Фантастика : Ужасы : 3 Дно : Ольга Грибова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




3

Дно

Уже на следующий день после расставания с ребенком мы покинули город. Ксюша отправилась домой. Ее матери требовалась помощь по бару, и та очень настаивала на приезде дочери. Здравый смысл подсказывал, что бар здесь ни при чем. Оксана прекрасно справлялась и в одиночку, скорее всего, она просто тревожилась за дочь. Вдова охотника как никто другой понимала, чем грозит наше общество юному светлому магу. Мы же без особой цели пустились в путь по дорогам необъятной родины. За долгие годы скитаний мы привыкли, что нечисть каким-то непостижимым образом сама находит нас. Куда бы мы ни направились, там обязательно творилось что-то неладное. Лично я ставлю на то, что нечистая сила обитает повсюду, только простые обыватели не способны ее распознать, принимая ее деятельность то за ужасное стечение обстоятельств, то за нелепые несчастные случаи.

— Куда едем? — без особого интереса поинтересовался Дима с заднего сиденья машины.

«Мерседес» летел по автомагистрали со скоростью сто двадцать километров в час. Развалившись на переднем сиденье, я старался ни о чем особо не думать. Такому вре-мяпровождению мешали постоянные вопросы Димы. Возможно, я бы не так сильно раздражался из-за его неумолкающей трескотни, если бы не уверенность, что брату на самом деле глубоко наплевать, куда и зачем мы направляемся.

Отец вздохнул и терпеливо ответил:

Ты же знаешь, у нас нет пока никаких дел. Я подумал, что было бы неплохо немного отдохнуть.

Тогда зачем надо было уезжать? — с патологической въедливостью задал следующий вопрос Димка. Он говорил о городе, где мы убили слугу Молоха и оставили малыша на попечение органов опеки.

На этот раз не выдержала Амаранта. Она сидела рядом с Димой и стойко молчала, но, похоже, и ей надоело его брюзжание.

— Потому что оставаться там было небезопасно, — ответила Эмми чарующим голосом вампира и тут же снова отвернулась к окну. Она была все еще не в настроении после прощания с ребенком.

Дима притих, но, как оказалось, ненадолго.

— Так куда же мы все-таки едем? — самым будничным голосом он повторил вопрос, который уже набил всем оскомину.

Мы с отцом переглянулись. В его глазах явственно читались те же чувства, что испытывал я сам. Стало ясно: он больше не собирается участвовать в разговоре; настал мой черед.

Мы отъедем как можно дальше от Ростова и остановимся в первом же попавшемся городе.

И кто его выберет? — не унимался брат.

Ты! — ответили мы хором. И это больше походило на истерический выкрик.

Как ни странно, Димку этот ответ вполне удовлетворил, и он замолк. А мы, наконец, окунулись в долгожданную тишину. Я отвернулся к окну и принялся наблюдать за мелькавшим пейзажем. Все — и деревья, и редкие дома вдоль дороги — было подернуто густой дымкой, как если бы снаружи стоял туман или сгущались сумерки. Но на самом деле за окном машины был обычный солнечный летний день.

«Мерседес» за последнее время претерпел некоторые изменения, вызванные необычным пополнением нашей команды. Речь, конечно, об Эмми. Пришлось считаться с ее вампирской сущностью, основная проблема которой заключалась в непереносимости дневного света. Поэтому «мерс» обзавелся чрезмерно тонированными стеклами, а на случай особенно солнечного дня — и шторками. Это придало машине еще большую загадочность, так что отцу такие перемены пришлись по душе.

Мысли вернулись к сидевшей позади Амаранте. С тех пор как удалось вернуть ее, мы, как ни грустно это признавать, не стали ни на йоту ближе. Казалось, нас, как и прежде, разделяет огромное расстояние, и вовсе не в метафорическом смысле, а в самом прямом. Она всеми силами избегала меня. Уже около месяца мы были вместе, а нам так и не удалось поговорить, и даже просто остаться наедине было проблематично. Единственные вопросы, которые она с удовольствием обсуждала со мной, касались охоты.

