Фантастика : Ужасы : 40 : Лорел Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




40


Оделась я в рекордные сроки. В черные джинсовые шорты, красный вязаный топ с коротким рукавом, белые спортивные носки и черные найки. В другом случае я бы не стала надевать в доме кобуру, но при данных обстоятельствах я продела ремень сквозь петли и натянула ее на себя. На красном фоне черная кобура смотрелась довольно вызывающе. Файрстар я сунула в кобуру “Приятель дяди Майка” спереди шорт, где он обычно и путешествовал. Ножны я надевать не стала. Их кожа пропиталась и пахла потом, так что прежде, чем я смогу снова носить ножны на спине, нужно дать им просохнуть.

Волосы я намазала пенкой и оставила, как есть. Высохнут и так. Можете назвать это предчувствием, но мне показалось, что Роксана не из разряда терпеливых людей. Если потратить время на макияж и фен, она вполне может выдвинуться на мои поиски. В любом случае я обычно не склонна к ссорам. Фактически, единственной причиной, по которой я собиралась это сделать, было то, что Ричард уехал с докторшей Кэрри Онслоу, и по этому поводу я чувствовала себя неуверенно. Я – и неуверенно. Как это печально.

Большую часть этого дня Ричард провел с Онслоу. Я определенно ревновала и из-за этого чувствовала себя отвратительно.

И, конечно же, что мне сейчас нужно было в первую очередь – это сцепиться с разъяренным вервольфом. А какого черта я сделаю с Ричардом, можно решить после разговора с Роксаной. Единственное, в чем я была вполне уверена, – это что если я ее убью, между нашими стаями начнется война. А я не хотела втравливать в это свой народ, тем более, если этого можно избежать. Анита – политик. Да уж, вот это – действительно печально.

Я открыла дверь и оказалась прямо перед сидевшей на полу Шерри. На ее лице появилось не совсем уверенное выражение, что заставило меня спросить:

– Что?

Оперевшись на стену, она встала:

– Просто ты выглядишь так… агрессивно.

– Имеешь в виду пистолеты?

– Пистолеты, красное и черное. Все это очень вызывающе и не по-здешнему.

– Думаешь, стоит накинуть поверх пистолетов что-нибудь розовое с рюшечками?

Шерри улыбнулась.

– Думаю, Роксана – почти патологический доминант, и если ты появишься перед ней в таком виде, она точно воспримет это как вызов, и будет вести себя соответственно агрессивно.

– Ты же ее даже не знаешь, – удивилась я.

Она ответила очень просто:

– Думаешь, я не права?

Да будет так…

– У меня все равно нет с собой ничего розового с рюшечками.

– А чего-нибудь не черного или не красного?

Я нахмурилась.

– Фиолетовое пойдет?

– Будет лучше, – кивнула она.

Вернувшись, я переоделась в такой же хлопчатобумажный вязаный топ с большим вырезом, но ярко-фиолетового цвета. И должна была признать, что фиолетовый смотрелся поспокойнее. Я оставила наплечную кобуру, а файрстар переложила в небольшую кобуру на спину. Теоретически я могла выхватить его и оттуда, но это была моя не самая любимая позиция. Единственная нашедшаяся рубашка, которая одновременно подходила бы к фиолетовому и прикрывала бы пистолеты, была тонкой, черной, но из нейлона. Последнее наполовину обесценивало преимущества от хлопчатобумажного топа, но нужно было признать, что так все смотрелось лучше. Одежда оставалась черной и не очень-то веселенькой, но выглядела не так агрессивно. И пистолетов было не видно. В таком виде можно было зайти в любой магазин страны и не вызвать повышенного интереса к собственной персоне. Конечно, если двигаться довольно быстро, рубашку отдувало назад, но я, знаете ли, не планировала заниматься бегом трусцой.

Во второй раз открыв дверь, я спросила:

– Лучше?

Улыбнувшись, Шерри кивнула.

– Намного лучше. Спасибо, что прислушалась ко мне. Я знаю, что это не лучший из твоих талантов.

– Я не собираюсь втягивать стаю Ричарда в войну только потому, что не могу немного сбавить обороты.

Ее улыбка расцвела в нечто нежное и почти грела душу.

– Ты хорошая лупа, Анита, и хорошая Нимир-ра. А для человека – так безусловно само совершенство.

