Фантастика : Ужасы : Глава 11 : Чарльз Грант

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 11

Хотя дверь конюшни и была распахнута настежь, внутри стоял полумрак. Стойл было всего двенадцать, по шесть с каждой стороны, большая часть из них явно давно пустовала. На стене висела упряжь, под ногами шуршало сено. Малдер выглянул наружу, и его ослепил яркий свет: загон и черная лошадь расплывались словно призраки.

Кинтодо стоял рядом с гнедой и чесал ей бок жесткой щеткой. Когда в конюшню вошел Малдер, а следом за ним Скалли, он и бровью не повел. Он не мог взять в толк, почему Малдеру понадобилось говорить с ним именно в конюшне.

– А вы знаете, что значит tonto, господин Малдер? – продолжая заниматься лошадью, спросил Кинтодо.

– Мои познания в испанском, увы, весьма скромны.

– Тупой, – ответил индеец, похлопав лошадь по крупу. – Это значит тупой. – Он достал из кармана кусок сахара и протянул Скалли. – Не бойтесь, она не кусается. Только держите ладонь плоско, не подставляйте пальцы.

Скалли протянула угощение лошади, та, фыркнув, схватила сахар и, ткнувшись носом в ладонь, попросила еще.

– Вот обжора! – усмехнулся Кинтодо. – Съест сколько ни дай, пока не лопнет. – Он ласково потрепал ее по боку. – Tonto.

Скалли переглянулась с Малдером. «Зачем мы здесь?» – «Терпение», – молча ответил он и, встав спиной к двери, произнес всего одно СЛОВО:

– Почему?

– Дело в том, что она оттуда. Малдер приподнял бровь.

– Откуда и мы. Она коночинка. Ее муж, господин Хэтч, познакомился с ней в Старом Городе, в Альбукерке. Ей тогда было пятнадцать, а он приехал из Лос-Анджелеса. Не знаю, как это у них там называется, он искал место, где бы снять кино.

– Искал натуру, – подсказала Скалли. Кинтодо кивнул:

– Да, gracias. Он рассказал ей про кино и предложил сниматься. – Кинтодо улыбнулся. – Что тут началось в Месе! Но господин Хэтч умел уговаривать. Он был красивый и очень добрый. Очень молодой и… – Кинтодо помолчал, подбирая нужное слово. – Мечтательный. Мы и опомниться не успели, как Энни ушла. И стала сниматься в кино. А потом вышла замуж. – Кинтодо бросил взгляд на Малдера. – Они были очень счастливы. Всегда.

Улыбка погасла.

– А детей у них не было? – спросила Скалли.

– Не было.

Лошадь нетерпеливо забила копытом, и Кинтодо, шепнув ей что-то, снова принялся ее расчесывать.

– Она особенная, господин Малдер. Она понимает ветер.

Скалли хотела что-то сказать, но Малдер жестом попросил ее подождать.

Кинтодо молчал, раздумывая, стоит ли говорить дальше.

Наконец он решился:

– Знаете, у нас есть священники. – Лошадь опять забила копытом, в душной жаре прожужжала муха. – Только не католические падре. От этих коночины избавились давным-давно. А свои собственные. Их всегда семь. Они… нам помогают. Com-prendre? Понимаете? Сейчас все семеро мужчины. Но бывают и женщины. Священники не… – Кинтодо нахмурился и, так и не подобрав нужного слова, помрачнел. – Как и мы, они живут, а потом умирают. Когда один из них умирает, проводят обряд, и на место умершего приходит новый.

Снаружи раздался свист, и Кинтодо замолчал. Малдер услышал во дворе топот копыт. Гнедая стояла не шелохнувшись.

– Лошади знают, когда кого зовут, – объяснил Кинтодо. – Сейчас позвали Алмаза.

– Ну и что это за обряд? – спокойно спросил Малдер.

Кинтодо задумчиво опустил голову.

– Недавно провели такой обряд. Как всегда, он продолжался шесть дней. Видеть его никому нельзя. Но ветер… ветер разносит весть о нем во все четыре стороны. Он доносит разговор из кивы note 9. И песни. И молитвы. Миссис Хэтч… – Кинтодо глубоко вздохнул и посмотрел на Малдера. – Вот вы, когда дует ветер, тоже слышите иногда какие-то голоса, верно? И думаете, вам просто показалось, да? – Он покачал головой. – Да. И только немногие, такие как жрецы кивы, понимают ветер. И миссис Хэтч тоже понимает. Мы недавно поняли это, Сильвия и я. Мы догадались, потому что миссис Хэтч очень нервничала и очень… – Кинтодо беспомощно махнул рукой.

– Испугалась? – подсказала Скалли.

– Я не… Нет. Просто ей не понравилось то, что она услышала. – Кинтодо заговорил громче и увереннее. – Она ни разу не была в Месе с тех пор, как перестала сниматься в кино. Ни разу. Когда умер старец, жрецы хотели, чтобы она заняла его место, но она отказалась. Сказала, что у нее есть муж и она хочет жить по-своему. Она не пришла к ним, и больше они с ней не говорили.

– А зачем с ней говорить? – тихо спросил Малдер и подошел поближе к лошади. – Ведь она слышит их с ветром.

Кинтодо пристально взглянул ему в лицо, проверяя, не шутит ли он, и, заметив, что не шутит, прищурил глаза.

– Эти смерти, господин Малдер, начались одновременно с обрядом.

Гнедая ткнулась мордой в плечо Скалли и, задрав на миг верхнюю губу, оскалилась. Вздрогнув от неожиданности, Скалли спросила:

– Что вы хотите этим сказать, господин Кинтодо? Что этих людей убили жрецы? И скот тоже? Для… для какого-то…

– Нет. – Кинтодо не отрывал взгляда от глаз Малдера. – Шесть дней и шесть ночей они сидят в киве. Молятся вместе с тем, кто скоро станет жрецом. Вызывают души умерших, чтобы убедиться, что сделали правильный выбор, и чтобы те направили их, когда придет черед выбирать следующего. Когда они все это делают, поднимается ветер. – И он взмахнул свободной рукой, изображая спираль. – Смерч, господин Малдер. Понимаете, о чем я?

Малдер не понял, и Кинтодо, недовольный собой, плюнул в сторону двери.

– Сангре-Вьенто, господин Малдер. Говорят, они поднимают Кровавый Ветер…

Раздался оглушительный стук во входную дверь. Донна сидела за письменным столом в гостиной, проверяя счета. Дела у нее шли неплохо, но и не так хорошо, как хотелось бы. Раз уж она собралась уезжать отсюда, деньги ей понадобятся, и деньги немалые.

Сначала она не хотела открывать, мол, никого нет дома, но, сообразив, что ее могли увидеть в окно, передумала. Закатив глаза и вздохнув с видом мученика, она запихнула гроссбух и счета в ящик стола и пошла открывать.

И не поверила глазам.

– Что ты здесь делаешь? Средь бела дня?

– Нет, вопросы буду задавать я. Признавайся: ты что, решила меня надуть?

Грубо толкнув ее в плечо, незваный гость вошел в дом.

– И еще ответь мне, chica: как по-твоему, если они обо всем узнают, им это понравится?

По дороге в гостиницу Малдер молчал. Они отказалиеь пообедать у Энни, пообещав заехать к ней еще раз – уже не по делу. Осмотр места, где были найдены трупы молодоженов, не занял у них много времени – осматривать там, в сущности, было нечего. Когда Спэрроу спросил у Малдера, что он думает по этому поводу, тот ответил: делать какие-либо выводы пока слишком рано.

Как только они вышли из машины, Малдер попросил Гарсона договориться о встрече с медэкспертом и тут же пошел звонить по поводу машины напрокат.

– Терпеть не могу, когда меня возят, – объяснил он Скалли по дороге в ресторан. – Тем более шериф. Он все время что-то из себя строит, только вот не пойму что.

Скалли считала, что тут все проще простого: шерифу определенно нравится Энни. И, судя по всему, он не теряет надежды отговорить ее провести остаток дней в одиночестве.

– Думаешь, ему нужны ее деньги?

– Не знаю. Хотя и не исключаю такой возможности. Ты же сам видел, как он ее опекает. А вот любви я что-то не заметила.

Они заняли столик в дальнем углу: Малдер спиной к окну, занавешенному белыми портьерами, Скалли напротив. Они сделали заказ, и Малдер заметил, что Скалли нервничает – перекладывает с места на место ножи и вилки, возится с салфеткой…

– Ну и?.. – задал он наконец сакраментальный вопрос.

Скалли даже не пыталась скрыть свое раздражение.

– Я знаю, о чем ты думаешь, но не собираюсь сидеть сложа руки и смотреть, как ты высасываешь из пальца бредовые версии.

«Вот что значит работать с партнером, который понимает тебя с полуслова!» – усмехнулся про себя Малдер.

Впрочем, попытка не пытка. Скалли не раз спасала его, не давая выставить себя полным идиотом и удерживая его необузданное воображение в разумных пределах.

– Ты сама слышала, что он сказал. Скалли кивнула:

– Вполне возможно, что эти молодожены увидели то, чего не должны были видеть. Вполне возможно, за это их и убили. Не они первые погибли, став свидетелями тайного религиозного обряда. – Она предостерегающе подняла вилку. – Малдер, я сказала «возможно». Возможно!

– Хорошо. Возможно. Скалли улыбнулась:

– Вполне вероятно? Малдер тоже улыбнулся:

– Не спеши. Пока что я работаю над возможным.

Скалли хотела что-то сказать, но передумала. Помолчала и все-таки решилась:

– А как же Пол Дэвен? Тебе не кажется, если мы предположим, что он тоже что-то видел, это будет несколько притянуто за уши? А если ты считаешь, что между ним и молодоженами есть некая связь, выходит, Пол тоже что-то видел.

– И значит?..

– Значит, между убийствами и обрядом, Малдер, никакой связи нет. Это ужасное совпадение, только и всего.

– А как же… – Малдер запнулся, и Скалли улыбнулась. – Сангре-Вьенто? – И он поморщился от своего произношения.

Официант принес обед. Малдер посмотрел на мясо, овощи, приправу в соуснике, и ему показалось, даже на расстоянии он чувствует жар специй. Он знал заранее, что за удовольствие придется платить, а попробовав, понял: если хочешь спокойно спать, надо запастись таблетками. Но удержаться было выше сил.

С безмятежным видом отправив в рот стручок мексиканского перца, Скалли заметила:

– Недурно, совсем недурно. «Хорошо, что Скалли того же мнения о Спэрроу, что и я», – порадовался Малдер, забыв на время о Сангре-Вьенто. Непонятно, к чему вся эта игра: неужели шериф всерьез полагает, что ему удастся их одурачить? Все это так грубо сработано, словно позаимствовано из дрянного кинобоевика или дешевого телесериала. Сам собой напрашивается вопрос – независимо от его чувств к Энни: уж не замешан ли он сам в этой истории? Или фараон лезет из кожи вон, чтобы прикрыть свою задницу, и бьет на жалость из боязни, что начальники отберут у него звезду шерифа?

– Несколько надуманно, – вынесла вердикт Скалли, когда со стола убрали грязную посуду и подали кофе. – Это мы уже проходили.

– Нет, Скалли! Пока не знаю, в чем тут дело, но это что-то новенькое.

– Да весь этот треп про кровавый ветер просто бред!

Малдер открыл было рот возразить, но передумал, взял ложку и, постучав ею по бедру, спросил:

– Ну откуда такая уверенность? – Откинувшись на спинку стула, он скрестил руки на груди. – Известно немало случаев так называемых экстраординарных явлений, когда во время сборищ, особенно религиозных, в результате обострения чувств и концентрации внимания на определенном предмете создается некое поле…

– А тебя не смущает, что известно об этих фактах непосредственно от самих участников сборищ, а не от посторонних наблюдателей?

– Нет, а ты попробуй представить себе этих жрецов в киве. Темное помещение, без окон и дверей, свет и воздух поступают только через отверстие в крыше. Не исключено, что они находятся под воздействием наркотических трав, например, кактуса мескала. Представь себе, Скалли, шесть дней и шесть ночей они сидят и думают об одном и том же: о человеке, которого наделяют своими знаниями. Своей историей. Властью над соплеменниками. – Наклонившись вперед, он положил руки на стол. – Ты можешь себе это представить? Изо дня в день! Представляешь, какая там аккумулируется энергия?

Скалли долго молчала. Потягивала кофе, смотрела в окно, оглядывала уже опустевший зал. Когда же собралась ему ответить, в дверях показалась женщина – небольшого роста, полноватая, в строгом костюме, черные с проседью волосы собраны в пучок, на левой руке сумка.

Немного поколебавшись, она с деловым видом направилась к их столику. Кивнув вместо приветствия, женщина спросила:

– Вы и есть агенты из Вашингтона?

– Да, – ответил Малдер, – а вы…

– Доктор Риос. Элен Риос. Я производила вскрытие трупов этих несчастных.

Малдер встал, предложил ей стул и представил Скалли. Когда они сели, он сказал, что очень рад ее видеть: он как раз попросил Гарсона договориться с ней о встрече.

– Вряд ли бы ему это удалось, – заметила Риос.

– Что вы хотите этим сказать?

– Вы прочли мой отчет? – спросила она у Скалли.

– Прочла. Если честно, там не так уж и много…

– Там все неверно.

Скалли уставилась на стол, потом на доктора Риос:

– Что-то я вас не понимаю.

Элен Риос открыла сумку и достала сложенный лист бумаги.

– Вот мой первоначальный отчет. Тот, что прочли вы, меня заставили написать уже потом.

Малдер не верил своим ушам.

Он удивился еще больше, когда Скалли, развернув лист и пробежав его глазами, выдохнула:

– Господи, какой ужас!


Содержание:
 0  Кровавый ветер : Чарльз Грант  1  Глава 2 : Чарльз Грант
 2  Глава 3 : Чарльз Грант  3  Глава 4 : Чарльз Грант
 4  Глава 5 : Чарльз Грант  5  Глава 6 : Чарльз Грант
 6  Глава 7 : Чарльз Грант  7  Глава 8 : Чарльз Грант
 8  Глава 9 : Чарльз Грант  9  Глава 10 : Чарльз Грант
 10  вы читаете: Глава 11 : Чарльз Грант  11  Глава 12 : Чарльз Грант
 12  Глава 13 : Чарльз Грант  13  Глава 14 : Чарльз Грант
 14  Глава 15 : Чарльз Грант  15  Глава 16 : Чарльз Грант
 16  Глава 17 : Чарльз Грант  17  Глава 18 : Чарльз Грант
 18  Глава 19 : Чарльз Грант  19  Глава 20 : Чарльз Грант
 20  Глава 21 : Чарльз Грант  21  Глава 22 : Чарльз Грант
 22  Глава 23 : Чарльз Грант  23  Глава 24 : Чарльз Грант
 24  Использовалась литература : Кровавый ветер    



 




sitemap