Фантастика : Ужасы : Глава III : Кристи Голдэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава III

Невообразимо безобразный Красавчик Джек – главный рулевой «Мадемуазель Мюсарда» – выбирал место для причаливания. На пирсе уже толпились зеваки. Благодаря только что пережитым событиям получилось так, что в столь ответственный момент он оказался один в рулевой рубке.

Рулевая рубка была просторна. В ней в три смены работали рулевые – Красавчик Джек, Тейн и Джахедрин. Обычно вместе с рулевым в рубке находился также первый или второй помощник капитана. Рулевое колесо было больше людей, управлявших им. Для его вращения требовалось немало силы. Иногда рулевые повисали на колесе, используя свой вес. Щуплость Драгонейса исключала его применение в таких приемах, зато в прокладывании курса ему не было равных.

Для тех, кто приходил поддержать компанию рулевому, в рубке имелось удобное кресло. Вблизи рабочего места рулевого находились рукоять гудка, мегафон и ручной телеграф для связи с машинным отделением на корме. Огромные окна давали возможность видеть все, что происходило впереди, по левому и правому бортам. Позади рулевого была лестница, ведущая прямо в каюту Дюмона.

Джек протянул руку и поставил рукоять ручного телеграфа на отметку «Тихий ход?» Через все лицо от правого виска до левого уха у него проходили три лиловато-белесых шрама, которые особенно проявлялись в минуты напряжения.

Высокий мускулистый Джек гордился своими шрамами. Он хвастался тем, что получил их, голыми руками борясь с волком в Аркандейле. Когда он был пьян – а это бывало нередко, – из его россказней получалось, что его противником был оборотень, «…и очень важная персона в обществе. Я мог бы кое-что порассказать о той стране». На этом месте его похвальбы слушатели потрезвее обменивались многозначительными взглядами. Кто его знает, это могло быть правдой: на борту Джек появился однажды ночью, умоляя забрать его из Аркандейла…


О прекрасная дева,
Прекрасная дева!
Мое сердце занято Морской Леди.
О Морская Леди!
Я околдован ею.
О Морская Леди;
Мне суждено
Одну ее любить.

Несмотря на недостатки музыкального воспитания Красавчика Джека, в энтузиазме и громкости исполнения ему нельзя было отказать. Это была любимая его ария из «Удовольствия пирата». Его все еще переполняла гордость, что берег увидел первым именно он.

– Черт возьми, Джек, ты ведь знаешь, что тебе не положено петь на борту, – взорвался капитан, поднимаясь по трапу.

Джек притих как побитая собака. У каждого капитана свои предрассудки. Дюмон запрещал команде петь на борту. Лишь артисты могли петь, да и то лишь арии из очередной постановки.

– Прошу прощения, капитан. Я забылся. Я не хотел ничего худого, сэр.

Неудовольствие Дюмона не проходило.

Действительно, Красавчик Джек «не хотел ничего худого». Ни тогда, когда был пьян и подвергал судно опасности быть посаженным на мель. Ни тогда, когда преследовал наиболее привлекательных посетительниц плавучего театра, что кончалось проклятиями и заверениями, что их ноги здесь больше не будет. Ни теперь, когда он пел вопреки прямому запрету.

У Джека были свои достоинства. В трезвом состоянии он был лучшим рулевым. Даже у Драгонейса не было такого чутья в отношении незнакомой территории. Он лояльно работал, испытывая благодарность за место, полученное от Дюмона.

– Хорошо, – вздохнул Дюмон наконец. – Я знаю, что ты не хотел ничего худого, Джек.

Красавчик Джек удовлетворенно ухмыльнулся.

– Вы, сэр, джентльмен, насквозь джентльмен, я всегда говорил это. Будьте добры, капитан.

Он отступил от рулевого колеса, предложив его капитану. Такова была традиция. В порт судно вводил лично Дюмон, все остальное время предоставляя управление подчиненным.