– Ага, только от того, что я человек, пока никуда не денешься.

Она тронула меня за плечо.

– Но мы не ставим это тебе в вину.

Я внимательно посмотрела на нее, пытаясь определить, не шутит ли она, но сказать наверняка было трудно.

– Думаю, Роксана ставит.

Шерри кивнула.

– Возможно. Они ждут тебя на кухне.

Кухня была отделана черной и белой плиткой с трещинками кое-где в самых используемых местах, зато пол, вплоть до самого последнего дюйма, блистал чистотой. В рассеянном свете из окон плитка мягко поблескивала. Как и в отведенной Натаниелю спальне, здесь солнце светило по утрам, а не после обеда. Роксана сидела спиной к двери. Ее колени касались края белой скатерти. То, как она держалась, и ее неестественность прямо сказали мне, что она знает о моем присутствии, но намеренно не оборачивается.

Напротив нее сидела Марианна, перед которой стояла фарфоровая чайная чашка и блюдце. Она посмотрела на меня так, будто пыталась сказать мне что-то глазами, но я не поняла, что это за “что-то”.

В углу рядом с буфетом, заполненным таким же, как чашка, фарфором, стоял Роланд. Он сложил руки на груди и вообще смотрелся очень по-телохранительски.

Второй, которого я секунду видела из ванной, как отражение Роланда, стоял в противоположном углу. Руки на груди, и очень телохранительский вид.

Но на этом сходство заканчивалось. Хотя, ладно, у них обоих был превосходный загар. Только я подозревала, что, как и в случае с Ричардом, этот новый парень был не просто загорелым. У него была кожа глубокого темного оттенка, а карие глаза почти идеально миндалевидной формы. Они казались почти слишком маленькими на фоне остальных черт лица. Оно состояло из углов, высоких скул, широкого лба и хищного носа. И все его черты были агрессивно-мужскими и экзотическими. Волосы были длинными, черными и, когда он повернул голову, чтобы взглянуть на меня, колыхнулись шелковой волной. Волосы были черными, как у меня; такие черные, что на солнце наверняка отливали синевой.

В нем тоже было, по крайней мере, шесть футов, может, даже на дюйм больше, и плечи соответствовали росту. Прислонившись к стене, он излучал этакую физическую энергию, как тот, кто знает свои возможности, и не парится, доказывая их.

– Это Бен. Он заменит тебе Сколя, пока не поправится Джамиль.

Я хотела было уже отклонить любезное предложение вверить свою жизнь в руки незнакомца, но сообразила, что это будет воспринято, как оскорбление. Так что мне оставалось только кивнуть:

– Здрасте!

– Привет, – кивнул он мне в ответ.

Развернувшись, Роксана переставила ноги и села на стул боком.

– Верн решил, что наш волк будет извинением за то, что ваши люди пострадали на нашей земле, – она посмотрела прямо на меня, и карие глаза по-прежнему выражали только враждебность. – Я же думаю, что это ты должна приносить нам извинения.

– Интересно, за что? – спросила я.

Она поднялась, и ее энергия, словно вода, потекла через комнату, закручиваясь вокруг лодыжек, поднимаясь к коленям. Ее сила накатывала волнами, словно наполняла комнату теплым дыханием ее присутствия.

Она была так сильна, что у меня каменело горло только от того, что я стояла так близко.

– Черт! – прошептала я.

– Ты пометила Верна, будто он низший, а не высший из нас.

– А, ты про то самое, с шеей, – сказала я безразлично.

Резко вскочив, она с оглушительным грохотом опрокинула стул на пол.

Я не дернулась за пистолетом, но была к этому очень близка.

Стоя передо мной, Роксана дышала слишком быстро и слишком неглубоко. Сильные эмоции всегда заставляют энергию изливаться сильнее, так что ее злость заставляла силу кусаться и танцевать на моей коже звенящий от напряжения, электрический танец.

Шерри встала чуть ближе ко мне. В дверях появился Зейн и расположился с другого фланга. Они стояли по бокам от меня и чуть позади, как телохранители. Они сделали бы все, что могли, но я не хотела проверять их возможности против Роланда и Бена. Я была вполне уверена, кто победит, и это были бы не мы.

– Мне очень жаль, что я поставила Верну метку, – спокойно сказала я.

