Фантастика : Ужасы : Облом : Томас Гилберт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Введите сюда краткую аннотацию


   ОБЛОМ

   Гилберт Томас


   THE FAILURE

   Gilbert Thomas

   Рассказ взят из журнала London Magazine (August/September,1971)


   Перевод Сергея Трофимова



   Люди думают, что маньяком быть просто, что любой придурок, потеряв пару шайб в мозгу, способен наводить на публику леденящий ужас. Так вот это, между прочим, заблуждение. Настоящий маньяк - явление редкое и уникальное. Это как снег в июле, как радуга на ночном небосклоне, как сотня баксов, найденных в кармане после пьянки в кабаке. Маньяк - это романтик, одинокая душа, охотник за приключениями, всегда готовый к вызовам неизвестного. И его не надо путать с отморозками, для которых стрельба и резня такой же обычный способ выражения, как жесты, мимика и речь.

   Крис взглянул в окно и увидел ее. Дождь бил по стеклам, сумерки сгущались, и руки девушки казались сверхъестественно белыми. Ее красивые ноги словно специально были созданы для этого короткого и модного платья. Ему вспомнились картины Томасе , изображавшие обнаженных женщин в мокрых плащах.

   А девушка была без плаща. В такой-то ливень. И даже без шляпки. Он подумал о Катрин Денев и ее молодом любовнике, который вдохновил художницу на истинный шедевр, сказав лишь одну фразу: "Вы уронили это..."

   О, у настоящего маньяка для знакомства с девушкой всегда найдется повод. Вот взять хотя бы эту. Крис прижал нос к стеклу, и увидел, что мокрая незнакомка удаляется к перекрестку. Она вдруг прыгнула через лужу - легко-легко, словно паря по воздуху, словно балерина в сказочно красивом па.

   А у него ни разу не было знакомых балерин. Говорят, они, как правило, стыдливы и молоды. Конечно, речь здесь не идет о примах-балеринах неопределенного возраста, с волосатыми родинками на щеках и носу. Нет, балерины а ля натюр всегда были божественно красивы. И Крис понял, что не может упустить такой случай. Оставив плащ в кафе и дав знать официанту, что сейчас вернется, он выбежал на улицу. Воздух наполнялся легкой дымкой. По запотевшим стеклам стекали последние капли дождя.

   -- Извините, мисс, но вы уронили это..."

   В его руках была монета. Классический прием, который несколько смущает дам, но разбивает лед их неприступности. Поверьте, ни одна из женщин не откажется от денег. Крис в этом убеждался сотню раз. Иногда у девушек не оказывалось ни сумочек, ни карманов, из которых могли бы выпасть деньги. Но никто из них не дал ему повод сказать: "А разве это причина, чтобы нам не познакомиться?"

   Крис немного задыхался. Ему пришлось пробежаться, чтобы догнать ее. Она будто скользила по земле. Эти балерины легки, как перышко. Ее лицо ловило тени сумерек, большие глаза сияли огнем невинности и чистоты. Да и что тут говорить! Удача так удача!

   Она улыбнулась и приняла монету.

   -- Спасибо,-- сказала девушка, и в ее голосе прозвучали неприятные скрипучие тона.

   Возможно, в детстве она болела ларингитом. Простудилась. Или вспотела на репетиции. Молодые девушки так небрежны к своему здоровью. Носятся без шляпок под дождем, находя в этом какую-то романтику. И это особенно верно для артисток и девушек шоу-бизнеса.

   -- Мне бы не хотелось показаться назойливым, но скажите... Вы из шоу-бизнеса?

   Она улыбнулась.

   -- Я так и думал,-- с улыбкой признался Крис.--Сижу в кафе и вдруг вижу, как вы уронили монету. Она, должно быть, выпала из вашего кармана.

   Девушка восприняла его слова, как должное. Не слишком-то честно с ее стороны.

   -- Я подумал, а вдруг она важна для вас. Что если вам понадобится позвонить... Может быть, мы вернемся в кафе. Похоже, дождь снова начинается.

   -- Спасибо,-- сказала дама.

   Все получалось легче, чем он думал. Но на ловца и зверь бежит. Вернувшись в кафе, Крис подозвал официанта, и тот предложил его спутнице меню. Какие же у нее были прекрасные руки! Какие изящные пальчики! Она достала из кармана блузки маленькую ручку и квадратик голубой бумаги. Взглянув на официанта, девушка написала: "Жаркое и никаких напитков". Но она не была немой. Она два раза сказала Крису "спасибо". И в ее произношении улавливался акцент. Возможно, французский или, скорее даже, балтийский. О, там готовят прекрасных балерин!

