Фантастика : Ужасы : 33 : Лорел Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47

вы читаете книгу




33

Эдуард выбил плечом дверь в отделение травматологии, мы влетели внутрь, но никто не обратил на меня внимания. Белая стена врачей и сестер, кто-то из них даже в обычной одежде, но столпились они все возле одной каталки. Голоса их звучали с тем отчаянным спокойствием, которое никому не хотелось бы услышать, когда смотришь в спины врачей.

Сквозь шок пробился укол страха — Питер! Это Питер. Адреналин хлынул в живот как удар.

Эдуард повернулся, мне лучше стала видна приемная. Это был не Питер. Он лежал на другой каталке, неподалеку от той, где сосредоточился всеобщий интерес. Блин, кто же там? Других людей на нашей стороне не было.

Рядом с Питером был только Натэниел, держал мальчишку за свободную руку — в другой торчала капельница. Натэниел посмотрел на меня, на его лице отразился страх — достаточно явно, чтобы Питер попытался повернуться и увидеть, кто там входит в двери.

Натэниел коснулся его груди, придержал, не давая встать.

— Это Анита и твой… и Эдуард.

Наверное, он хотел сказать «твой папа».

— У тебя так лицо перекосилось… что там с ними? — расслышала я голос Питера, когда мы подошли.

— Да вроде ничего у меня с лицом, — попытался обратить вопрос в шутку Натэниел, но доносящиеся с другой стороны приемной звуки к юмору не располагали. Мне за белыми халатами не видно было, с кем они там возятся.

— Кто это? — спросила я.

— Циско, — ответил Натэниел.

Циско. Он же не был так тяжело ранен. У меня на глазах оборотни такие раны на горле залечивали. Может быть, Соледад была не одна, и его ранил еще кто-то из врагов?

— Насколько он сильно ранен? — спросила я.

Питер попытался сесть, и Натэниел удержал его, положив ладонь на грудь. Какое-то время пришлось его придерживать.

— Анита, — сказал Питер.

Эдуард положил меня на ближайшую пустую каталку, и это движение вызвало не столько даже боль, сколько предупреждение о боли. Как будто что-то сместилось такое, что я не должна была бы чувствовать. Минутная тошнота — это я слишком интенсивно задумалась. То есть я надеялась, что дело в этом. Эдуард передвинул меня так, чтобы Питеру было видно. При этом и мне он тоже стал виден. Куртки и рубашки на нем не было, на животе — выпирающие повязки, прилепленные пластырем, и еще на левом плече и верхней части руки. Оружие, куртка и обрывки окровавленной рубашки лежали на полу под каталкой. Следующая я.

— Что с Циско? — спросила я.

— Вы оба ранены, — сказал Питер.

— Я цел, — ответил Эдуард. — Это не моя кровь.

Питер повернулся ко мне — слишком широко раскрытые глаза и болезненно-бледное лицо.

— У него горло вырвано.

— Я помню, но он должен такие раны заживлять.

— Мы не все хорошо умеем исцеляться, Анита, — сказал Натэниел.

Я посмотрела на него. То, что я не сделала этого раньше, только свидетельствует, насколько я серьезно ранена. Он был одет в спортивные шорты, оставлявшие очень мало простора воображению. Волосы собраны в тугую косу. Я смотрела ему в глаза, я любила его, но впервые мое тело не отреагировало на его вид.

Эдуард подошел к Питеру, Натэниел ко мне — обмен эмоциональными заложниками. Натэниел взял меня за руку и поцеловал целомудренным поцелуем, которым мы друг друга при встрече приветствуем. Лавандовые глаза смотрели с тревогой, которую он скрывал — или пытался скрыть — от Питера. Натэниел наклонился ко мне, я слышала, как он вдохнул воздух.

— Перфораций нет, — шепнул он.