– Ложь! – прошипела Роксана.

– Я правда не собиралась этого делать.

Она угрожающе шагнула ко мне. Я не стала отступать, хотя, может быть, и стоило бы. Она была чертовски близко, слишком близко. В таком положении я, может, и успела бы вытащить браунинг, но в этом случае мне пришлось бы тут же им воспользоваться, так как она могла оказаться на мне всего за мгновенье.

– Кто-нибудь, пожалуйста, объясните мне, почему она так бесится, и что с этим можно сделать, чтобы мы обе остались в живых?

Марианна медленно поднялась. Голова Роксаны резко повернулась, и напряжение в ее, даже направленном не на меня, взгляде заставило мою кожу съежиться. Держа руки ладонями вперед, Марианна медленно обошла стол и приблизилась к своей лупе.

– Роксана считает укус оскорблением Верну и всей стае, – сказала Марианна.

– Это я поняла, – пожала я плечами. – Но я не хотела никого оскорблять. Я вообще не хотела этого делать.

Роксана медленно повернула голову и уставилась на меня. Ее глаза медленно изменяли цвет с карего на яркий, потрясающий желтый.

Я положила руку на рукоять браунинга.

– Сбавь ход, девчушка-волк.

Из горла в этой стройной шейке вырвался низкий, грохочущий рык.

Марианна поспешила вмешаться.

– Если ты действительно не хотела никого оскорблять, может, ты захочешь все исправить?

Не отрывая взгляда от Роксаны, я ответила:

– И как я могу это исправить?

– Мы могли бы решить дело схваткой, – сказала Роксана.

Я посмотрела в ее почти светящиеся желтые глаза и покачала головой.

– Не думаю.

Марианна как бы стояла между нами, хотя на самом деле физически между нами не была.

– Ты могла бы предложить Роксане свою шею на открытом ритуале.

Я взглянула на Марианну, затем опять на вервольфа.

– Я ей близко не дам подобраться к своей шее ни на людях, ни наедине, ни, тем более, специально.

– Не доверяешь мне, – прорычала Роксана.

– Не-а.

Она сделала еще один болезненно медленный шаг ко мне, и Марианна действительно встала между нами. Если бы Роксана двинулась вперед хотя бы еще на дюйм, ее плечо уперлось бы в Марианну.

– Есть еще один ритуал, – сказала Марианна.

– Я не буду предлагать Роксане свою шею, – упрямо сказала я.

– Никаких дел с шеями, вам будет достаточно обменяться ударами.

У меня глаза полезли на лоб. Я посмотрела на стоящую напротив почти рычащую женщину.

– Ты, наверное, шутишь. Она меня убьет.

– Дам тебе ударить первой, – усмехнулась Роксана.

– Читала я эту сказочку. Нет уж, спасибо.

Роксана нахмурилась.

– Сказочку?

– “Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь”, – пояснила я, но ее лицо осталось удивленным. – Зеленый Рыцарь отдал Сэру Гавейну право первого удара. И Гавейн отрубил ему голову. Зеленый Рыцарь взял свою голову под руку и сказал: “Моя очередь, и я приду через год!”.

– Не читала, – призналась она.

– Думаю, эта история не в списке бестселлеров. В любом случае смысл здесь тот же. Я могу ударить тебя так сильно, как только смогу, и никак тебе не повредить. Ты же можешь щелкнуть в мою сторону пальцами и сломать мне шею.

– Тогда будет схватка, – сказала она.

Моя рука все еще лежала на браунинге.

– Я тебя убью, Роксана, но драться не буду.

– Трусиха!

– Еще какая, – улыбнулась я.

И тут я почувствовала, как меня подобно ветру касается и наполняет Ричард. Он узнал машину Роксаны и давал мне знать, что ведет в этот наш бардак человека. Человека, который не знает, кто здесь монстры.

Поддавшись желанию увидеть Ричарда через дверь кухни, я повернула голову, а этого делать не стоило. Я не столько увидела кулак Роксаны, сколько почувствовала движение. Моя рука касалась браунинга, мне нужна была всего пара секунд, чтобы его вытащить, но это размазанное в воздухе движение пришлось мне прямо в подбородок. Помню, как летела, но не помню, как упала на пол, или просто не почувствовала этого.

