Фантастика : Ужасы : Глава 5 : Чарльз Грант

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 5

Сняв шляпу, шериф Чак Спэрроу промокнул рукавом лысину, после чего водрузил шляпу на место, низко опустив поля.

– Ну, что скажешь? – слабым голосом спросила стоявшая рядом женщина. (Вид у нее был такой, будто ее вот-вот вырвет.) Спэрроу молча покачал головой. У него было только два соображения: либо кому-то взбрело в голову отточить свое мастерство дубления кожи, либо здесь поработала одна из этих чертовых сект, окопавшихся в горах. В любом случае не надо быть нейрохирургом, чтобы понять – потрудились тут на славу.

Они стояли у маленькой пещеры, к западу от одинокого пологого холма, что в трех километpax от ранчо Хэтч. Перед входом лежали останки вола, кишащие муравьями и мухами.

– Что скажешь, Чак?

– Ни черта не пойму, Донна! Женщина была высокого роста, в сапогах, мешковатых джинсах и мужской рубашке большого размера, скрывавших фигуру. Короткие каштановые волосы зачесаны за уши, на правой руке массивное серебряное кольцо. Свой джип «чероки» она оставила на обочине метрах в пятидесяти, рядом с патрульной машиной шерифа.

– А ты внутрь заглянул? – спросила она, кивнув подбородком в сторону входа в пещеру.

– Да, – ответил Чак преувеличенно спокойно, – заглянул.

– Ну и что?

– Я нашел там одно только дерьмо. Если угодно, четырнадцать видов дерьма. И еще кости. Косточки, – быстро добавил он. – Ничего особенного.

– Знаешь, я где-то читала, что кости нужны для обряда. Как бы для репетиции…

Чак осмотрел склон холма и остановил взгляд на машинах.

– Давай не будем делать скоропалительных выводов, ладно? Хотя с тех пор, как я здесь работаю, я что-то не слыхал, чтобы тут водились горные львы. И потом, насколько я знаю, эти твари не имеют привычки перед приемом пищи сдирать с жертвы шкуру.

– Твои шуточки, Чак, мне ни к чему!

«Это точно, – подумал он. – А вот хорошая порка тебе бы не повредила. Чтобы не мешала людям спокойно работать».

Это уже четвертое животное, убитое за последнюю неделю. И ни единого следа, ни единого знака или хотя бы намека на то, что стало причиной их гибели. Вернее, кто и как содрал с них шкуру. Чак был почему-то уверен, что ее с них содрали заживо. Животные скорее всего погибли от болевого шока или истекли кровью.

А вот он, если сию секунду не уйдет отсюда, наверняка задохнется от смрада.

Чак повернулся, прикрыл рот рукой и зашагал к машине. Донна не спеша побрела за ним, бормоча что-то под нос и щелкая пальцами.

«Животные еще полбеды, – думал Чак, спускаясь в неглубокий ров и в два прыжка из него выбираясь. – Если бы дело было только в них, в управлении не подняли бы такой шумихи».

Погибли три человека, причем точно таким же образом. Вернее, черт его знает каким, если можно так выразиться. Каждый раз, когда в полицию поступало очередное сообщение, Спэрроу выезжал на место происшествия сам. И отнюдь не потому, что не доверял своим заместителям. За тридцать пять лет он исколесил пустыню вдоль и поперек, общался с индейцами в Санто-Доминго, Сан-Фелипе и других пуэбло note 4, изучил холмы и горы так, что ориентировался в них с закрытыми глазами. Словом, стал истинным знатоком здешних мест. Хотя сам он к этому не стремился и никто его об этом не просил, а иной раз он отдал бы на отсечение руку, лишь бы поглупеть и ничего этого не знать…

Чак просунул руку в открытое окно водителя, схватил микрофон и, набрав номер диспетчера, доложил, что нашел и где. Под недоверчивым взглядом Донны он вызвал фургон, чтобы вывезти останки, и ветеринара для осмотра, после чего швырнул микрофон на сиденье и, скрестив на груди руки, облокотился мощным торсом на дверцу автомобиля.

– Может, сходишь поговоришь с Энни? – спросила Донна. Она стояла на дороге и рисовала носком сапога бессмысленные узоры в серой пыли, толстым слоем покрывавшей асфальт.

– Зачем? – хмыкнул Чак. – Ее ранчо отсюда далеко.

– Может, это ее вол.

– Может быть, – согласился шериф, – а может, кого-то из этих, – и он указал рукой на гору, за которой была Стена Коночинов. – Тебе это не приходит в голову?

Женщина не подняла глаз, и Чак улыбнулся. Да, Донна Фолкнер не слишком любит коночинов. Они упорно отказывали ей, когда она предлагала посредничество в продаже их поделок, а как-то раз даже прогнали из резервации. В прямом смысле прогнали: они бежали за ней, крича и размахивая чем придется, словно хотели загнать ее на Сангре-Вьенто-Меса и сбросить оттуда, как сбросили триста лет назад, во время восстания в пуэбло, испанских священников и солдат.

С той лишь разницей, что испанцы к ко-ночинам больше не вернулись. Никто не знает почему.

Сейчас в качестве посредника с Донной работает Ник Ланая, и ей не приходится ходить в резервацию самой.

– А может, это сатанисты? – предположила Донна, все так же водя ногой по асфальту и засунув руки в карманы джинсов.

Спэрроу хмыкнул. Он проверил всех подозрительных: от сатанистов до придурков сектантов, которые всерьез полагают, что, отрубая головы бычкам и козам, можно усовершенствовать этот мир. Насколько ему известно, ни один из них не убивает с такой бессмысленной жестокостью ни животных, ни людей, даже не удосуживаясь потом спрятать трупы жертв. Нет, на их почерк это совсем не похоже.

Впрочем, в этом он не специалист. Чак вздохнул и подумал, что, пожалуй, пора усмирить гордыню и обратиться за помощью к экспертам. В одиночку ему не справиться. А то газетчики того и гляди начнут смешивать его с грязью.

На склоне горы сидели двое мужчин. Их свободные одежды сливались цветом с выгоревшей землей. Один из них был глубокий старик с прямыми седыми волосами, ниспадавшими на худые плечи, и резкими чертами лица. Смуглая кожа у рта и глубоко посаженных глаз испещрена морщинами. На шее ожерелье из позвоночника гремучей змеи.

Второй намного моложе, но далеко не молод. Черные, без проседи волосы собраны в хвост плетеным ремешком, украшенным золотом и бирюзой. Он сидел, согнув ноги в коленях и опустив между ними руки; длинные пальцы беспрестанно шевелились – словно тростинки на ветру.

Мужчины изредка перебрасывались фразами на смеси ломаного испанского и коночинского.

– Отец, – сказал тот, что помоложе, всем своим видом и голосом выражая почтение и печаль, – ты должен положить этому конец.

Старик покачал головой.

– Ты же знаешь, что он делает. Он погубит всех нас.

Молчание.

Молодой потянулся рукой к кустику травы, но вовремя остановился: если бы он сорвал ее, то раскровенил бы ладонь. Схватив камень, швырнул его вниз.

Там, внизу, бежала лента дороги (она выходила из ущелья и вела мимо ранчо Энни Хэтч к магистрали). За спиной высилась Сан-гре-Вьенто-Меса.

– Гибнут люди, Дуган, – обращаясь к старцу по имени, настаивал на своем молодой. – Он уже дошел до Альбукерке. – Мужчина говорил не поворачивая головы: он знал, что старик на него не смотрит. – Этого теперь не скроешь. Рано или поздно сюда явятся власти. Мы не сможем их удержать.

Старик поправил ожерелье.

– Пусть приходят, Ник. Пусть ищут. Все равно ничего не найдут.

– А если найдут? – не унимался молодой. По лицу старика скользнула тень улыбки.

– Все равно не поверят…

Донна смотрела, как, вздымая задними колесами дорожную пыль, машина шерифа рванула вперед. Она понимала, как глубоко уязвлено самолюбие Чака: ведь он до сих пор не выяснил, кто именно виновен в зверских убийствах. Донна не сомневалась, что и шериф, и городская полиция ищут не там, где надо. Напрасно они проверяют все бары в центре Альбукерке и рассылают тайных агентов по университетам – зря только теряют время.

Прищурившись, она посмотрела на небо: там, в безбрежной бледно-голубой дали, заблудилось одинокое перышко-облачко.

И «Джорнэл», и «Трибюн» уже подняли трезвон, и теперь все жаждут крови. Так что, если Спэрроу допустит оплошность, быть ему козлом отпущения.

«Впрочем, меня это не касается», – мрачно подумала она, направляясь к машине. Чак уже большой мальчик и может позаботиться о себе сам. Хотя бы потому, что никогда не замечает, когда она протягивает ему руку помощи; хотя бы потому, что считает ее странноватой; хотя бы потому, что никогда ни о чем ей не расскажет, пока она сама не пристанет к нему с ножом к горлу…

– Черт! – Донна со злостью пнула переднее колесо «чероки». – Ну и кретин!

Она села в машину и, схватившись за раскаленный руль, с шумом втянула воздух и отдернула пальцы. На соседнем сиденье валялась пара рабочих перчаток. Надев их, Донна взглянула в зеркало заднего вида, потом перевела глаза на холм и облако мух над тем, что осталось от вола. Ее замутило, и она глубоко вздохнула, чтобы подавить тошноту.

Что-то совсем на нее не похоже.

Ей приходилось видеть в пустыне и не такое, а уж тем более в городе – после драки с ножами или перестрелки. Странно, почему на этот раз она так испугалась?

Включив зажигание, Донна опять взглянула в зеркало заднего вида и чуть не закричала от ужаса.

Прямо за ней, почти у заднего бампера джипа, непонятно откуда взялся красный пикап, весь пыльный и ржавый; отблеск солнца в его ветровом стекле на миг ослепил Донну, а решетка радиатора оскалилась, словно акулья пасть.

Она приготовилась к удару, но когда в последнюю секунду грузовичок вильнул в сторону, сбросил скорость и спокойно ее обошел, Донне даже пришло в голову, что все это ей только привиделось.

Она посмотрела направо, и водитель пикапа ответил на ее взгляд.

«Господи спаси!» – подумала Донна.

Низко надвинутая серая шляпа, темные очки, длинные черные волосы, стянутые на затылке в хвост…

Леон Сиола.

Донна даже не заметила, что, пока пикап не скрылся в клубах пыли, так и не перевела дыхание. Только потом она прижалась к спинке сиденья, запрокинула голову и прикрыла глаза.

Кондиционер гнал холодный воздух прямо ей в колени. Донна передернулась, но не выключила его и даже не направила в другую сторону, а так и сидела с закрытыми глазами до тех пор, пока у нее не закружилась голова. Когда она их открыла, вокруг никого не было. Даже пыли над дорогой…

«Ну, поехали! – скомандовала себе Донна и сухо сглотнула. – Поехали домой, девочка!»

Прошло еще десять минут, прежде чем у нее перестали дрожать руки и она смогла взяться за руль. И еще десять, прежде чем до нее дошло, что она стоит на месте. Донна надавила на газ с такой силой, что из-под буксующих колес веером полетели камни. Джип рванул вперед, и Донна забыла обо всем, кроме слепящего солнца и дороги.

Скорее домой и выпить. А потом позвонить Спэрроу и сказать, что вернулся Леон Сиола.

Внутренний голос подсказывал ей, что эта новость вряд ли приведет шерифа в восторг.

Притворно охая, молодой мужчина встал, потер шею и размял занемевшие ноги. Он опять принялся за свое:

– Дуган, мы не можем этого допустить. Это сведет на нет все, чего мы добились.

Старик даже не оглянулся. Он неотрывно смотрел на поднятые вдали клубы пыли.

– Ник, мы не в силах это остановить.

– Может быть, и так, но его-то остановить мы можем!

– Но ведь точно мы не знаем.

«Да знаем, черт побери, знаем! – подумал молодой. – Мы отлично знаем, что это он, но ничего не делаем. Ничего!»

– А что, если ты ошибаешься? – тихо спросил старик.

Ник покачал головой, хотя и знал, что старик на него не смотрит.

– Ну а что мы теряем, даже если я ошибаюсь? Придут белые, посмотрят и уйдут. Оставят нас в покое. Что мы теряем, Дуган?

– Себя, – все так же тихо ответил старец.. Молодой снова покачал головой. Этот спор родился раньше, чем он сам. Одни говорят: «Давайте впустим их, мы ведь ничего не теряем. Наоборот, теперь у нас радио и телевидение». А другие: «Если мы пустим их, то потеряем самих себя».

Вот поэтому молодые и уходят, и многие так и не приходят назад.

Вдруг одним движением – таким стремительным и плавным, словно его и не было – старик поднялся, отряхнул пыль с одежды и проверил по солнцу, который час. Не говоря ни слова, он направился к вершине. Ник, отставая на шаг, последовал за ним. Когда они достигли гребня, Дуган указал на бледный призрак луны:

– Еще одна ночь, и все будет сделано. Ник промолчал, и молчание выдавало его сомнения.

– Еще одна ночь… – Старик взял его под руку: спуск в долину был крутой и скользкий. – Знаешь, чтобы это получилось, надо верить. – По его лицу опять промелькнула тень улыбки. – И, боюсь, куда сильнее, чем прежде. Но ведь вера есть…

Ника волновало совсем другое. Вера у него была: он хранил ее даже тогда, когда жил за Стеной.

Он думал об убийствах.

Вернее, о том, что они повлекут за собой.


Содержание:
 0  Кровавый ветер : Чарльз Грант  1  Глава 2 : Чарльз Грант
 2  Глава 3 : Чарльз Грант  3  Глава 4 : Чарльз Грант
 4  вы читаете: Глава 5 : Чарльз Грант  5  Глава 6 : Чарльз Грант
 6  Глава 7 : Чарльз Грант  7  Глава 8 : Чарльз Грант
 8  Глава 9 : Чарльз Грант  9  Глава 10 : Чарльз Грант
 10  Глава 11 : Чарльз Грант  11  Глава 12 : Чарльз Грант
 12  Глава 13 : Чарльз Грант  13  Глава 14 : Чарльз Грант
 14  Глава 15 : Чарльз Грант  15  Глава 16 : Чарльз Грант
 16  Глава 17 : Чарльз Грант  17  Глава 18 : Чарльз Грант
 18  Глава 19 : Чарльз Грант  19  Глава 20 : Чарльз Грант
 20  Глава 21 : Чарльз Грант  21  Глава 22 : Чарльз Грант
 22  Глава 23 : Чарльз Грант  23  Глава 24 : Чарльз Грант
 24  Использовалась литература : Кровавый ветер    



 




sitemap