Фантастика : Ужасы : Глава двадцатая Борьба : Кира Фэй

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава двадцатая

Борьба

Мы с Эваном переглянулись, в его глазах всё ещё была неуверенность. Я одобрительно сжала его руку и кивнула, в знак того, что всё хорошо.

Элизара и Уильям держась за руки медленно к нам приближались. Я вдруг задумалась, а могу ли я читать мысли Уильяма, если нет, то значит он один из каких-либо кланов. Я стала искать его голос и как нашла, хотя уже начала подозревать его в принадлежность к какому-либо клану.

Я решила счастливо улыбнуться Элизаре, но её голова была опущена, кажется, из её глаз начали капать слёзы.

- Элизара? — тихо спросил Эван, сделав шаг на встречу к сестре.

- С тобой всё хорошо? — продолжила я за мужа, ожидая от него этого вопроса.

- Простите, — тихо прошептала она. И тут я неожиданно, сама не понимая, как это случилось, проникла в её мысли. Лучше бы я этого не слышала. Перед моими глазами всё отчётливо появилось: то, как Элизара выдаёт место свадьбы, время, то, что она думала, что поступает верно, и то, что она теперь раскаивается.

- Они идут, — с ужасом прошептала я, осознав, что "пожиратели" идут сюда. Мне теперь они не могли нанести вреда, но они могли нанести вред Эвану. По моим щекам на этот раз полились слёзы отчаянья, ноги подкосились.

- Они уже здесь, — с ещё большим ужасом сказал Эван, — Как ты могла? — зарычал он, я ухватила его за руку, чтобы он не накинулся на сестру.

- Энн, пусти меня, — с каждым словом голос парня становился всё более злобным.

- Эван, нет! — пролепетала я, но мой голос был больше похож писк. Он на секунду взглянул на меня, и этой секунды хватило для того, чтобы успокоиться. Муж крепко меня обнял, я прижалась к его груди.

- Не бойся, они ничего не смогут тебе сделать, — уверенно и с мягкостью прошептал Эван, чмокнув меня в макушку.

- Я боюсь за тебя, — тихо прошептала я и ещё плотнее прижалась к мужу. Теперь назвать Эвана мужем было так просто.

- Всё будет хорошо.

- простите, умоляю! — шептала Элизара, обхватив себя руками, — Я хотела как лучше для тебя Эван! Я думала, что она этого не стоит, но я ошибалась!

- Довольно! — рявкнул Эван. Я ещё никогда не слышала таких ноток в его голосе. Столько злости, жестокости и ненависти, куда подевался мой Эван?

- Тише, — я положила свою руку на руку мужа. — Они близко? — тихо спросила я.

- Да, очень, и…там отец, — неуверенно добавил Эван. В его голосе было сомнение и неуверенность. Куртис, по всей видимости, был силён.

Через минуту произошло де вещи. Я услышала рёв мотора, появилась машина. Она остановилась в паре метров от нас. Когда из неё вышло пять человек я как будто бы провалилась в какую-то другую реальность. Я перестала видеть происходящее. Теперь я видела ужасный кошмар, самый ужасный после того, когда погибли мои родители.

Я была в центре внимания. Я чувствовала всё так, как будто бы всё происходило на самом деле. Запястья и щиколотки были сдавлены железными оковами. Мне было очень неудобно. Я поняла, что привязана к столу, к очень странному столу. Вдруг картинка изменилась и я уже видела себя со стороны. Я лежала на столе, у меня на лбу был изображён странный знак, такой же чуть ниже шеи. Я вспомнила этот знак — символ "пожирателей". По спине пробежали мурашки.

Теперь я была чёрной комнате, освещённой факелами не одна. Рядом стоял человек в тёмной мантии, у него в руках был нож крючковатой формы, по всей видимости, очень старый.

Я почувствовала странную душевную боль, когда увидела этого человека. Через несколько секунд мне стала всё ясно.

Я увидела рядом с человеком в чёрной мантии, чьё лицо было прикрыто капюшоном, Куртиса. Он положил руку на плечо загадочной личности.

- Давай, сын, — сказал Куртис, на его лице играла злобная ухмылка. Эван, это был Эван. Это подтвердилось, когда человек стянул с себя капюшон. На лбу бледного Эвана был нарисован тот же знак, что и на моём. Я снова почувствовала острый приступ боли, всё было предельно ясно, но я не верила в это!

Глаза моего любимого были затянуты какой-то пеленой, их цвет был грязно-серым, а не чисто-синим. Он шагнул ко мне и громко что-то сказав, с безразличием в глазах, размахнулся и рывком направил нож мне в лоб.

- Нет! — заорала я, отходя от странного сна. Нет! Не может быть! Я поняла, что надежнее руки Эвана всё ещё обнимали меня, не предвещая никакой опасности.

