Фантастика : Ужасы : Глава 20 : Виталий Гладкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава 20

Я спал как убитый. Ни один сон не смог проникнуть в мою черепушку, потому что в ней царила воистину космическая пустота. Когда утром я поднялся, то меня повело в сторону, словно с вечера я был вусмерть пьян и еще не протрезвился.

Только контрастный душ привел меня в более-менее нормальное состояние.

Из продуктов у меня остались только перебродивший кефир, минералка, зачерствевший огрызок булки и банка килек в томате. Надо бы пополнить продовольственные запасы, подумал я с запоздалым раскаянием. Давиться с утра килькой и распаренным в микроволновке так называемым «городским» батоном мне было совсем не по нутру.

Но делать было нечего, брюхо требовало хоть какого-то наполнения, поэтому я, повздыхав немного, как больная корова, выпил три чашки растворимого кофе, который откопал в кухонном шкафу среди разнообразных баночек со специями.

Они появились там примерно с год назад.

Я как-то познакомился с одной девицей и имел неосторожность несколько раз привести ее домой. Девка оказалась натурой деятельной. Уже через неделю после нашего знакомства она приготовила шикарный ужин, и я впервые почувствовал, что такое быть женатым человеком.

Надо отметить, что мне понравилась только кухонная часть окольцованного бытия. Готовила моя нечаянная подруга и впрямь отменно.

Я наслаждался домашней едой почти месяц. Но затем вдруг понял, что из командира, единолично устанавливающего свой распорядок дня (и ночи тоже), я превратился в подчиненного, и даже не сержанта, а занюханного ефрейтора.

Девка начала помыкать мною так, будто мы уже сходили в ЗАГС. Я даже свои домашние тапочки начал аккуратно ставить возле входной двери на коврике, а не бросать, где ни попадя.

Короче говоря, после месяца такой «семейной» жизни я взбунтовался и вернул себе полную свободу. Чересчур деятельная девица с моего горизонта исчезла, но оставила после себя, как память, большое количество приправ.

Иногда я пытался их использовать. Но поскольку мои познания в кулинарии были в зачаточном состоянии и не простирались дальше приготовления яичницы или запеченного в духовке гуся (чего проще - помыл тушку под краном, посолил, поперчил и в печку), специи только портили вкус моих, так сказать, «блюд». Может, потому, что я сыпал все подряд.

Поди, знай, что такое кардамон или тимьян, и с чем их едят…

В офис я пришел позже всех. Фиалка, которая уже знала о моих похождениях, радостно обняла меня и чмокнула в губы.

До чего экзальтированная особа… Так нельзя шутить с холостым мужчиной. Об этом я и сказал ей безо всяких обиняков.

- Ста-ас… - протянула она с лисьим выражением на своей и так лукавой мордашке. - Не балуй…

- С тобой забалуешь, - буркнул я в расстройстве. - Синий чулок…

Фиалка хихикнула и сказала не без выпендрежа:

- Я блюду свою девичью честь.

- От твоего блюдения в моих чреслах сплошные томления. А это отрицательно сказывается на работоспособности. Надо будет попросить Плата, чтобы он перевел тебя на периферию.

- Это куда?

- В нашу мастерскую. Учетчицей. Чтобы ты считала количество деталей для замков, придуманных Марком. Это, кстати, очень ответственная работа. Как ни собирай замок, а все равно чего-то не хватает. Или какая-нибудь деталюшка оказывается лишней. Там тебе самое место. Ты человек ответственный и не будешь заниматься на рабочем месте разными глупостями.

- А если я втюрюсь в какого-нибудь работягу?

- Я принесу вам на свадьбу букет роз и стеклянную трехлитровую банку, доверху наполненную моими слезами несбывшихся надежд.

Смеющаяся Фиалка хотела что-то ответить, но тут включился селектор и раздраженный голос Плата вмиг прекратил нашу идиллию:

- Сильвер! Кончай трепаться! Заходи…

Мученически вздохнув, я на цыпочках подошел к кабинету и, верноподданнически изогнувшись, отворил входную дверь. Фиалка звонко расхохоталась.

Эх, если бы не Плат, застолбивший этот богатый участок любви и плотских наслаждений…

И вообще - какого хрена!? Он ведет себя, как собака на сене - сам не ест и другим не дает.

С этими мыслями я и вошел в кабинет, где меня ждал неожиданно теплый прием со стороны Марка. Вот уж не ожидал…

- Ты как всегда опаздываешь, - проворчал Плат, посмотрев на часы.

- Извини, что значит «как всегда»? По-моему, сегодня всего лишь первый… а может, второй раз. Но не более того.