Пока он этого не сказал, я о такой возможности не думала. Мне же могли пропороть кишки или там желудок. А так — это еще не самое худшее. Не смертельный удар, по крайней мере сразу, если из меня ничего не вываливается. Выпирает, да, но не вываливается. Есть разница.

— А Питер…

— У него тоже нет. Вам повезло обоим.

Я знала, что он прав, но… голоса на той стороне приемной вдруг резко повысились. Когда врачи начинают паниковать, — значит, дело чертовски плохо. Циско.

От толпы белых халатов отделилась женщина — Черри — и направилась ко мне. Белый халат был накинут на ее обычный готский прикид. Густо подведенные глаза потекли черными слезами. Проходя мимо Питера, она тронула его за плечо и сказала:

— Дай снотворному подействовать, Питер. Ты ему не поможешь, сопротивляясь.

— Она меня хотела ударить, — сказал он. — А он закрыл меня собой. Он меня спас.

Черри потрепала его по плечу, почти машинально проверила капельницу, но колесико на ней подрегулировала. Закапало чуть быстрее. Черри снова потрепала Питера по плечу, обошла каталку, чтобы переглянуться с Натэниелом надо мной — или посматривать, что там с Циско. Народу там столпилось много, создавалось даже впечатление, что они друг другу мешают.

— Там я ничего сделать не могу, — сказала она почти про себя, будто себя уговаривая.

Перед тем, как смотреть мне живот, она надела чистые перчатки. На рукаве ее халата была кровь — похоже, Черри ее заметила одновременно со мной. Она просто сняла халат и бросила его в корзину для стирки. Бросила чистые перчатки, взяла другую пару перчаток и вернулась ко мне. Глядела она не на меня, а на рану. Лицо сосредоточилось, она делала свою работу, и потому не разваливалась на части. Я знаю это выражение лица — у меня у самой такое бывает.

Я попыталась чем-нибудь заняться, пока она осматривает раны, чем-нибудь чтобы не видеть снова собственные внутренности. Но это как крушение поезда — отвернуться не получается.

— Что там? — спросила я.

— Кишка, — сказала она без эмоций.

Чей-то голос крикнул:

— Разойдись!

Толпа вокруг Циско раздалась, и я увидела Лилиан, устанавливающую ему на грудь дефибриллятор. Сердце запускать будут. Хреново.

Мика стоял среди врачей. Он повернулся и посмотрел на меня — рот и подбородок у него были в крови. Натэниел, будто прочитав мои мысли, сказал:

— Он пытался воззвать к плоти и помочь Циско залечить рану.

Мика умел ускорять заживление раны лизанием — однажды он мне так помог.

Он вытер кровь с лица и посмотрел через всю приемную на меня. Взгляд был измученным и усталым.

Лилиан пустила разряд через Циско три раза, четвертый, но пронзительный сигнал тревоги не смолкал. Плоская кардиограмма. Я не слышала, как открылась дверь, но вошел Ричард, так тяжело опираясь на Джемиля, одного из своих телохранителей, что его почти несли. Джемиль поставил его возле каталки, и они закрыли от меня, что происходит.

Черри натирала мне вену, держа в другой руке иглу от капельницы. Я отвернулась. Сила Ричарда обдала кожу будто жаром. Натэниел задрожал — через руку передалось. Я посмотрела — он весь покрылся гусиной кожей.

— Чувствуешь? — спросила я.

— Все мы чувствуем, — ответила Черри, и игла вошла мне в руку. Я стиснула руку Натэниела, все так же глядя в широкую спину Ричарда.

Мика подошел и встал около моей каталки в изголовье. Кровь с лица он почти стер, но в глазах читалось поражение. Будь у меня лишняя рука, я бы ему ее протянула. Он приложился щекой к моей макушке — лучшее, что мы могли сейчас сделать.