- Энн? — тихо обратился он. В его глазах было столько любви и страха. Я всё ещё не понимала, что же со мной было. Ответ пришёл мне в голову от Элизары. Она снова открыла мне свои мысли.

"Энн! Дело в броши! У тебя было видение о будущем! Беги, Эван может сделать это!" — с отчаеньем повторяла мысленно Элизара. Я взглянула на девушку полными слез глазами, она уже покорно стояла позади отца. А я ей верила! Как родной сестре!

Я взглянула на Эвана, он был напряжён. Его взгляд был устремлён на отца, он в любой момент был готов откинуть меня назад и драться. Или нет? Нет! Нет! Нет! Моя голова разрывалась от множества мыслей. Эван не мог, это ошибка! Вдруг Элизара вновь обманывает? Но ведь в броши часть сил матери Эвана, значит, видение было о будущем.

- Нет! — тихо всхлипнула я, слёзы застелили глаза. Я отчаянно начала выбиваться из объятий Эвана. Он посмотрел на меня ошарашено.

- Энн! — с болью произнес он. Я на секунду остановилась, уставившись ему в глаза. Минутная слабость, именно такая может убить. Моё сердце разрывалось на множество тысяч осколков. Я не могла поверить в своё видение, глядя в его синие, наполненные болью глаза. Я медленно протянула руку и коснулась побледневшего лица моего мужа. И картинка снова пролетела у меня в голове. Я отдёрнула руку и вырвалась из объятий Эвана. Его руки опустились.

- Ребята, почему же вы не пригласили меня на свадьбу? А Алисии, почему не сказали? — я замерла, услышав её имя.

- Что вы с ней сделали? — сдавленно прошипела я, мне было невыносимо, каждое слово вызывало боль.

- С ней всё хорошо, ты же здесь и сама пришла, поэтому с ней всё хорошо и будет хорошо! Мы скажем, что ты попала в автокатастрофу! — Куртис злобно улыбнулся. Мне стало ещё больней. Я чуть не рухнула на землю, я больше не могла стоять от доли давящей на меня со всех сторон. Я была уничтожена. Грудь сотрясалась от рыданий, но я не издавала, ни звука.

- Заткни… — хотел возразить Эван, но тут же замер. Я на долю секунды испугалась, но затем меня снова захватило, то видение. Эван с грязно-серыми глазами…Я снова сотряслась от боли, но на этот раз не удержалась на ногах, с треском я упала на колени и начала рыдать.

- Энн, это быстро, моему глупцу-сыну нужна твоя сила, — нараспев начал говорить Куртис, медленно шагая ко мне. Я опустила голову, не желая смотреть на него. — Иначе он не сможет стать полноправным "пожирателем"! Ах, прости, ты же не знаешь, кто он такой, я объясню позже, — засмеялся он.

- А теперь, моя дорогая доченька, — ухмыльнулся он, — я должен заняться твоим мужем, — сказал Куртис, наклонившись ко мне. Я уже плохо его слышала, мне было плевать, моя жизнь кончена, Эван предал меня, предал мою любовь. Я рухнула на землю, не в силах просто подняться. На этот раз я не стала сдавливать рыдания, они рвались наружу, сотрясая моё тело, слёзы текли нескончаемым потоком боли, которая разрывала каждый миллиметр моего тела.

Я рыдала и рыдала, происходящие казалось мне кошмаром. Вот-вот я должна была проснуться в объятьях моего Эвана! Но кошмар не закачивался, это была реальность, жестокая реальность, в которой я как дура понадеялась на то, что буду счастлива, этому уже не бывать, никогда…

- Эван, ты должен отобрать у неё силу! — твёрдо говорил Куртис каким-то гипнотическим тоном. Он повторял это снова и снова стоя перед надвигающемся Эваном. Я всё ещё содрогалась от боли. Мне было всё равно, что происходит вокруг, моя жизнь на этом закончена и неважно, что тело всё ещё живо, душа погибла…

- Энн, прости меня. Я не хотела, клянусь! — говорил голос, он принадлежал Элизаре. Она, кажется, присела рядом со мной и положила мою голову себе на колени. Я бы попыталась отпрянуть, но это было бесполезно, я не контролировала своё тело, но разум всё ещё держал оборону, тысячи голосов всё ещё находились за стеной моего щита. Так вот он, этот чёртов зенит силы! Последний день весны, последний день полнолуния! Ха! Мне уже всё равно, пусть он заберет себе мою силу, моей сломленной душе она уже не к чему…

Вдруг, я почувствовала, что меня кто-то поднимает, мне было всё равно. Я приоткрыла глаза и увидела, что Эван небрежно таща меня за руки, пытается поднять моё бездушное тело. Когда я оказалась в вертикальном положении, то внутри меня сработал инстинкт самосохранения. Физических сил прибавилось, и ноги понесли меня далеко в лес. Никто не ожидал такого поворота.

