Фантастика : Ужасы : Глава 10 : Чарльз Грант

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 10

Было только начало одиннадцатого, а в машине становилось все жарче. Даже темные очки не спасали от слепящего солнца. Пейзаж за окном то подпрыгивал, то расплывался, а иной раз глаза видели то, чего на самом деле нет.

На небе ни облачка. Неужели и здесь идут дожди?

Они ехали в патрульной машине шерифа Спэрроу – Малдер и Скалли на заднем сиденье, а Гарсон рядом с Чаком. По тому, как они общаются, Малдер понял, что они давно знакомы: Спэрроу и Гарсон обменивались жестами, односложными вопросами, а то и междометиями. Суть их разговора сводилась к тому, что после гибели мальчика больше подобных случаев не было, если не считать подвыпившего водителя, утверждающего, что его столкнул в кювет какой-то невидимый автомобиль.

– От всего этого можно запросто съехать с катушек, – хмыкнул шериф и посмотрел в зеркало заднего вида. – Вы со мной согласны, агент Малдер?

Малдер кивнул. Это точно. Так же точно, как и то, что Чак Спэрроу несколько переигрывает роль крутого шерифа с запада: постоянно проверяет пистолет, жует жвачку (якобы это табак), нарочито громко говорит… Не то чтобы Малдер возражал, просто непонятно, к чему весь этот балаган. Приехал он сюда с подачи Гарсона, а за помощью в ФБР шериф обратился сам.

Нет, что-то тут не так.

Малдер чувствовал себя не в своей тарелке. Может, дело в том, что он не в костюме с галстуком, а в джинсах и кроссовках?

Конечно, Гарсон прав: носить в здешних краях костюм смешно и глупо. Но без него все же как-то не по себе. А шериф, похоже, что-то недоговаривает.

Они ехали по 25-й магистрали. Позади остались горы Сандиа, после Альбукерке дорога повернула налево, и хотя на горизонте иной раз мелькали горные хребты, вокруг была одна пустыня.

И солнце.

– Культ, – сказал вдруг Спэрроу, стараясь перекричать кондиционер.

– Что? – переспросила молчавшая до сих пор Скалли.

– Я говорю, культ. Например, сатанисты. Может, все эти бедолаги были сектантами?

– И семнадцатилетний мальчик тоже? – усомнился Малдер.

– Знаете, теперь этим никого не удивишь. Еще бы! Когда на юнцов обрушивают и хэви метал, и рэп, постоянно давят на подсознание, пропагандируют насилие, наркотики и секс… – Он оторвал руку от руля. – Чего еще от них ждать?

Малдер поймал в зеркале его взгляд: Спэрроу его явно зондирует.

– Может быть, и так, – неохотно согласился он.

– Не может быть, сынок, а так оно и есть.

Машина неслась на такой скорости, что казалось, еще чуть-чуть – и они взлетят. Километров через двадцать пять Спэрроу притормозил, вырулил на правую обочину и въехал на узкий деревянный мост. Перед ними лежала двухполосная асфальтированная дорога, ведущая прямо в пустыню.

– Вон там видите гряду километров на пятнадцать? – Спэрроу показал пальцем в окно. – Вот это и есть Стена Коночинов. – Он поправил шляпу. – Похожа на лежащую на боку лампочку. Широкая часть смотрит на юг, на горы Сандиа, которые мы недавно проехали. А узкая пересекает дорогу на ранчо, по которой мы сейчас едем. Если не хотите лазать по горам, единственный путь только через ущелье, откуда выходит эта дорога.

Слева тянулась ограда из колючей проволоки, а за ней простиралась пустыня. «Вряд ли здесь можно что-нибудь выращивать и уж тем более разводить скот», – подумал Малдер. (Когда он утром спросил об этом у Гарсона, тот посоветовал ему потерпеть и сказал, что не хочет портить сюрприз.)

– Может, здесь замешаны коночины? – спросила Скалли. – Я имею в виду убийства.

Спэрроу пожал плечами:

– Кто его знает? Лично я в этом сомневаюсь. Знаете, это место не похоже на другие пуэбло. Коночины не любят туристов, не любят белых, не любят других индейцев… – Он засмеялся. – Черт, да они и друг друга-то не больно любят! – Он дернул себя за мочку и почесал за ухом. – Некоторые, главным образом молодежь, пытались изменить здешние порядки. Но у них мало что получилось. Вот они и уходят и больше не возвращаются.

– А те, кто вернулся?

Шериф взглянул на Гарсона и уточнил:

– Ты имеешь в виду Ника Ланаю?

Тот молча кивнул и обернулся к Малдеру:

– Ник – славный малый. Он учился в колледже и вернулся, преисполненный новых планов и идей. По наследству Ник входит в совет старейшин племени, и его должны слушаться. И его слушаются, можете быть уверены. Жаль только, далеко не все.

– А почему же он не уходит?

– Потому что это его народ, – не сразу ответил Гарсон.

– Да и лишние доллары никому не помешают, верно, Рэд? – с язвительной усмешкой вставил Спэрроу.

Гарсон картинно вздохнул и подмигнул Малдеру, давая понять, что это давнишний спор.

– Дело в том, что Ник заключил сделку с одной местной белой женщиной, Донной Фолкнер. Он привозит ей поделки коночи-нов, а она продает их в городе или в Санта-Фе. Часть дохода они делят поровну между собой, а остальное достается племени. В основном это украшения, – уточнил он. – Очень красивые чаши, подносы или еще какие-нибудь культовые предметы. Но не всем индейцам это по душе: каждый раз, когда Ник выносит поделки, ему приходится препираться с теми, кто считает, якобы он разбазаривает достояние племени.

– Зато каждый раз, когда он приносит в Месу баксы, они же выстраиваются в очередь с протянутой рукой, – съехидничал Спэрроу.

– В Месу? – переспросила Скалли.

– Сангре-Вьенто-Меса, – объяснил Гарсон, – это гора в самом центре резервации. У ее подножия стоят дома коночинов, а на вершине совершаются религиозные обряды.

– А что значит Сангре-Вьенто? Гарсон повернулся к ним лицом:

– Кровавый Ветер. Это значит Кровавый Ветер.

Наконец колючую проволоку сменила ухоженная деревянная изгородь с открытыми воротами в центре. Над воротами на широкой деревянной арке было выжжено название ранчо: «Дубль-Эйч».

Когда Спэрроу въехал под арку ворот на укатанную дорогу, Малдер выпрямился и, посмотрев в окно, решил, что видит мираж.

Впереди простиралась лужайка с удивительно зеленой травой, огражденная ослепительно белой изгородью, за ней длинный одноэтажный дом из самана под черепичной крышей – простой и в то же время изысканный. За домом слева виднелись конюшня и загон для скота, где в тени неизвестного Малдеру дерева паслась невысокая черная лошадь, справа – гараж на две машины (подъездная аллея огибала изгородь и выходила на дорогу перед домом). На стенах просторной веранды висели ristras – связки сушеного красного перца чили.

– Признайся, Скалли, хотелось бы тебе стать миллионершей и вот так жить?

– Я не прочь.

Спэрроу поставил машину на расчищенном пятачке рядом с подъездной аллеей, снял шляпу и, пригладив волосы, распахнул дверь.

– Я был бы вам весьма признателен, если бы вы ей не слишком докучали вопросами, – помедлив, попросил он. – Она ведь только нашла трупы и больше ничего не видела.

После столь прозрачного предупреждения Малдер ожидал увидеть ветхую старушку, но уж никак не красивую женщину, которая, выйдя из дверей дома, остановилась на веранде и, прикрыв рукой глаза от солнца, приветливо улыбнулась гостям.

Скалли вылезла из машины и присоединилась к Малдеру, а Спэрроу принялся возиться с замком ворот. Когда они подошли к веранде, из дома вышли мужчина и женщина (она – в простом белом платье, он – в рабочей одежде) и встали по одну сторону рядом с хозяйкой. Их лица вряд ли можно было назвать приветливыми.

– Привет, Энни! – поздоровался с хозяйкой шериф и, когда они подошли поближе, представил ее гостям.

Энн Хэтч! Малдер пожал сухую прохладную руку и заглянул в эти знаменитые, невероятно зеленые глаза. Так вот она какая, Энн Хэтч…

Энн жестом пригласила гостей сесть на стулья вокруг кованого железного стола. Малдер заметил, что Скалли она сразу понравилась.

– У вас тут настоящий оазис! – воскликнула она, когда женщина в белом принесла лимонад. – Все так красиво!

– Вот как! Спасибо за комплимент. – В глазах Энн мелькнуло приятное удивление. – Я рада, что вам мое ранчо понравилось.

Она широко улыбнулась, и уже через десять минут все трое болтали как старые друзья, которые давно не виделись, но никогда не забывали друг о друге. Малдер нисколько не усомнился в искренности Энн.

Еще через десять минут, когда он откинулся, на спинку стула и Энн, заметив у него кобуру с пистолетом, ни о чем его не спросила, Малдер вспомнил, что перед ним актриса. Энн тут же уловила перемену в его настроении и глубоко вздохнула:

– Хотите узнать, что я видела?

– Если вы не против, миссис Хэтч. Она закатила глаза.

– Ради Бога, агент Малдер, зовите меня просто Энни. И ничего против я не имею. – Энни перевела взгляд на зеленую лужайку. – Знаете, это были молодожены. Наверное, только что поженились, медовый месяц…

Малдер об этом знал не хуже ее: он столько раз читал протокол, что успел выучить его наизусть, вплоть до знаков препинания.

Супруги Дорис и Мэт Констелла – из Канзаса, обоим по двадцать пять лет, в Альбукерке всего четыре дня. Гарсон выяснил, что они путешествовали по штату во взятой напрокат машине. Они останавливались в двух пуэбло, где, наверное, им и рассказали про коночинов. Другого объяснения тому, как они оказались на дороге, ведущей в ущелье, просто быть не может. Никаких указателей там нет: ни на магистраль, ни на ранчо.

Энни рассказала, что, обнаружив трупы, она сразу же поскакала назад, чтобы сообщить обо всем шерифу.

– Я нашла их неподалеку от ущелья, – грустно закончила она. – Совсем близко.

«Какая же связь между новобрачной парой и парнишкой? Да и есть ли она вообще?» – подумал Малдер.

– Миссис Хэтч, – вмешалась Скалли и осеклась под ее укоризненным взглядом. – Энни, у вас бывают проблемы с людьми из резервации?

Энни моргнула.

– Нет, – чуть помедлив, ответила она. «Лжет», – подумал Малдер и, почувствовав какое-то движение слева, покосился в ту сторону. Нандо Кинтодо сделал шаг вперед и сжал руку в кулак. Заметив взгляд Малдера, он с невозмутимым видом шагнул назад и расслабил руку.

– А почему вы об этом спрашиваете?

– Таков порядок, – опередил Скалли Малдер и, заметив, что Энни ему не поверила, усмехнулся: – Я понимаю, это похоже на фразу из кино, но тем не менее действительно так. Нам сказали, что возникли кое-какие проблемы, и… – Он развел руками. – Мы просто вынуждены были спросить вас об этом.

Скалли извинилась и попросила Энни ответить и ей на некоторые вопросы, а Малдер, сделав вид, что устал сидеть, потянулся и, пробормотав извинения, встал из-за стола. Не успел он сделать и шага, как Кинтодо отошел от него и направился к двери.