- Опять ты препираешься!

- Я не препираюсь, а борюсь за истину в чистом виде, безо всяких «но». Более исполнительного человека, чем я, отыскать трудно.

Высказавшись, я бросил быстрый взгляд на Маркузика, но он, вопреки моим ожиданием, даже не подал голос, лишь ухмыльнулся. Но ухмылка у него вышла не кривой, так сказать, с подковыркой, а вполне доброжелательной.

Надо же, как он переживал за меня… Что значит друг, подумал я с неожиданной теплотой.

Хоть и сукин сын…

- Тебя не переговоришь… - буркнул Плат, раскладывая перед собой на столе какие-то бумаги. - Начнем… Должен вам сказать, что сегодня я получил просто сногсшибательную информацию.

- «Контора»?… - предположил я, настораживаясь.

- Да. Чекисты нам здорово помогли. Судите сами… - Серега взял один лист и начал комментировать написанное: - Во-первых, Дженнифер жила в России с детства и даже окончила здесь два класса. Потом папашу невесты Рыжего перевели на работу в Японию.

- Отсюда ее знание русского языка и восточных единоборств, - сказал я возбужденно.

- Несомненно. Но и это еще не все. Ее отец в тысяча девятьсот восьмидесятом году возглавлял американское консульство… в нашем городе!

В кабинете воцарилась мертвая тишина. Плат наслаждался произведенным эффектом от своего сообщения, а мы с Марком усиленно ворочали мозгами, потому как одновременно почувствовали, что наконец забрезжил маленький лучик света в нашем темном царстве.

У меня так вообще мысли понеслись вскачь. Версии, одна фантастичней другой, начали возникать перед моим внутренним взором как цветные узоры в калейдоскопе.

- Мало того, - снова заговорил Плат, выдержав длинную победную паузу, - оказывается, мамаша Дженнифер страдала бесплодием.

- Не понял… - Я вытаращился на Плата как баран на новые ворота. - А как же Джен?

- Загадка. В Америке она родить не могла, хотя и долго лечилась, а в России - с пребольшим удовольствием. Рожала она в нашем городском роддоме… год, дата и время рождения… вот копия свидетельства о рождении, здесь все написано… Роддом номер пять, на улице Серова. - Серега перевел взгляд на подробный план города, висевший на стене.

С этим планом вышла еще та история. Наши карты не выдерживали никакой критики и для работы были малопригодны. Даже ментовский план города оказался туфтовым. Сплошной примитив и много неточностей.

Однажды я был в гостях у одного известного в городе человека, академика, который объездил полмира. Собственно говоря, «в гостях» - это сильно сказано. Просто мы с Марком устанавливали у него сигнализацию, и он пригласил нас на чашку чая. Это было на заре нашей охранно-сыскной деятельности.

У него-то я и увидел этот план, выполненный, судя по всему, картографами Пентагона. Как оказалось, академик купил его в Англии. На плане были изображены не только улицы, переулки, площади и дома города, но даже сараи и маленькие рощицы. Все было выполнено настолько детально, что у меня дыхание перехватило.

Конечно же, план я выцыганил. Без зазрения совести.

Нужно сказать, что академик был рад так легко отделаться от работяг (а мы выступали именно в таких ролях). Он ожидал, что мы потребуем сверх установленной платы за монтаж сигнализации еще и хороший магарыч.

Естественно, надписи на плане были выполнены по-английски, но нас это обстоятельство не смущало, так как город мы знали достаточно хорошо. Но не настолько детально, как было нарисовано на плане. И часто такие мелкие детали нас здорово выручали.

- Дженнифер - единственная дочь? - спросил я не без задней мысли.

- Да. Это во-вторых. Есть сведения, что ее мать продолжала лечиться от бесплодия и в Японии, и в Америке, когда отец Дженнифер пошел на повышение, и его отозвали для работы в самом госдепартаменте.

- Я всегда говорил, что Россия - родина слонов и голубой птицы счастья, - пробурчал я, стараясь унять все сильнее проявляющееся возбуждение. - У нас все возможно. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, а бесплодных американок облагодетельствовать потомством. Вот такой мы уникальный народ. Некоторые ученые доказывают, что наши предки-славяне - атланты. Между прочим, недавно возле Луганска отыскали пирамиды, которые древнее египетских.

- Ты думаешь?… - Плат уловил мою главную мысль и теперь глядел на меня, остро прищурившись, словно через оптический прицел снайперской винтовки.

- А что тут думать? - вмешался Марк, у которого глаза горели как у мартовского кота. - Козе понятно.

