Фантастика : Ужасы : Глава 6 : Виталий Гладкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава 6

Жердин поизгалялся над нами как насильник-садист над юной профурсеткой. Если бы не наказ Сереги держать себя в руках, я бы такое ему сказал… А после этого хоть трава не расти.

Но мне все же удалось взять себя в руки, и я, глупо хлопая ресницами, почти час лепил горбатого, притом настолько искусно, что Жердин, который был хорошо знаком с моими штучками, так и не смог укусить меня пусть даже за заднее место.

Когда наше рандеву было окончено, майор пыхтел от злости, словно паровоз, а на его лице выступил нездоровый румянец - предвестник апоплексического удара.

Он нутром чуял, что я вру безбожно, однако доказать, что это именно так, не мог. Та же история случилась и с Платом. За одной разницей - Серега, в отличие от меня, мог себе позволить во время общения с Жердиным фамильярный тон.

Если честно, то майор не запер нас в каталажку только по одной причине - он знал, что у нас есть хорошие покровители из высоких милицейских чинов, бывшие сослуживцы и ученики Серегиного отца. А ссориться с генералами простому оперу как-то не по масти.

Мы не стали дожидаться, когда закончатся все следственные действия. Впрочем, нас никто и не удерживал, даже элементарное любопытство, присущее роду человеческому. Мы и так уже узнали все, что нам было нужно. И даже немного больше.

Теперь следовало всю эту мешанину из фактов и домыслов переварить.

Усевшись на нашего верного Росинанта «девятой» модели, рожденного в городе Тольятти, мы медленно покатили вдоль улицы престижного дачного поселка.

Это, конечно, был не Залив, здесь селились людишки поплоше, - то есть, победней - те, у кого все же не хватало до десяти миллионов «зеленью» нескольких центов. Этот дачный рай даже не имел нормального названия. Он так и назывался - Дачи.

- Добавь газу! - прикрикнул на меня Плат, который нервно курил и плевался через окно как верблюд. - Что ты ползешь, как навозный жук!?

- Хочешь сказать - скарабей? Я польщен. У древних египтян этот жучок был священным.

- Ты как моя бывшая, - сердито сказал Серега. - Скажешь ей одно слово, а она тебе в ответ десять. Нужно побыстрее сваливать отсюда, пока Жердин не передумал, и нас не догнали. Уж очень он тобою недоволен.

- У нас с ним взаимные чувства. Единственный мент (да и тот в отставке), которого я могу терпеть, это ты, Плат. Не дуйся, шучу… Ну не люблю я легавых и все тут. И не только их, но и всех начальников. У меня другой менталитет. Мое кредо - полная свобода личности.

- Ты анархист, - буркнул Плат. - Махновец.

- Возможно. Не спорю. А что касается медленной езды, то сейчас мы вообще остановимся. Вот здесь. Очень даже уютный уголок. И машина спрятана от любопытных глаз, и дача Кирика отсюда видна как на ладони.

- Зачем она тебе? Что ты там хочешь увидеть?

- Тех, кто грохнул Кирика.

- ?…

- Похоже, Жердин совсем тебя затупил. Кто мне недавно говорил, что тут кругом видеокамер, как грязи? То-то. У тебя бабки есть?

- Да.

- Сколько?

- Рублями примерно пару тыщ…

- Рубли оставь, - сказал я нетерпеливо. - Я имею ввиду «капусту».

- Долларов триста-четыреста…

- Давай их сюда. Надеюсь, хватит.

- Что ты задумал?

- Видишь, вон видеокамера торчит? Большая.

- Ну, вижу.

- Она нацелена прямо на дачу Клычкова. Там как раз поворот дороги и хорошо видны все проезжающие машины. Уверен, что эта камера не только подглядывает, но и записывает увиденное. И устройства для записи, скорее всего, находятся на пульте охраны этой виллы. - Я похлопал ладонью по кирпичному забору, возле которого припарковал свою «девятку».

- Намереваешься уболтать охранников? - сообразил Плат.

- Возьму их если не мытьем, то катаньем, - сказал я, зловеще ухмыляясь.

- И не думай! - подскочил, как ужаленный, Серега, хорошо знакомый с моими «методами» улаживания споров и конфликтов. - Иначе точно загремишь под фанфары.

- Да ладно тебе, я пошутил. Постараюсь обстряпать все в лучшем виде. А ты сиди здесь и бди. За рулем. Машину держи под парами, чтобы сразу с места в карьер, ежели что.

- Стас, я тебя очень прошу…

- Да понял я, понял. Согласен - нам лишний шум ни к чему. Все, отчаливаю…

С этими словами я покинул салон «девятки» и пошагал вдоль забора к воротам. В отличие от остальных, они были кованы - как в Зимнем дворце. Может, потому, что дача была расположена в глубине территории, и от нескромных глаз ее закрывал строй голубых елей.

Красота…

Я подошел к воротам и крикнул:

- Ау, люди! Впустите бедного пилигрима, который идет в Иерусалим поклониться гробу Господню.

- Чего? Какой такой пилигрим?

Детина возник передо мной по другую сторону толстенных кованых прутьев словно сказочная Вещая Каурка перед Иваном-дураком.

Мне был хорошо знаком такой тип людей. Они обладают бычьим упрямством - до поры, до времени, а когда припекает по-настоящему, то мгновенно становятся похожими на маленьких детей, готовых спрятаться от опасности под мамкину юбку. Их нельзя назвать дебилами, хотя многие из них отстают в развитии. Просто они НЕ ТАКИЕ, как все.

- Есть разговор, парниша,- сказал я, приветливо улыбаясь.

- Проваливай отсюда… пока трамваи ходят, - неприветливо ответил детина. - Иначе собак спущу.

Он был вооружен помповым ружьем, но держал его неумело. Наверное, в охрану парня приняли недавно, и он мало упражнялся с огнестрельным оружием. И то верно - зачем оно ему? Разве что ворон пугать.

Обычно такую, с позволения сказать, охрану держат от воров. На что-то серьезное штатские охранники не способны. Поэтому им и платят по минимуму - только для поддержки штанов.

На этом я и построил свой расчет.

- Хочу сделать с тобой ченч, - продолжил я невозмутимо, будто и не слышал, что сказал мне парень. - То есть, обмен, - спохватился я, вовремя вспомнив, что детина, скорее всего, языкам не обучен.

Я достал из брюк стодолларовую купюру и многозначительно помахал ею в воздухе, как флажком.

- Чего менять-то? - В маленьких глазках парня вдруг вспыхнул жгучий интерес.

- Мне нужна кассета камеры слежения за последние сутки.

- Низзя! - отрезал детина.

- Так бы ты и сказал, что мало, - благодушно ухмыльнулся я в ответ, и вынул из кармана второго «зеленого» Франклина. - Но это финишное предложение. Двести баксов - и ни цента больше. Думай, Федя, думай… Сам знаешь, эта «капуста» в огороде не растет.

Парень быстро-быстро замигал рыжими ресницами. Наверное, это у него так совершался усиленный мыслительный процесс.

- Ты это серьезно? - наконец спросил он, облизав пересохшие губы. - А зачем тебе?

- Надо, - ответил я кратко.

- Понял, - ответил охранник. - Обожди, счас принесу.

- Кота в мешке, - сказал я резко. - Мне нужно точно знать, что это именно та кассета.

- Ну тогда, это, заходи, - решился охранник, не спуская глаз с двух зеленых бумажек, которые я держал перед собой как верующий свечку. - Тока смотри!… - Он потряс ружьем, вовремя вспомнив, зачем его приставили к воротам.

- Заметано, - изобразил я потрясающую искренность. - Никаких глупостей. Мне требуется только кассета.

Видеокамер было четыре. И все в рабочем состоянии, судя по светящимся экранам мониторов.

Помещение охраны оказалось небольшим, но уютным - новая офисная мебель, мягкие креслица, на стене две картины - литографии. В углу - сейф для оружия и доска с ключами.

- Ты, это, давай быстрее, - сказал детина, с тревогой посматривая на окно, откуда открывался вид на дорожку, ведущую к даче. - Тебя какая камера интересует?

Жлоб, подумал я благодушно, догадавшись, что волнует парня. Видимо, его напарник куда-то отлучился, и он ждал его с минуты на минуту. Делиться не хочет, понял я страдания охранника. Это и к лучшему. Что знают двое, то знает и свинья…

- Ента, Федя, - ткнул я пальцем в экран одного из мониторов.

- Я не Федя, - надул губы мой визави.

- Извини, это к слову…

Нужную кассету детина нашел практически мгновенно; ее недавно сменили и она лежала на виду. Быстро поставив кассету на воспроизведения, я убедился по дате и времени записи, что это именно та, которую я жаждал заполучить.

- Держи, - ткнул я в потную ладонь парня доллары, и поторопился покинуть помещение охраны. - Спасибо, дружище, - сказал я, очутившись за воротами. - И прими мой совет: мы друг с другом не знакомы. Усек?

- А то, - весело ответил детина.

Он стоял, засунув руку с баксами в карман. Наверное, боялся, что они улетучатся, упорхнут вслед за мной.

- И еще одно… - Я приблизился к воротам и многозначительно продолжил почти шепотом: - Если вдруг тебя начнут спрашивать насчет этой кассеты разные людишки, в том числе и менты, прикинься валенком. Ничего не знаю, никого не видел, не помню, и вообще эта камера почему-то не работала.

Мне вдруг стало его жалко. Несмотря на внушительные габариты, парень был, в общем-то, пацаном несмышленым. Если то, что мы с Платом предполагали, записано на этой кассете, то детинушку запросто могут отправить на дно раков кормить - чтобы не наболтал лишнего.

Скорее всего, у тех, кто штурмовал дачу Кирика, не было времени сделать «зачистку» по всей форме. А может, просто не додумали.

Но я был уверен, что к этому вопросу они обязательно вернуться. Если, конечно, начальник у них с головой.

- Запомни накрепко - хочешь жить, держи язык за зубами, - предупредил я напоследок.

И быстренько отвалил. Потому что мне не хотелось наблюдать за метаморфозами, которые начали происходить с толстощекой физиономией охранника. До него только сейчас начало доходить, в какое дерьмо он вляпался, и как дешево продался.

Но если мои предупреждения прозвучали для него пока лишь звоночком, а не набатом, то по части денежного вопроса детина понял, что здорово продешевил.

- Ну!? - Плата от волнения бил мандраж.

- Все вэри гуд, майн либер кореш, - ответил я весело. - Упакуй добычу, как надо. - Я передал ему кассету и нажал на газ.

«Девятка» задребезжала всеми своими изношенными костями - и впрямь как Росинант незабвенного Дон Кихота - и выкатилась на проезжую часть улицы дачного поселка.

- А теперь - ходу! - крикнул я в веселом азарте, весь переполненный бесшабашной удалью, и вдавил педаль газа до самого днища.

Я был уверен, что потерянный след нарисовался снова. И теперь все зависит только от нас. И от малой толики удачи - без нее в любом деле никуда.

Увы, недолго музыка играла, недолго фраер танцевал…

В жизни всегда так бывает (по крайней мере, в моей): вчера ты смеялся в полной уверенности, что поймал синюю птицу за хвост, а сегодня уже мечешь икру, потому что у тебя ничего не складывается, все твои потуги тщетны, а Госпожа Удача проехала вдалеке, лишь щелкнув кнутом для сотрясения воздуха.

Наше с Платом «сегодня» наступили чересчур быстро. Едва мы выехали из дачного поселка и углубились в небольшой лесок, как сзади показался «джип», который стал приближаться к нам чересчур быстро.

- Серега, мне кажется, нас пасут, - сказал я с тревогой.

А как не тревожится, если из оружия у нас была только монтировка, да и та одна на двоих.

Плат оглянулся, изменился в лице, и глухим голосом посоветовал:

- Прибавь скорость…

- Твоими бы устами да мед пить, - зло процедил я сквозь сжатые зубы. - Сколько раз говорил: надо купить мощную импортную тачку для таких вот случаев. Да разве кто меня слушает? Все денег жалко…

Плат промолчал. Он наблюдал за «джипом», который сокращал расстояние между нами уверенно и споро - словно хорошая гончая. Вот зараза!

Я старался выжать из нашей потрепанной жизнью «девятки» все, что только можно. Временами мне казалось, что она вот-вот рассыплется на запасные части. Асфальтовое покрытие дороги было скверным, в колдобинах, и я, как ни крутил рулем, все равно не успевал объезжать их, потому что гнал машину словно сумасшедший.

Но «джип» все равно не отставал. Может, в нем сидит просто какой-то лихач, мелькнула в голове спасительная мыслишка. Сейчас много таких придурков. Гоняют как сумасшедшие. Они просто не терпят, если какая-нибудь машина маячит впереди.

Мысль почему-то не успокаивала. Я нутром чуял, что внутри «джипа» находятся нехорошие люди.

А своей интуиции я доверял всецело.

Однажды в Чечне меня едва не отдали под трибунал - за то, что я тормознул колонну машин с десантниками на марше. Когда БМП начали втягиваться в ущелье, мне вдруг стало так нехорошо, что я едва не отключился. И все по одной причине - каким-то непонятным чутьем я определил, что через несколько минут моя душа вознесется на небеса.

