Фантастика : Ужасы : 25 : Лорел Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




25


Меж темнеющих деревьев мы следовали за Марианной и ее телохранителем, Роландом. Этой чертовой одеждой я цеплялась за каждую ветку или поваленный ствол. Марианна плыла сквозь лес так, словно деревья сами расступались перед ней и ее платьем. Роланд шагал рядом с ней, скользя по лесу, как река по привычному руслу. Джамиль, Натаниель и Зейн двигались просто грациозно. Зато у остальных были проблемы.

Моим оправданием был тот факт, что я человек. Не знаю, что было оправданием для Джейсона и Шерри. Я попыталась пройти по бревну и оступилась. Упала на живот, оцарапав руки о шершавую кору. Оседлала бревно, словно лошадь, и была не в состоянии перекинуть ногу через него. Шерри споткнулась обо что-то, скрытое в палой листве и упала на колени. На моих глазах она поднялась и снова споткнулась о ту же проклятую штуку. На сей раз она так и осталась на коленях, склонив голову.

Джейсон влетел в сплетение корней того дерева, на котором я сидела. Упал вниз лицом и выругался. Когда он поднялся, на груди у него была ссадина, достаточно глубокая, чтобы выступила черная в лунном свете кровь. Это заставило меня вспомнить то, что сделала с ним Райна. Она изорвала его грудь в лохмотья, но шрамов от этого не осталось.

Я закрыла глаза и склонилась к стволу, оперлась на него локтями. Руки болели. Я медленно приподнялась и посмотрела на них. Ранки медленно наполнялись кровью. Замечательно.

Джейсон прислонился к концу бревна – достаточно далеко, чтобы мы не могли задеть друг друга. Думаю, мы оба этого боялись. Не хотели повторения.

– Что с нами происходит? – спросил Джейсон.

Я покачала головой.

– Не знаю.

Марианна неожиданно оказалась рядом. Я не слышала, как она подошла. Я что, отключилась на время? Неужели со мной было так плохо?

– Ты прогнала мунин прежде, чем он был готов отпустить тебя.

– И? – спросила я.

– И это отнимает силы.

– Прекрасно, это объясняет, почему я то и дело спотыкаюсь. А как насчет них? Они-то почему чувствуют себя дерьмово?

Она слегка улыбнулась.

– Не ты одна боролась с мунином, Анита. Ты его вызвала, и если бы ты не пожелала сопротивляться ему, двое других были бы беспомощны перед ним, однако и они с ним сражались. Вот и расплата.

– Звучит так, словно ты знаешь, о чем говоришь, – сказала я.

– Я умею вызывать мунин. Эти хаотические вспышки происходят, когда мунин охотится за тобой, но ты не хочешь его принять.

– Откуда ты знаешь, что они были хаотическими?

– Я уловила одно или два из твоих видений. Задело слегка, – сказала она.

– Почему ты нормально себя чувствуешь? – спросила я.

– Я не сопротивлялась. Если просто позволить мунину оседлать тебя, это пройдет гораздо быстрее и относительно безболезненно.

– Звучит как старый совет закрыть глаза, расслабиться и получать удовольствие, – я наполовину смеялась над ней.

Она склонила голову набок, длинные волосы скользнули по ее плечам, словно бледный призрак.

– Единение с мунином может быть приятным или неприятным, но этот охотится за тобой, Анита. В большинстве случаев мунин, который стремится создать связь с членом стаи, делает это из-за любви или общего горя.

Я посмотрела на нее.

– У этого мотив – не любовь.

– Нет, – сказала она, – я почувствовала и силу ее личности, и ее ненависть к тебе. Она преследует тебя из злобы.

Я покачала головой.

– Не только. То малое, что осталось от нее, наслаждается игрой. Она развлекается, вселяясь в меня.

Марианна кивнула.

– Да. Но если ты примешь ее вместо того, чтобы бороться, ты сможешь выбирать воспоминания. Они ослабеют, к тому же ты будешь контролировать переживания и их силу. Если ты по-настоящему позволишь ей вселиться, как ты выражаешься, видения будут меньше похожи на фильм и больше… на надевание перчатки.

– За исключением того, что перчатка – я, и ее личность подавит мою. Нет, благодарю.

– Если ты продолжишь сражаться с этим мунином, будет только хуже. Если ты прекратишь борьбу и примешь ее хотя бы частично, мунин потеряет часть своей силы. Некоторых из них питает любовь. Этот питается страхом и ненавистью. Это бывшая лупа? Та, которую ты убила?

– Ага.

Марианна вздрогнула.

– Я никогда не встречалась с Райной, но даже легкое ее прикосновение заставляет меня радоваться тому, что она мертва. Она была злом.

– Она не считала себя такой. Она считала себя скорее нейтральной, чем злой, – я говорила так, будто знала это, и я знала. Знала, потому что не однажды надевала ее сущность как одежду.