   Неужели она пошла за ним, не зная, что ее приглашают на ужин? Возможно, принимая монету, девушка подумала, что это старый американский обычай. Да и к чему гадать! Пошла и пошла!

   "Жаркое и никаких напитков." То есть она знала, как писать эти слова по-английски. "Булочки и чай" на завтрак, "Гамбургер и кофе" на обед. Иностранцы всегда питаются гамбургерами - особенно девушки из шоу-бизнеса. Они так и живут, поедая гамбургеры и запивая их кофе из картонных стаканчиков.

   -- Вы понимаете, что я вам говорю?-- спросил он, и девушка смущенно улыбнулась.

   Значит, он мог быть откровенным?! Это же мечта любого маньяка! Крис расслабился. Когда в компании девушек он начинал говорить откровенно, его жертвы обычно принимались кричать. Как здорово, что она не понимает английского языка. А что тут такого? Английский очень трудный. Ему даже говорили, что труднее русского. Он решил проверить на ней свой запас русских фраз.

   -- До сифидание?

   Она улыбнулась.

   -- Днопрепетрофск?

   Девушка явно его не понимала. Впрочем, есть множество разных стран. И многие люди не знают, где, к примеру, находится Лихтенштейн и на каком языке там разговаривают. Впрочем, незачем становиться снобом из-за каких-то знаний. Помните, как Скотт Фицджеральд написал о бедных и глупых? "Просто они не родились с теми преимуществами, которые есть у вас."

   -- Спасибо,-- проскрипела девушка официанту, когда тот вернулся с заказанным блюдом.

   Это еще раз доказывало, что она иностранка. Никто не благодарит официантов. Им дают чаевые. Но как превосходно она сложена. Как мила и красива. Что могут делать с женщиной постоянные упражнения, вытягивания и потягивания!

   -- Если тебе что-то непонятно, обращайся ко мне,-- сказал он с самой теплой улыбкой из своего джентльменского набора.--В общении важен тон голоса, а не слова. Можно даже вообще не знать языка.

   Но девушка уже приступила к пище. Она отложила в сторону жареное яйцо и занялась мясом. Да, вот такие они, балерины, и есть. Берут от жизни все и пользуются этим на сто процентов. Никаких тебе ля-ля и фа-фа.

   Он нервно пригладил рубашку. Ладони были влажными от пота. Это с ним часто случалось. До нервного тика пока не доходило, но руки его подводили. Он взглянул на ладони спутницы. Какая прелесть!

   "Спасибо." Ее голос походил на шелест листопада. Вот бы научить ее другим словам и поправить этот неприятный акцент. А жаркое ей определенно нравилось. Возможно, она любит сырое мясо. Сейчас на этом многие помешаны. Даже стиль появился - девушки-вамп. Как бы вампирки. Хотя какой вкус у сырого мяса? Говорят, это любимое блюдо Тома Круза. Да и черт с ним. Японцы, к примеру, трескают сырую рыбу, а в их банях вся семья садится в круг, и они ногтями скоблят друг другу спины. Каждый сходит с ума по своему.

   -- Меня зовут Крисом,-- представился он.

   Девушка кивнула, продолжая пережевывать мясо. Какая жажда жизни и аппетит! Он еще ни разу не видел, как питаются балерины. Бедняжки репетируют до седьмого пота, со специальными тапочками на ногах. На них надевают костюмы с перьями и пелеринами - килограмм по двадцать-тридцать, как у танцовщиц "Мулен Руж". Он не видел, как они танцуют, но после таких упражнений аппетит должен быть зверским.

   А девушка наслаждалась пищей. Может, заказать ей вина. Хотя кружка пива будет дешевле. Этим чужестранкам хоть жвачку подари - они уже и рады. Как жаль, что он не увидит ее на сцене. И никто ее больше не увидит. Ах, как эти балерины пластичны! Они выгибают ноги так, словно там нет ни костей, ни суставов. Девушки кружатся, выделывают всякие па, а потом поднимают ногу выше головы, и мужчины в зале прижимают к глазам бинокли, стараясь увидеть места, закрытые складками юбок.

   Он нервно вздохнул и проглотил набежавшую слюну. Но не надо волноваться. У каждого мужчины есть свои слабости и секреты. А эта девушка... С ней было так уютно. Он мог говорить ей правду - она все равно его не понимала. Вот если бы мужья и жены говорили на разных языках, они бы прекрасно ладили друг с другом. И разводы бы сократились. О, черт, как потели руки.