Моё тело было полно сил, хотя бы капельку оно отдало бы моей души! Хотя, нет больше смысла…Я бежала, куда глаза глядят, точнее. Я вовсе не смотрела на местность, меня вело моё тело, зажившее отдельной жизнью.

Моё бездушное тело услышало, что сзади кто-то преследует меня. Оно ускорило бег, но преследователь догонял. Его шаги становились всё ближе и ближе. Наконец, я резко затормозила. Тело не хотело подчиняться, но я остановилась. Нет смысла побороться, пускай это скорее кончиться и я не буду чувствовать этой раздирающей на куски боли! Мне хотелось закричать на весь мир, лишь бы стало легче. Я была на грани того, чтобы упасть на землю и начать биться в истерике. Я была готова калечить своё тело, боль от этого едва бы сравнилась с болью душевной. Я решила умереть, точнее я уже умерла, осталось убить только тело и боль, которая в нем жила.

Как только я обернулась, преследователь настиг меня, и я упала без чувств. Наконец, я больше ничего не чувствовала, темнота поглотила меня…


Жаль, что наслаждение бесчувствием длилось не вечно…Как только я почувствовала власть над телом, боль вернулась. Я снова начала содрогаться. Правда на этот раз мне что-то мешало, исчезла свобода движения. Это были знакомые ощущения. Несмотря на то, что я была практически в бессознательном состоянии от всё время увеличивающейся боли, память меня не подвела.

Это было ощущение из моего видения. Я сейчас, вероятно, лежала на столе, запястья и щиколотки были сдавлены чем-то холодным — железные оковы. Чтобы ему было легче проткнуть меня ножом, чтобы я не убежала.

Меня снова накрыл пресс из боли. Это чувство было сродни тому, когда одновременно ломаются все кости в организме, когда тебе по одному отрезают пальцы или тому, когда тебе вырезают глаза. Я почувствовала такую же боль, только она была душевной, она не отражалась на моём физическом состоянии, я лишь чувствовала, как разрывается моё сердце, как душу травит предательства, пожалуй, самого дорого человека на земле…

Я даже не пыталась пошевелиться хоть кончиком пальца, на это не было сил, моя воля была сломлена, все мои чувства — от самых ужасных до самых прекрасных перемешались в один непонятный водоворот, ишь боль осталась нетронутой.

Вот и конец настал, хорошо, что времени в бессознательном состоянии просто не существует, это как провал памяти, ты не ощущаешь разницы в промежутках времени между потерей и возобновлении сознания.

Теперь мне уж точно настанет конец, теперь меня полностью не будет существовать, наконец, как и полагается, моё тело умрёт вместе с душой. Даже умереть я нормально не могла, ведь сначала умерла моя душа, мой разум, моя воля и все чувства, а ж затем тело, которое теперь бесполезно без всего этого.

Я смутно слышала какие-то звуки вокруг. Что-то гремело, но очень далеко. Наверное, мне показалось. Я не открывала глаза, да и зачем, мне ведь весь обзор застеклит пелена из неиссякаемых слёз.

- Всё готово? — послышался голос. Я не поняла смысла сказанного, я, кажется. Снова забыла язык. В моей памяти уж слишком, для убитой, всплыл один вечер, после него мы с Эваном были месте, вплоть до этого момента. Только, боюсь, на этот раз, после того же состояния счастье не наступит как тогда. Как и тогда, я всё слышала, но не могла никак понять смысла слов, я искала в памяти значения этих букв, слогов, слов, предложений, но память отказывалась выполнять моё поручение. Да уже и не к чему, я же видела свою смерть!

У меня не оставалось времени на достойный конец, я умру без сопротивления, я больше не могу нести это боль, раздавливающую каждую частицу моего сердца всё больше и больше с каждой самой маленькой частичкой времени. Пора покончить с этим.

Но, похоже, у моих убийц были другие планы на счёт моей смерти, я уж слишком долго, по крайней мере, мне так показалось, лежала на этом чёртовом столе. Минуты текли невыносимо медленно, а я всё надеялась, что именно сейчас Эван воткнёт в меня нож. Я, разумеется, почувствую боль, но она будет ничем по сравнению с тем, что происходит сейчас внутри меня.