– Мало кто рассматривает свои поступки как истинное зло, – сказала Марианна. – Их жертвам решать, что есть зло, а что – нет.

Джейсон поднял руку.

– Зло.

Шерри отозвалась эхом.

– Зло.

Натаниель, Зейн и даже Джамиль подняли руки.

Я тоже подняла и сказала:

– Единогласно.

Марианна рассмеялась и вновь это прозвучало по-домашнему, более подходяще для кухни или спальни. То, как ей удавалось быть одновременно благопристойной и намекающей на что-то неприличное, ставило меня в тупик. Впрочем, многое в Марианне ставило меня в тупик.

– Мы опоздаем, – сказал Роланд. Голос у него был глубже, чем я предполагала, низкий и осторожный, почти что старый для его тела. Он казался вполне мирным, но я смотрела на него не только глазами. Этого не было видно, но ощущалось. Он был средоточением неспокойной энергии. Она танцевала на его коже, дышала в темноте незримым облаком, горячая, почти осязаемая, как пар.

– Я знаю, Роланд, – сказала она. – Знаю.

– Мы можем их понести, – сказал Джамиль.

Сила прокатилась волной между деревьями. Она сжала мое сердце, словно невидимая рука.

– Нам надо идти, – сказал Роланд.

– В чем твоя проблема? – спросила я.

Роланд посмотрел на меня глазами, бывшими сплошной темнотой.

– В тебе, – сказал он негромко, и это прозвучало как угроза.

Джамиль встал между нами так, что я почти не видела Роланда, и он меня, пожалуй, тоже.

– Дети, не ссорьтесь, – приказала Марианна.

– Мы пропустим всю церемонию, если они не поторопятся, – сказал Роланд.

– Будь ты настоящей лупой, – обратилась ко мне Марианна, – ты могла бы брать силу у своих волков и возвращать ее сторицей, как батарейка с подзарядкой.

Звучало так, словно ей уже приходилось кому-то читать лекцию на эту тему. Полагаю, каждой стае нужен учитель. Наша стая в нем нуждается в высшей степени. Я начинала осознавать, что мы были как дети, воспитанные нерадивыми родителями. Мы выросли, но до сих пор не знали, как себя вести.

– Ты достаточно медиум, чтобы сделать это, не будучи лукои, – сказала Марианна.

– Не сказал бы, что быть некромантом и быть медиумом – одно и то же, – сказал Джамиль.

Марианна пожала плечами.

– Это гораздо более похожие вещи, чем большинство людей желает признавать. Многие религии спокойно относятся к психическим способностям, но не к магии. Можешь называть это как тебе угодно, но либо это, либо мы позовем еще волков и потащим вас на себе, перекинув через плечо.

Беда в том, что я знала только два способа вызвать силу: ритуал и секс. Несколько месяцев назад я поняла, что секс может заменить для меня ритуал. Не всегда, и тот, кого это затрагивало, должен быть привлекательным для меня, но иногда – вполне. И мне отнюдь не хотелось посвящать посторонних в то, что эта сексуальная энергия была для меня одним из способов творить магию. Даже несмотря на то, что собственно сексуального акта не было, зрелище было мало приличным. Вдобавок делать что-нибудь сексуальное было все равно, что расстелить красную ковровую дорожку для мунина Райны.

Как я могла объяснить все это Марианне, не выглядя при этом шлюхой? Я не могла придумать подходящего способа, так что не стоило и пытаться.

– Идите без нас, Марианна. Мы туда сами доберемся. В любом случае, спасибо.

Она топнула ногой под своим струящимся платьем.

– Почему ты так не хочешь попробовать, Анита?

Я покачала головой.

– Мы можем обсудить магическую метафизику и завтра. А сейчас почему бы тебе ни взять своего волка и в путь? Мы туда доберемся, медленно, но верно.

– Идем, – сказал Роланд.

Марианна посмотрела на него, затем снова на меня.

– Мне было приказано выяснить, опасна ли ты для нас. Ты не опасна, но мне не по душе бросать тебя вот так. Трое из вас ослабли.

– Справимся, – упрямо сказала я.

Она вновь склонила голову набок, и волосы скрыли ее лицо белой вуалью.

– Ты собираешься вызвать какую-то магию и не хочешь, чтобы я видела?

– Возможно, – уклончиво ответила я.

На самом деле – нет. Я бы ни за что добровольно не прикоснулась бы снова этой ночью к Джейсону или Шерри. Но если Марианна будет думать, что мы собирались заняться чем-то мистическим и личным, она уйдет. Я хотела, чтобы она ушла

Она стояла, глядя на меня, почти минуту, потом наконец улыбнулась, смутно видимая в лунном свете.

