Фантастика : Ужасы : Глава 13 : Виталий Гладкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава 13

Плат атаковал Марка сразу. Серега терпеть не мог необязательности.

- Почему опоздал!? - налетел он коршуном на Маркузика.

- Работы было много… - заюлил Марк. - Пришлось поездить…

- Куда, зачем? Ты должен был сидеть здесь, в этом офисе, в своем компьютерном отделении, и «колоть» базу данных ГИБДД! Сделал?

- М-м… - замялся Марк. - Пока не получается. Мне пришлось обратиться к знакомым ребятам, чтобы получить нужную программу. Думаю, что к утру справлюсь.

- Ну, если так…

И в этот момент я вызывающе заржал.

- Чему ты радуешься? - сухо спросил Плат.

- Тому, как ловко этот деревенский фраер навешал тебе лапши на уши.

- Не понял…

- Хе-хе… Ни к каким знакомым ребятам он не ездил. У него была интимная встреча с одной телкой…

Маркузик не дал мне договорить:

- Нет, ну что он несет!? - Он сыграл возмущение так натурально, что я едва не поверил ему. - Что за инсинуации!?

- Какое умное слово… - Я снова осклабился. - Люблю интеллектуалов. Докладываю: он встречался с дамочкой по имени Карина, встреча была назначена на три часа в 210 номере гостинице «Олимп». Увы, наш Казанова не рассчитал ее аппетита. Если судить по месту и времени встречи, мадам замужем, а потому она, во-первых, любит новизну, а во-вторых, сильно изголодалась по любовным играм. По этой причине Марк и опоздал. Его слегка попридержали. В отличие от мужиков, женщины любят после скачек понежиться в постели.

Марк онемел. Он лишь открывал и закрывал рот, как выброшенная на берег рыбина. Я сразил его наповал.

Фиалка, чтобы не расхохотаться вслух, закрыла свой прелестный ротик ладонью, пригнулась к столу и конвульсивно содрогалась в пароксизме смеха. Похоже, она была в восхищении от разыгравшегося в приемной спектакля.

- Это правда? - гневно спросил Плат.

Маркузик наконец справился со столбняком и пошел в контратаку:

- Я что, не имею права на личную жизнь!?

- Имеешь, имеешь, - «успокоил» я свою жертву. - Только не в данный момент. Мы сейчас на подвесе и нам дорога каждая минута. На кону стоят наши жизни. А ты занимаешь ублажением плоти, вместо того, чтобы хоть чем-то помочь и нам, и себе… бабник хренов.

- Сукин кот… - пробурчал Серега.

Он уже простил Марка. Будь на его месте я, головомойка продолжалась бы добрых полчаса.

У друзей я был козлом отпущения. И все благодаря моему не скандальному характеру.

Я старался сглаживать острые углы, иногда возникающие в наших отношениях. В жизни и так много ситуаций, которые требуют большого нервного напряжения. Особенно когда имеешь склонность хаживать по вечерам в разные сомнительные места типа бара «Шаловливые ручки», где обычно собираются представители не лучшей части городского бомонда.

- Никогда бы не подумал, что мои друзья будут за мной следить… - Марк надулся как мышь на крупу.

- Размечтался… - Я уничижительно фыркнул. - Делать мне больше нечего… Это всего лишь демонстрация моих дедуктивных способностей. А то некоторые штатские совсем меня затюкали.

Я бросил быстрый взгляд на Плата. Он смущенно прокашлялся, немного помялся, но в конечном итоге спросил:

- А все-таки, как ты узнал?

- Интересно?

- Ну…

Я весело подмигнул совсем увядшему Марку и ответил:

- Все очень просто… для настоящего профессионала. Когда мы в обед обсуждали план дальнейших действий, этот фраер что-то рисовал на листке бумажки. Машинально. Я всего лишь посмотрел на то, что он там нацарапал.

- И что же? - спросил Плат.

- Он несколько раз написал имя Карина, цифры 15 и 210, а также нарисовал арку с четырьмя столбами - вход в гостиницу «Олимп». Художник, конечно, из Марка аховый, но в «Олимпе» мне приходилось бывать не раз. В тамошнем ресторане неплохо кормят. И недорого. Так что арку я хорошо запомнил. Остальное несложно было домыслить.