Дюмон встал за рулевое колесо, которое было больше него. Через некоторое время он протянул руку к гудку.

– Джек, – вращая рулевое колесо, произнес Дюмон, – ты видел сражение с чудовищем из тумана?

– Да, сэр. Это был хитрый ход использовать волну против…

– Да, конечно, но видел ли ты, как мисс Снежная Грива рисковала жизнью?

Джек понимал, что капитан хочет определенного ответа, но какого?

– Да, сэр. Я видел. Очень смело для девушки, не правда ли?

Дюмон жестко взглянул на него, и Джек съежился:

– Боже, ведь она под моей опекой, да к тому же она ведущая танцовщица. Какой бы смелой она ни была, ей не место на палубе в опасном месте. Я хочу проучить ее и нуждаюсь в твоей помощи.

– Моей, сэр? Конечно, я всегда к вашим услугам.

Дюмон сдержал улыбку. Он заговорил спокойным голосом:

– Рад твоей готовности. Скоро мы будем у причала. Я сойду на берег, чтобы встретиться с городскими властями, а завтра у нас будет…

– Парад! Капитан, вы позволите мне увидеть парад?

Мысль о том, что он увидит спектакль, который он вместе с другими членами команды только слушал через переборки корабля, взволновала его. Обычно артисты устраивали парад по главной улице города. Они проходили в костюмах и исполняли пару сцен из спектакля. Для изголодавшихся по зрелищам жителей городов этого было достаточно, чтобы заполнить театр. Верный своей линии на разграничение команды судна и артистов, Дюмон никогда не позволял команде смотреть парад. Но вопреки ожиданиям Джека, на этот раз никаких отступлений не предвиделось.

– Нет, Джек, ты знаешь правила. – Лицо Джека потухло и стало еще более непривлекательным. – Парад состоится. После него, когда артисты смешаются с публикой, на мисс Снежную Гриву нападет подозрительная личность. – Дюмон многозначительно посмотрел на Джека.

– Я?

– Ты, Джек. Конечно, переодетый до неузнаваемости. Ты будешь угрожать мисс Снежной Гриве, а я поспешу на помощь. Ты убежишь, скроешься в темноте и вернешься на пароход, а я объясню мисс Снежной Гриве, как опасно подвергать себя риску. Итак, я могу рассчитывать на тебя.

Красавчик Джек энергично закивал головой.

– Я так и думал. Теперь иди в столовую и попроси от моего имени кока Брока получше угостить тебя.

– Спасибо, сэр! – Красавчик Джек направился к Броку, предвкушая пиршество.

Дюмон с презрением проследил за его удалением. Хватит с него этого Джека. План Дюмона должен был избавить его от этого глупца.

Капитан все внимание теперь обратил на причал. На пирсе собралась толпа. Завтра он сотрет подозрительность с этих лиц при помощи блестящего спектакля. Капитан дал гудок и ухмыльнулся при виде вздрогнувших зевак.

Некоторые из обитателей этого места – Ларисса назвала его, кажется, Сурань – были чрезвычайно хорошо одеты. Один молодой темноволосый денди форсил в шелковой тунике и великолепных кожаных сапогах. Юноша повернулся, и острые глаза Дюмона заметили дорогие каменья, украшавшие его одежду. В компании с ним была столь же богато одетая девушка с роскошными серьгами и бусами.

Рядом с богатой парочкой оказался бедняк, и парочка быстро удалилась со своего места. То тут, то там виднелись беспризорные дети, с любопытством смотревшие на чудесный пароход, отвлеченные от своего постоянного занятия – очистки карманов горожан.

Пароход издал еще один гудок и мягко встал у причала, благодаря многолетнему опыту капитана. Дюмон увидел, как матросы устанавливают сходни. Но его голова была занята не работой команды, а просчитыванием возможностей этого города. Впечатление не было однозначным. Дюмон видел богатые особняки, которые контрастировали с бедными лачугами припортового района. Сельское хозяйство, похоже, было в лучшем положении здесь по сравнению с рыболовством. Возможно, этот юноша жил в одном из богатых домов и воспитывался на деньги, полученные от трудов его прадедушки или от рабов. Запущенный портовый район говорил о темных делишках и деньгах нуворишей.

