Фантастика : Ужасы : Глава 5 : Майкл Грей

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26

вы читаете книгу




Глава 5

Джанис приехала на работу пораньше. Первый день в «Пластикорпе» прошел бестолково. Надо быть повнимательнее и не позволять Наде отвлекать себя от работы.

На столе ее ждали папки с материалами, с которыми было необходимо ознакомиться. Надо закончить чтение до беседы с мистером Хелмом.

Содержимое папок потрясло ее. Здесь не было ничего похожего на то, что она изучала в разделе «Связи с общественностью и прессой» в вечерней школе. Папки содержали сценарии несчастных случаев – «Из танкера корпорации выливается ядовитая жидкость», «Пожар на заводе корпорации, производящем ядовитые компоненты», «Что делать, если продукция корпорации признана канцерогенной». В каждой папке было три части.

Часть «А» описывала сам несчастный случай, часть «Б» содержала список людей, с которыми необходимо установить связь, имена журналистов, на сочувствие которых можно рассчитывать, имена симпатизирующих корпорации должностных лиц, начиная от полицейских чинов и кончая членами Конгресса. В самом конце – телефоны служб, с помощью которых следует локализовать район бедствия и организовать ликвидацию последствий.

Часть «В», последняя, представляла собой образцы заявлений для печати и фамилии представителей корпорации, выступающих с этими заявлениями. Как правило, это должен делать Дункан Хелм.

Все было непривычным. Правильно, уже был Чернобыль, произошли аварии на других ядерных объектах, «Пластикорп» должен быть готов к худшему. Материалы интересно было читать, однако содержание их выглядело цинично.

В папках не было советов, как реагировать на диверсию, например, если маньяк сумел ввести во внутреннее покрытие пластмассовых флаконов для лекарств, производимых корпорацией, яд замедленного действия. Джанис решила задать вопрос по этому поводу.

В дверь постучали, появилась голова Нади.

– Я так и думала, что ты здесь. Доброе утро. Он здесь, уже давно. Прилетел вчера вечером. Хочет увид… поговорить с тобой.

В своем пустоватом кабинете Хелм быстро и глуховато стучал на машинке с шрифтом Брайля. Джанис молча ждала. Через некоторое время он поднял голову и спросил: – Надя? Нет, это, пожалуй, Джанис Колман. Доброе утро, приветствую вас в корпорации. Извините, что заставил вас ждать. Я был далеко, а сейчас хочу изложить на бумаге свои мысли, прежде чем они испарятся. В голове ничего не держится.

– Может быть, мне зайти попозже? – спросила Джанис.

– Ни в коем случае. В следующий раз, когда я печатаю, напомните о себе кашлем или словом. Из-за шума машинки я не слышал, что вы вошли. С Надей проще, она пахнет. Вернее, пахнут ее духи. А вы не пользуетесь духами?

– Если вам будет удобнее, я могу начать душиться, – поджав губы, сказала Джанис. Ей казалось, что использование духов может означать подчинение мужскому самолюбию.

– Нет, не надо, – сказал он. – Я отличаю вас по шагам, у вас туфли на низком каблуке, Надя ходит на высоких. От Нади, кроме духов, пахнет еще и пудрой. От вас пахнет просто мылом, это приятный чистый запах, по нему я буду узнавать вас. Если вы измените привычки, то собьете меня с толку.

– Я не собираюсь ничего менять.

– Спасибо. Но если вам нравятся духи, то пожалуйста. Не сочтите меня за диктатора. Просто я эгоист, слепые иногда бывают эгоистичны, этим они пытаются компенсировать потерю зрения, хотят облегчить себе жизнь. Извините, я не имел в виду ничего подобного.

– Я все поняла, не надо извиняться. Думаю, ваше обоняние…

– У меня обычное обоняние, просто мне приходится больше полагаться на него. Пусть моя слепота не смущает вас, я привык к ней.