Джемиль шагнул прочь от Ричарда, тот остался полулежать поперек каталки. А тело самого Джемиля взорвалось: только что он стоял перед нами, высокий, красивый и темнокожий — и вдруг превратился в черношкурого вервольфа, который меня однажды спас. Лилиан рухнула на пол, извиваясь и дергаясь, вдруг покрываясь серым мехом. Ставшее крысиным лицо она обернула вверх к каталке. Прочие сестры и доктора отошли подальше. Ричард пытался вызвать зверя в Циско, пытался помочь ему исцелиться, форсируя превращение. Но тревога продолжала завывать, сообщая, что сердце Циско не бьется.

Ричард вцепился одной рукой в каталку, другой в Циско. Сила его разошлась по всему помещению, будто кто-то забыл закрыть невидимый кран с горячей водой и она заливала комнату. Мика встал, приложил мне к голове ладонь. Я почувствовала, как ожила рывком его сила, как он выбросил ее вокруг нас четверых щитом, закрывая нас от силы Ричарда. В обычной ситуации Мика мог бы защитить леопардов, но мои связи с Ричардом слишком сильны.

Однако сегодня получилось. Сегодня Мика держал меня в спокойствии своей силы, вместе с Натэниелом и Черри.

Ричард закричал — долгим, громким, мучительным криком. Рухнул на колени, все еще цепляясь за руку Циско, и рука эта болталась безжизненная, мертвая. У Ричарда прошла по спине рябь, будто какой-то великан рукой толкал его изнутри. Он запрокинул голову и снова завопил, но не успело еще затихнуть эхо, как вопль перешел в завывание. Изнутри тела Ричарда полез мех — как будто человеческая плоть была льдом, и он тает, открывая мех и мышцы. Человеческий облик перетекал в волка размером с пони. Никогда я еще не видела его полностью в виде волка — всегда половина на половину. Волк закинул голову к потолку и завыл, долго и печально. Голова размером с половину моего туловища обернулась ко мне, и глаза у нее были волчьи, янтарные и чужие, но взгляд был взглядом человека. Слишком сильное было понимание потери, лежащей сейчас на каталке.

Кто-то из белых халатов стал отключать аппараты. Смолк сигнал тревоги, и стало тихо, как в склепе, только у меня еще в правом ухе звенело.

Потом задвигались все. Врачи и сестры стали отсоединять шланги от тела Циско. Он лежал на спине, с закрытыми глазами. Раньше через рану на горле виден был позвоночник, теперь кость была закрыта. Рана начала было заживать, но недостаточно быстро.

Джемиль встал на волосатые ноги, положил на спину волку полуруку-полулапу и голосом, похожим на рычание, сказал:

— Пойдем есть.

Кто-то из врачей помог встать Лилиан. Она была ошарашена сильнее Джемиля — наверное, никто не вызывал ее зверя из ее же человечьего облика. А Джемиль не раз попадался Ричарду под горячую руку.

— Пойдем с нами, Лилиан, — сказал он, не очень четко произнося волчьей мордой звук «л».

Она кивнула и приняла предложенную руку. Брюнет, который отключил сигнал тревоги, сказал:

— Остальными пациентами мы займемся, Лилиан.

Они втроем вышли, оставив всех прочих прибирать.

— Отчего он умер? — спросила я.

— Кровь уходила быстрее, чем восстанавливалось тело, — ответила мне Черри.

— Я видала, как вы от худшего оправлялись.

— Слишком много вожаков ты видела, Анита, — сказала Черри. — Не все мы исцеляемся так, как Мика и Ричард.

Она поставила флакон на штатив капельницы и тронула колесико, чтобы начать вливание.

— Погоди. Это штука меня отключит? — спросила я.

— Да.

— Тогда я сперва должна позвонить.

— Так тебе сейчас не очень больно? — спросила она, но так, будто знала ответ.

— Пока нет. Ноет, но это еще не настоящая боль.

— Будет болеть. И тогда ты захочешь болеутоляющего.

Я кивнула, проглотила слюну, кивнула снова.