Похоже, я сошла сума, так как я начала желать боли, которую причинит мне этот нож. Я перед смертью стала мазохистской. Но от этого утверждения, мне даже не стало смешно, я до такой степени окунулась в боль, что даже не могла распознать сарказма в своих же собственных словах. Я осталась без чувств, только одно существовало во мне — боль. Эта боль была даже ужаснее той, которую я испытала, потеряв родителей. Нет! Не просто сильней, а в много миллионов раз сильней! Тогда меня так не разрывало…

Я стала коротать время до смерти подбирая выражения. Подходящие для описания той боли, которая росла во мне с неимоверной быстротой, она увеличивалась со скоростью звука и света вместе взятых и сложенных!

Спустя несколько минут, я приравняла свою внутреннюю боль к той, которою чувствуешь, когда с тебя стягивают кожу и обливают обнажённые места горячим кипятком. Это, пожалуй, было самое подходящее из тех выражений, которые могли описать мою боль. Думаю, что это довольно больно…

Боль всё нарастала, теперь она, кажется, проявилась физически, мне резко сдавило рёбра. Ну, оказывается боль теперь ещё и материальна! Теперь, кажется, боль стала распределяться и по телу. Во время, так как мой внутренний мир уже ели-ели вмещал всю поверхность всех четырёх мировых океанов боли.

Рёбра сдавило сильней, но не по всей поверхности. Похоже, всё-таки это было физическое воздействие извне. Меня кто-то ещё крепче привязывал к столу. Мне было абсолютно всё равно, ведь я не могла чувствовать ни раздражения, ни гнева, ни злости.

Пока одна часть моего раздавленного сознания всё ещё мыслила и придумывала определения боли, другая наступала на неё, топя всю логику в страданиях. Спустя ещё некоторое время я начала понимать, что конец моему рассудку близок, я снова начала дрожать, истерика не за горами. Слёзы с новой волной стали подступать к глазам, мысли как будто бы раздало кислотой, они уже не возвращались, после того как волна боли-кислоты двигалась дальше.

В конце концов, спустя несколько минут я оказалось в полном плену боли. Я только рыдала и рыдала, ни о чём не думав. Боль в груди усилилась, голова раскалывалась, кости ломило. Моё тело хотело было содрогнуться, боясь в истерике. Но не вышло, я была очень крепко привязана к столу.

Моё состояние привлекло внимание.

- Она очнулась! — сказал знакомый голос, полный нетерпения. Конечно же это Куртис! Он жаждал моей смерти. Я услышала частые громкие шаги, кто-то подбежал ко мне.

- Отлично, — отчеканил холодный мёртвый голос. Боль сотрясла меня, и наружу вырвался всхлип, я узнала обладателя — Эван. Его имя произвело фурор, боль усилилась, она крутилась вокруг меня, таща за собой хоровод воспоминаний обо мне и Эване. Поцелуи, объятья, слова — всё это в один момент ударило по мне вместе с другими воспоминаниями: видение, слова Элизары, его безучастность…

Меня пронзила стрела, содержащая яд, яд предательства, того, кого я любила всем своим существом, без которого я с большим трудом жила, пусть даже разлука была на несколько минут…

Что ж, я заслужила, всё же не нужно было верить, он же предупреждал! Как же благородно с его стороны! Вероятно, часть некоего сочувствия всё-таки досталась ему от Энда.

Ах, Энд! Он единственный из их семьи желал мне добра, может, он и любил меня, а я так относилась к нему. Как же мне хотелось хотя бы попрощаться с ним, но не было возможности…

- Сын, — громко сказал Куртис, чтобы я расслышала, — Я горжусь тобой!

- Спасибо, отец, — проговорил безжизненный и равнодушный голос моего любимого, нет, он не принадлежал ему! Мой Эван и Эван "пожиратель" — это два абсолютно разных человека, я всё ещё верила в существование Эвана, моего любимого Эвана.

- Начинаем! Её сила в зените! — скомандовал Куртис, а затем тишина. Кажется, комната опустела, но в таком состоянии я могла просто не расслышать ничего вокруг.

Тишину пронзил голос "пожирателя", я больше не могла произносить его имя, я называла тем именем любимого, от которого. Кажется, и следа не осталось. Снова боль и снова я вздрогнула от рвущегося наружу крика.

- Скорее, скорее! — неожиданно вырвалось у меня яростное шипение. — Я больше не хочу жить! — снова заорала я чисто машинально. У меня больше не было сил жить, я уже была больна этой болью, как бы странно это не звучало. Она уже лилась через края вместе со слезами и вздрагиваниями.

При каждом моём резком движении, верёвки сдавливали мне грудную клетку и ребра, но мне хотелось кричать не от этой боли. Вдруг я осознала, что боль придала мне сил и вдруг я ощутила, что вновь могу частично чувствовать какие-то эмоции, но это была не любовь к нему или к кому-либо ещё, это была ненависть и ярость.