Эта неопределенность в отношениях не давала покоя. Несмотря на то что любимая девушка находилась рядом, каждый из нас был сам по себе. Эмми замкнулась и не допускала в свой мир даже меня. И я пришел к выводу, что слишком рано посчитал битву за ее сердце выигранной. Предстояло вернуть ее доверие и доказать, что я достоин любви. Но как это сделать?

— Дно! — вдруг раздался голос Димы. Я даже подпрыгнул от неожиданности, так резко он прервал ход моих мыслей. — А что, мне нравится, звучит интригующе. Поехали туда, а?

Только теперь я понял, что это было название населенного пункта, прочитанное Димой на придорожном указателе. Оно показалось, мягко говоря, странным, и, если бы возможность выбора принадлежала мне, я предпочел бы проехать мимо. Но отец, не произнеся ни слова, выкрутил руль вправо, и мы съехали с основной трассы.

«Мерседес» плавно раскачивался на ухабах, как теплоход на волнах. Хорошо, что у него дорогая подвеска, гасящая все неровности дороги.

Дима что-то довольно напевал под нос, а я силился понять, чем его так привлек город Дно, название которого даже на слух казалось странным. В тот момент я и представить не мог, чем для нас, а первую очередь для Димки, обернется выбор именно этого населенного пункта. Не исключено, что брат обладает развитым шестым чувством, потому что среди сотни вариантов он ухитрился выбрать именно тот, что сулил нам массу «развлечений», которые он так любит.

Мы проехали мимо вывески с названием города, отмечавшей его начало, и я узнал, что население Дна насчитывает около десяти тысяч человек, а ближайший крупный город расположен более чем в сотне километров отсюда. Место было, что называется, веселень-ким. И кому только взбрело в голову основать поселение посреди леса, вдали от остальной цивилизации? Сразу же представились запустение и тоска, которые непременно должны царить здесь. Учитывая, что брат ненавидел провинциальные города, а его сердце раз и навсегда отдано мегаполисам, я снова подивился такому выбору.

Но, как вскоре выяснилось, по крайней мере, в первой части своего представления о городе я немного ошибся. Его никак нельзя было назвать запущенным, это стало ясно, как только мы въехали в городские пределы. Чистые улочки, аккуратные газоны с ухоженными клумбами, свежеокрашенные дома сталинской эпохи, соседствовавшие с миленькими частными постройками. Все это придавало городу некий шарм старины, будто мы вернулись в прошлое лет на пятьдесят, и на дворе снова коммунизм.

А вот второе предположение было верным на все сто. Казалось, жизнь здесь замерла. Машины и пешеходы перемещались по городу подчеркнуто неторопливо.

Даже отец, моментально попавший под влияние здешних улиц, сбросил скорость, и «Мерседес» теперь медленно полз вдоль тротуара.

Люди, попадавшиеся навстречу, не проявляли к нам никакого интереса, хотя я по опыту знал, что в таких маленьких городках, где все знают друг друга в лицо, приезд чужаков неизменно вызывает бурю любопытства. Но мы ни в коей мере не нарушили общей сонливости города. Если «Мерседес» и провожали редкими взглядами, то в них не было и толики той заинтересованности, которую я ожидал встретить.

Странное какое-то место, — неуверенно пробормотал Дима.

Ты сам его выбрал, помнишь? — Я не удержался от того, чтобы поддеть брата, хоть и разделял его беспокойство.

Я же не знал, что здесь живут какие-то вареные рыбины. — Он фыркнул, давая понять, что не в ответе за горожан и их образ жизни.

Мне понравилось, как Дима назвал здешних аборигенов. Именно вареными рыбинами они и казались. С рассеянными, блуждающими взглядами, задумчивыми лицами и немного нервными движениями, они были похожи на людей, столкнувшихся с какой-то проблемой, причины возникновения которой никак не могли понять. Ссутуленные спины, опущенные головы, словно над каждым завис дамоклов меч, и они изо всех сил пытаются стать как можно менее заметными в надежде, что тот упадет на кого-нибудь другого.

Здесь даже солнечный свет кажется приглушенным, — тихо прошептала Амаранта, которая все это время, не отрываясь, смотрела на город за окном машины.

Все дело в тонированных стеклах, девочка. Тебе показалось, — ответил папа. В его голосе, как всегда, когда он обращался к Эмми, звучали ласковые отцовские нотки. Подозреваю, что он в свое время мечтал о дочери, и теперь девушка воплотила в жизнь его заветное желание.

Я уже был готов согласиться с папой, тем более что Амаранта не возразила против такого объяснения, но вовремя вспомнил: Эмми все-таки вампир, а они как никто другой осведомлены о нюансах солнечного света, пусть и видят его реже остальных. Поневоле станешь разбираться в том, что несет тебе неминуемую смерть. Я внимательнее присмотрелся к свету за окном, но не смог сделать никаких определенных выводов.

Надо отыскать гостиницу, — спокойно заявил отец. Он был не из тех людей, которых можно выбить из колеи необычным освещением или угрюмыми лицами прохожих. Виктор Климентьев всегда твердо стоял на ногах, и такие мелочи его не пугали. Да и могла ли пара хмурых горожан встревожить охотника на нечистую силу, который не раз имел дело с оборотнями и вампирами?

Мы что, планируем остаться? — Пытаясь поймать взгляд отца, Димка с тревогой посмотрел в зеркала заднего вида. Он, похоже, осознал всю поспешность своего решения и отчаянно желал оказаться подальше от города под названием Дно.

— Почему бы и нет? — равнодушно пожав плечами, ответил я за папу. Мне казалось нелепым пренебречь возможностью отдохнуть из-за каких-то смутных пред-чувствий и мрачной атмосферы. Последняя неделя порядком вымотала нас, да и дорога сказывалась, ноги затекли от долгого пребывания в машине, и я мечтал лишь о горячем душе и мягкой постели.

Мнения разделились. Нам с отцом было, в сущности, безразлично, где остановиться на ночлег, а Дима и Эмми были настроены против города, но, так как последняя промолчала, мы благополучно достигли гостиницы и зарегистрировались.

Номера были вполне приличными. Как и весь город, они сияли чистотой и выглядели как иллюстрации из журнала про хрущевские времена. Создавалось впечатление, что город не претерпел с тех пор никаких изменений. Я всегда спокойно относился к любителям прошлого и даже сам был не против поиграть в вечер воспоминаний, так что такая обстановка показалась мне очаровательной.

Как только мы с Эмми оказались в нашем номере, она застыла возле окна, и я понял, что она не скоро оторвется от созерцания улицы.

Чтобы Амаранта могла передвигаться по улице в дневное время, мы пользовались довольно нехитрым способом, к которому иногда прибегали вампиры. Смысл его заключался, конечно, в одежде, она не пропускала солнечные лучи, оберегая чувствительную кожу. Эмми носила черные джинсы, облегавшие стройные ноги как вторая кожа, и такой же темный плащ с длинными рукавами, скрывающими руки почти до самых кончиков пальцев. Еще Амаранта на всякий случай надевала перчатки, а голову прикрывала капюшоном, надвигая его на самые глаза так, чтобы никто не мог рассмотреть ее лица.

— Не хочешь снять плащ? — предложил я, видя, что Эмми не торопится раздеться. Меня раздражал этот наряд, он лишал возможности видеть выражение ее лица и глубокие сапфировые глаза.

В ответ Амаранта только повела плечами, что, надо полагать, означало отказ. В отличие от людей Эмми не чувствовала ни жары, ни холода, так что подобный наряд, несмотря на теплый летний день, совершенно ее не беспокоил. Но девушку тревожило что-то другое, и я должен был узнать, что именно.

С тобой все в порядке? — спросил я, подходя ближе, но ответом была тишина. Я положил руку ей на плечо; от неожиданного прикосновения Амаранта вздрогнула и повернулась ко мне.

Странное место, — пробормотала она как бы про себя. — Я бы хотела пройтись, — неожиданно добавила Эмми.

Такой поворот событий удивил. Обычно Амаранта предпочитала не выходить на улицу до заката, а своим защитным костюмом пользовалась только в случае крайней необходимости, при первой же возможности скрываясь в помещении. И вдруг она сама выразила желание прогуляться, да еще и в самый разгар дня. Часы как раз показывали половину второго — время, когда солнце особенно активно посылает свои лучи на землю. Но я не стал противиться, так как слышал по голосу, что она не отступит.

— Позволишь составить тебе компанию? — спросил я. Могу поклясться, что она улыбнулась, хоть и не видел лица из-за капюшона.

— Конечно, — пропела Эмми своим потрясающим голосом, и я почувствовал себя вполне счастливым.

Наверное, я никогда не привыкну к тембру ее голоса. Как любой вампир, Амаранта, помимо других атрибутов, помогающих завлечь жертву, обладает чудесным голосом неземного существа, и он не перестает поражать меня. До нашей встречи даже не подозревал, что в мире существуют такие ноты. Голос Эмми напоминает легкий ветерок, который, слегка касаясь щеки, уносит с собой все печали. Он переливается всеми красками мира и открывает перед вами такие глубины, о которых простые смертные не смеют и мечтать. Я влюблен в него не меньше, чем в саму Амаранту, и, всякий раз слыша ее голос, поражаюсь, что такое сокровище принадлежит именно мне.

— Идем, — Амаранта поторопила меня, выводя из задумчивости.

Мы направились в близлежащий парк, расположенный прямо напротив гостиницы. Шли абсолютно молча, потому что Эмми погрузилась в какие-то только ей ведомые мысли. Я же, за неимением другого дела, принялся рассматривать окружающее.

В первую очередь обратил внимание на солнечный свет и сделал это намеренно, помня о словах Амаранты. Теперь, когда уже не мешало тонированное стекло, я тоже смог убедиться, что со светом что-то неладно. Это было странное и непонятное ощущение. Вроде яркое солнце, как и прежде, висело в самом центре небосвода, но при этом создавалось впечатление, что небо заволокли тучи, таким серым выглядело все вокруг. Даже раз-ноцветные краски, которыми пестрели клумбы и скамейки в парке, выглядели потускневшими. Понимая умом, что это не соответствует действительности, я ничего не мог поделать со своими глазами, говорившими об обратном. Думаю, причина крылась в мрачном настроении окружающих. Именно недовольные жизнью лица прохожих делали мир вокруг смазанным и тусклым.

Заметил? — спросила Эмми, наблюдавшая за тем, как внимательно я смотрю по сторонам.

Действительно странно, — задумчиво кивнул я в ответ.

Помимо всего прочего, озадачивала реакция прохожих на Амаранту, а точнее, ее полное отсутствие. И я, и Эмми уже привыкли, что люди, видя девушку, невольно удивляются тому, как она одета. Но здесь прохожие скользили по ней взглядом и просто шли дальше, как будто нет ничего необычного в том, чтобы носить плащ в тридцатидвухградусную жару.

— Они даже не смотрят на тебя, — удивленно произнес я.

Мило, не правда ли? — усмехнулась Эмми. — Может, мне следует подумать о том, чтобы остаться здесь? Кажется, я совершенно не буду бросаться местным жителям в глаза, — с иронией добавила она.

Они даже не заметят твоего присутствия, — поддакнул я в тон.

Чем же так заняты их мысли, что окружающее настолько их не интересует? — Эмми осмотрелась кругом, как если бы ожидала увидеть ответ где-то поблизости. И действительно заметила что-то за деревьями и направилась туда.