— Я знаю, но хозяева Соледад все еще где-то там есть. Их нужно убить.

— Сегодня ты вампиров убивать не будешь.

— Я — нет. А Тед Форрестер вполне может.

Услышав имя своего alter ego, Эдуард посмотрел на меня. Его рука лежала на волосах у Питера, будто тот был куда моложе и Эдуард сейчас зашел подоткнуть ему одеяло на ночь.

— Надо будет тебе взять мои ордера.

Он кивнул. И глаза у него не были холодны — их заполняла ярость. Не привыкла я видеть у Эдуарда такую горячность: он создание хладнокровное, но огонь в его глазах мог прожечь во мне дыру.

— Как Питер? — спросил он у Черри.

— Он в отключке, сейчас его зашьем. Будет нормально.

Эдуард посмотрел на меня:

— Я убью за тебя этих вампиров.

— Мы их за тебя убьем, — сказал Олаф от двери.

Очевидно, последние реплики он слышал. А я не слышала, как он подошел — нехорошо. Нехорошо, что я Олафа не слышала, и нехорошо, потому что это мог быть кто-нибудь другой. Я доверяла Эдуарду и знала, что он не подведет, но обычно не бывала я так беспомощна. Надо признать, не мой день выдался.

Тупая боль в животе стала разнообразиться подергиваниями и уколами — как намек и обещание, какова будет боль через несколько минут. Я посмотрела вниз, на себя — не смогла удержаться. Черри загородила мне взгляд рукой, повернула мое лицо к себе.

— Не смотри. Спи. Доктора пусть смотрят. Проснешься — тебе будет лучше.

Она улыбнулась мне, и улыбнулась ласково, но глаза ее были испуганными. Когда это появился у Черри такой взгляд?

Кто-то нашел сотовый телефон, я набрала номер Зебровски, напрямую. Звонить надо было в Региональную Группу Расследования Противоестественных Событий, РГРПС, и начинать надо было с лейтенанта Рудольфа Сторра, но не было у меня сейчас сил спорить с Дольфом, кто монстр, а кто не монстр.

— Зебровски, — ответил Зебровски по своему обычаю.

— Это Анита, — сказала я.

— Блейк, чего это голос у тебя так дрожит?

В его голосе слышалась едва заметная смешинка, начало обычного поддразнивания. Сегодня у меня не было на это времени.

— Да сейчас меня зашивать будут.

— Что случилось?

Веселой нотки как не бывало.

Я изложила ему самую краткую версию событий, многое оставив за кадром. Но все самое главное я ему рассказала: два вампира (может быть, со слугами), замаскировавшиеся под двух законопослушных вампиров с целью заставить нас этих двух законопослушных вампиров убить.

— Очевидно, они думали, что я уже близко, потому что послали одного из своих зверей меня убивать.

— Ты сильно ранена?

— Сегодня на вампиров охотиться не буду.

— Что нужно от меня?

— Поставить копов вокруг отеля. Гарантировать, что эти двое оттуда не выберутся.

— А не должны они сейчас спать как мертвые — извини за каламбур?

— Должны, но я видела, на что была способна их слуга, и ничьей жизнью за это ручаться не буду. Вызови Мобильный Резерв: в случае чего понадобится огневая поддержка.

Ко мне подошел доктор Крис. Был он чуть короче шести футов, но казался выше из-за невероятной худобы — из тех мужчин, которые будто не могут мышечную массу нарастить. Будь он девушкой, я бы назвала его ивой.

— Анита, кончай разговаривать. Мне нужно осмотреть ранения.

— Одну секунду, — сказала я.

— Что? — переспросил Зебровски.

— Здесь доктор, ждет, пока я кончу разговор.

— Скажи, кто будет работать по твоим ордерам, и слушайся доктора. Чтобы к барбекю у меня дома была уже здорова. Я ведь жену наконец уговорил, чтобы ты привела обоих бойфрендов, что с тобой живут. Не хочется, чтобы уговоры зря пропали.