Я лежала на полу и смотрела в белый полоток. Рядом была Марианна. Ее губы шевелились, но звука не было. В конце концов, звук прорвался, с почти ощутимым толчком, как взрывная волна или звуковой удар при переходе звукового барьера.

Крик. Все орали. Я услышала голоса Ричарда, Роксаны и остальных. Я хотела сесть, но у меня ничего не получилось.

Моего плеча коснулась Марианна.

– Не пытайся двигаться.

А мне хотелось посмотреть, что происходит, но я никак не могла заставить свое тело пошевелиться. Я чувствовала его, но меня будто придавило чем-то тяжеленным, и чего мне действительно хотелось – это спать.

Согнув правую руку, я обнаружила, что в ней ничего нет. Где-то по дороге на пол я выронила браунинг. Честно говоря, я была просто счастлива, что мне удалось пошевелить рукой. Я совсем не шутила, когда говорила Роксане, что она без особых усилий может сломать мне шею.

Я продолжила сгибать руки-ноги, ожидая, когда у меня получится встать. Наконец, у меня начала двигаться голова, и я смогла разглядеть, что творилось в комнате. Ричард держал Роксану за талию, полностью подняв ее в воздух. Роланд с Беном пытались оттащить от нее Ричарда. А Шанг-Да старался оттеснить доктора Кэрри Онслоу обратно в дверь кухни.

Роксана все-таки вывернулась из рук Ричарда и бросилась ко мне, но между нами стеной встали Зейн и Шерри. Пытаясь пробиться между ними, она заорала:

– Твоя очередь, сука! Твоя очередь!

Она остановилась, зажатая с обеих сторон верлеопардами, которые старались удержать ее, не причиняя вреда, и ее правая нога оказалась впереди и чуть согнута. Думаю, только Марианна расслышала, как я ответила:

– С удовольствием.

И изо всех сил пнула Роксану под коленную чашечку, целясь вверх. Кость, щелкнув, вышла из сустава, и она с диким визгом повалилась на пол. Я успела еще дважды пнуть ее в лицо, и у нее из носа и разбитых губ брызнула кровь.

Я вскарабкалась на ноги. Никто даже не попытался мне помочь. В комнате вдруг воцарилась такая тишина, что было слышно, как дышит Роксана – слишком громко, слишком быстро. Она сплюнула на пол кровь. Обойдя вокруг нее и верлеопардов, я оказалась около стола. Бен с Роландом все еще держали Ричарда, но у меня сложилось впечатление, что они уже забыли, зачем это делали. Шанг-Да, подняв Кэрри Онслоу, вытащил ее из кухни, пока она кричала:

– Ричард!

Это был один из тех моментов, когда кажется, что время замедляется и растягивается, но при этом все происходит слишком быстро. Я услышала, как Роксана выдавила:

– За это я тебя убью!

Но я честно не помню, подняла я стул до или после того, как она это сказала. Помню только, что стул был у меня в руках, и когда она за меня схватилась, я ударила ее стулом, как бейсбольной битой, хорошенько отведя руки и пользуясь мышцами спины и плеч. От отдачи у меня онемели пальцы и ладони, но стул я не выпустила.

Роксана осталась на полу, на четвереньках, но не упала. Я опять замахнулась стулом, но в этот момент на меня обжигающим ветром обрушилась ее сила. Из последних сил я с размаху опустила стул, но она успела его поймать и вырвать у меня из рук.

Тогда я отпрянула и выхватила файрстар.

– Никаких пистолетов! – закричал Роланд.

Я посмотрела на Ричарда, и он повторил:

– Никаких пистолетов.

Одного взгляда на его лицо было достаточно. Он боялся за меня. Да и я сама за себя боялась.

Никаких пистолетов! Они что, шутят? Роксана пыталась подняться на ноги, но колено не держало. Она упала, и стул грохнулся об пол. Завизжав, она запустила злополучным стулом в меня. И мне пришлось броситься на пол, чтобы избежать удара.

Она двинулась ко мне, пользуясь руками и одной ногой, так быстро, что было почти невозможно уследить за ее движением. У меня было достаточно времени ее пристрелить, но этого делать было нельзя. Я, как краб, попятилась назад, пытаясь держаться от нее подальше. У меня в руке все еще был файрстар.

Я заорала:

– Ричард!

И между нами, как ворота плотины, вдруг открылись метки. Я с головой погрузилась в аромат его кожи и далекий мускусный запах меха.