Малдер его окликнул.

Нандо обернулся, рука вновь сжалась в кулак.

Малдер облокотился на перила веранды и, любуясь лужайкой, негромко спросил.

– А туристы никогда не зовут вас Тонто?

– Нет. Здесь нет туристов, – ровно и бесстрастно ответил он.

– А в городе? Пауза. Малдер ждал.

– В городе зовут. Иногда. – Все также ровно и бесстрастно.

Малдер повернулся к нему лицом и, засунув руку в карман, спросил:

– Вы из…

Кинтодо метнул взгляд в сторону стола, потом – на Малдера.

– Из Месы.

– И ваша жена тоже? Нандо кивнул.

– Тогда объясните мне, господин Кинтодо, зачем такой женщине лгать?

В этот момент шериф, сказав что-то Энни, встал из-за стола.

Кинтодо метнул взгляд в его сторону, и Малдер не мог не заметить, какой ненавистью горят его глаза.

– Зачем? – тихо повторил он.

И тут к ним с мрачной улыбкой подошел Спэрроу. (Глаза спрятаны за темными стеклами.)

– Что зачем? – спросил он, потирая грудь.

– Зачем мне идти в конюшню, если я не езжу верхом? – нашелся Малдер. – А вот я вам скажу зачем. Я городской житель, и мне бы хотелось посмотреть на навоз, так сказать, из первых рук.

– Вот и хорошо, господин Малдер, – согласился Кинтодо, прежде чем шериф успел открыть рот. – Я вам все покажу. У миссис Хэтч есть пара отличных лошадок. Думаю, вам понравится. Может, узнаете что-нибудь полезное.

Он вежливо кивнул Спэрроу и, не оглядываясь, вошел в дом.

Шериф поправил портупею и плюнул через перила.

– Красивое место.

– Да, красивое.

– Знаете, Энни давно живет здесь одна. Некоторые даже считают, что слишком давно.

– Шериф, откуда же мне это знать? Спэрроу опять плюнул.

– Позвольте дать вам совет, агент Малдер.

– Буду рад, шериф Спэрроу. Ведь это вы знаток здешних мест, а не я.

Спэрроу кивнул: верно, черт побери!

– Итак, во-первых, Нандо – коночин. Вы, как я понимаю, уже в курсе. Ему нельзя верить.

Он хоть и живет здесь у Энни, сердце его по-прежнему там, за Стеной.

Малдер молчал.

– А во-вторых… – Спэрроу замолк, снял шляпу, вытер локтем пот со лба и, покачав головой, вернулся к столу.

Малдер посмотрел ему вслед. Во-вторых, была невысказанная угроза.


Содержание:
 0  Кровавый ветер : Чарльз Грант  1  Глава 2 : Чарльз Грант
 2  Глава 3 : Чарльз Грант  3  Глава 4 : Чарльз Грант
 4  Глава 5 : Чарльз Грант  5  Глава 6 : Чарльз Грант
 6  Глава 7 : Чарльз Грант  7  Глава 8 : Чарльз Грант
 8  Глава 9 : Чарльз Грант  9  вы читаете: Глава 10 : Чарльз Грант
 10  Глава 11 : Чарльз Грант  11  Глава 12 : Чарльз Грант
 12  Глава 13 : Чарльз Грант  13  Глава 14 : Чарльз Грант
 14  Глава 15 : Чарльз Грант  15  Глава 16 : Чарльз Грант
 16  Глава 17 : Чарльз Грант  17  Глава 18 : Чарльз Грант
 18  Глава 19 : Чарльз Грант  19  Глава 20 : Чарльз Грант
 20  Глава 21 : Чарльз Грант  21  Глава 22 : Чарльз Грант
 22  Глава 23 : Чарльз Грант  23  Глава 24 : Чарльз Грант
 24  Использовалась литература : Кровавый ветер    



 




sitemap