– Очень хорошо, только поторопитесь. Остальные с нетерпением жаждут познакомиться с человеческой лупой Ричарда. Ты возбудила всеобщее любопытство.

– Рада слышать. Чем скорее вы уйдете, тем скорее мы сможем начать.

Не говоря ни слова, она повернулась и пошла прочь. Роланд сначала шел следом, потом обогнал ее. Мы стояли, ожидая, когда белое платье Марианны станет далеким и призрачным в лесу. Наконец Джейсон сказал:

– Начать что?

– Ничего, – ответила я. – Я просто хотела, чтобы они ушли.

– Почему? – спросил Джамиль.

Я пожала плечами.

– Не хочу, чтобы меня несли как мешок с картошкой.

Я направилась к лупанарию, медленно, но уверенно. Джамиль шел на шаг позади меня

– Почему бы не попробовать то, что она предложила?

Я шла осторожно, обращая гораздо больше внимания, чем обычно, на то, что под ногами.

– Потому что во всем, кроме поднятия мертвых, я все еще любитель. Вероятнее всего, на то, чтобы дойти до лупанария, нам понадобится меньше времени, чем мне – чтобы сделать что-то магическое.

Джейсон выразил свое согласие, что заставило меня нахмуриться, но это было правдой. Я была вроде человека с заряженным пистолетом в руках. Человека, который не знает, как из него стрелять. Пока я пыталась бы разобраться с предохранителем, плохие парни миллион раз меня бы застрелили. Пару месяцев назад единственный другой некромант, которого я когда-либо встречала, предложил научить меня настоящей некромантии, а не той вудуистской чуши, которой я занимаюсь. Он умер раньше, чем успел научить меня чему-нибудь стоящему. Забавно, сколько людей умирает после того, как встретится со мной. Не подумайте, я его не убивала.

Шерри споткнулась и снова упала. Зейн и Натаниель мигом оказались рядом с ней и, поддерживая, помогли встать. Шерри обняла обоих мужчин за талию, на мгновение положив голову на плечо Зейну. Так они и пошли сквозь неверную тьму: Шерри тяжело опираясь на парней-верлеопардов. Меж ними появилось братство, которого не было раньше. Это сделала я? То, что у них появился защитник, создало какие-то узы? Или дело в покалывающей энергии Ричарда? У меня была куча вопросов, и я даже не знала, есть ли кто-нибудь, кто смог бы ответить на них. Может, Марианна сможет. Если я решу ей доверять.

Джамиль предложил мне руку. Я отмахнулась от него. Я знала, что Райна спала с ним, и не хотела будить воспоминания. Я сказала:

– Помоги Джейсону.

Джамиль секунду смотрел на меня, потом подошел к Джейсону и предложил руку ему. Тот тоже отказался:

– Если Аните не нужна помощь, то мне она тоже не нужна.

– Не усложняй, Джейсон, – сказала я.

– Это называется “котелок чайник закопченным обозвал”, – сказал Джейсон.

– Если бы я предложила тебе руку, ты бы согласился.

– Повод опереться на симпатичную девушку? Конечно, согласился бы, – он, казалось, задумался над этим. – Но не этой ночью. Я не могу вызывать мунин, но сегодня в воздухе определенно что-то есть, – он вздрогнул, обнимая свои голые плечи. – Почему именно это воспоминание из всех, что были у Райны обо мне?

Мы медленно шли рядом и разговаривали.

– Райна больше всего любила три вещи: секс, насилие и терроризировать людей. Обращение тебя в лукои включало все вышеперечисленное.

Джейсон споткнулся, упал на колени и стоял на них пару секунд. Я ждала его, думая, стоит ли предлагать ему помочь встать.

– Я знаю, что тебе интересно, почему я никогда не участвовал в ее порнофильмах.

– Еще бы. Я имею в виду, застенчивым тебя назвать нельзя.

Он посмотрел на меня снизу вверх, и даже в лунном свете на его лице можно было разглядеть страдание глубже и сильнее, чем большинство людей когда-либо видело. Он был слишком молод для такого взгляда. Но невинность была давно утрачена.

– Я всегда буду помнить выражение ее лица, когда она убила меня.

– Она не убивала тебя, Джейсон.

– Пыталась. Ей было безразлично, выживу я или умру. По-настоящему безразлично.

Я не могла спорить с ним из-за того разделенного нами воспоминания. Собственное удовольствие было для Райны важнее, чем его жизнь. Как у серийного убийцы.

Джейсон ссутулился.

– Но она была моим куратором, и я должен был оставаться с ней до тех пор, пока не закончится мой испытательный срок. Как только я смог, я ушел.

– Поэтому ты стал ручным волком Жан-Клода? Чтобы вырваться от Райны?

Джейсон кивнул.

– Частично, – он взглянул на меня и неожиданно ухмыльнулся. – Конечно, Жан-Клод – классный способ.