Фонтан злости и ярости начал бурлить, вместе с ним, казалось, бурлила и моя кровь. Я, кажется, ожила. Мой разум воскрес, его воскресило особое смешенье из боли, ярости и ненависти. Я почувствовала острую необходимость бороться за свою жизнь, но не ради кого-то, а ради себя. Как и говорил Энд: в бою нужно думать только о себе, никакого сочувствия! Я, пожалуй, первый раз послушала его.

Пока ярость воскрешала моё сознание, я поняла, что физически очень сильна. Я не слышала мыслей людей, но отчётливо знала, что просто мой щит усилился, я стала сильней. Вот он — зенит! Теперь я понимала, что это означает! Не зря "пожиратели" ждали именно этого момента, они точно знали, когда настанет зенит.

Мне от чего-то хотелось рассмеяться! Мне не было весело, я вдруг ощутила неведомую силу, переполняющую меня. Слёзы затихли, тело больше не вздрагивало от рыданий. Наверное, я сошла сума, но я начала смеяться, громко и с каким-то упреком в стону "пожирателей".

Я чувствовала, что сознание ещё не восстановлено, поэтому не открывала глаза, чтобы не видеть его. Он мог всё испортить, а точнее моё отношение к нему. Смех стих ,он, казалось, появился безвольно, само собой…

Мёртвый голос "пожирателя", примерно такой же мёртвый, как и голос в моих мыслях всего несколько минут назад, стал говорить громче и быстрее. Я не понимала языка. Похоже, через несколько мгновений всё закончиться, но сейчас мне не хотелось умирать, по крайней мере, вот так. Во мне вдруг проснулся боец, его пробудила боль и ярость, последняя из которых в последний момент одержала победу.

Я резко распахнула глаза и практически сразу же восстановила зрение. В помещении был полумрак. Мне вначале так показалось. На самом деле надо мной стоял "пожиратель", он что-то заклинал. Я осмотрелась, стараясь не поворачивать головой. Зал был пуст, по крайней мере, с этой точки обзора.

Мой взор снова пал на "пожирателя". Сердце остановилось от резкой боли. Ярость куда-то ушла. Я не могла отвести глаза от его пустого бледного лица, глаза были такими же, как и в ведении: грязно-серые глаза, застеленные какой-то пеленой, казалось, он слеп. Наверное, особенности обряда.

Он как будто бы смотрел сквозь меня. Я почувствовала, как сжимается сердце. Нет, я не могу просто так…нет, нет! Голова снова взрывалась! Я опять закрыла глаза, но моё прежнее самоуверенное и яростное состояние не вернулось, я ощущала лишь необходимость, необходимость кое-что сделать…

Я глубоко вздохнула, верёвки снова врезались мне в рёбра, на этот раз я издала маленький писк.

- Эван! — я сказала это с такой нежностью, понимание о которой сохранилось в моей памяти. — Эван! Ты слышишь меня? — я говорила негромко, голос осип. "Пожиратель" на долю секунды посмотрел на меня своими пустыми глазами, а затем снова продолжил что-то громко говорить.

Его безразличие причинило мне адскую боль, снова. Но оно и разбудило ярость, она постепенно нарастала, а я опять почувствовала себя окрепшей. Что ж, нужно бороться, нужно быть эгоисткой. Только тогда я спасусь, и пусть буду жить в боли и страданиях, я сама решу, когда умру, я сама творю свою судьбу!

Убрав все чувства, которые испытывала, я оставила только ненависть и ярость, плюс я искала средь людей, которых слышала, те же чувства. Людей находившихся в ярости было много, это меня укрепило.

На этот раз, открыв глаза, я сразу, не глядя на "пожирателя", сосредоточилась и верёвка под столом, которая сдавливала мои рёбра, стала рваться. Отлично, никто не заметил. Я стала быстро оглядываться, ключей от моих оков не было поблизости. Что ж, зенит силы как нельзя кстати.

Всё произошло в секунду. "Пожиратель" поднял нож, чтобы ударить меня, я напряглась и в одну долю секунды верёвка порвались, а оковы раскрылись. Когда мой убийца уже собирался опустить нож, я резко вырвала оружие из его рук, то отлетело, и с треском упала на каменный пол. Теперь будет сложнее.

Теперь всё зависело только от меня. Смогу ли я остановить его? Ведь…ведь я такая слабая. Но я старалась не думать о своей слабости, только я, только я.

Быстро отскочив от "пожирателя" на несколько шагов, я молниеносно осмотрелась — мы почему-то одни. Наверное, опять же, особенности обряда. Место для поля боя подходящее — большой зал, посередине которого лишь стол на котором я только что лежала.

Больше не было времени для сочувствия. Больше не было времени для слабости. Я сосредоточила всю ярость, которая только чувствовала за всю свою жизнь и направила её на "пожирателя".