- Считай, что ты поразил нас своими выдающимися способностями, - довольно сухо сказал Плат. - Пойдемте в кабинет. Время… Даша, - обратился он к Фиалке, - нас нет. Кто бы ни звонил.

- Есть, шеф! - бодро ответила Фиалка.

Посмотрев вслед Марку, который имел несчастный вид, она не сдержалась и прыснула в кулачок.

- Радуешься, что подтверждается твоя теория? - спросил я тихо, доверительно склонившись к ее розовому ушку.

- Какая теория?

- Что все мужчины - кобели.

- А что, разве не так?

- Так. Но не совсем. Вот я, например, однолюб. Я верен только тебе.

- Иди ты!… - Фиалка замахнулась на меня линейкой. - Балаболка.

- А меня зовут Стас. Вот мы и познакомились.

Я весело подмигнул смеющейся Фиалке и закрыл за собой дверь кабинета, в котором обычно восседал Плат, начальник нашей шарашки.

Нужно сказать, как-то так вышло, что для меня в офисе не нашлось помещения. У Маркузика была лаборатория, состоящая из трех комнат, где, кроме него, трудились два инженера-конструктора и один опытный электронщик.

Кроме того, было еще несколько кабинетов, но в них обретались бухгалтер и наши подчиненные, которых мы звучно именовали детективами.

В основном они занимались наружным наблюдением и другими проблемами частного сыска, но иногда принимали участие и в силовых акциях. Все парни когда-то служили в милиции или спецчастях, так что дело свое знали туго.

Еще у нас был пульт оперативного дежурного по агентству, под завязку напичканный электронной аппаратурой (он размещался в каптерке у входа), склад, где хранилась всякая всячина и стоял тяжеленный стальной сейф, в котором находилось оружие и патроны, а также спортзал с тренажерами. Сотрудники нашего агентства обязаны были согласно контракту поддерживать отменную физическую форму.

Они тренировались почти каждый день. Наблюдать за ними входило в круг моих обязанностей. (Если честно, я к этим обязанностям относился спустя рукава).

Что касается нашего производства, то оно находилось недалеко от центра. Там мы арендовали небольшой цех дышащего на ладан завода, прикармливая взятками директора, из молодых да ранних, который совершенно не разбирался в технике, но очень ловко прикарманивал не только левую прибыль, но и зарплату рабочих, месяцами прокручивая ее через банк, где работал такой же, как он, беспринципный управляющий, его кореш.

В общем, я и в нашем О.С.А., как и в жизни, был бесхозным. Поэтому отвоевал себе право находиться в кабинете Плата, который считал и своим.

Серега однажды попытался выставить меня за дверь во время важных переговоров с одним из наших богатых клиентов - на тот момент он возомнил себя большим начальником.

Я не стал спорить, спокойно развернулся и ушел с работы.

Меня искали неделю. Которую я скоротал в городе Сочи, где такие прекрасные южные ночи. Нужно сказать, скоротал с большой пользой не только для своего здоровья, но и здоровья одной дамочки, упакованной по самое некуда.

Она была обвешана золотом и бриллиантами как елка игрушками. Но на шхуне ее личной жизни порвало парус, и дамочка буквально загнивала в стоячей воде.

Пришлось мне с полной отдачей сил зашивать эту прореху и наполнять паруса желаний ветром неистовой плотской любви.

После этой небольшой размолвки Плат даже не заикался на предмет своей исключительности. Я не стал затаскивать в кабинет еще один письменный стол, а устроился на шикарном кожаном диване возле двери. Рядом с диваном находился журнальный столик и бар, содержимое которого успокаивало мое честолюбие и заставляло философски относиться к жизни.

- Начнем с тебя, - обращаясь ко мне, сказал Плат, когда мы расселись по своим местам. - С этим клиентом, - он бросил уничижающий взгляд на присмиревшего Маркузика, - все и так ясно. Марк должен отчитаться завтра. Завтра! Ты понял?

- Понял, - буркнул Марк и подарил мне взгляд из серии «Ну, погоди!».