Я покачала головой и протянула ему руку.

– Думаешь, нам стоит рискнуть? – спросил он.

– Думаю, да. Прямо сейчас я не чувствую себя очень уж расположенной к мунинам.

Он взял меня за руку, и это было только рукопожатие. Его рука в моей. Я помогла ему встать, он слегка покачнулся, и я вместе с ним. Мы вцепились друг в друга как двое пьяных, покидающих вечеринку. Я обняла его, и он ответил мне тем же. Объятия были недолгими. Он высвободился первым и выглядел при этом почти смущенным.

– Никому не рассказывай, что у меня был шанс тебя потискать, и я им не воспользовался.

Я хлопнула его по спине.

– Ни единой душе.

Он выдал свою обычную усмешку, и мы отправились дальше сквозь лес, держась достаточно близко, чтобы подхватить другого, если он упадет. Подул легкий ветерок, шелестя кронами деревьев. Лес вдруг наполнился звуками. Я подставила лицо ветру, надеясь, что он принесет прохладу, но пахнуло жаром, словно из духовки.

Ветерок шевелил волосы Джейсона, мягкие, как у ребенка. Он глубоко вздохнул, тронул меня за руку и тихо заговорил:

– Я чую того, кого швырнул вчера о пикап.

Мы продолжали идти так, словно ничего не произошло.

– Ты уверен? – спросила я.

Его ноздри раздулись, словно он пробовал воздух на вкус.

– Он пахнет мятой и сигаретами.

– Мятой и сигаретами пахнет куча народу, – сказала я. Мы продолжали двигаться, он положил свою руку на мою.

– Еще я чувствую оружейную смазку.

Великолепно.

Джамиль поджидал нас неподалеку. Трое верлеопардов тоже. Джамиль подошел к нам, улыбаясь, и заключил обоих в крепкие сердечные объятия.

– Вы, ребята, чертовски медлительны сегодня. – Он прижал нас к себе и зашептал, – я чую двух, может, трех слева от нас.

– Один из них – парень, которого я вчера уделал, – сказал Джейсон, улыбаясь так, словно мы говорили совершенно о другом.

– Месть? – он придал этому вопросительную форму.

– На каком он расстоянии? – спросила я.

Он отступил с широкой не-джамилевой ухмылкой, и прошептал:

– В нескольких метрах. Я чувствую запах оружия.

Я обняла его стройную талию и прошептала ему в грудь:

– У нас нет ничего огнестрельного. Есть предложения?

Джейсон согнулся, смеясь, и сказал:

– Я не в состоянии от них убежать.

Я хлопнула его по руке.

– Я тоже.

– Если они хотят отомстить, – сказал Джамиль, – то, возможно, удовольствуются только вами двумя.

Я отодвинулась от него. Не уверена, что мне нравился ход его рассуждений.

– И?

– Вы остаетесь здесь и занимаетесь любовью. Они попытаются вас поймать, а я поймаю их.

– У них есть пушки. У тебя нет.

– Я отправлю Зейна и Шерри за остальными. Они приведут подкрепление. Но мы не можем позволить им следовать за нами до лупанария. Нельзя приводить туда опасность.

– У вервольфов такой закон? – спросила я.

– Да.

– Ладно, – сказала я. – Но не позволь им меня убить, хорошо?

– А как насчет меня? – поинтересовался Джейсон.

– Извини. Его тоже.

Джамиль наклонился к нам обоим.

– Советую вам вести себя полегкомысленней, а то они не купятся.

Я переместила руку на талию Джейсона и спросила:

– Как долго они будут наблюдать?

– Притворитесь пьяными на тот случай, если они заметят несоответствия. Флиртуйте, но ложитесь на землю как можно быстрее, а то они решат вас просто застрелить, – утешив напоследок, Джамиль исчез в темноте с верлеопардами. Зейн, уходя, оглянулся на меня, но я кивнула, и это, кажется, его успокоило. Он отвернулся и позволил Джамилю себя увести. Надо найти леопардам настоящую альфу. Они все до чертиков покорны.

Джейсон прижал меня к дереву.

– Поаккуратнее, – тихо приказала я.

Он усмехнулся.

– Мы должны выглядеть правдоподобно, не так ли?

– А я-то наивная думала, что у нас был момент зарождения настоящей дружбы, – сказала я.

Джейсон придвинулся ко мне словно для поцелуя.

– То, что мы друзья, не означает, что я не хочу с тобой переспать, – он легко коснулся моих губ своими.

Я нахмурилась, не отвечая на поцелуй.

– Умоляю, скажи, что ты спишь не со всеми своими друзьями женского пола.

Он оперся рукой о дерево рядом с моей головой.

– Ну что я могу ответить? Я парень.

Я покачала головой.