– Честно говоря, меня беспокоит возможность сделать неверный шаг. Я не имела раньше дела с людьми, которые не видят.

– Говорите просто – «со слепыми». Это не ругательство, это факт. Давайте договоримся – вы не смущаетесь, а я говорю вам, если вы делаете что-нибудь не так. Я имею в виду, что вы делаете что-то, неприятное для слепого. Договорились?

– Я согласна!

– И не волнуйтесь. Мы такие же люди, как и зрячие. Будьте спокойны и естественны. Через несколько дней вы будете относиться ко мне, как к нормальному человеку.

– Но я и так считаю вас нормальным!

– Извините, я просто пошутил.

– Да, но видите… вы понимаете…

– Говорите «видите», если надо, говорите «посмотрим» и так далее. Обычные выражения. Я на них не реагирую, за исключением случаев, когда собеседник, вроде Нади, запинается на них. О'кей?

– О'кей. Так над чем вы работаете? Надя сказала, что у вас была срочная командировка. Могу я быть полезной?

И Джанис аккуратно поправила складку на своей голубой юбке.

Дункан откинулся на стуле, соединил кончики пальцев и начал:

– Это интересная проблема. Я был на заводе, который выпускает пластмассовые детали высокого качества. Процесс производства достаточно сложный. Обычно изделия из пластмассы отливаются или штампуются. У нас же все сложнее, процесс делится на три операции. Сначала – отливка впрыскиванием, затем мягкие изделия идут под пресс. И, наконец, изделия обрабатываются механически с установленными допусками. У нас всегда был значительный брак, пятнадцать – восемнадцать процентов. Руководство решило, что в браке повинны операторы станков, поэтому были приглашены специалисты по роботам и автоматике. Весь процесс подчинили компьютерам, везде поставили сверхчувствительные датчики. Словом, затратили миллионы.

– И что-то не сработало?

– Процент брака подскочил до тридцати.

– И поэтому они вызвали вас? Я не знала, что вы специалист по компьютерам. – Я не разбираюсь в компьютерах, но я разбираюсь в людях Специалисты по роботам и компьютерам не смогли разобраться, не могли решить проблему. Они не там искали.

– А где надо было искать?

– В людях. Были допущены две значительные ошибки, вытекающие из одной посылки. – И какая это посылка?

– Отсутствие понимания. Эксперты не консультировались с людьми, которые знают весь процесс, с операторами станков. Вы не поверите, но некоторые операторы по запаху определяют готовность пластмассы к очередной операции. После автоматизации операторы оказались отодвинутыми от машин, они не чувствуют запаха. Даже если они и унюхают что-нибудь, они не могут вмешаться. Некоторые из них старались, пытались перехитрить компьютеры. Благодаря таким энтузиастам брак держится на уровне тридцати процентов, а не пятидесяти. Но не все рабочие захотели вмешиваться.

– Почему?

– Человеческий фактор. Они гордились своим мастерством, а их отодвинули в сторону и даже не спросили их мнения. Зачем лезть со своим советом, если тебя не спрашивают? Такое отношение к квалифицированным работникам может вызвать паралич всей системы. Рабочие просто отошли в сторону, наблюдая за тем, как все идет к черту. Большинство рабочих просто возненавидело компьютеры. Они назвали их Б.П. – Что значит Б.П?

– В разговоре с начальством это значит «Большой помощник», между собой – «Большая помойка».

– Значит, вам пришлось менять отношение рабочих к делу?

– Рабочих и работниц, на машинах занято примерно равное их количество. Изменить их отношение довольно просто, сложнее с администрацией, которая напутала. Надо убедить начальство в том, что администрация должна признать перед рабочими свою ошибку. Все наладится, когда руководители начнут прислушиваться к мнению рабочих цехов. Оборудование хорошее, остается добавить взаимодействие и человеческий фактор. И через какое-то время процент брака снизится.

– Получается, что администрация должна была с самого начала заручиться поддержкой рабочих.

– Правильно, но только не говорите руководству об этом, а то мы останемся без работы.