Я доложился кратко, без обычных красочных отступлений. Был вечер, все устали, поэтому мой дар рассказчика никто бы не оценил.

Зачем заливаться соловьем перед публикой, состоящей сплошь из сухих прагматиков?

И все-таки финал вышел у меня весьма эффектным. Перед тем, как сказать, кого мне довелось увидеть возле бывшего здания проектного института, я сделал многозначительную паузу, а затем оглоушил своих друзей, что называется, наповал.

- Не может быть! - воскликнули они хором.

- Может, - ответил я, скромно опуская глаза. - В моем исполнении все возможно, вы это знаете. Я просто в очередной раз продемонстрировал свой высокий класс. Я нашел нашу американскую Золушку. Даже без примерки хрустального башмачка. Учитесь работать, фраера, пока я живой.

- Не верю! - Плат отмахнулся от меня как от привидения. - Ты ошибся.

- Не мог я ошибиться! Ты знаешь, что у меня фотографическая память. Это точно она. У меня ее снимок, что дал нам Рыжий, все время перед глазами маячит. К тому же, у этой Дженнифер очень запоминающаяся мордашка. Клеевая девка.

- Ничего не понимаю… - Серега был сильно обескуражен.

- А что тут понимать? - вступил в разговор и повеселевший Марк. - Нужно спеленать девку, передать заказчику и получить остальные бабки. А там хоть трава не расти. Пусть Рыжий сам с ней разбирается.

Маркузик уже мысленно потирал руки от удовольствия. Как же, скоро ему предстояла весьма приятная миссия - делить денежки заказчика на три равных части. И самое главное - они не облагались налогом, потому что Марк с общего согласия не спешил проводить их по бухгалтерской документации.

Увы, в этом вопросе мы не были патриотами своей отчизны. Тлетворное влияние нарождающегося капитализма, который все еще находился в дикой стадии, коснулось и наших неокрепших душ…

Я было вознамерился сказать ему, что деньги нужно считать, когда они уже в кармане, но сдержался и молвил совсем другое:

- Хотел бы я видеть того человека, который отважиться повязать эту девку.

- А ты у нас для чего!? - возмутился Марк.

- Чтобы думать. Кому-то же надо. Потому что вы, большие умники и философы, пустили мыслительный процесс на самотек.

- На что ты намекаешь? - строго спроси Плат.

- Вы как-то упустили из виду, что она ездит в очень дорогом представительском «мерсе» и с охраной. И, как на мой взгляд, ее телохранители - битые парни. Это не просто «быки», а профи. Уверен. Или я ничего не соображаю в таких делах.

- Что ж, если это так, то тогда нам всего лишь нужно вычислить, когда американская невеста еще раз посетит это заведение, привезти Рыжего к зданию бывшего проектного института, и столкнуть их лбами у входа. По-моему, элегантное решение. - Маркузик довольно ухмыльнулся. - И волки будут сыты, и овцы целы.

- Неплохая идея… - сказал Плат, но по лицу Сереги было видно, что сейчас его мысли бродят где-то далеко; видимо, там же, где и мои.

- Идея фикс, - сказал я скептически. - Глупости! Совершенно дилетантский подход.

- Почему!? - взвился Маркузик.

- Потому что нам неизвестно, во-первых, когда она снова посетит эту хитрую контору без вывески. Не будут же сидеть там наши ребята до бесконечности? А во-вторых, мы понятия не имеем, какая разыгрывается комбинация.

- Зачем нам чужие проблемы? - спросил Марк. - Мы всего лишь выполняем заказ. В этом нет ничего криминального. Сделал дело - получил денежки. Вот и вся наша комбинация.

- Твоими бы устами да мед пить, - сказал я снисходительно. - Похоже, ты забыл, что мы нечаянно оказались в самом эпицентре какой-то разборки. И что так просто нам уже не спрыгнуть.

- Брось… Мы пешки. Если наша компашка тихо уйдет с шахматной доски, никто этого и не заметит.

- Как бы не так. Мы многое видели, и много знаем. Мало того, наши противники подозревают, что нам известно еще больше. Потому они просто обязаны позаботиться о том, чтобы укоротить нам языки. А как они это делают, мы уже имеем представление.

- Что ты предлагаешь? - спросил Плат, жестом остановив Маркузика, готового продолжить диспут.

- Я хотел бы послушать сначала тебя. Ты же у нас главная голова.

- Хорошо, я скажу… В общем, ты где-то прав. Нельзя кидаться в омут, не позаботившись о страховке. Мы пока ничего не знаем о нашем противнике. Это большой минус.

- Даже не какой-то хлипкий минус, а толстый дрын, - буркнул я, согласно кивнув головой. - Которым вот-вот дадут нам по башке. Удача ведь не каждый день сидит у нас в кармане.

- Поэтому, прежде всего, нужно узнать, что за контора заняла здание проектного института. И второе - край необходимо уточнить, не ошибся ли ты, Сильвер, во время опознания нашей американской крали. Такие вещи случаются, говорю вам на основании своего опыта работы в угрозыске.

- Логично, - сказал я, закуривая. - Спорить не буду. Надо, так надо. Но и это еще не все.

- Не все, - согласился Плат. - В идеале необходимо узнать, откуда ветер дует. Но так, чтобы не подставиться.

- Блажен, кто верует… - Я саркастически ухмыльнулся. - Не разбив яйцо, яичницу не приготовить.

- О чем ты? - озадаченно спросил Серега.

- Мне уже надоело изображать зайца. Пора нам показать свои зубы нашим противникам.

- Ты с ума сошел! - воскликнул Плат. - Нас сомнут как жестяную банку из-под пива.

- Его хлебом не корми, а дай кулаками помахать, - осуждающе заметил Маркузик.

- Мы к этому все равно придем.

- Если только ты не полезешь на рожон, - сказал Плат, - то никаких проблем не будет.

- Наивные… - Я обречено вздохнул; как часто мы выдаем желаемое за действительное. - Беда уже пришла в наш дом, а вы все витаете в эмпиреях. Нас в покое не оставят. Уверен, что в конечном итоге нас вычислят. Тем более, когда мы пустим по следу Дженнифер еще и нашу наружку. Повторяю - против нас работают профессионалы. И они сейчас очень обозлены из-за двух проколов. Поэтому будут землю копытами рыть, а попытаются нас достать. Так не лучше ли упредить удар?

- Как? - спросил Плат.

- Очень просто. Пока мы для них темные лошадки, и они еще не знают нас в лицо (может быть, за исключением меня - я «засветился» возле их конторы; там везде стоят камеры слежения, поэтому не исключено, что мое фото уже лежит на столе их начальника службы безопасности). Поэтому мы имеем небольшую фору. Нам нужно взять «языка».

- Ты в своем уме! - воскликнул Серега. - Не забывай, что мы не в горах Чечни. Да и там война уже подходит к концу. Ты что, пытать его будешь?

- Слегка поспрашиваю…

- А потом?

- Потом… как получиться, - ответил я, отводя взгляд в сторону.

Неженки хреновы! Значит, тем уродам можно шмалять по нам из автоматов, а мы в ответ - ни-ни? Это они начали против нас военные действия, а не мы. И моя совесть будет чиста, если я пришью кого-нибудь из этих козлов.

Придумал же такое Серега - война заканчивается… Как бы не так. Каждый день кого-то мочат - то в Ингушетии, то в Москве, а недавно даже в Кондопоге, которая вообще находится у черта на куличках и там живет тихий, мирный и беззлобный народ. И это называется мирное время!?

Тогда лучше сидеть в окопе. По крайней мере, тогда точно знаешь, откуда ждать атаки.

- Нет уж, братец, - решительно сказал Серега, - нам в такие игры никак нельзя играть.

- Год назад ты думал иначе, - пробурчал я негодующе. - И мы оказались в выигрыше. А все почему? Потому что ситуация заставила. И сейчас, мне кажется, она у нас не лучше, чем была тогда.

- Все равно вступать в конфликт, тем более такого рода, я не разрешаю! - завелся Плат. - Вы сами меня выбрали начальником, поэтому извольте подчиняться. Иначе у нас получится полный раздрай.

Я сдался. А что делать, если мои друзья такие болваны?

- У нас масло есть? - спросил я невинным голосом.

- Зачем оно тебе? - тупо уставившись на меня, спросил сбитый с толку Серега.

Он ожидал, что я, по своему обыкновению, начну спорить, доказывать, горячиться. А тут какое-то масло…

- Пятки смазать. Чтобы я мог бегать быстрее. Раз уж ты запрещаешь близкий контакт с нашими противниками, то мне ничего другого не остается, как бояться собственной тени и шарахаться в кусты даже при малейшем подозрении на опасность.

- Не утрируй. Действовать нужно по обстановке.

- Вот и я об этом.

- Ну да, как же… Ты сначала создаешь себе ситуация, из которой только один выход - пробиться с боем; а потом ее реализуешь.

- Он садомазохист, - поддержал Плата ехида Маркузик. - Это ежу понятно. Для него походя начистить кому-нибудь хлебальник, как для меня выпить стакан кефира на ночь.

- Зато вы оба пушистые, - проворчал я миролюбиво. - У одного сдвиг по фазе касательно сексуальных вопросов, а другой хочет в монахи записаться и уйти в монастырь, чтобы даже духу женского не было поблизости. Человек соткан из достоинств и недостатков; я не исключение. Терпеть не могу несправедливости. Увы, дуэли теперь невозможны. Вот и приходится восстанавливать статус кво доступным мне способом.

- Отмазался… - Марк скривился, словно съел веточку полыни. - Краснобай… И откуда у этой дубины ораторский дар?

- От Бога, отрок, от него. Это мне компенсация за мою малограмотность. Мы ведь академий не кончали.

- Все, эту тему закрыли, - решительно сказал Плат. - Нам нужен план действий на завтра. И на ближайшую перспективу.

- Пардон, ты кое-что забыл.

- Что именно? - удивился Плат и посмотрел на меня с подозрением.

- Нам, - сказал я с нажимом, - хотелось бы знать, где ты целый день рысачил на машине Марка и что в итоге выездил.

- А… Ничего особенного.

Видно было, что Плат уклоняется от прямого ответа.

- Ты не темни, - сказал я резко. - Из-за того, что у меня не было колес, я едва не сел на кукан. Между прочим, - я повернулся к Марку, - его каприз обошелся нашей конторе в двести пятьдесят баксов.

- Что-о-о!? - У Маркузика глаза полезли на лоб.

- Только давай без твоих обычных выступлений. Эти деньги я заплатил таксисту, который увез меня от греха подальше. Задешево подставляться под пули он не захотел.

Я, конечно, немного приврал насчет суммы, которая полагалась таксисту, но кто-то же должен был компенсировать мне расходы на те полведра кофе, что я выпил, наблюдая за бывшим проектным институтом? Той бурдой, что подавали в уличном кафе, я, наверное, испортил себе желудок.

- Опять… - Марк готов был сожрать меня глазами. - Когда это кончится!?

- Мне моя шкура гораздо дороже каких-то презренных зеленых бумажек, пусть и с нарисованными на них американскими президентами. Между прочим, на мои похороны вы потратили бы гораздо больше.

- Зато это были бы наши последние бесполезные траты!

- Марк! - рявкнул Плат. - Уймись. Ты уже перешел все границы.

- Я его прощаю, - сказал я с благочестивым выражением праведника. - В том, что он такой злобный тип, не его вина, а беда. Все сексуальные маньяки страдают сдвигом по фазе.

Марк открыл было рот, чтобы выдать очередную гневную тираду, но, наткнувшись на жесткий взгляд Плата, закрыл его, при этом щелкнув зубами. Он знал, что наш друг, обычно спокойный и уравновешенный, иногда может так оторваться, что мало не покажется.

Я с удовлетворением кивнул и снова насел на Плата:

- Мне хочется услышать, чем ты сегодня занимался.

Серега сумрачно взглянул на меня, затем коротко вздохнул и ответил:

- Хорошо, скажу. Только смотрите, нигде не проболтайтесь!

- Я что, похож на болтуна? - спросил я с гонором.

- Похож, - отрезал Серега. - Особенно по пьяни.

- Ну спасибо…

- Не изображай из себя обиженного. Марк тоже не принадлежит к тем, кто умеет держать язык за зубами. Так что вы, выражаясь по-грузински, два сапога на один нога.