– Это не повод.

Он прижался ко мне всем телом, изобразив нечто вроде отжимания в вертикальной позиции. Мускулы его рук вздулись от усилия.

– Как насчет «потому что это я»?

Я улыбнулась.

– Сойдет.

Я обняла его за талию. Он прислонился ко мне, но не слишком сильно. Он мог бы извлечь куда больше выгоды из ситуации. Я понимала, что он вел себя как джентльмен. Не так давно он бы и не подумал стараться. Мы стали друзьями. Но нам надо было лечь на землю, хоть нас туда и не особо тянуло.

Я бросила взгляд на остальных – настолько ненароком, насколько могла изобразить. Волосы Зейна и Шерри до сих пор мелькали между деревьями. Я чувствовала, что Джамиль и Натаниель все еще с ними, но различить могла только светлые волосы. Если у плохих парней мощная винтовка, они смогут застрелить нас обоих сквозь дерево. Как только остальные скроются из виду, они смогут это сделать.

Я провела руками по груди Джейсона. Кожа была мягкой, но под ней чувствовалась твердость. Я знала, что когти разорвали бы в клочья эту гладкую плоть. Нет, это не вернулся мунин. Просто перед моими глазами промелькнуло видение. Я сжала кулаки и подняла руки к его лицу. Мне не хотелось делать что-то, что напомнило бы ему о том, что мы недавно пережили вместе. Велика была опасность, что это может вернуть Райну. Вызывать ее в лесу, с вооруженными головорезами за спиной, нам хотелось меньше всего.

Я взяла лицо Джейсона в свои руки, приблизила к нему свое. Я вдруг осознала, что наши тела полностью прижаты друг к другу. Это заставило меня заколебаться, но, когда его губы коснулись моих, я его поцеловала. Я запустила руку в его волосы и зачерпнула полную пригоршню. Прошептала ему в губы:

– Нам надо как можно скорее лечь на землю.

Он поцеловал меня сильнее, руки опустились к моему поясу. Он зацепил его кончиками пальцев и встал на колени передо мной, увлекая меня за собой. Я позволила. Он упал спиной в опавшую листву и уронил меня на себя. Я уперлась оцарапанными локтями в его грудь – нечто вроде испуга. Я просто не слишком хорошая актриса для такого.

Я чувствовала, как его сердце бьется под моими ладонями. Неожиданно он меня сбросил, и у меня вырвался возглас удивления. Через секунды он был уже надо мной, и мне это не понравилось.

– Я хочу быть сверху, – сказала я.

Он коснулся моей щеки губами.

– Если они будут в нас стрелять, я выдержу попадание лучше, чем ты, – он потерся щекой о мое лицо, и я поняла, что это было приветствие вервольфов. Может, это их версия рукопожатия, но мне никогда еще не предлагали пожать руки во время занятий любовью.

Я прошептала прямо в его ухо, которое было очень близко к моему рту:

– Ты их слышишь?

– Да, – он поднял лицо, чтобы поцеловать меня.

– Насколько близко? – я ответила на поцелуй, но мы оба напряженно прислушивались. Так мы и лежали – он на мне, ростом друг другу подходим идеально и так крепко прижались, что я чувствовала, как движутся мускулы у него на спине.

– В нескольких метрах, – сказал он. – Они хороши, – мы соприкасались щеками. – Двигаются бесшумно.

– Недостаточно, – прошептала я.

– Ты их слышишь? – спросил он.

– Нет.

Мы уставились друг на друга. Ни один не сделал попытки поцеловать или что-нибудь в этом роде. Я чувствовала, что его тело просто в восторге от тесного контакта с моим, но это было вторично. Люди с оружием приближались. Люди, которым мы очень не нравились.

Я смотрела в его глаза с расстояния всего нескольких сантиметров. Я знала, что они голубые, но в свете луны они казались почти серебряными.

– Ты ведь не собираешься делать какой-нибудь глупости, вроде как заслонить меня собой.

Он немного приподнялся на бедрах и ухмыльнулся.

– А почему, по-твоему, я сверху?

Ухмылка и движение бедер должны были отвлечь меня от его серьезных глаз.

– Слезь с меня, Джейсон.

– Не-а, – сказал он. Перенес вес на руки, придавливая меня так, словно мы лежа целовались. – Они почти здесь.

Я вытащила нож.

Он прошептал, касаясь моих губ:

– Мы должны выглядеть беззащитными, помнишь? Приманка не бывает вооруженной.

Я чувствовала его гладкую щеку, запах его одеколона. Я смотрела поверх бледного сияния его волос.

– Мы должны просто надеяться, что Джамиль и остальные нас спасут, так?

Он лизнул мой подбородок, затем губы. Это было приветствие подчиненного волка. Он умолял меня согласиться. Язык был влажным и горячим.