И на его лице появилась улыбка, взрослый мужчина превратился в веселого подростка.

– Пожалуй, мне надо выслушать продолжение, – сказала Джанис.

– Да. Давайте вместе пообедаем, хотя столовая не блеск. Обеденный перерыв – единственное окошко в моем распорядке.

В двенадцать часов они вышли из его кабинета. Подходя к лифту, она машинально взяла его за локоть, чтобы направить в кабину. Он вырвал руку и всю дорогу вниз молчал.

– Извините, – сказал Дункан, когда они сели за стол.

– За что? – отрывисто спросила она.

– Желание зрячих людей показать дорогу слепому вполне естественно. Но, пожалуйста, встаньте на мое место. Я хожу по этому зданию уже больше года, могу провести вас по всем этажам. Вытяните руку, пожалуйста.

Он взял ее за кисть своими теплыми сухими пальцами.

– Бывают моменты, когда я нуждаюсь в помощи, – продолжал он. – На незнакомой территории, когда трость мало помогает. В таких случаях я буду весьма признателен, если вы вытяните руку, вот так.

И он слегка нажал на ее кисть.

– А пока что я вполне справляюсь, Самое плохое – это напомнить слепому о его беспомощности. Понимаете, в чем разница?

– Конечно, извините, – ответила Джанис. Лицо ее горело от стыда. – Не извиняйтесь. Надо иметь опыт общения со слепыми. С Надей мне повезло, в их семье есть слепой. Она с детства видела слепого и знает, что слепые могут быть гордыми и упрямыми. Как правило, мы справляемся сами, если в руке есть трость и никто не переставляет мебель.

В его голосе послышалась горечь.

Он убрал пальцы с ее руки, коже под ними почему-то стало холодно. – Теперь мне понятно, почему вы обращаете так много внимания на свою трость. – На трости, – поправил он. – Сейчас у меня их семь.

– Зачем так много? Они что, быстро изнашиваются? Я имею в виду постукивание тростью.

– Большинство слепых имеет любимую трость, могут иметь еще одну про запас. Я человек со странностями, у меня мания на трости. Или фобия остаться без трости. – Почему?

Его палец коснулся тыльной стороны ее ладони.

– Это длинная история, – сказал он.

– Но перерыв длится целый час.

– Тогда я расскажу вам историю про глупого юношу.

– Я знаю его?

– Нет, не знаете. Он вырос и изменился.

– И кем он стал?

– Глупым взрослым, кем же еще?

– Такое бывает и с девушками, – сказала Джанис, чувствуя, что в ней происходит какая-то перемена. Она смогла сделать критическое замечание о женщинах в присутствии мужчины!

– Ну насчет женщин я не знаю, здесь я не специалист. Ладно, о нашем глупом юноше, у которого было множество заблуждений. Он считал себя особенным, у него были заботливые родители, гувернеры и учителя, которые хотели научить его преодолевать… физический недостаток. В колледже у него тоже были привилегии – экзамены только устные, дополнительные занятия, оценки не только за знания, но и за жалость к нему. Во всем высший балл. Что еще?

У него всегда было много приятелей. Он думал, что их привлекает его личность, на самом же деле они жалели его. Как отказать в дружбе слепому? Какая девушка окажется настолько жестокой, чтобы отказать ему в свидании? Все говорили ему, что он такой замечательный, такой талантливый. Его самоуверенность росла и росла и чуть не погубила его.

– Чуть не погубила? Как?

Джанис казалось, что ее рука под его пальцами пылает.

– Было жаркое летнее воскресенье, наш «герой» обедал с приятелями. В обычной студенческой квартире в полуподвале, обычный студенческий обед из спагетти с соусом и дешевым вином. Приятели хвалили его за умение ориентироваться. Похвала и вино ударили ему в голову. Уходя, он сказал: «Пойду без трости, она мне не нужна, я хорошо знаю дорогу». Я же сказал, что он был глупый.