   Пальцы девушки вцепились в скатерть. Материя вокруг ее тарелки собралась в складки. Заметив его взгляд, девушка попыталась расправить скатерть локтями. Какой очаровательный жест. Но ее манеры за столом оставляли желать лучшего. Слишком уж алчно она поедала мясо. Набитый пищей рот, раздутые щеки. А еще хвастают своей Европой. Но какая грудь! Какой изгиб и эти торчащие бугорки сосков. Надо пригласить ее к себе домой. Поговорить, усадить в такси, отвлечь разговором от дороги, а дальше она не отвертится. У этих европеек каждый доллар на счету. Им проще отдаться тебе, чем потом брать такси и искать свою гостиницу.

   Она, казалось, что-то ожидала. Из-за языкового барьера Крис не мог использовать обычные предлоги - типа, "Я ожидаю телефонный звонок от мамы. Ты мне так ее напоминаешь!" Впрочем, в прошлый раз это не сработало.

   Он решил действовать напрямую - расплатился с официантом, надел плащ и взял ее за руку. Пусть это выглядело немного некультурно, но кто-то ему говорил, что спортсменки и балерины обожают грубость.

   Лишь бы у нее не было вечерней репетиции или спектакля. Он слышал, что этих девочек из шоу-бизнеса лишали денег за прогул. Ему вспомнился ледовый карнавал, на котором он присутствовал в прошлом году. Этих балерин и фигуристок там было не счесть. Никто бы и не заметил, если бы одна из них не пришла на спектакль.

   Он повел ее за собой. К счастью, она не возмущалась и не кричала. Сразу видно, работник культуры, а не какая-нибудь проститутка. Крис всегда терялся, когда на него начинали кричать. Ты их кормишь, поишь, а они потом орут на тебя, как на животное. Ужасно неудобно.

   Девушка покорно шла за ним. Наверное, она оценила ситуацию и нашла ее приемлемой. Они поднялись в его квартиру на седьмом этаже, и направился на кухню готовить ей напиток. Она с улыбкой приняла бокал и прошлась по комнатам, разглядывая вещи. Этим иностранкам всегда интересно узнать, как живут американцы.

   Она остановилась у окна, где в ночи мигали огни большого города. Крис, дрожа, приблизился к ней.

   -- Здесь тебя никто не услышит,-- сказал он ей.--Ты будешь лежать на черной простыни. И по твоим белым бедрам потекут струйки крови...

   Она резким движением задернула шторы и повернулась к нему.

   -- А ты, похоже, хочешь меня. Но я не тот, кем кажусь. Мы все внутри другие. Мир, политика, даже погода, меняют нас. И мы все становимся другими. Половина моих знакомых не люди, Они только выглядят ими.

   Его руки дрожали. Он с трудом перевел дыхания. Ах, как она была хороша!

   -- Половина девушек хотят выглядеть секс-бомбами, и кому-то это удается. Остальные меняются внутри, превращаясь в обычных шлюх. Мужчинам хочется выглядеть сильными, как Шварцнегер, и симпатичными, как Кларк Гэбл. А что делать тем, кто похож на захиревших обезьян? Они меняются изнутри, превращаясь в монстров и тиранов.

   Девушка расстегнула две пуговицы блузки. Глядя в ее большие глаза, он продолжал шептать:

   -- У каждого своя мимикрия. Мы, как хамелеоны, меняем мысли, характер и внешность, чтобы прятаться или побеждать своих врагов. Мы, как кактусы, обрастаем колючками и шипами, хотя мечтаем цвести прекрасными цветами. Таков этот мир. Даже у бабочки на крыльях есть узор из черепов, и каждый наш шаг - это вопрос жизни и смерти.

   Она подошла к нему и тихо сказала:

   -- Спасибо.

   Ее губы потянулись к его лицу. Изо рта девушки вдруг вырвался длинный язык. Он вонзился в горло Криса, вызвав общий паралич. Она отложила в него кладку яиц, затем сняла блузку и юбку. Размяв четыре пары конечностей, человекоподобная тварь пробежала по стене и замерла в верхнем углу.

   -- Спасибо,-- раздался скрипучий шепот.

   Крис лежал на полу. Каким-то образом он знал, что через неделю в нем вылупятся личинки. Какое-то время они будут аккуратно питаться его телом, оставляя нетронутыми жизненно важные органы. А потом он умрет. На его глаза навернулись слезы.

   Утром на улице еще один мужчина попытался подцепить эту удивительно красивую и доступную на вид девушку. Но она была удовлетворена. И новый период кладки мог состояться лишь через пять лет.



Содержание:
 0  вы читаете: Облом : Томас Гилберт    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap