинов Ордена. Это было на следующий день после похорон, буквально через несколько часов после церемонии, ожоги все еще причиняли Лукану сильную боль, но он нашел в себе силы заниматься моими делами.

— Лукан получил ожоги? — с тревогой спросила Габриэлла. — Но где и когда?

— Три дня назад, когда выполнял финальную часть церемонии. — Тонкие брови Даники удивленно поднялись. — Ты ничего не знаешь? Ну конечно же, не в привычках Лукана рассказывать о своих подвигах или ранах. Понимаешь, церемония завершается тем, что один из вампиров на рассвете выносит тело погибшего воина на поверхность и солнечные лучи превращают плоть в пепел, возвращая усопшего в лоно природы. — Даника указала в самый темный угол церкви, где виднелись уходившие вверх ступени. — Это дань уважения и в то же время жертва, поскольку вампир должен оставаться с телом восемь минут, подставляя себя испепеляющим солнечным лучам.

Габриэлла нахмурилась:

— Но я думала, они не выносят солнечного света.

— Верно. Они быстро и сильно обгорают, и более всего вампиры первого поколения.

— К которым принадлежит Лукан?

Даника кивнула:

— Для него эти восемь минут представляли смертельную опасность. Но ради Конлана он выдержал, хотя мог погибнуть.

Габриэлла вспомнила, как неожиданный ночной звонок заставил Лукана немедленно покинуть ее дом. Он ни разу не обмолвился о причине. Не рассказал ей о пережитой утрате. Сердце у Габриэллы сжалось, когда она представила его муки под солнечными лучами.

— В тот день я говорила с ним по телефону. По его тону я поняла, что с ним что-то не так, но он все отрицал. И голос у него был такой слабый. Ты говоришь, он получил сильные ожоги?

— Да. Саванна сказала, что Гидеон видел его сразу после возвращения с поверхности, все его тело покрывали волдыри, он даже глаза не мог открыть, так вздулась кожа. Но Лукан отказался принять помощь, сам добрался до своих комнат и там восстанавливался.

— Господи, — выдохнула пораженная Габриэлла. — Он мне об этом ни словом не обмолвился. А несколько часов спустя мы с ним встретились, и казалось, он совершенно здоров. Ну, по крайней мере, он выглядел и вел себя так, словно с ним ничего не произошло.

— Лукан, как П1, в большей степени подвержен разрушающему воздействию солнечного света, но вместе с тем он обладает колоссальной силой восстановления, и в таких случаях ему требуется значительное количество крови. К вечеру, когда он был достаточно силен, чтобы покинуть бункер и отправиться на охоту, он испытывал невыносимый голод.

Теперь Габриэлла понимала степень этого голода. В памяти возникла сцена убийства миньона, но сейчас она предстала перед Габриэллой в совершенно ином свете — больше это не казалось ей чудовищным кошмаром, Лукан спасал свою жизнь. Теперь все с момента встречи с ним виделось Габриэлле совершенно по-другому.

Вначале война между Родом и Отверженными представлялась ей всего лишь столкновением одних злодеев с другими, но сейчас появилась уверенность, что это и ее война тоже. И Габриэлле был небезразличен ее исход — не только потому, что она оказалась странным образом связанной с этим невероятным миром. Ей было важно, чтобы Лукан одержал победу и над Отверженными, и над тем страшным недугом, что одолевал его.

Габриэлла беспокоилась о нем, и неприятный озноб не оставлял ее с того самого момента, когда Лукан с воинами покинул бункер, отправившись в рейд.

— Ты очень сильно любишь его? — спросила Даника, глядя на встревоженное лицо Габриэллы.

— Да, сильно, — ответила та, встретившись взглядом с вдовой вампира. Она не видела смысла скрывать правду, которая, очевидно, была написана на ее лице. — Даника, меня одолевают дурные предчувствия. Более того, Тиган сказал, что Лукану недолго осталось жить, и, пока я здесь сижу, моя уверенность в том, что он прав, растет.

Даника нахмурилась:

— Ты разговаривала с Тиганом?

— Сегодня я случайно наткнулась на него. И он предупредил, чтобы я не особенно привязывалась к Лукану.

— Потому что он считает, что Лукан скоро умрет? — Даника вздохнула и покачала головой. — Этому парню, похоже, нравится трепать окружающим нервы. Вполне возможно, что он сказал это исключительно для того, чтобы заставить тебя поволноваться.

— Лукан признался, что между ними не все гладко. Как ты думаешь, Тигану можно доверять?

Даника на какое-то время задумалась.

— Я могу сказать только одно: преданность — это основа кодекса воинов, это священно для каждого из них. Ничто в мире не может заставить их отступить от кодекса. — Она поднялась и взяла Габриэллу за руку. — Пойдем отыщем Еву и Саванну. Когда мы собираемся вместе, ожидание становится не таким тягостным.


Содержание:
 0  Полночный поцелуй : Лара Эдриан  1  Глава первая : Лара Эдриан
 2  Глава вторая : Лара Эдриан  3  Глава третья : Лара Эдриан
 4  Глава четвертая : Лара Эдриан  5  Глава пятая : Лара Эдриан
 6  Глава шестая : Лара Эдриан  7  Глава седьмая : Лара Эдриан
 8  Глава восьмая : Лара Эдриан  9  Глава девятая : Лара Эдриан
 10  Глава десятая : Лара Эдриан  11  Глава одиннадцатая : Лара Эдриан
 12  Глава двенадцатая : Лара Эдриан  13  Глава тринадцатая : Лара Эдриан
 14  Глава четырнадцатая : Лара Эдриан  15  Глава пятнадцатая : Лара Эдриан
 16  Глава шестнадцатая : Лара Эдриан  17  Глава семнадцатая : Лара Эдриан
 18  Глава восемнадцатая : Лара Эдриан  19  Глава девятнадцатая : Лара Эдриан
 20  Глава двадцатая : Лара Эдриан  21  Глава двадцать первая : Лара Эдриан
 22  Глава двадцать вторая : Лара Эдриан  23  Глава двадцать третья : Лара Эдриан
 24  Глава двадцать четвертая : Лара Эдриан  25  вы читаете: Глава двадцать пятая : Лара Эдриан
 26  Глава двадцать шестая : Лара Эдриан  27  Глава двадцать седьмая : Лара Эдриан
 28  Глава двадцать восьмая : Лара Эдриан  29  Глава двадцать девятая : Лара Эдриан
 30  Глава тридцатая : Лара Эдриан  31  Глава тридцать первая : Лара Эдриан
 32  Глава тридцать вторая : Лара Эдриан  33  Глава тридцать третья : Лара Эдриан
 34  Глава тридцать четвертая : Лара Эдриан  35  Использовалась литература : Полночный поцелуй



 




sitemap