Он заблудился уже в вестибюле, но не вернулся за тростью. Он был гордый. Убедил себя, что на улице сразу найдет дорогу. Идя вдоль стены, он вышел из дома. Ему показалось, что солнце светит не с той стороны, но наш идиот продолжал идти. Он думал, что почувствует по запаху булочную на углу, а дальше все просто – от булочной до автобусной остановки двадцать два шага. И он пошел, ощупывая кирпичную стену и принюхиваясь. Запахло железом, которое оказалось совсем рядом с его левым ухом. Юноша протянул руку и нащупал связку труб на уровне головы, потом запахло выхлопным газом. Он все понял – он стоял позади грузовика с трубами. Мотор взревел, трубы поехали на него. Он закричал, но водитель ничего не услышал. Юноша побежал, наткнулся на стену – он был в проезде, по которому с трудом пробирался грузовик. Юноша отступал – грузовик шел за ним. Уперся в конец тупика, замер. Трубы приближались. Одна из них ударилась о стену над его головой, другая надавила ему на горло.

– И что потом? – спросила Джанис.

– Он потерял сознание, от удара или от страха. Водитель понял, что наткнулся на препятствие, вышел из кабины. За грузовиком был наш «герой», висящий на трубе, побитый и без сознания.

– И вы… и он поправился?

– Горло зажило через несколько дней, шея не двигалась пару недель, а так все в порядке. Кроме самоуверенности, которая значительно уменьшилась. С тех пор у него целый набор тростей, он никогда не ходит без трости.

И Хелм погладил серебряный набалдашник трости, стоявшей у его стула. У Джанис был комок в горле. Сглотнув, она спросила:

– Чем мне заняться после обеда?

– У меня для вас есть задание. Боюсь, что это окажется срочной работой. – Это хорошо. Когда есть необходимость, я лучше работаю.

– Задание простое. Я хочу, чтобы «Пластикорп» потратил в следующем году полмиллиона долларов в интересах муниципалитета, чтобы местные жители считали нас добрыми соседями.

– И мне надо придумать, на что потратить деньги? Костюмчики для детей с эмблемой «Пластикорпа»?

– Нет, не то. Я знаю, как и на что можно потратить полмиллиона, это не трудно. Вам надо сочинить письмо членам правления корпорации, убедить их в том, что истраченная сумма окажется хорошим капиталовложением. Просите миллион, они всегда уменьшают запрашиваемую сумму вдвое.

– Какая-то странная у нас работа. Вместо решения кадровых проблем вы уговариваете руководство поступить правильно, я должна убедить их, чтобы они истратили деньги на доброе дело. Все наоборот по сравнению с теорией. – Это для нас с вами «связи с общественностью». Приходится сначала обманывать собственное руководство, убеждая его поступить правильно, а затем уверять его в том, что это оно само пришло к разумному выводу.

Услышанное никак не походило на теорию «связей с общественностью», которую изучала Джанис.

После обеда Надя заглядывала в кабинет Джанис раз шесть, предлагая кофе и свою помощь. У Джанис почти не было времени сделать замечание Наде по поводу слишком глубокого выреза на блузке. Наконец Надя заглянула в последний раз и попрощалась.

Дункан вышел из кабинета в семь часов, когда Джанис двумя пальцами печатала набросок письма на Надиной машинке.

– Судя по скорости, это не Надя, – сказал он. Подняв голову, Джанис увидела два собственных лица в его зеркальных очках.

– Пулеметчица ушла, по сравнению с ней я – лук со стрелами.

– Я сразу понял разницу. Кроме того, до моего кабинета доходит запах воды и мыла.

– Хватит ехидничать, – улыбнулась Джанис. – Еще одна шутка подобного сорта, и я обольюсь смесью духов «Шанель N 5» и «Опиум». Ваш чуткий нос растеряется. – Нос растеряется, если к духам добавится запах чеснока. Такая смесь перешибет даже Надины запахи.

– Вы думаете, она злоупотребляет духами? – спросила Джанис, почему-то находя в своем вопросе удовольствие.

– Ее запахи сильны только для моего чувствительного носа. Принюхайтесь, в воздухе до сих пор витает ее запах.

Джанис понюхала воздух и сказала:

– Нет, не чувствую.

– Наверное, это духи «Саррендер». Каждый раз, когда она наклоняется над моим столом, я получаю двойную дозу. Думаю, она их просто льет себе за пазуху. – Да, у нее за пазухой хватит места на несколько литров.

– Вы хотите сказать, что она имеет пышные формы? Я так и думал. Хотя мой вопрос не совсем уместен, правда?

– Пожалуй, что неуместен.

– Ладно, киса, вы задержались на работе, да и пришли, как мне сказали, на заре. Пожалуй, вы заслужили блюдце сливок. Или вы предпочитаете поточить коготки на ком-нибудь?

– Я… я не имела в виду ничего плохого… И вообще Надя мне нравится. Возможно, это зависть, – удивляясь себе самой, сказала Джанис.

– Не расстраивайтесь. Немного злословия не повредит, меня целый день пичкают сахарином. Думают, что слепого надо постоянно ублажать. Хорошо, что у меня нет диабета. Во всяком случае, немного кислого после работы поможет мне сохранить здравый смысл.

– Ну, я не могу быть стервой все время.

– Все время и не надо. Иногда не мешает погладить собеседника против шерсти. Я имею в виду шерсть на голове, и ничего другого. Хотя, извините, я позволил себе излишнюю вольность…

– Мистер Хелм, вы меня удивляете! – хихикнула Джанис. – Ладно, Дункан, не расстраивайся, я именно так и поняла. Человек неизбежно делает намеки, в соответствии с учением Фрейда.

– Прямое попадание. – И он сделал несколько выпадов тростью, словно она была рапирой. – Вернемся к сливкам. Давай вложим сабли в ножны, я приглашаю тебя на ужин по случаю начала работы в корпорации.

– Вложим сабли в ножны? Фрейд был прав, говоря об озабоченности мужчин. Сейчас, пожалуй, ты скажешь о поезде, входящем в туннель. И тем не менее, приглашение на ужин принимается, мне надоело пользоваться ножом для консервных банок. И Джанис собрала бумаги и вложила их в папку.

– Ах! – неожиданно вскрикнула она.

– В чем дело? Что-то случилось?

– Порезала палец бумагой, это пустяк.

– Такие порезы очень болезненны. Хочешь пластырь? Она пососала палец и сказала: – Ничего не надо, кровь не идет. Перед зданием их ожидало такси. Джанис поджала губы.

– Однако, не слишком ли много самоуверенности… – начала было она. – В это время меня всегда ждет такси, – прервал ее Дункан. – Я предпочитаю не водить машину. Кстати, у меня ее и нет.

Джанис сглотнула и села в машину.

Дункана хорошо знали в ресторане «У Альфреда». Джанис заказала салат из креветок и камбалу, он выбрал бифштекс и бутылку вина «Пятьдесят девять». Когда официант стал разливать вино, Джанис прикусила губу – вино оказалось белое! Дункан поднес к носу бокал и понюхал. Тут Джанис не выдержала:

– Он же принес белое вино, – заикаясь, сказала она.

– Я знаю.

– Но я подумала… к бифштексу…

– Все правильно. Это мое любимое вино, они всегда предлагают его мне. У тебя рыба, к камбале белое хорошо подходит. Я пью белое и беру бифштекс, мне так нравится. Надеюсь, ты не расстроена?

Джанис покраснела. В прошлом ей бывало неловко за молодых людей, которые не разбирались в винах, а сейчас она сама попала впросак перед человеком, который не только разбирался в винах, но и для собственного удовольствия нарушал общепринятое правило. И вдруг ей стало весело. Она попробовала вино, которое оказалось очень сухим и очень хорошим.

– Итак? – спросил Дункан. – Я еще преступник? Считаешь меня виновным? Каким будет приговор?

– Приговариваешься к ужину с неуклюжим ребенком.

– Это я перенесу, никаких проблем. По правде, я был готов к такому наказанию, даже не будучи виновным.

Джанис отпила из бокала и произнесла:

– Поскольку тебе придется выдержать наказание за несовершенное преступление, считай, что ты заранее отбыл наказание за будущий проступок. За него тебе будет зачтено сегодняшнее наказание.

– Интересная мысль! Пожалуй, я поделюсь ею с моим приятелем-юристом. Он будет в восторге, и вообще можно реформировать все законодательство.

– То есть как?

– Ну, допустим, ты хочешь врезать кому-то по носу. Идешь в суд, рассказываешь судье о своих намерениях. Он убеждается, что это будет первое преступление и выносит приговор: «Штраф сто долларов и условно шесть месяцев». Платишь штраф, берешь квитанцию и врезаешь по ненавистному носу.

– А шесть месяцев условно?

– Это означает, что в течение шести месяцев нельзя совершать новых преступлений, в противном случае следует новое наказание. И вообще, они могут составить прейскурант – плата за разные виды преступлений. С таким, например, добавлением: «На этой неделе оскорбление действием идет со скидкой». Судам это понравится, уменьшится очередь ожидающих суда. Получается, что судить можно заранее, до преступления.

– И это может содействовать уменьшению безработицы, – добавила Джанис. – Как это?

– У тебя нет работы, ты идешь и отбываешь срок за кого-то другого. Можно оплатить заранее преступление, за которое дают десять лет, и передать свой оплаченный срок другому человеку, который планирует убийство.

– Но тогда придется наказание строго увязывать с преступлением, не так ли? – спросил Дункан.

– Конечно, – ответила Джанис, увлеченная игрой. Она с удивлением отметила, что размахивает руками, как в детстве.

– Но наказание за драку не должно идти в зачет наказания за мошенничество, – продолжала она. – Это совсем разные вещи. Если и переводить сроки, то с каким-то коэффициентом или со скидкой. Но не начнется ли спекуляция?

– Можно организовать биржу, торговать сроками наказаний, – сказал Дункан. – И еще можно возобновить средневековые наказания.

– Какие?

– Кандалы и колодки. Время пребывания в колодках, с получением ударов гнилыми фруктами или без фруктов. Время пребывания в кандалах.

– Над этим следует подумать. Сейчас так много всяких разных извращенцев. Некоторые будут испытывать удовольствие от колодок.

– Систему наказаний не следует увязывать с сексуальными странностями, надо уважать конституцию.

– Пожалуй, ты прав… При «нашей» системе в тюрьмах будут, как правило, те, кто этого хотел или заранее планировал свой срок. И еще можно экономить на охране. Оказавшиеся без работы охранники смогут обратиться на биржу наказаний. – Да, но в штатах, где есть смертная казнь, надо быть осторожным, – заметил Дункан.

– Неотбытый срок можно добавить к стоимости недвижимости, – развивала мысль Джанис. – Общая стоимость увеличивается, растет подоходный налог, государству будет даже выгодно увеличение мелкого воровства.

– Да, за карманное воровство и хулиганство государство будет получать, пожалуй, больше, чем все сегодняшние налоги.

Джанис пришла в такой восторг от их выдумки, что пролила вино. Может быть, она захмелела? И где ее камбала? Она не помнила, когда прикончила свою рыбу. – Еще хлеба, пожалуйста, – сказала она, не вполне справляясь с собственным языком.

– У тебя хороший аппетит, – заметил Дункан. – Ты ешь больше, чем эти «постоянно худеющие» женщины.

– Худеть? Ни в коем случае! Если бы ты видел меня, то понял, что диета нужна мне как… рыбе сигарета. Никакой диеты!

– Значит, ты стройная?