- Не знаю, как там твоей козе, - парировал Серега, - а я пока ни в чем не уверен. Нужно копать.

- Нужно, - откликнулся я с энтузиазмом.

- И как можно глубже, - сказал Плат.

- Только не зарываться, - предупредил я с многозначительным видом.

- Верно, - согласился со мной Плат. - Курамшин со своей бандой - это дело серьезное. Кстати, я проверил милицейские сводки и узнал, что те парни, которых с твоей помощью и не без подмоги Дженнифер повязали в «Руке удачи», - люди Курамшина. Их в тот же вечер отпустили. Про изъятые у них стволы в сводке не было сказано ни слова.

- Вот так, - сказал я не без горечи. - Попадись в руки ментов я с незарегистрированным пистолетом, мне припаяли бы года три. А для людей «Альянса» - все как с гуся вода. Где правду искать!? Плат, тебе нужно покопаться в его прошлом, а также настоящем. Думаю, у твоих бывших коллег материалов на Курамшина хватает. А как к ним подобраться, не мне тебя учить.

- Я так понимаю, ты берешь на себя роддом…

- Понятное дело… Все, что касается женщин, я принимаю близко к сердцу. Конечно, меня мог бы заменить и Марк, но обычно у него на переднем плане постель, а потом работа, что сказывается на качестве полученной информации.

- Почему? - возмутился Маркузик.

- Потому, что буренку надо доить тогда, когда она с вожделением жует охапку свежей травы, а не тогда, когда набила живот прелой соломой и желает только отправить свои естественные надобности.

- Чья бы корова мычала… - снисходительно ухмыльнулся Марк, на удивление, совершенно не обидевшись на мой выпад.

Я тоже осклабился. Мне было понятно, почему Маркузик столь спокойно отнесся к наезду на свою сиятельную персону. Он считал, что ему нет равных ни в искусстве кобеляжа, ни в постельных игрищах.

- Мне нужна охрана, - сказал я, поднимаясь. - Я не хочу в этом деле замараться по самое некуда. А оно, как всем нам понятно, пахнет керосином.

- Охрана уже ждет.

- Бойцы Рыжего?… - спросил я не без задней мысли.

- Нет. Наши парни. Возьми тех, на кого глаз положишь.

- Отлично… - Я довольно ухмыльнулся. - Спасибо, шеф.

Своих парней я хорошо знал, а потому мог им полностью доверять. А бойцы Крапивина хоть и произвели на меня неплохое впечатление, но все же в критической ситуации я бы не доверил им защищать свою спину; уж лучше сам.

Неизвестный напарник хуже врага. Никогда не знаешь, что он может учудить в следующее мгновение.

У каждого человека свой характер, и раскрывается он чаще всего только в экстремальных ситуациях. Мне доводилось быть свидетелем, как козырный, хорошо подготовленный пацан, косая сажень в плечах, бравирующий своей храбростью перед началом сражения, в бою оказался не просто трусом, спасающим свою жизнь (что, в общем, где-то можно понять), но еще и паникером.

А сие уже, как говорится, совсем другая статья.

Паникеров нужно стрелять на месте, не дожидаясь трибунала, потому что это форменная зараза, моментальная болезнь, которая за считанные минуты может победу превратить в поражение и, как следствие, нагромоздит кучу трупов твоих товарищей.

- Я послал двух бойцов Рыжего присматривать за твоим сокамерником, - сказал Плат. - Он вскоре может нам понадобиться… как свидетель.

- Верное решение. Николай - это крюк в горле Курамшина. Он попытается его достать, это точно.

- Не так это просто. Ты звякни парню, предупреди, что он под нашей охраной. Пусть не дрейфит.

- Легко сказать - пусть не дрейфит… - Я вспомнил подвал, и у меня мороз загулял между лопаток; а ведь я мог остаться в этой клоаке навсегда. - У него еще шок не прошел. Думаю, что парня не мешало бы показать психиатру.

- Это уже не наша забота, - отрезал Плат. - Мы не благотворительная организация.

- Понял. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Резонно. И все-таки жаль парнишку. Судя по всему, он неплохой человек.

- Пусть платит бабки, - задиристо вмешался Марк в наш разговор, - и мы будем охранять его хоть до пенсии. Он и так нам должен за что, что мы его спасли.

- Не все измеряется в деньгах, - сказал я нравоучительно. - Но ты где-то прав, - тут же успокоил я Маркузика, уже приготовившегося ввязаться со мной в длительную дискуссию насчет денежных отношений в капиталистическом обществе. - Он нам ни сват, ни брат. Однако беречь его мы просто обязаны. Это в наших интересах. И еще одно…

Я перевел задумчивый взгляд на телефон. На какое-то время в кабинет воцарилась пауза.