Наша дуэль длилась совсем недолго. Во-первых, я только уворачивалась, не в силах напасть, а во-вторых, вскоре к нам прибыли "зрители", среди них были и те, которых я совсем не ожидала увидеть здесь.

Практически в одну долю секунды в зал из противоположных дверей ворвались такие же два противоположных клана. Я на долю секунды остолбенела ,когда в зал ворвались знакомые мне люди. Их лица я прекрасно помнила, особенно одно. Оно было впереди. Это был Брайан. Я бы, пожалуй, почувствовала удивление, если бы могла что-то почувствовать. На тот момент я лишь с помощью телекинеза отражала нападения "пожирателя", бросая в него чем попало, у меня не хватало ярости, чтобы нападать на него, я всё же слаба…

С другой стороны стояли "пожиратели", Куртис разъярённо смотрел то на меня, то на "собирателей".

- Чёрт! Кто бы мог подумать, что вы уже подобрали себе девчонку! — прорычал Куртис.

- Кто бы мог подумать, что ты окажешься настолько глупым, чтобы снова вернуться на это место! — спокойно, даже с долей смешка ответил Брайан. Вид у него был довольно спокойный.

- Энн! — прокричал мне голос, полный беспокойства. Это был Энд. Я всего на секунду отвлеклась, а Эван уже завалил меня на лопатки, я ели сдерживала нож, который практически касался моего горла.

По моим щекам закапали слёзы, я снова почувствовала боль, он держал нож у моего горла, стремясь меня убить, чтобы теперь я не досталась "собирателям".

- Как ты можешь!? — заорала я. Эван на секунду замешкался, казалось, я вновь увидела его настоящие синие глаза. Но тут же я уже была свободна, я обернулась и увидела, что братья дерутся всего в нескольких метрах от меня. И не только они, два мощных клана уже сражались. Я увидела Криса и Лили устроивших настоящее шоу из сражения. Им это, похоже, нравилось, я так же увидела и Мишу, она тоже помогала.

Для меня всё происходило в замедленном действии. Каждый участник битвы, за исключением братьев, двигался очень медленно, по крайней мере для меня. Я видела лишь Эвана и Энда. Боль в груди усилилась.

В меня то и дело попадали то льдинки, то пепел, то осколки камней. Всё начало застилать пылью, у меня заболели глаза, я быстро из протёрла и решила встать, но тут меня снова что-то прижало к земле. Это была нога Элизары, вид у неё был болезненный.

- Энн, если тебя не станет, это всё закончиться! — сказала она и начала атаковать. До этого я не знала, какими силами обладала девушка, оказывается, она, как и я могла передвигать предметы. Правда, только те, в которых содержался металл.

- Элизара! Ты же разумная! — пыталась вразумить я девушку. Она меня как будто бы не слышала, в меня то и дело летели металлические вещи. Я с большим трудом следила за их быстрым перемещением. Я по-настоящему вспылила.

- Получай! — заорала я. Метнув в девушку большой камень, она как раз в тот момент отвлеклась. Камень с большой скоростью врезался девушке в грудь и припечатал её к стене.

Ярость во мне не угасла. Я шла вдоль битвы и помогала, чем могла. Один раз мне удалось помочь Крису, он случайно попал под обстрел Лили, от которого увернулся один из "пожирателей". Я вовремя остановила огонь. Парень кивнул и мгновенно превратил в лёд пол под одним нападающим на меня "пожирателем". Я тоже кивнула в ответ и пошла дальше.

В основном все были заняты своими оппонентами. У каждого был соперник, которого он придерживался. Число "собирателей" и "пожирателей" приблизительно было равно.

Идя на пролом сквозь облако пыли я неожиданно врезалась во что-то вроде стены, но передо мной ничего не было. Я постучала кулаком по какому-то затвердевшему облаку пыли.

- Энн, уходи! — послышался приглушённый голос Брайана. Теперь понятно, он создал из энергии этот шар, чтобы Куртис не ушел. Я бы хотела помочь ему, но ни как не могла.

Я вернулась назад, к тому месту, где остались Эван и Энд. Моё сердце с каждым шагом всё больше разрывалось от того, что я приближалась к нему…Взволнованно, я стала искать бойцов глазами. Сердце бешено колотилось, дыхание сбилось, волнение стало притуплять ярость.

Энд! — прокричала я. Но в суматохе боя было не возможно ничего разобрать. Наконец я нашла тех, кого нужно и пришла в ужас, в ужас и ярость, дикую ярость.

Энд лежал около стола, над ним склонился… "пожиратель". Из бока Энда текла алая кровь, она растекалась по полу ярким пятном.

- Нет! — прошептала я не жалостью и болью, а с дикой неудержимой яростью, дрожью охватившей моё тело. Глубоко вздохнув и резко открыв и закрыв глаза я решила выключить все эмоции, стать машиной уничтожения.

