Фантастика : Ужасы : Глава 10 : Хизер Грэм

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 10


К полудню Джереми завернул в бар в гостинице «Хоторн», где встретился с Джо Брентвудом. Они изучали данные о недавних исчезновениях людей в Новой Англии. Удивительно, но Джо решил посвятить его во все детали расследования. Когда он спросил почему, Джо ответил:

— Знаете, мой старик всегда поучал меня: держи друзей близко, а врагов еще ближе.

— Но я вам не враг!

— Следствием пока не установлено, — хмыкнул Джо.

Джереми предпочел не спорить. В конце концов, причина могла быть в Ровенне. Что бы Джо ни говорил ей насчет устройства личной жизни, он и сам мог неровно к ней дышать и строить на нее планы, а тут появился он, Джереми.

Они сидели, роясь в полицейских докладах, пока не проголодались. Съели по гамбургеру, запивая крем-содой, и снова принялись за работу. Работы было много, поскольку Джо затребовал данные из Нью-Джерси, и из Питтсбурга, и даже с канадской границы. Никто не отказывал ему, проникшись важностью дела. Джо был готов в случае чего расширить поиски и за границу, однако все шансы были за то, что погибшая проживала где-то поблизости, раз приехала в Салем на Хеллоуин. Ведь Хеллоуин — это не Рождество и не День благодарения, когда бывают длинные каникулы и можно разъезжать, располагая временем. Они искали женщину, подходящую по физическим параметрам: рост около пяти футов трех дюймов, вес — сто двадцать фунтов, нормального телосложения, возраст между семнадцатью и тридцатью тремя годами, волосы черные или темно-каштановые. Цвет глаз они не знали, поскольку глаз не было.

— Ага, — сказал Джо, читая очередную страницу. — Лили Арнольд, двадцать восьмого октября ушла на свидание с новым знакомым и не вернулась. — Он довольно улыбнулся, но затем снова помрачнел и вполголоса выругался. — Но потом, по словам ее матери, объявилась в Торонто. Черт бы ее побрал!

— А как насчет этой? — спросил Джереми. — Вот у меня тут… Дина Грин из Бостона. Физические данные совпадают. Не вышла на работу двадцать седьмого октября. Накануне сообщила коллегам, что выходные собирается провести где-то на севере. Домашний телефон не отвечал. Начальник сообщил в полицию. Жила одна. Полиция обыскала ее квартиру, но ничего, указывающего на ее местонахождение, обнаружено не было. Соседка, Клара Фейт, тоже сообщила в полицию об ее исчезновении. Дина до сих пор числится в пропавших. Она не уплатила арендную плату за ноябрь, не оплатила счета. Ее сотовый телефон не использовался с девятнадцатого октября.

Джо, нахмурившись, взял у него листок с описанием.

— Бедные ее родители, если они у нее есть.

Джереми неловко молчал, сразу подумав о сыне Джо.

— Мне очень жаль, что так случилось с вашим сыном.

Джо кивнул и на мгновение отвернулся.

— А мне жаль ваших родителей. Трое сыновей — и все рискуют жизнью. Они, должно быть, волнуются.

— Мои родители давным-давно умерли. — Джо явно не был настолько хорошо знаком с его биографией. — Может быть, родители Дины Грин тоже.

Джо с минуту молча смотрел на него, затем сказал, печально улыбаясь:

— Бедные ребята.

— Ничего, мы справились, встали на ноги. А родители… Мы помним о них, они живы в нашей памяти.

— Да… память, — пробурчал Джо, — на память и я не жалуюсь. Я, к примеру, помню тот случай, когда вы нашли женщину в канале, прикованную цепью к цементной глыбе, и еще парочку ваших подвигов. Тогда это попало даже в национальные новости. Почему же вы бросили работу?

— Из-за детей.

— Из-за детей? — удивленно переспросил Джо.

— Фургон с детьми затонул. Фургон мертвых детей.

— Да… это, должно быть, страшно.

«А один до сих пор мне снится», — подумал про себя Джереми. Конечно, он бы ни за что не признался, что мучается из-за своих кошмаров.

Джо внимательно смотрел на него. Джереми не знал, какое мнение тот себе составляет, его никогда не волновало, что думают о нем другие, но вот мнение Джо для него было важно. Не потому ли, что мнение Джо было важно для Ровенны? Нет, об этом лучше не надо.

— Но нам приходится свыкаться с мыслью, что мы не можем спасти каждого, — наконец проговорил Джо, — тут ничего не поделаешь, нельзя себя винить.