– Перестань меня вылизывать, и я это сделаю, – сказала я.

Он рассмеялся, но в его смехе чувствовалось напряжение. Я не могла вложить ножи обратно в ножны, пока он лежал на мне, так что опустила их в листья. Я слегка касалась их, пытаясь расслабиться и выглядеть безобидной. Лежа под Джейсоном, целующим мою шею, это было нетрудно.

Теперь я слышала, как они пробираются по сухим листьям. Тихо. Если бы я не прислушивалась, то подумала бы, что это ветер или какое-то животное пробирается через подлесок. Но это было не так. Это были люди, тайком двигающиеся по лесу. Охотники. Они охотились. Охотились на меня и Джейсона.

Я увидела первого за деревом и была недостаточно хорошей актрисой, чтобы казаться удивленной. Я просто таращилась на него, лежа под Джейсоном, все еще целующим меня в шею.

Вчера он выглядел большим. Из моей нынешней позиции – просто огромным, словно двуногое дерево. Винтовка в его руке была длинной, черной и зловещей на вид. Он не целился в нас, просто держал ее на сгибе руки. Его бледное лицо расплылось в широкой улыбке.

Я услышала второго прежде, чем он тронул плечо Джейсона дулом двустволки. Когда я увидела ружье, то поняла, что они пришли нас убить. Как правило, за людьми не следят с ружьями, если хотят просто напугать.

Если у них серебряные пули, то они смогут убить нас обоих. Я еще не испугалась. Я злилась. Где, черт побери, наше прикрытие?

Джейсон медленно поднял голову. Дуло почти нежно ткнулось ему в щеку.

– Мой брат Мэл передает приветы.

Я приподнялась, чтобы разглядеть то, что за ружьем. Мужчина был в черной футболке с логотипом “Харли”. Над ремнем нависало брюхо. Семейное сходство было налицо.

Я сказала очень спокойно, осторожно, но не испуганно:

– Что вам нужно?

Брат Мэла рассмеялся. Второй мужчина к нему присоединился. Они стояли над нами с оружием и смеялись. На слишком хороший признак. Где, мать его, Джамиль?

– Слезай с нее очень-очень медленно, – приказал второй. Винтовка была уже у него на плече, привычно прижата к щеке.

Джейсон по-прежнему лежал на мне, пряча мое тело под своим. Из-за маленького роста ему трудно было скрыть меня полностью. Я сказала ему:

– Слезай с меня.

– Нет, – ответил он. Он тоже видел ружье. И я осознала, что он понимал, что это значило.

Я не собиралась позволить ему геройски погибнуть. И уж точно не собиралась позволить ему погибнуть, забрызгав меня своими мозгами. Некоторые вещи можно пережить. Некоторые – нет. Мозги Джейсона у меня на лице – из последних.

Я выпустила из правой руки нож, оставляя его лежать в листьях. Потребовалось все мое самообладание, чтобы не вцепиться в тот, что был в левой. Я старалась не двигать рукой. Может, они не заметят в темноте. Скорее всего, не заметят.

– Слезай с нее, – повторил мужчина, – или я пристрелю вас обоих прямо так.

– Слезай, Джейсон, – мягко сказала я.

Он отодвинулся так, что мы могли видеть глаза друг друга. Я посмотрела направо, на того, что с винтовкой. Коснулась своей груди и посмотрела на брата Мэла. Я пыталась сказать ему, что винтовка была его проблемой, а двустволка – моей. Надеюсь, он понял. Видимо, все-таки да, или у него был собственный план, потому что он очень медленно поднялся и остался на коленях. Я села, не слишком быстро, но и не слишком медленно. Левую руку оставила в листьях, сжимая рукоять ножа.

– Руки за голову, мальчик, – сказал тот, что с винтовкой.

Джейсон не стал спорить. Он сложил руки за головой так, словно ему уже приходилось делать это раньше.

Мне никто не велел убрать руки за голову, так что я и не стала. Если нам повезет, они будут обращаться со мной как с девчонкой. Мужчина с винтовкой был без сознания, когда я вырубила Мэла. Тот, что с двустволкой, вообще там не был. Но что им рассказал Мэл?

– Помнишь меня, сволочь? – спросил мужчина с винтовкой.

– Вы спрашиваете его или меня? – спросила я и придвинулась чуть ближе к парню с ружьем.

– Не умничай, цыпочка. Мы пришли за вами обоими, но сначала разберемся с ним.

Джейсон подмигнул мне.

– Теряешь свою привлекательность, Анита. Он предпочел меня.

Винтовка была непоколебимо нацелена в середину груди Джейсона. Если она заряжена серебром, он пропал.

– Чак, – коротко сказал тот, который держал винтовку.