Теперь я была бесчувственной, даже более чем "пожиратель"…

Я неслась не ведая ни страха. Ни боли, прямо на "пожирателя". Я резко выставила обе руки вперёд, "пожиратель" отлетел на пару метров и ударился головой о стену. Я быстро подошла к нему и стала бросать в него все камни, которые только могла поднять усилием воли. Я не могла остановиться, мной управляла ярость.

Камни летели и летели в него, но сильно не ранили, поскольку он всё ещё был в мантии, капюшон скрывал лицо. Я продолжала бросать, на этот раз в ход пошли все подручные предметы, осколки и битое стекло — всё шло в ход. Я больше не была беспристрастной, я не могла остановиться, я всё бросала и бросала всяческие предметы с неимоверной скоростью они врезались в "пожирателя"…

Спустя минуту ему удалось уйти из-под дождя из осколков. Он резко быстро перепрыгнул с места на место. С дикой яростью я направилась за ним. "Пожиратель" быстро схватил нож, который лежал окровавленный рядом с Эндом и несся на меня зигзагами. Знакомая ситуация. Для начала я выбила его рук нож, он всё нёсся. Я попыталась остановить его усилием воли, но он лишь слегка замедлил шаг, было трудно попасть в него камнями. Он двигался неравномерно и быстро. И я растерялась, моя неопытность дала о себе знать.

Помощь пришла ни откуда. Неожиданно "пожирателя" сбил с ног энергетический поток, направленный Мишей. Я кивнула хрупкой девушке, она ели-ели улыбнулась и испарилась.

"Пожиратель" лежал безсознания в пяти метрах от меня. Я решительно побежала к нему, на ходу отражая жалкие попытки меня остановить. Я быстро и решительно направила кинжал себе в руку и быстро оказалась рядом с предателем. Я пыталась заглушить боль, ненависть теперь моё чувство.

Я повернула голову Эвана и приставила нож к его горлу с помощью усилия воли. Я сняла с него капюшон и пожалела об этом. Сейчас он был простым Эваном, тем, которого я любила, он был тем, за кого я вышла замуж.

Неподалеку что-то сильно бахнуло, звук был похож на гром. Я старалась не отвлекаться. "Пожиратель" открыл глаза, глаза Эвана…Я затаила дыхание, нож дрогнул. Я на секунду закрыла глаза, а затем резко открыла.

Эван был беззащитен, на его лице было множество ссадин, всё же капюшон не защитил его. Я вдруг почувствовала непреодолимое желание прикоснуться к нему, но боль от его предательства снова и снова пронзала сердце горькими воспоминаниями. Я не выдержала, по щекам стали капать слёзы…

Эван смотрел на меня с непонятным взглядом, я искала в нём прежние черты, ту пустоту, ту мертвенность и равнодушие. Следов не было, как будто бы передо мной находился тот Эван, которого я полюбила.

Нож снова дрогнул. Я снова закрыла и открыла глаза, стало легче. Эван смотрел на меня не отрываясь.

- Ты была сегодня такая красивая, — он протянул руку к моему лицу и сразу же отдёрнул. Его лицемерие больно ударило. Нож снова дрогнул.

- За что? — только и выдавила я, — за что? — всё, что я могла произнести. Эван смотрел на меня блестящими глазами, они блестели от слёз.

Тут я не выдержала. Слёзы хлынули бесконечным потоком, а я постоянно повторяла "за что", стуча кулаками по твёрдой груди возлюбленного.

- Энн, убей меня! — произнёс он. Я посмотрела в его глаза — из них капали кристально-чистые слезинки. — ну же, убей меня! — прокричал он.

Я не выдержала, кинжал со звоном ударился о каменный пол. На мгновение я прикоснулась ладонью к его лицу, всёго лишь на мгновенье. Боль охватила меня, он меня предал, и это навсегда останется неизлечимым шрамом в моей груди. Рана раскрыта ,и она больше никогда не закроется.

Быстро сорвавшись с места, я побежала прочь, ничего не замечая вокруг. Весь окружающий мир стал для меня одним размытом пятном.

Сердце бешено колотилось, я неслась прочь, не желая больше его видеть. Все мои мечты и надежды испарились в один короткий миг предательства, совершенного самым дорогим мне человеком на земле.

- Энн! — прокричал он, я слышала его шаги. Его голос пронизывал меня болью насквозь, я остановилась, чтобы в последний раз заглянуть ему в глаза.

Сердце разорвалось на мельчайшие осколки, когда я обернулась. Клинок, тот самый клинок который я оставила рядом с Эваном уже был возле меня.

Тысячи ,даже миллионы мыслей успели пронестись в моей голове, до того, как клинок метко угодил мне в солнечное сплетение.