– Не стройная, а тощая. Меня трудно ущипнуть за зад. Мой зад не может прищемить даже треснутый стульчак. Я стройна, как велосипед.

– Не верю. Молодые женщины всегда считают себя стройными или худыми, но не тощими. Он дотронулся до своих часов и спросил:

– Что возьмем на десерт?

– Пожалуй, кофе.

Дункан заказал себе кофе по-турецки, Джанис решила составить ему компанию. Официант разлил кофе в крохотные чашечки. Думая, что Дункан спешит, она сделала большой глоток и вскрикнула:

– О, черт!

– Ты в порядке? – спросил он.

– Ничего себе порядочек! Обожгла губы и небо. Почему ты не предупредил меня? – Извини, – сказал он, снова дотрагиваясь до часов.

– Что, надо уходить?

– Да, сейчас за мной придет такси. Если хочешь, я отменю вызов, поедем позже. – Нет, пора домой. Завтра с утра на службу, у меня начальник людоед. За опоздание может уволить.

– Значит, он такой свирепый?

– Да, но и сообразительный. В такси они молчали. От прикосновения ее бедра Дункану стало тепло.

Проводив ее до самой двери, он сказал:

– А я не верю.

– Чему не веришь?

– Не верю, что ты тощая.

– Но ты же не можешь меня видеть.

– Правильно, не вижу. И не знаю, как выглядит мой личный помощник. – Блондинка, тощая, рост пять футов и пять дюймов.

– Понятно. Серобуромалиновые глаза, перламутровые зубы и тому подобное. Прости, Джанис, я родился слепым. Можешь описывать себя сколько угодно, но я многого все равно не пойму.

– Тогда как же ты…

– Можно, я дотронусь до тебя? До лица?

– Ну конечно же! – сказала она, уговаривая себя не краснеть.

Он дотронулся до нее так осторожно, что ей показалось, что она чувствует рисунок на кончиках его пальцев.

– Так, кожа ровная, лоб широкий и высокий, почти нет грима. Значит, мой нос правильно определил, что ты не любишь косметику. Нос маленький, губы полные и мягкие. Подбородок как у кисы, маленькие уши.

Она невольно хихикнула и завертела головой.

– Извини, – сказал он. – Я не знал, что ты боишься щекотки.

Его пальцы коснулись ее шеи. Кончиками пальцев он взял ее за подбородок, приподнял его. Затем коротко и легонько поцеловал. Слишком коротко и слишком легонько.

– Спасибо, что ты пришла в нашу корпорацию, – сказал он. – Спасибо за чудесный вечер.

Она молча смотрела, как он шел к такси, сел в машину и захлопнул дверцу. Джанис очнулась от этого звука и пошла в свою пустую квартиру.


Содержание:
 0  Нити смерти : Майкл Грей  1  Глава 1 : Майкл Грей
 2  Глава 2 : Майкл Грей  3  Глава 3 : Майкл Грей
 4  Глава 4 : Майкл Грей  5  вы читаете: Глава 5 : Майкл Грей
 6  Глава 6 : Майкл Грей  7  Глава 7 : Майкл Грей
 8  Глава 8 : Майкл Грей  9  Глава 9 : Майкл Грей
 10  Глава 10 : Майкл Грей  11  Глава 11 : Майкл Грей
 12  Глава 12 : Майкл Грей  13  Глава 13 : Майкл Грей
 14  Глава 14 : Майкл Грей  15  Глава 15 : Майкл Грей
 16  Глава 16 : Майкл Грей  17  Глава 17 : Майкл Грей
 18  Глава 18 : Майкл Грей  19  Глава 19 : Майкл Грей
 20  Глава 20 : Майкл Грей  21  Глава 21 : Майкл Грей
 22  Глава 22 : Майкл Грей  23  Глава 23 : Майкл Грей
 24  Глава 24 : Майкл Грей  25  Глава 25 : Майкл Грей
 26  Эпилог : Майкл Грей    



 




sitemap