Чак, тот, что с ружьем, схватил меня за левую руку. Я раскрыла ладонь и выпустила нож прежде, чем он вытащил мою руку из листьев. Винтовка слишком твердо уставилась на Джейсона, чтобы я попыталась заколоть Чака. Если повезет, у меня будет другой шанс. Если нет, дух мой вернется и будет преследовать Джамиля.

Рука Чака была большой и мясистой. Толстые пальцы впились в мою руку так, что, если я выживу, то останется синяк.

– Не будешь делать то, что я говорю, и твоя подружка пострадает.

Мне захотелось спросить “кто пишет вам диалоги?”, но я промолчала. Дуло ружья застыло в паре сантиметров от моей щеки. Надраенное до блеска. Я чувствовала запах масла из стволов. Его недавно чистили. Приятно узнать, что Чак заботится о своем оружии.

Другой мужчина почти одновременно сделал две вещи: шагнул вперед и перевернул ружье. Приклад врезался в подбородок Джейсона. Джейсон покачнулся, но не упал.

Он снова ударил, целя в скулу. Кровь брызнула черной струйкой.

Видимо, я дернулась, потому что внезапно к моей щеке прижался ствол.

– Не делай этого, сука.

Я сглотнула и очень осторожно сказала холодному металлу у своего лица:

– Не делать чего?

– Ничего не делай, – сказал он. Рывком отбросил мою руку, царапая дулом мою щеку.

– Врач сказал, что ты мог сломать мне позвоночник, – сказал мужчина с ружьем. – Что мне повезло. Я тебя изобью, козел, а потом убью. Если будешь вести себя как мужчина, я отпущу девчонку. Закричишь – и я убью обоих.

Он ударил Джейсона винтовкой в губы. Хлынула кровь и что-то более тяжелое, блестя в лунном свете. Избиение началось по-настоящему.

Я видела, как люди дрались на татами. Я ходила на турниры боевых искусств. Меня даже пару раз всерьез поколотили плохие ребята. Но я никогда не видела такого. Это было последовательно, тщательно, профессионально.

Джейсон не сделал ни малейшей попытки защититься. Не вскрикнул ни разу. Он просто стоял на коленях в листьях и принимал удар за ударом. Его лицо покрылось кровью. Я знала, что он близок к потере сознания. Я должна была предпринять что-то, прежде чем это произойдет.

Вдобавок ко всему, Чак так прижимал дуло к моему лицу, что на моей коже остался отпечаток. Он ни разу не шевельнулся, не дал мне ни малейшего шанса. Я начинала думать, что он не был любителем. Я больше не рассчитывала на Джамиля и остальных. В темнеющем лесу были только мы. Только винтовка, бьющая плоть. Человек, хрюкающий от усилий заставить Джейсона закричать.

Джейсон наконец упал на бок. Он попытался подняться на руках, но не смог. Он лежал на листьях. Его сотрясала мелкая, но заметная дрожь. Он изо всех сил старался встать.

– Умоляй меня перестать. Умоляй, может, тогда я тебя просто пристрелю. Умоляй меня, или я забью тебя насмерть.

Я поверила ему. Думаю, Джейсон тоже, потому что он просто помотал головой. Он знал, что если поддастся, тот его просто прикончит.

Я почувствовала что-то, покалывающую волну тепла. Это был Ричард. Он был где-то поблизости. Он открыл метку внутри моего тела. Это омыло мою кожу и задело руку Чака.

– Что это было, черт побери? – спросил он.

Я не шелохнулась и промолчала.

– Отвечай, сука, ты пробовала на мне свое магическое дерьмо? – он сильнее нажал на ружье. Если он продолжит в том же духе, то проткнет мне щеку.

– Это не я, – сказала я.

Он толкнул меня на колени, и дуло больше не утыкалось в мою щеку. Оно было направлено в темноту – всего лишь секунду. Это был один из таких моментов, когда все вокруг замедляется, словно у меня было все время мира, чтобы вытащить из-за спины большой нож. Он выскользнул из ножен. Ружье и Чак поворачивались обратно ко мне. Я продолжила движение лезвия и направила его вниз и наискосок. Я почувствовала, как острие задело горло Чака и знала, что это был не смертельный удар. Что-то свалилось на нас с дерева. Тень лишь ненамного более плотная, чем прочие. Стволы ружья были словно два темных туннеля, направленных мне в лицо.

Я слышала выстрел из винтовки за спиной, но оглядываться на Джейсона не было времени. Было только дуло, нацеленное мне в лицо, тень и не было времени озираться.

Тень упала между нами. Тень была покрыта мехом. Выстрелило ружье – с другой стороны этой тени. Ликантроп пошатнулся, но не упал. Ружье снова выстрелило, из обоих стволов. Прежде, чем затихло эхо, я обогнула оборотня. Глаза у Чака были дикими, побелевшими, но он держал ружье в левой руке и заряжал его. Выбросил гильзы и уже почти вставил патроны. Он был хорош.