Я чуть было не рассмеялась, но подумала, что это будет больно. Подавила смех, но это тоже было больно.

— Приложу все усилия.

— Кончай разговор, Анита, — снова напомнил доктор Крис.

— Ордера возьмет Тед Форрестер.

— Мы не знали, что он в городе.

— Вот только появился.

— Забавно: как только он появляется, тут же все летит к чертовой матери кувырком.

— Я его зову только тогда, когда уже черти кашу заварили, Зебровски. Ты просто путаешь причину и следствие.

— Как же, как же.

— Он федеральный маршал, как и я.

Чужая рука вынула у меня из руки телефон. Доктор Крис — ликантроп, но все-таки… все-таки я должна была успеть среагировать.

— Я врач Аниты, ей пора на операцию. Даю вам другого маршала, играйте мирно. Миз Блейк отключится на двое суток. — Он помолчал, потом сказал: — Нет, все будет хорошо. Да, гарантирую. Теперь извините, я займусь моей пациенткой.

Он передал телефон Эдуарду. Тот заговорил форрестестеровским тоном рубахи-парня.

— Сержант Зебровски, добрый день. Тед Форрестер.

Доктор Крис махнул ему рукой, чтобы отошел и я не слышала. Сам он повернул колесико на капельнице и сказал:

— Миз Блейк, сейчас вы заснете. Поверьте мне, так вам легче будет пройти осмотр.

— Но…

— Не спорьте, миз Блейк. Вы ранены, дайте уж другим сегодня поохотиться на вампиров.

Я попыталась что-то сказать, но не додумала мысль до конца. Вот только что я смотрела на доктора Криса, и вдруг — ничего. Мир погас.


Содержание:
 0  Арлекин The Harlequin : Лорел Гамильтон  1  2 : Лорел Гамильтон
 2  3 : Лорел Гамильтон  3  4 : Лорел Гамильтон
 4  5 : Лорел Гамильтон  5  6 : Лорел Гамильтон
 6  7 : Лорел Гамильтон  7  8 : Лорел Гамильтон
 8  9 : Лорел Гамильтон  9  10 : Лорел Гамильтон
 10  11 : Лорел Гамильтон  11  12 : Лорел Гамильтон
 12  13 : Лорел Гамильтон  13  14 : Лорел Гамильтон
 14  15 : Лорел Гамильтон  15  16 : Лорел Гамильтон
 16  17 : Лорел Гамильтон  17  18 : Лорел Гамильтон
 18  19 : Лорел Гамильтон  19  20 : Лорел Гамильтон
 20  21 : Лорел Гамильтон  21  22 : Лорел Гамильтон
 22  23 : Лорел Гамильтон  23  24 : Лорел Гамильтон
 24  25 : Лорел Гамильтон  25  26 : Лорел Гамильтон
 26  27 : Лорел Гамильтон  27  28 : Лорел Гамильтон
 28  29 : Лорел Гамильтон  29  30 : Лорел Гамильтон
 30  31 : Лорел Гамильтон  31  32 : Лорел Гамильтон
 32  вы читаете: 33 : Лорел Гамильтон  33  34 : Лорел Гамильтон
 34  35 : Лорел Гамильтон  35  36 : Лорел Гамильтон
 36  37 : Лорел Гамильтон  37  38 : Лорел Гамильтон
 38  39 : Лорел Гамильтон  39  40 : Лорел Гамильтон
 40  41 : Лорел Гамильтон  41  42 : Лорел Гамильтон
 42  43 : Лорел Гамильтон  43  44 : Лорел Гамильтон
 44  45 : Лорел Гамильтон  45  46 : Лорел Гамильтон
 46  47 : Лорел Гамильтон  47  Использовалась литература : Арлекин The Harlequin



 




sitemap