— Я себя не виню. Я знаю, что виноват был их приемный отец, который напился и утопил фургон в реке. Как бы там ни было, я ушел, и мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Мне нравится работать с братьями, у нас хорошая команда. Не говоря уже о преимуществах гибкого графика. Вот я понадобился Брэду — и я тут.

Джереми чувствовал себя неловко под пристальным взглядом Джо. И чего он смотрит? Что он хочет увидеть? К тому же они отклонились от темы, а времени совсем не было.

— А где она последний раз пользовалась банковской картой? — Джереми ткнул пальцем в страницу с данными, которую держал Джо.

Тот, наконец, отвел от него взгляд и стал читать дальше.

— Так, восемнадцатого октября она останавливалась в гостинице в Сагусе близ Бостона. Тут все чисто. Она заплатила сразу, бронируя номер через Интернет. Выехала тридцать первого. Двадцатого октября она сняла несколько сотен в банкомате — вот это и была последняя операция по ее карте.

— А машина? — спросил Джереми, и Джо передал ему листок. — Хм… машину нашли брошенной на обочине трассы 1-95, откуда ее первого ноября вывез эвакуатор. Пока точно неизвестно, сколько она там простояла, поскольку патрульный, сообщивший о ней, сказал, что видел эту машину еще двумя днями ранее.

— Минуточку, — сказал Джо. Он вытащил сотовый телефон и позвонил одному из своих заместителей, приказывая запросить в Бостоне всю доступную информацию о Дине Грин, а снимки ее зубов — если таковые обнаружатся у ее дантиста — немедленно направить доктору Гарольду. Также он велел размножить ее фоторобот и прочесать все бары и рестораны, опрашивая людей. — Еще что-нибудь? — спросил он, завершив звонок. — У меня такое чувство, что мы нашли нашу красотку.

Следующие двадцать минут они провели за изучением остальных докладов. В конце Джереми отложил три из них.

— Эти подходят нам по описанию. Девушка из Принстона, куда-то запропастилась после ссоры с бой-френдом. Но потом вроде бы объявилась в Нью-Хэмпшире. По данным полиции, она лично снимала в банке деньги. Затем — женщина из Нью-Йорка. Ее мать заявила, что ее похитил бой-френд-итальянец. Старушка утверждает, что он мафиози и увез ее дочь куда-то на Карибы, чтобы сдать там в секс-рабство.

— Допустим, — усмехнулся Джо, — что еще?

— Так… Дальше — Шарлин Ноттэвей. Уехала из Нью-Йорка в горы штата Мэн, но там так и не появилась. С момента своего отъезда в последних числах октября кредитной картой не пользовалась. Ей тридцать восемь — немного больше, чем определил медэксперт. — Джереми вопросительно взглянул на Джо.

— По-моему, наша — это первая из них, но по этой тоже надо сделать запросы. — Он вдруг нахмурился и стал подозрительным. — А где Ровенна?

— Она собиралась навести кое-какие справки.

— Здесь, в городе?

— Да. Не волнуйтесь, одну домой я ее не отпустил. Я снимаю дом на Эссекс-стрит, — ответил Джереми, а сам в который раз мысленно возмутился: черт возьми, он его вроде бы допрашивает?

Она совершеннолетняя, и он ей даже не родня.

— Понятно, — вздохнул Джо. — Я желаю ей счастья, но не хочу, чтобы она связывала жизнь с полицейским, военным и тому подобное. Да и ваша профессия ничем не лучше.

Джереми рассматривал остатки своего гамбургера. Мясо полной прожарки. Вообще-то ему нравилось с кровью, но сейчас, после того как он присутствовал на вскрытии, на кровь как-то не тянуло. Казалось даже кощунственным есть мясо с кровью, увидев накануне человеческие останки.

— Как знать, на кого упадет кирпич, — сказал он, глядя исподлобья на Джо.

— Кирпич кирпичом, но существует статистика. И она не в пользу военных, полицейских и представителей прочих опасных профессий. Почему бы вам не быть просто гитаристом?

Джереми рассмеялся:

— Я не настолько искусен в игре, чтобы зарабатывать большие деньги. А вы на меня досье собираете? Мне нравится моя работа, она приносит мне удовлетворение, и это очень важно. Да и вы сами, я смотрю, не торопитесь на пенсию.

— Кому я нужен? — усмехнулся Джо. — У меня были жена и сын, теперь я остался один. Работа — это моя жизнь. — Джо покачал головой и прибавил, меняя тему: — Я беспокоюсь о ней.

Не требовалось объяснять, кого он имеет в виду.

— Вы беспокоитесь о ней, но вовлекаете в потенциально опасные дела, — напомнил Джереми.

— Она сама лезет туда, где опасно, — со мной или без меня. Дело в том, что я готов закрыть ее собой от пули, а вы?

Он не шутил. Он был серьезен как никогда.

— Это часть моей работы. Меня этому учили в школе полиции, — улыбнулся Джереми. — Служить и защищать. Быть на линии огня. Защищать не обязательно тех, кто тебе дорог.

Джо кивнул и торопливо поднялся.

— Вы вчера заплатили за мой ужин, а сегодня я плачу за ланч. — Он взял счет, который принесла официантка. — Я свяжусь с вами, если будут новости. — Он собрал листы бумаги и вышел.

Джереми посмотрел ему вслед и потянулся к телефону, с раздражением чувствуя, что волнение Джо передалось и ему. Ровенна ответила после второго гудка:

— Джереми?

— Да, это я. Ты где?

— Мы обедаем с Дэном из музея истории. Я просидела там целое утро и узнала много интересного.

— Например?

— Джереми, ты знаешь, сколько мужчин выдавали себя за Сенокосца? Десяток, это точно. Начиная с семнадцатого века.

— Я не знаю, кто этот сенокосец, но я знаю, что многих казнили по обвинению в колдовстве, а те ни сном ни духом. При чем тут семнадцатый век, когда у нас современный труп в морге?

— Сенокосец — это местная легенда. Я тебе потом о нем расскажу. По-моему, наш клиент — сумасшедший, который считает себя реинкарнацией Сенокосца.

— Не сомневаюсь, что он псих, судя по тому, что сотворил с трупом. И он из плоти и крови и очень опасен. — Джереми поднялся. — Ты где? Я еду к тебе.

Она назвала ему адрес маленького японского ресторанчика, где они сидели с Дэном. Это было совсем близко, и он решил пройтись пешком. Путь его лежал через торговую галерею. Он шел и пытался представить, где стояла палатка Дэмиена. Как же он успел так быстро смотаться на кладбище? И откуда он узнал, что надо туда идти?


Адам и Ева Ллевеллин меняли оформление в витрине своего магазина и ожесточенно спорили. Наверное, о том, как уложить блестящую алую ткань, на которой они планировали поместить товары, продающиеся у них в магазине. Ева подняла голову и заметила его. Гримаса неудовольствия тут же исчезла с ее лица, и она с широкой улыбкой замахала ему. Адам не сразу заметил Джереми, продолжая выговаривать жене. Но потом, подобно Еве, расплылся в улыбке от уха до уха.

Джереми ничего другого не оставалось, как тоже улыбнуться и помахать рукой. Ева выскочила из витрины и открыла дверь.

— А где Ровенна? — спросила она.

— Обедает в компании Дэна.

— Обедает? Где?

— В каком-то японском ресторане тут неподалеку.

— «Асаки», — со знанием дела кивнула Ева. — Подождете меня? Я только предупрежу Адама.

Прежде чем Джереми успел ответить, она скрылась в магазине. Через стекло витрины он видел, как Адам нахмурился и стал возражать. Ева отмахнулась от него и снова выскочила на улицу. Одетая в черный длинный плащ, она улыбалась как ни в чем не бывало — Джереми даже стало не по себе.

— Ну что, идем? — Она взяла его под руку. — Вы любите суши?

— Конечно. Я вообще люблю поесть. Но главное — забрать Ровенну. Она все утро просидела в музее, читая про какого-то сенокосца.

Ева неестественно громко рассмеялась.

— Она будет рада. Дэн — хороший парень, но скучный. Просидеть с ним нос к носу полдня… Что это, интересно, им даст? А женщину пока не опознали? И что вообще с ней произошло?

— Ее изнасиловали, так что других вариантов нет, — сказал он и задумался. Никто не усомнился, что убийца был мужчиной, хотя сперма в теле жертвы отсутствовала. Наверное, он использовал презерватив. Или насиловал ее какой-нибудь бутылкой. Впрочем, характерных повреждений обнаружено не было. На редкость предусмотрительный и хитрый убийца. Но все убийцы рано или поздно допускают проколы, и этот должен был где-то проколоться. Но где?

— Как ваш друг? Держится?

— Сегодня я его не видел. Но я обязательно зайду к нему.

Минуту спустя они уже входили в ресторан. Ровенна и Дэн сидели в кабинке у дальней стены и увлеченно беседовали. От ее красоты у него захватывало дух. Увидев Джереми, она так искренне улыбнулась, что он не мог не улыбнуться в ответ. Удивительно, как легко она проникла в его жизнь, в его сердце. Споры — это одно, влечение — другое, а секс, и отличный секс — это третье. В ней было все. Может быть, он не случайно так долго держал дистанцию. Наверное, он чувствовал, что стоит ей лишь улыбнуться — и его жизнь полетит кувырком.

Дэн обернулся и жестом пригласил их присоединиться. Вместе они производили странное впечатление. Дэн был типичный профессор — взъерошенный, в больших очках. И даже одет он был в твидовый пиджак с кожаными заплатами.

Ровенна выглядела его полной противоположностью. Она была до того яркой и оживленной, что даже сидя на месте, казалось, излучала энергию и движение. Ну а Ева, первой подскочившая к их столу, в своем разлетающемся плаще и крупных серьгах, на этот раз в форме пентаграммы, с виду была типичной салемской ведьмой. Она вносила в этот ансамбль дополнительное разнообразие.

— Извините, что я вмешиваюсь, — затараторила она. — Я увидела на улице Джереми. А когда узнала, куда он идет, то увязалась с ним. — Ева уселась за стол, прицелилась и выхватила ролл с тарелки Ровенны.

— Я всегда рада тебя видеть.

Дэниел, глядя на Джереми, закатил глаза. Он с трудом выносил Еву, чья раскованность и взбалмошность явно претили его строгому вкусу.

Отчего-то Джереми вдруг встревожился. Он видел, что в компании друзей Ровенне ничего не угрожает, ровно как и всякой другой молодой женщине, разгуливающей днем по улицам Салема, и все-таки ему было не по себе.

Вот на что способна улыбка, думал он. Он уже боится за женщину лишь потому, что она женщина. Нет, если быть до конца честным, то причина была в другом. Она слишком активно вмешивалась в его жизнь, стремясь стать ее частью. Какой же он идиот! Ему ведь удавалось избегать ее влияния в Новом Орлеане, несмотря на то что они виделись каждый день, но теперь…

Дэниел встал и протянул руку, прерывая ход его мыслей.

— Утром мы вычитали кое-что интересное, — заявил он.

— Я так и понял. — Джереми сел рядом с Дэном, поскольку рядом с Ровенной сидела Ева, которая помогала ей доесть суши.

— Напомните мне, что я должна сделать заказ. Я обещала Адаму принести ему чего-нибудь.

— А вы? — вежливо поинтересовался Дэн. — Вы голодны?

— Я вообще-то уже пообедал, но от роллов не отказался бы, — ответил Джереми.

У него было чувство, что, пока они не покончат с роллами, на серьезный разговор можно не рассчитывать.

Подошел официант.

— Мне, пожалуйста, салат с имбирным соусом, драгон-ролл и суп мисо, — выпалила Ева. — Повторите и второй заказ упакуйте с собой, хорошо? Спасибо.

Ева была просто счастлива, заказывая все эти кушанья.

Простые радости жизни, подумал Джереми и заказал себе два ролла — с тунцом и с лососем. Роллы хотя бы выглядели прилично. От них не несло… мертвечиной, как от гамбургера, который он съел раньше.

— Мы украшаем магазин ко Дню благодарения, — рассказывала Ева.

Расторопный официант принес им два бокала воды, чайник и чашки.

— А потом будем украшать к Рождеству.

— К Рождеству? — лукаво переспросил Дэниел. — Вот так виккианцы.

— А мы уважаем все религии, — отвечала Ева. — И кого у нас только не бывает: и виккианцы, и мусульмане, и буддисты. Приходят даже те, кто отмечает весьма экзотические торжества. Кстати, — она показала на Джереми, — у нас и для вудуистов кое-что найдется.

Джереми догадался, что всех жителей Нового Орлеана она держит за вудуистов.

— Да ну? — подал голос Дэниел, иронически кривя губы. — Им, наверное, вы сбываете ваши страшные маски.

— Мне и самой они не нравятся, — поморщилась Ева.

— Что за маски? — заинтересовалась Ровенна.

— Мы только сегодня утром их повесили. У нас столько красивых вещей, но Адам решил, что нам без этих масок ну никак. Их делает один местный художник. Он здесь вырос, затем уехал в Голливуд, а недавно решил вернуться. Его зовут Эрик Ролф.

— Эрик?! — воскликнула Ровенна. — Я его помню. — Она многозначительно взглянула на Джереми. — Он учился на несколько классов старше. Эрик еще в детстве бредил спецэффектами, а его пугала на поле были самыми жуткими. Он делал их наподобие… трупов.

Джереми смекнул, что этого Эрика надо немедленно разыскать.

— Значит, вернулся он недавно?

— Да, пару недель назад, но только не подумайте, что он и есть тот маньяк, — взмахнула рукой Ева. — Он милейший и добрейший человек — несмотря на свою внешность.

— Да, — рассмеялась Ровенна, — в нем росту шесть футов три дюйма, он уже в школе был выше и здоровее всех.

— А зачем он принялся за эти маски? — спросил Джереми.

— О, его хлебом не корми, дай людей попугать. К тому же он интересуется историей. Вот он и решил изготовить маски дьявола, каким его представляли пуритане. Признаюсь вам, я не могу без страха на них смотреть. Если бы не Адам, я бы их ни за что не купила.

«Вот почему они ссорились», — подумал Джереми.

— Ох, давайте не будем об этом, — вздохнула Ева. — Ро, ты помнишь Энджи Петерсон? Она окончила ювелирный колледж в Нью-Йорке, и теперь делает замечательные украшения из серебра. Ты должна это видеть.

И подруги принялись обсуждать Энджи Петерсон и ее работы. Дэниел повернулся к Джереми и сказал:

— Утром мы читали старинную летопись, и там написано, что на том поле и раньше находили кости.

— Да, я так и понял. Но Ровенна сказала, что это было не то триста, не то двести лет назад.

— Я считаю, что это важно, — заявил Дэниел и вкратце изложил ему легенду о Сенокосце.

— Возможно, — согласился Джереми. — Во всяком случае, убийца живет где-то поблизости и знаком с легендой о Сенокосце. И конечно же он отлично знает местность: поля, дороги, — время, когда они бывают безлюдны, чтобы выйти и поставить свое чучело.

— Он местный, говорите? — вмешалась Ева. — Да я знакома со всеми, кто здесь живет. Не представляю себе, чтобы кто-то был способен на такое чудовищное злодейство. У нас нет сумасшедших маньяков, увольте.

Ровенна, не ожидавшая столь страстных речей, смотрела на подругу с удивлением.

— Простите, — извинилась Ева, обводя их взглядом, — это у меня от расстройства.

— Конечно, конечно, — поспешила поддержать ее Ровенна.

Некоторое время они сидели молча. Когда официант принес суп и салат, Ева набросилась на еду, будто не ела несколько дней.

— Ты чего-то боишься? — тихо спросил Дэниел.

Ложка Евы замерла в воздухе на полпути ко рту.

— С чего ты взял?

— Вам следует бояться, — заметил Джереми.

Все с удивлением уставились на него.

— Нет, я не имею в виду, что вы должны спрятаться под стол и сидеть там. Я хочу сказать, что вы должны быть осмотрительны в такой ситуации, когда какой-то ненормальный тип ведет охоту на женщин.

Ровенна молча хмурила лоб.

— А где твоя машина? — спросил Джереми.

— В полицейском участке, а что?

— Какие у тебя планы на сегодня?

— Мы с Дэном собирались вернуться в музей и продолжить чтение.

— Хорошо. Оставайся там, пока я за тобой не приеду, ладно?

— Эй, ты обещала зайти к нам в магазин, — обиделась Ева.

— Да, я сначала зайду к вам, а потом — в музей. А ты куда отсюда, Джереми?

— У меня есть кое-какие дела, а еще нужно повидать Брэда.

Принесли суши. Ева, которая ранее жадно поглощала суп, глотала уже с трудом. Разговор не клеился. Дэниел попробовал его оживить.

— Слушайте, а мы ведь сидим в компании королевы.

— Ах да, верно, — улыбнулась Ева. — Ровенна — наша королева урожая в этом году.

— Что это значит? — недоумевал Джереми.

— На День благодарения у нас проводится парад, — стал объяснять Дэниел, — мы строим повозки, украшаем их и проезжаем на них по городу. Это иногда даже по телевидению показывают. Парад начинается…

— Да, парад начинается на кукурузном поле, — с неестественным оживлением закончила за него Ровенна. — Королева восседает на стоге сена, который везут четыре лошади. Парад предшествует сбору урожая. По крайней мере, раньше было так. Но в наши дни парад уже, в общем, утратил свое значение.

— Это языческая традиция, — прибавила Ева.

— Нисколько, — возразил Дэниел.

— Нет, языческая, — настаивала Ева. — Так язычники благодарили бога урожая. А богиня урожая — или королева — олицетворяла для них мать-землю, что одаряла людей от своих щедрот.

— Так было прежде, а сейчас это просто праздник, — примиряющим тоном произнесла Ровенна. — Местные фермеры и те, кто живет у дороги, выносят на улицу фрукты, горячий яблочный сидр, а вечером в одном из колледжей бывает ужин с танцами. Тебе понравится, Джереми.

Джереми смущенно улыбался, не будучи уверенным, что ему вообще нравится слово «урожай». Все, что с ним было связано, вызывало подозрения, будто несло ауру зла.

— А короля урожая выбирают? — спросил он.

— Да, его выбирают за ужином. Королева выбирает себе короля из своей свиты. Праздник удастся на славу, обещаю. Я состою в комитете устроителей.

— А я приглашен? — все сомневался Джереми.

— Разумеется. Приходят все, кто пожелает. — Ровенна улыбнулась, давая ему понять, что он был бы приглашен в любом случае.

Джереми взглянул на часы и поднялся:

— Я заеду за тобой в музей. А сейчас мне пора.

— Хорошо, — кивнула Ровенна.

Он нашел официантку, оплатил счет и вышел.

Он был уверен, что Джо позвонит, едва появится новая информация, так что он не чувствовал себя обязанным сидеть в городе. В его планы входило побеседовать с соседями Ровенны Макэлроями, владевшими полем, где нашли труп, а также разыскать Эрика Ролфа.

Но не успел он сделать и нескольких шагов, как его окликнули. Ровенна, нерешительно улыбаясь, догоняла его.

— Что случилось? — удивился Джереми и незаметно для себя схватил ее за плечи.

Она затрясла головой, улыбка ее стала шире, в глазах заплясали искры.

— Нет, ничего. Я хотела спросить, как ты себя чувствуешь. Ночью ты… беспокойно спал. А утром тебе пришлось ехать на вскрытие.

— Мне не впервые присутствовать на вскрытии, — ответил он.

— И все равно это, должно быть, ужасное зрелище.

— Еще какое. Убийство — это всегда ужасно. — Он крепче сжал ей плечи. Неизвестно почему, но он чувствовал, что его самого сжимает в своих тисках страх. — Пожалуйста, будь осторожна. Держись своих друзей, не выходи одна, когда стемнеет.

— Обещаю. — Она погладила его по щеке. — И ты тоже будь осторожен.

Он усмехнулся.

— Я всегда осторожен. И вооружен.

— А я ношу с собой перечный спрей и отлично умею им пользоваться.

— Ты, главное, не доводи до того, чтобы пришлось пускать его в дело, — попросил Джереми.

— Обещаю.

— А теперь иди — возвращайся к друзьям. Встретимся в музее.

Ровенна повернулась и пошла обратно в ресторан. А он, взглянув на часы, понял, что нужно спешить. Осенью в Новой Англии темнеет быстро, а он хотел многое успеть до наступления темноты.

Макэлрои могли подождать до завтра, но Эрик Ролф не мог. Джереми собирался найти его немедленно — человека, который недавно вернулся в город, который делал самые страшные на свете пугала и который теперь изготавливал изображения самого дьявола.



Содержание:
 0  Смертельная жатва : Хизер Грэм  1  Глава 1 : Хизер Грэм
 2  Глава 2 : Хизер Грэм  3  Глава 3 : Хизер Грэм
 4  Глава 4 : Хизер Грэм  5  Глава 5 : Хизер Грэм
 6  Глава 6 : Хизер Грэм  7  Глава 7 : Хизер Грэм
 8  Глава 8 : Хизер Грэм  9  Глава 9 : Хизер Грэм
 10  вы читаете: Глава 10 : Хизер Грэм  11  Глава 11 : Хизер Грэм
 12  Глава 12 : Хизер Грэм  13  Глава 13 : Хизер Грэм
 14  Глава 14 : Хизер Грэм  15  Глава 15 : Хизер Грэм
 16  Глава 16 : Хизер Грэм  17  Глава 17 : Хизер Грэм
 18  Глава 18 : Хизер Грэм  19  Глава 19 : Хизер Грэм
 20  Эпилог : Хизер Грэм    



 




sitemap