Я вонзила лезвие как раз над большой блестящей пряжкой его ремня. По его телу пробежала дрожь, но он втолкнул заряды в патронник. Я налегала на нож до тех пор, пока он не заскрежетал о кость, то ли позвоночник, то ли таз, кто знает. Я вытащила лезвие из его тела в потоке крови.

Он упал замедленным движением, прямо на колени. Я взяла из его рук заряженное ружье, и он не сопротивлялся. Он стоял на коленях в листве и щурился в темноту. Кажется, меня он больше не видел.

Кто-то кричал, высоким и диким голосом. Я оглянулась. Это был человек с винтовкой. Он сидел на земле, одна рука выхвачена лунным светом. Ниже локтя ее не было. Джейсон неподвижно лежал на листьях. Зейн сидел рядом, и спина его желтой футболки была в крови.

Я поднялась и пошла прочь от Чака. Он упал лицом вниз. В нем было достаточно жизни, чтобы повернуть голову вбок, но не подставить под себя руки. Вервольф, что спас меня, лежал на спине, тяжело дыша.

У него в животе была дыра размером больше, чем два моих кулака. Запах был мерзкий, как от рвоты, даже хуже. У него поврежден кишечник, вот что означал этот запах. Рана в живот его не убьет. Даже если бы пуля была серебряной, не убила бы.

Вторая рана была выше, в грудь. Его черная шерсть была мокрой на ощупь, сочащейся кровью. Я могла погрузить обе руки в темную влажную дыру, но ни хрена не видела. Я не могла разглядеть, задето ли сердце.

Его дыхание было влажным, хриплым, почти задыхающимся. Я слышала, как в ране лопались пузыри. По крайней мере одно легкое пробито. Он все еще пытался дышать, значит, его сердце работало, не так ли?

В жизни вервольфы смахивают на человеко-волков из фильмов, но пленка никогда не могла передать их полностью. Он, совершенно определенно он, лежал на спине и задыхался. Это было словно наблюдать за дыханием спящего, только он был умирающим. Я подумала, что это был один из волков Верна, ведь я его не знала. Потом я заметила остатки белой футболки на одном плече – словно клок позабытой кожи. Я осторожно потянула за него и увидела на нем улыбающуюся рожицу. Я уставилась в желтые волчьи глаза. На Джамиля. Он сделал то, что полагается телохранителю. Заслонил меня от пули. Я сорвала с себя рубашку и засунула ее в рану на его груди. Понадобились обе мои руки, чтобы прикрыть ее, попытаться запечатать так, чтобы он снова мог дышать. Чтобы не истек кровью.

– Не умирай у меня на руках, будь оно все проклято, – прошептала я и начала звать на помощь.


Содержание:
 0  Голубая Луна : Лорел Гамильтон  1  1 : Лорел Гамильтон
 2  2 : Лорел Гамильтон  3  3 : Лорел Гамильтон
 4  4 : Лорел Гамильтон  5  5 : Лорел Гамильтон
 6  6 : Лорел Гамильтон  7  7 : Лорел Гамильтон
 8  8 : Лорел Гамильтон  9  9 : Лорел Гамильтон
 10  10 : Лорел Гамильтон  11  11 : Лорел Гамильтон
 12  12 : Лорел Гамильтон  13  13 : Лорел Гамильтон
 14  14 : Лорел Гамильтон  15  15 : Лорел Гамильтон
 16  16 : Лорел Гамильтон  17  17 : Лорел Гамильтон
 18  18 : Лорел Гамильтон  19  19 : Лорел Гамильтон
 20  20 : Лорел Гамильтон  21  21 : Лорел Гамильтон
 22  22 : Лорел Гамильтон  23  23 : Лорел Гамильтон
 24  24 : Лорел Гамильтон  25  вы читаете: 25 : Лорел Гамильтон
 26  26 : Лорел Гамильтон  27  27 : Лорел Гамильтон
 28  28 : Лорел Гамильтон  29  29 : Лорел Гамильтон
 30  30 : Лорел Гамильтон  31  31 : Лорел Гамильтон
 32  32 : Лорел Гамильтон  33  33 : Лорел Гамильтон
 34  34 : Лорел Гамильтон  35  35 : Лорел Гамильтон
 36  36 : Лорел Гамильтон  37  37 : Лорел Гамильтон
 38  38 : Лорел Гамильтон  39  39 : Лорел Гамильтон
 40  40 : Лорел Гамильтон  41  41 : Лорел Гамильтон
 42  42 : Лорел Гамильтон  43  43 : Лорел Гамильтон
 44  44 : Лорел Гамильтон  45  45 : Лорел Гамильтон
 46  46 : Лорел Гамильтон    



 




sitemap