Роксана притормозила свое маниакально быстрое скольжение, а ее хорошенькое личико начало вытягиваться, словно его изнутри толкали рукой. Посередине приятного человеческого лица проступала морда, пока еще покрытая человеческой кожей, с линией помады там, где еще секунду назад были губы.

Потянувшись к потоку силы между нами с Ричардом, я зачерпнула его аромат, ощущение его тела и ощутила дрожащую игру энергии. Я вдруг почувствовала луну в дневном небе, и знала, знала каждой клеточкой своего тела, что завтра ночью – свершится, завтра ночью я буду свободна. И в тот момент я была не уверена, чьи это были мысли – Ричарда или его зверя.

Бросив файрстар на пол, я поднялась на ноги, держась за подоконник. Я понимала, что Ричард не даст ей меня убить, но я также понимала, что она собирается меня покалечить. Однажды я уже бросила вервольфа через окно. Тогда драка на этом закончилась. И это было единственное, что пришло мне в голову. Конечно, Роксане придется мне посодействовать и броситься на меня, как законченному маньяку, чтобы подставиться под такой бросок. Если только она приблизится ко мне медленно, ничего не выйдет.

И она двинулась ко мне медленно, прихрамывая, убыстряя темп. Мой план провалился, а новый все не вырисовывался. Я знала только одно: если она заденет меня своими когтями или клыками, то в следующем месяце я стану настоящей лупой. Бег времени стал прозрачным: медленным и быстрым одновременно, плавным и сверкающе стремительным. Я успела подумать о нескольких вариантах своих действий, но у меня не хватило бы времени воплотить ни один из них. Оставалось только попытаться.

– Без когтей, Роксана, без когтей! – закричал Ричард.

Не думаю, что она его услышала. Она налетела на меня со своими чудовищными когтями, и я поднырнула под ее движущуюся руку. Я увернулась от удара, который было невозможно разглядеть, увернулась, будто знала, где она окажется в следующий момент. Это был Ричард, наши метки, но они же и сбивали меня с толку, это все было для меня слишком новым, чтобы использовать в драке. У меня получалось пользоваться этим, чтобы уворачиваться, но и только.

В конце концов, я оказалась спиной на полу, целясь в нее из файрстара. Она снова летела на меня со своими когтями и клыками, и особого выбора у меня не оставалось.

Распахнулась дверь, и я услышала крик Верна:

– Роксана! Нет!

Я почувствовала, как его сила обрушивается на комнату, как крышка на кипящий котелок, набрасывается на жар, пытаясь удержать его, связать, но не справляясь.

Неожиданно оказалось, что на Роксане, пытаясь оттащить ее от меня, висят Бен с Роландом. Если Верн приказал им это сделать, то я этого не слышала. Роксана вырывалась, раздирая им руки в кровь, но они терпели.

Верн снова закричал:

– Я соврал, Роксана! Я соврал. Она не предлагала мне себя.

Роксана замерла в руках вервольфов и с трудом выговорила наполовину человеческими губами:

– Что ты сказал?

Через открытую дверь вплыла Люси и встала рядом с Верном. Она закрыла дверь и прислонилась к ней, продолжая улыбаться и явно наслаждаясь представлением.

– Я сказал, что соврал, – повторил Верн. – Я уже стар, а ты красива, сильна и на тридцать лет меня младше. Я сказал тебе, что она укусила меня и предложила себя. Это не так.

Роксана обмякла в захвате у своих истекающих кровью телохранителей. Можно было почувствовать, как ослабло напряжение, а вместе с этим – ее тело. Ее лицо, руки – все менялось, пока она, наконец, не стала снова человеком. Из носа, куда я ее пнула, текла кровь.

– Можете меня отпустить, – сказала она тихо. – Я ее не трону.

Они не пошевелились. Только посмотрели на Верна.

– А как насчет меня, дорогая? – спросил он. – Меня ты тронешь?

– Доберемся до дома, и я все дерьмо из тебя вытрясу, но не здесь и не сейчас.

Верн улыбнулся. Роксана улыбнулась ему в ответ. И улыбки были одинаковые. В них было больше, чем вожделение, хотя присутствовало и оно. Это был взгляд, которым обмениваются пары, нечто вроде тайного языка. Взгляд, который не допускал чужого понимания, да и вообще не мог быть объяснен.