Я буквально лег под гусеницы передовой машины, умоляя командиров поверить моей интуиции и послать вперед разведку. Хорошо, что штабной полкан*, который ехал вместе с нами инспектировать пограничников, прошел Афганистан и еще несколько «горячих» точек где-то в районе «черного» континента.

Он заглянул мне в глаза, в смятении покачал головой, и сказал: «Это говорит не он. С нами беседует сама судьба…»

Я оказался прав: дорога была заминирована, а по ее сторонам сидели чеченские бандиты и арабские наемники. Никогда до этого и после я не дрался с таким упоением… Мы раздолбали их, как Бог черепаху, застав врасплох.

После этого приключение меня зауважали и стали носиться со мной, как с писаной торбой. На какое-то время я превратился в ходячий талисман. Но так уж устроена человеческая натура, что добрые дела забываются очень быстро, и через пару месяцев моя лафа закончилась…

*Полкан - полковник (воен. жарг.)

Финал наступил раньше, чем я предполагал. Наверное, устав висеть у нас хвосте, - из-за рытвин и «джип» не мог разогнаться, как следует - пассажиры приступили к активной фазе операции.

Мне показалось, что по машине застучал град. Мать твою!… Да они палят по нам со шмайсера*! Бля-а…

- Пригнись! - рявкнул я на Плата, которой удивленно хлопал ресницами, пытаясь понять, что это за звуки.

Увы, ему не довелось пройти те «университеты», которые забрали у меня почти десять лет жизни…

Я понимал, что на узкой лесной дороге они расстреляют нас как глупых куропаток. У меня не было маневра, чтобы, лавируя, сбивать им прицел.

*Шмайсер - автомат (жарг.)

Что делать, что делать!?

Впереди был крутой поворот. Я хорошо его запомнил, потому что в этом месте дорога шла над обрывом, а внизу, среди лесных зарослей, неспешно текла небольшая речушка. Решение пришло как наитие - у меня в голове словно взорвалась петарда.

Да, так и не иначе! В противном случае нам кырдык.

- За поворотом прыгай из машины! - приказал я Сереге.

Он даже не подумал возразить - понял все и сразу, без лишних объяснений.

Войдя в поворот, я слегка притормозил; Плат ухнул вниз, ломая деревца и кустарник. Выставив ровно руль, - чтобы наша старушка проехала ровно хотя бы метров сто - я ударил по газам, а когда машина набрала скорость, последовал примеру Сереги.

Вниз я скатился словно колобок, даже не пытаясь за что-нибудь зацепиться. Меня настигал шум мотора «джипа», поэтому я хотел как можно быстрее спрятаться среди деревьев, густо растущих внизу, у подножья крутого склона.

Едва я успел залезть в кусты (нужно сказать, что от роли колобка моя башка была немного не на месте), как показался «джип». Завидев нашу «девятку» совсем рядом - теперь она шла медленно - заморское чудище сердито рявкнуло, и со всей прытью ринулось вдогонку.

И снова раздался характерный треск «калашникова»; били короткими очередями.

Ну, давай же, давай! - молил я страстно, впившись глазами в обреченного Росинанта. Выручай своего Дон Кихота! «Служил ты хозяину много, последний разок послужи…» - всплыли в памяти стихи о лошади, уж забыл какого поэта.

Наш верный конь не подвел и на сей раз. Он вдруг резко взял вправо - наверное, колесо попало в колдобину - и благополучно ухнул с обрыва, да так, что скатился по склону в самую чащобу, которая представляла собой топкую прибрежную низменность, поросшую высоким кустарником и деревцами.

Все это происходило метрах в двухстах от того места, где мы с Платом покинули машину.

Я не стал дожидаться дальнейшего развития трагикомедии, которая разворачивалась на моих глазах. Я знал почти наверняка, что сейчас пассажиры «джипа» станут возле обрыва и начнут совещаться, что им делать дальше: живы мы, или они нас порешили? лезть им в болото или оставить все, как есть?

Это обычный базар-вокзал в таких случаях. Дело сделано, чего ноги зазря бить? С обрыва вниз сигать - еще ладно, а вот как назад выбираться…

Но поскольку они профи, - а профессионалы никогда не оставляют работу недоделанной - то кому-то из них все равно придется закатать штанины и немного помесить грязь, чтобы добраться до «девятки», которая врезалась в дерево.

А там он увидит, что скорлупка пуста, и птенчики неизвестно где. Упорхнули.

И тогда начнется очередной сабантуй. Но к этому моменту мы с Платом должны быть далеко от этого места…

Не выбирая дороги, я почапал по бочажкам и кочкам вглубь болотистого леска, который обрамлял речушку. При этом я забирал немного вправо - где-то там должен был находиться Серега.