- Когда я болтал!? - негодующе взвился Маркузик. - Что за наветы!?

- Нам сейчас недосуг заниматься воспоминаниями, - охладил его порыв Серега.

- Верно, - поддержал я Плата - только для того, чтобы еще больше уязвить Маркузика. - Учись воспринимать дружескую критику спокойно. Что правда, то правда - язык у тебя, как помело. Не короче, чем у меня, хотя ты и утверждаешь обратное.

- Нет, но что мне с вами делать!? - трагическим голосом воскликнул Плат. - Как дети малые. Никакой серьезности.

- Все, все, умолкаю… - Я поднял руки вверх.

- Так оно лучше… - Серега понизил голос. - Сегодня я встречался со своим добрым приятелем оттуда… - Он поднял глаза на потолок.

- «Контора»?… - догадался я.

Так почтительно Плат отзывался только об одной государственной структуре. Теперь она называлась ФСБ.

- Да. Я попросил, чтобы он провентилировал по своим каналам (в частном порядке) родителей Дженнифер. Чтой-то они мне не нравятся…

- Не нравятся - не ешь, - осклабился я, вспомнив анекдот с бородой. - Решение верное. Я давно об этом думал. Но, боюсь, в частном порядке не получится.

- Почему?

- А под каким соусом ты все это преподнес своему корешу?

- Просто сказал, что лично мне это очень нужно. В свое время я немало его выручал. Он здорово мне обязан.

- Наивный… - Я покачал головой. - Разве тебе неизвестно, что у сотрудников «конторы» существую не друзья, а «контакты»?

- Допустим. Ну и что?

- А то, что о вашем разговоре он просто обязан доложить своему начальству. В противном случае, если откроется его внеслужебный интерес к неким американским гражданам, тем более, такого высокого ранга, у твоего приятеля могут вохникнуть большие неприятности. Это раньше, в эпоху всеобщего раздолбайства, чекистов приспосабливали вместо «крыши» разные бизнесструктуры. И «конторским» все сходило с рук. Сейчас маятник качнулся в другую сторону. Снимут с твоего кореша погоны и дадут ему под зад мешалкой.

- Не преувеличивай. Все не так страшно, как ты рассказываешь.

- Вполне вероятно, что ты прав. Кто спорит? Мы же теперь с американцами стали большими друзьями… Кстати, Дженнифер - это как раз головная боль наших чекистов. Они просто обязаны были взять ее на карандаш. И ежели случится какая-нибудь бяка, нам только спасибо скажут - что мы подняли этот вопрос. Поэтому, не будем дрейфить. Надеюсь, с «конторой» все образуется. Вообще-то, ты сделал классный ход. Поздравляю.

Серега смущенно улыбнулся, но тут же снова принял озабоченный вид и сказал:

- А теперь давайте немного покумекаем, куда и как нам двигаться дальше…



Содержание:
 0  Невеста из USA : Виталий Гладкий  1  Глава 2 : Виталий Гладкий
 2  Глава 3 : Виталий Гладкий  3  Глава 4 : Виталий Гладкий
 4  Глава 5 : Виталий Гладкий  5  Глава 6 : Виталий Гладкий
 6  Глава 7 : Виталий Гладкий  7  Глава 8 : Виталий Гладкий
 8  Глава 9 : Виталий Гладкий  9  Глава 10 : Виталий Гладкий
 10  Глава 11 : Виталий Гладкий  11  Глава 12 : Виталий Гладкий
 12  вы читаете: Глава 13 : Виталий Гладкий  13  Глава 14 : Виталий Гладкий
 14  Глава 15 : Виталий Гладкий  15  Глава 16 : Виталий Гладкий
 16  Глава 17 : Виталий Гладкий  17  Глава 18 : Виталий Гладкий
 18  Глава 19 : Виталий Гладкий  19  Глава 20 : Виталий Гладкий
 20  Глава 21 : Виталий Гладкий  21  Глава 22 : Виталий Гладкий
 22  Глава 23 : Виталий Гладкий  23  Глава 24 : Виталий Гладкий



 




sitemap