Предвкушая богатство выбора, Дюмон улыбнулся: новые обычаи, новые идеи, новые люди. Многие красивые женщины удивлялись, почему привлекательный и состоятельный Дюмон не обоснуется в одной из стран или хотя бы не ограничится одним и тем же маршрутом.

Но его тянуло к разнообразию в личностях, местностях, знаниях, приключениях. Погоня за наслаждениями гнала его от одного места к другому. Он слишком любил разнообразие.

Что до богатых особняков и богатых отпрысков, то они обеспечивали финансовый успех «Мадемуазель», в то время как неприглядное припортовое подбрюшье манило мелкими приключениями. Хищная улыбка исказила черты Дюмона. Матросы закрепили судно у причала, и капитан поспешил на берег.

Первое, что заметил капитан, выйдя из рубки, была влажная душная жара, несмотря на то, что было еще рано. В Дарконе было прохладно, а здесь лето было в разгаре. Его лицо покрылось испариной до того, как он вступил на землю.

Паучьего вида человечек, одетый в синюю тунику с нарядной вышивкой, начал двигаться навстречу скоплению людей. Было видно, что туника ему не по росту, а на шее висела замысловатая серебряная цепь. Толпа расступилась, уступая ему дорогу. Дойдя до Дюмона, он слегка склонился, тронув пальцами свой кожаный пояс, и откашлялся.

– Меня зовут Бернар Фокелейн, – сказал он тонким голосом, – я мэр Порт-д-Элура на острове Сурань. К нам нечасто заходят чужестранцы. Какова цель вашего визита на остров?

Капитан про себя отметил, что Ларисса была права в отношении названия острова. Дюмон взял на вооружение свою самую широкую улыбку, показав белый ряд зубов. Он протянул свою большую руку. Фокелейн, поколебавшись, принял со в свою потную ладошку.

– Мэр Фокелейн, мне очень приятно прибыть в вашу прекрасную страну и прекрасный город. Я – капитан Рауль Дюмон, а это мой пароход «Мадемуазель Мюсарда». Сэр, это – плавучий театр с наилучшей программой, которая только возможна в любой стране. Мы прибыли как гости, друзья и артисты.

Водянистые глаза Фокелейна слегка оживились, но он сам оставался в напряжении. Толпа позади него начала оживленно шуметь.

– Какого рода программа? – спросил он.

Почувствовав перемену в настроении, Дюмон стал обращаться прямо к собравшимся:

– Какую только пожелаете, леди и джентльмены. У нас есть мюзикл «Удовольствие пирата» с пением, танцами и драматическим представлением, честные картежные забавы и…

– А огнеглотатели есть? – закричал человек, когда-то стоявший подле богатой парочки. Он был крайне неопрятен и от него несло так, как будто он не мылся месяцами.

Не изменив тона, Дюмон повернулся к этому человеку:

– Конечно есть. У нас есть также маг с удивительными трюками. Мэр Фокелейн, разрешите нам причалить здесь, в вашем прекрасном порту, чтобы развлечь население за весьма умеренную плату.

Фокелейн сомневался, часто моргая:

– Ну…

– Позвольте мне вам – всем вам – дать представление о высоком вкусе спектакля на борту плавучего театра. Завтра на закате мои артисты дадут несколько сцен из нашего лицедейства. И, мой добрый господин, – добавил Дюмон, обращаясь к неряшливому мужчине как к королевской особе, – будет достаточно пожирателей огня, жонглеров и иллюзионистов

– Хм, – пробурчал Фокелейн. – Сколько это будет стоить?

– Ни медного гроша, – Дюмон засветился. – И если вам не понравится, артисты и я вернемся на корабль и отплывем. Договорились?