- Что ты там еще надумал? - наконец не выдержал Плат моих глубокомысленных размышлений.

- Надо позвонить Курамшину. Прямо сейчас.

- Зачем?

- Чтобы успокоить его. И чтобы он в горячке не наделал глупостей.

- Это вряд ли удастся. Курамшин не человек, а зверь, хотя с первого взгляда кажется, что он и муху не обидит. У него на допросах кололись даже воры «в законе».

- Это было тогда, когда он числился ментом бесштанным, а теперь ему есть чем и кем дорожить. Прежде чем что-то сделать, Курамшин должен двадцать раз подумать. А пока он будет терзаться в сомнениях и размышлениях, мы доведем это дело до логического завершения.

- М-да… Возможно, ты прав… Как думаешь, Марк?

- Хороший ход, - одобрил Маркузик. - Только не перегни палку, Сильвер. А то тебя часто заносит на поворотах. Начнешь угрожать…

- Что ты, братэла! Я сама мягкость и обходительность. Нет, с Курамшиным я в такие игры не буду играть. Он меня не сильно обижал, и я воздержусь от резких выражений. По крайней мере, до поры до времени.

- Ну что же, тогда звони, - сказал Плат и пододвинул ко мне телефон. - Риск благородное дело.

Выяснить номер приемной «Альянса» не составило труда. Естественно, мне ответила секретарша. «Цербер», - вспомнил я, как о ней отзывался Курамшин и невольно ухмыльнулся. Плат и Марк недоуменно переглянулись.

- Павел Иустинович занят, - сухо отчеканил цербер в женской юбке. - Перезвоните позже. - И секретарша положила трубку, даже не удосужившись спросить ни мою фамилию, ни по какому поводу я звоню.

- Бля!… - выругался я нехорошими словами, высказав присутствующим все, что думаю о мымрах, которые заседают в приемных больших начальников, и включил кнопку автодозвона. - Алла, алло, не кладите трубку! - заорал я так, будто секретарша могла слышать меня без помощи проводной связи. - Скажите вашему шефу, что звонит его вчерашний гость. Он поймет, кто это и о чем идет речь.

- Ждите, - наконец разродилась секретарша после некоторого раздумья.

Ждал я недолго. Что, в общем, и не удивительно.

- Слушаю, Курамшин, - раздался в трубке знакомый голос.

- Здравствуйте, уважаемый Павел Иустинович! Как ваше дражайшее здоровье?

- Ты!… - Курамшин даже задохнулся от внезапно нахлынувшего гнева; но тут же и успокоился быстро; я бы даже сказал, подозрительно быстро. - Что тебе нужно?

- Ну вот так сразу - что нужно… В общем, ничего такого. Мне хочется, чтобы вы считали нашу случайную встречу мелким инцидентом, который не должен иметь продолжения. Ежели я в чем-то был неправ - извините.

- Неправ - это не то слово. Ваши люди испоганили весь мой дом! А это уже совсем другой компот.

- Я к вам в гости не напрашивался. Не нужно перекладывать свои проблемы на мою голову. Но это я так, к слову. А чтобы вам совсем стал понятен смысл моего предложения, я уточню его. Мы не хотим конфронтации. Но если вы решитесь на некоторые действия, мы тоже не будем отсиживаться в окопах.

- Опять угрозы?

- Да как вам сказать… Как бывшему менту, вам хорошо известно такое слово как компра. Так вот, если вы решитесь на боевые действия против нас, то получите хороший заряд компромата. И поверьте, он вас собьет с ног. Сейчас не девяностые годы. Купить наших защитников закона, конечно, можно, но не всех. «Оборотни в погонах» уже притихли и затаились - до лучших времен. Но, боюсь, для них эти времена уже закончились. И еще - ваш бывший пленник, которого вы держали в подвале и пытали, тоже не будет иметь к вам претензий. Если, конечно, вы вернете ему все то, что у него отобрали. Думаю, наши предложения должны вас заинтересовать.

Ответом мне было длительное молчание.

Понятно - Чапай думает…

Думай, думай, сука. Я точно знаю, какие мысли роятся в твоей мафиозной башке. Конечно, сейчас ты, скорее всего, согласишься на все наши условия. У тебя просто нет иного выхода. Ты ведь пока не знаешь ни наших сил, ни наших возможностей.

Но потом твоя мстительная ментовская натура возьмет верх. И ты начнешь щелкать нас по одному и скопом. Мы уже видели твоих отморозков в действии, так что на сей счет не имеем никаких иллюзий.

Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Выражение не ново и достаточно избито, однако целит прямо в «яблочко». Мы не будем ждать, как говорили советские садоводы-мичуринцы, милостыни от природы. Мы постараемся вырастить груши даже на вербе.

- Добро, - наконец выдохнул Курамшин. - Вы меня убедили. Будем считать вопрос закрытым.

- Полузакрытым. Полностью он закроется, когда вы вернете своему пленнику его фирму и имущество.

- Естественно.

- Только не торопите его. Ему нужно с недельку отдохнуть. А то ваш «курорт» плохо на него подействовал. Он еле ходит.

- М-м… Хорошо, пусть будет так.

И он положил трубку. Скорее всего, даже не положил, а швырнул ее на рычаги. Представляю, как он сейчас мечется по кабинету в бессильной злобе…

- Наверное, мне нужно для начала сделать вот что… - Плат раскурил трубку и несколько раз пыхнул ароматным дымом. - Возьму-ка я нашего знакомого эскулапа и зайду к Николаю, пусть врач засвидетельствует побои. Это, как я понял из вашего разговора, в данный момент архиважно. А также нужно снять с твоего сокамерника показания… при надежных свидетелях и под видеокамеру. Чтобы Курамшин не спрыгнул с кукана в любом случае.

- Отличный ход. А то твой бывший коллега очень злобная и непредсказуемая личность. Легче поверить разъяренной кобре, что она тебя не укусит, дабы приберечь яд для более мелкой живности, нежели Курамшину.

- Есть у меня и еще одна задумка… но ее нужно хорошо обмозговать. Ежели я не ошибаюсь, то получается весьма интересная картина… А, об этом потом! Все, мужики, разошлись. Время, время! Нам сейчас нужно бежать впереди паровоза.

- А мне что делать? - спросил Марк.

- Будь на связи. Следи, чтобы центральный пост работал как часы. Сегодня «в поле» выйдут все группы, за исключением тех, кто охраняет офис, так что надежная связь нужна, как воздух.

- Блин! Всегда так… Была бы мне охота торчать тут без дела… - Маркузик гневно взлохматил свои черные кудри.

- Не ворчи, - сказал Плат. - Тебе тоже будет чем заняться.

- И чем же?

- Попытайся влезть в базу данных бухгалтерии «Альянса». Я не думаю, что для тебя это будет трудная задача. Это же не банк.

- На что вы меня толкаете!? Между прочим, хакерам сейчас сроки начали солидные давать.

- Не переживай, - «утешил» я Марка. - Плат будет носить тебе передачи, а я возьму на себя всех твоим девок. Чего не сделаешь ради друга…

- Ты возьмешь, кто бы сомневался… - Марк горестно вздохнул. - Связался я с вами на свою голову!

- Не боись, тебе это делать не впервой, - сказал Плат. - И все сошло с рук. Кстати, еще не факт, что ты сумеешь это сделать.

- Я не сделаю какой-то вшивый «Альянс»!? Посмотрим. - Маркузик воинственно выпятил вперед нижнюю челюсть.

Тоже мне, Муссолини в миниатюре…

А Плат ловко зацепил главную струнку Марка - его фантастическое самомнение во всем, что касается компьютерной техники. Серега тоже бывает временами хитрым и коварным.

Наверное, у своей Марьи научился. Раньше он был сама простота…



Содержание:
 0  Невеста из USA : Виталий Гладкий  1  Глава 2 : Виталий Гладкий
 2  Глава 3 : Виталий Гладкий  3  Глава 4 : Виталий Гладкий
 4  Глава 5 : Виталий Гладкий  5  Глава 6 : Виталий Гладкий
 6  Глава 7 : Виталий Гладкий  7  Глава 8 : Виталий Гладкий
 8  Глава 9 : Виталий Гладкий  9  Глава 10 : Виталий Гладкий
 10  Глава 11 : Виталий Гладкий  11  Глава 12 : Виталий Гладкий
 12  Глава 13 : Виталий Гладкий  13  Глава 14 : Виталий Гладкий
 14  Глава 15 : Виталий Гладкий  15  Глава 16 : Виталий Гладкий
 16  Глава 17 : Виталий Гладкий  17  Глава 18 : Виталий Гладкий
 18  Глава 19 : Виталий Гладкий  19  вы читаете: Глава 20 : Виталий Гладкий
 20  Глава 21 : Виталий Гладкий  21  Глава 22 : Виталий Гладкий
 22  Глава 23 : Виталий Гладкий  23  Глава 24 : Виталий Гладкий



 




sitemap