- Сильвер?…

- Я…

- Блин! - Плат возник передо мной как леший - весь мокрый, в тине и с выпученными от переживаний глазами. - Я думал это они…

- Потому и в грязь зарылся? - Я коротко хохотнул. - Ничего, сейчас отмоешься. Давай, давай, ходу! Потом побазарим. Кассета цела?

- Спрашиваешь…

Серега был прав - я мог бы на эту тему и не распространяться. У нас было железное правило - все вещдоки (тем более, такие) укладывать в полиэтиленовый пакет и герметизировать клейкой лентой.

Иногда, так сказать, по ходу пьесы, нам приходилось прятать добытые улики в самых неожиданных местах и нередко спонтанно - или от бандитов, или от милиции - и надежная упаковка в таких случаях играла не последнюю роль.

Что ж, и на этот раз мы оказались на высоте…

Мы добрались до речушки взмыленные, как скаковые лошади. Плат, не привычный к большим физическим нагрузкам, даже схватился за правый бок.

- Болит? - спросил я участливо.

- Пройдет… - процедил он сквозь зубы.

- Здесь метров пятьдесят, - оценил я ширину речки. - Ныряем?

- Ныряем…

- Ну смотри, студент! Соберись. Нужно додержаться. Берем курс вон на ту заводь. Там кусты нависают над водой, и нас хрен кто увидит.

Я боялся, что нас могут заметить. Деревья росли тут густо, но они были невысокими. Поэтому (я это сразу определил) противоположный берег речки с дороги был виден как на ладони.

Мы нырнули.

Нужно сказать, что в юности мы плавали и ныряли как выдры. Но то было тогда, а сейчас на какие-то несчастные пятьдесят метров мне пришлось потратить весь запас воздуха, который был в легких.

Говорила мне мама, не кури, сынок…

Спрятавшись за ширму из ивовых плетей, мы с Платом минуты три дышали как две большие рыбины, выброшенные на берег сильным штормом.

- Хух… Мать твою… - Серега потер ладонью грудь в районе сердца.

- Что, серчишко пошаливает? - спросил я участливо.

- Не так, чтобы очень…

- Рановато.

- Угу. Это от нервов. А ведь нас могли и убить…- Плат побледнел еще больше и вздрогнул.

- Запросто. Целились плохо.

- Почему они за нами увязались?

- А это уже вопрос. Ответ, конечно, лежит на поверхности, однако его еще нужно очистить от шелухи. Но я припомню им эти водные процедуры, которые нам пришлось принять по их милости, можешь не сомневаться. Гад буду. Рано или поздно, но припомню.

Меня переполняла злость.

- Куда теперь? - спросил Плат.

- Домой.

- А как мы туда доберемся? Ведь эти, - Серега кивком головы указал на противоположный берег, - могут нас перехватить.

- Хрен им вместо морковки. Мы пойдем другим путем, как говаривал в свое время вождь мирового пролетариата, имя которого не хочется вспоминать всуе (он плохо кончил).

- Каким путем?

- Увидишь. А сейчас давай на берег. Хватит нам изображать бобров. Я уже продрог…

Вскоре мы выбрались на сухое место и пошагали среди редколесья в направлении города, до которого было примерно десять километров.



Содержание:
 0  Невеста из USA : Виталий Гладкий  1  Глава 2 : Виталий Гладкий
 2  Глава 3 : Виталий Гладкий  3  Глава 4 : Виталий Гладкий
 4  Глава 5 : Виталий Гладкий  5  вы читаете: Глава 6 : Виталий Гладкий
 6  Глава 7 : Виталий Гладкий  7  Глава 8 : Виталий Гладкий
 8  Глава 9 : Виталий Гладкий  9  Глава 10 : Виталий Гладкий
 10  Глава 11 : Виталий Гладкий  11  Глава 12 : Виталий Гладкий
 12  Глава 13 : Виталий Гладкий  13  Глава 14 : Виталий Гладкий
 14  Глава 15 : Виталий Гладкий  15  Глава 16 : Виталий Гладкий
 16  Глава 17 : Виталий Гладкий  17  Глава 18 : Виталий Гладкий
 18  Глава 19 : Виталий Гладкий  19  Глава 20 : Виталий Гладкий
 20  Глава 21 : Виталий Гладкий  21  Глава 22 : Виталий Гладкий
 22  Глава 23 : Виталий Гладкий  23  Глава 24 : Виталий Гладкий



 




sitemap