Мэр Фокелейн не был до конца убежден, но почувствовал настроение толпы. В жизни этих людей было мало веселого. Мало кто путешествовал в Сурани, а те, кто это делал, выглядели загнанными и потерянными.

– Очень хорошо, – сдался Фокелейн. – Экипаж может сойти на берег.

Дюмон довольно хмыкнул. Все шло согласно задуманному. Возвратясь на борт, Дюмон собрал семь членов команды в своей каюте. Капитан уселся в кресло и, внимательно глядя на собравшихся, произнес:

– Господа, вы знаете, для чего я позвал вас?

Семеро закивали. Драгонейс позволил себе стоять оперевшись о притолоку, строгая деревянную фигурку, которая начала обретать форму. У его ног были стружки, но Дюмону не было до этого дела.

– Драгонейс, Тейн и Джахедрин, я хочу, чтобы вы пошли в город. Пообщайтесь с населением. Посетите бары, бордели, дома в той мере, в какой это не вызывает подозрения.

Трое избранных обменялись довольными взглядами. На этот раз им повезло.

– Но не теряйте бдительности, – предупредил капитан. – Я не желаю слышать о плохом обращении с проститутками или пьяницами, об украденном серебре. Я буду публично осуждать это и предоставлю решать вопрос населению Порт-д-Элура. У них нет Каргата, но наверняка есть пути борьбы с преступниками.

Его глаза не допускали шуток, и люди знали, что он сдержит свое слово. Никто не жаловался на судьбу. Работа на борту «Мадемуазель» имела огромные преимущества и сочеталась с балансированием на грани опасности. Они давно пошли на условия, предложенные Дюмоном.

– Астын, Филипп, Бринн и Кандрикс, берите ялик и разведайте топи, – продолжал Дюмон, набивая трубку табаком с фруктовым запахом. – Вы все знаете, что меня интересует, и то, что может мне понравиться, берите.

Собравшиеся закивали головами.

– Отлично, молодцы. Доклад мне – до начала завтрашнего парада. Как всегда, первый, кто доставит то, что мне понравится, получит ночь в городе за мой счет. – Он засвистел и зажег трубку от голубого огонька, зажегшегося на указательном пальце. – Свободны.

Люди, отдавая приветствия капитану, выходили через главную дверь, не пользуясь трапом, ведущим в рулевую рубку. Дюмон встал и затянулся душистым дымом. Наступало полуденное время. Деревья были тихи, их не трогал освежающий бриз. Зеленые глаза Дюмона заскользили по богатым домам на юге, перешли на топи. Перед ним было неизвестное для него и его корабля место. Он с нетерпением ждал завтрашнего дня.

– Что меня ожидает? – прошептал он, обращаясь к особнякам, деревьям, к воде и трущобам. – Что я обрету?


Содержание:
 0  Танец мертвых : Кристи Голдэн  1  Глава II : Кристи Голдэн
 2  вы читаете: Глава III : Кристи Голдэн  3  Глава IV : Кристи Голдэн
 4  Глава V : Кристи Голдэн  5  Глава VI : Кристи Голдэн
 6  Глава VII : Кристи Голдэн  7  Глава VIII : Кристи Голдэн
 8  Глава IX : Кристи Голдэн  9  Глава Х : Кристи Голдэн
 10  Глава XI : Кристи Голдэн  11  Глава XII : Кристи Голдэн
 12  Глава XIII : Кристи Голдэн  13  Глава XIV : Кристи Голдэн
 14  Глава XV : Кристи Голдэн  15  Глава XVI : Кристи Голдэн
 16  Глава XVII : Кристи Голдэн  17  Глава XVIII : Кристи Голдэн
 18  Глава XIX : Кристи Голдэн  19  Глава XX : Кристи Голдэн
 20  Глава XXI : Кристи Голдэн  21  Глава XXII : Кристи Голдэн
 22  Глава XXIII : Кристи Голдэн  23  Глава XXIV : Кристи Голдэн



 




sitemap