Я посмотрела на Ричарда.

– Они еще большие психи, чем мы.

Он улыбнулся мне, и от этой улыбки я согрелась от макушки до самых найков. Я улыбнулась в ответ, и меня как током ударило, когда я поняла, что у нас тоже был свой тайный взгляд. Боже, как же я по нему соскучилась.

В комнату в своих туфлях на платформе, пурпурных коротеньких шортиках и сиреневом лифчике, который, видимо, лифчиком не являлся, прошествовала Люси. Она плавно склонилась к Ричарду, скользнув руками по его плечу.

– Он оставил меня ради тебя, дорогуша, – сказала она слишком сладким для такой злости в глазах голосом.

Я посмотрела на Ричарда.

– Не думаю, что он бросил тебя из-за меня.

Оттолкнувшись от Ричарда, она встала прямо передо мной. У меня в руке был пистолет, и я решила, что пока я в безопасности. Метки с Ричардом ослабли, отступили и сменились осознанием того, что мы опять пара. А это я ценила чертовски больше, чем метки.

– Я могу делать для него в постели такое, чего твое человеческое тело не сможет никогда. Я могу принять в себя всю его силу до капли, выдержать любой удар, и это так приятно. Со мной не надо сдерживаться, быть нежным, осторожничать.

Последнее почти попало в цель, и только это слегка оправдывает то, что я ответила:

– Да ну, Люси, вот уж не знаю. Он провел со мной всего одну ночь и бросил тебя, как прошлогодний снег. Либо ты не такая уж хорошая подстилка, либо я просто лучше.

У нее вытянулось лицо, глаза распахнулись, и на секунду я испугалась, что она заплачет. Мне не хотелось, чтобы она плакала. Это все испортит и заставит меня почувствовать себя дрянью.

Закрыв лицо руками, Люси отвернулась. Проклятье.

Я беспомощно посмотрела на Ричарда. Судя по его лицу, он был от меня не в восторге. И я не могла его в этом винить.

Я не увидела, как Люси развернулась, я это почувствовала. Я почувствовала движение воздуха, когда она крутанулась, и ее рука врезалась мне в лицо. Опять было ощущение полета, но если я и коснулась пола, то этого уже не помню.


Содержание:
 0  Голубая Луна : Лорел Гамильтон  1  1 : Лорел Гамильтон
 2  2 : Лорел Гамильтон  3  3 : Лорел Гамильтон
 4  4 : Лорел Гамильтон  5  5 : Лорел Гамильтон
 6  6 : Лорел Гамильтон  7  7 : Лорел Гамильтон
 8  8 : Лорел Гамильтон  9  9 : Лорел Гамильтон
 10  10 : Лорел Гамильтон  11  11 : Лорел Гамильтон
 12  12 : Лорел Гамильтон  13  13 : Лорел Гамильтон
 14  14 : Лорел Гамильтон  15  15 : Лорел Гамильтон
 16  16 : Лорел Гамильтон  17  17 : Лорел Гамильтон
 18  18 : Лорел Гамильтон  19  19 : Лорел Гамильтон
 20  20 : Лорел Гамильтон  21  21 : Лорел Гамильтон
 22  22 : Лорел Гамильтон  23  23 : Лорел Гамильтон
 24  24 : Лорел Гамильтон  25  25 : Лорел Гамильтон
 26  26 : Лорел Гамильтон  27  27 : Лорел Гамильтон
 28  28 : Лорел Гамильтон  29  29 : Лорел Гамильтон
 30  30 : Лорел Гамильтон  31  31 : Лорел Гамильтон
 32  32 : Лорел Гамильтон  33  33 : Лорел Гамильтон
 34  34 : Лорел Гамильтон  35  35 : Лорел Гамильтон
 36  36 : Лорел Гамильтон  37  37 : Лорел Гамильтон
 38  38 : Лорел Гамильтон  39  39 : Лорел Гамильтон
 40  вы читаете: 40 : Лорел Гамильтон  41  41 : Лорел Гамильтон
 42  42 : Лорел Гамильтон  43  43 : Лорел Гамильтон
 44  44 : Лорел Гамильтон  45  45 : Лорел Гамильтон
 46  46 : Лорел Гамильтон    



 




sitemap