Я видела, как нож летел со стороны Эвана, у которого были те глаза, которым я верила. Но они принадлежали монстру, которого я полюбила, внешне прекрасен, внутри урод…

От осознания того, что именно он даст мне сейчас погибнуть, моё сердце раскололось, теперь оно больше не соберется, его просто будет некому собирать, ведь через секунду меня не станет.

Я подумала об Алисии, о том, как же ей будет плохо. Я надеялась, что всё подстроят так, будто бы я действительно попала в аварию.

Я подумала о родителях, к которым я, как надеялась. Отправлюсь. Теперь мы всегда будем вместе.

Я надеялась, что там, где я окажусь, боль уйдёт. Хотя на тот момент мне казалось это невозможным…

- Прощай, — сказала я миру и улыбнулась, боли больше не будет, всего один короткий миг.

Последним, что я увидела, было лицо Эвана, я не смогла разглядеть его выражение.

Нож с огромной силой поразил меня. Мне показалось, что в меня въехал грузовик и расшиб мои органы вдребезги. Спина ударилась обо что-то каменное. Кровь переставала бурлить в моих жилах, она вытекала на холодный пол…

Темнота стала поглощать меня, звуки стали отдаляться. Я не двигалась, чтобы не причинять себе лишней боли. Её и так было достаточно, даже слишком, для моей короткой жизни в этом мире, в котором останутся такие как он — убийцы и предатели, которых будут любить такие как я — наивные и глупые…

Эпилог

На этом моя история закончилась, по крайней мере, эта история. В моей жизни было всё: любовь, боль, страдания и счастье. И пусть я больше не существую в этом мире как Энн Сотнер, я всегда буду рядом с теми, кто любил меня и кто погубил меня. Я буду рядом, в разных обличиях и образах. От вызывающих желание, до наводящих ужас. Я вернусь, чтобы любить, я вернусь, чтобы мстить…

Дневники Энн" — написала я в дневнике и вышла из своей комнаты.

Мне было непривычно идти в новом обличии, но со временем я привыкну, со временем я стану той, кем нужно, я буду красивой, чтобы обольщать врагов, я буду милой, чтобы дурачить их, и я буду сильной, чтобы убивать их…

Холодный дождь коснулся моей кожи, я села в машину и водитель повёз меня в школу, на встречу всем тех, кого мне не хватало долгие три месяца.

От автора

Книга дописана 2 сентября 2009 года.

Знаю, спасибо говорить ещё рано, но вдруг случиться чудо и я её издам. J

Большое спасибо моим вдохновителям — Клайву Льюису и Стефани Майер. Творчество Клайва бессмертно, как и твои вампиры, Стефани. Большое тебе спасибо за то, что создала такую замечательную Сагу как Сумерки. Ничего более прекрасного я в жизни не читала.

Спасибо так же композиторы фильма "Сумерки", чьи композиции слушала при работе над концовкой книги.

Спасибо моей первой любви, безответной, имя я называть всё равно не желаю, несмотря на то, что он никогда не прочтёт эту книгу. Спасибо тебе мой бывший возлюбленный за всю горечь, страдания и боль, что ты мне причинил, без этого я бы не смогла написать это.

Хочу сказать большое спасибо всем друзьям, родителям и всем моим знакомым. Спасибо за то, что практически не смеялись, когда я вам сообщила о том, что пишу книгу.

Читайте и помните, настоящая любовь перетерпит всё…


Содержание:
 0  Дневники Энн : Кира Фэй  1  Глава первая Первый день школы : Кира Фэй
 2  Глава вторая Эван : Кира Фэй  3  Глава третья Авария : Кира Фэй
 4  Глава четвёртая Выздоровление : Кира Фэй  5  Глава пятая Дар : Кира Фэй
 6  Глава шестая В кафе : Кира Фэй  7  Глава седьмая Свидание : Кира Фэй
 8  Глава восьмая Откровения : Кира Фэй  9  Глава девятая Вместе : Кира Фэй
 10  Глава десятая Годовщины : Кира Фэй  11  Глава одиннадцатая Правда : Кира Фэй
 12  Глава двенадцатая Новый уровень : Кира Фэй  13  Глава тринадцатая С днём рождения! : Кира Фэй
 14  Глава четырнадцатая Тайное место : Кира Фэй  15  Глава пятнадцатая Уточнения : Кира Фэй
 16  Глава шестнадцатая Для справки : Кира Фэй  17  Глава семнадцатая "Собиратели" : Кира Фэй
 18  Глава восемнадцатая Двойная жизнь : Кира Фэй  19  Глава девятнадцатая Венчание : Кира Фэй
 20  вы читаете: Глава двадцатая Борьба : Кира Фэй    



 




sitemap