Поспешно следуя за ней, я думал о ее последних словах. Она высказала интересное предположение. Но чем можно так увлечься, чтобы не реагировать на происходящее вокруг? Вдруг мелькнула забавная мысль. Показалось, что, если я подойду к кому-нибудь из прохожих и задам вопрос (неважно какой), тот просто пройдет мимо, так и не заметив, что к нему кто-то обращался. Я решил немедленно проверить эту теорию, так велико было чувство нереальности окружающего.

Я выбрал мужчину лет сорока, который шел мне навстречу, и спросил первое, что пришло на ум:

— Не подскажите, который час?

Мужчина отреагировал не сразу, но, когда я уже был уверен, что он не обратит внимания на мой вопрос, тот остановился и часто заморгал, глядя прямо на меня. Подумав, что он не расслышал вопроса, я собрался его повторить, но, к моему удивлению, человек поднял руку, посмотрел на часы и произнес:

— Без четверти три. — Он даже улыбнулся и вообще выглядел вполне дружелюбно и, что важно, совершенно нормально. Даже обыденно. — Вы недавно в нашем городе? — вежливо поинтересовался он.

— Да, мы туристы, здесь проездом на пару дней.

— Это ваша жена? — кивнув на Эмми, ушедшую вперед, спросил мужчина.

Выходит, он понял, что мы вместе, отметил я про себя. Ведь Эмми стояла шагах в двадцати от нас, и ничто не говорило о том, что она со мной.

Да. — Я не хотел вдаваться в подробности наших отношений.

А дети? — неожиданно резко и даже нервно спросил прохожий.

У нас их пока нет, — озадаченный таким поведением собеседника, на автомате ответил я.

Тогда желаю вам приятно провести время в нашем городе, — самым искренним образом пожелал мужчина и направился дальше по своим делам.

Минуту я смотрел ему вслед, гадая о причинах такого странного допроса. Удивительное дело, кажется, наличие детей волновало прохожего в первую очередь, и в том, как он говорил на эту тему, сквозила некоторая истеричность.

— Влад! — окликнула меня из-за деревьев Эмми.

Я улыбнулся, подметив, что местные жители не до конца лишены человеческих эмоций: все находящиеся в радиусе нескольких метров от Амаранты обернулись, услышав ее голос. В такие моменты я испытывал нечто похожие на гордость от того, что моя девушка способна вызывать такое восхищение у совершенно посторонних людей. А именно это чувство читалось на обращенных к ней лицах.

— Будь осторожней, — шепотом напомнил я, когда мы снова поравнялись.

— Прости, забыла, — так же тихо ответила Эмми. Взяв меня под руку, она опустила голову, пытаясь стать как можно менее заметной. Длинные иссиня-черные пряди волос выбились из-под капюшона и свисали ей на грудь. Один из локонов приятно щекотал мою руку (на мне была футболка, так как в отличие от Эмми я чувствителен к погоде). А ведь мы уже очень давно не находились так близко друг к другу! Амаранта сторонилась меня, не подпуская к себе более чем на расстояние вытянутой руки, и это обстоятельство весьма беспокоило.

Пока в голове роились малоприятные мысли, парковая аллея закончилась, и мы попали на обширную поляну, на которой живописно расположилась детская площадка. Каких только качелей здесь не было! И горки всевозможных размеров и цветов, и песочницы, и русские качели, и еще много чего служило единственной цели — развлечению детей.

Признаюсь, взгляд не задержался на площадке дольше, чем на несколько секунд. Ничего интересного для себя я там не заметил и хотел было продолжить нашу с Эмми прогулку, когда понял: ее это место заинтриговало гораздо сильнее. Девушка остановилась и пытливо рассматривала играющих детей. Я посчитал, что причина ее интереса кроется в недавнем расставании с ребенком, — Эмми неожиданно остро переживала разлуку с мальчи-ком. Поэтому решил, что будет лучше попытаться ее отвлечь.

— Пойдем, Эмми. — Я слегка потянул девушку за руку. — Уверен, здесь есть еще много любопытных мест.

Но Амаранта и не думала двигаться. Вместо этого она указала на дальний край площадки, на который я поначалу не обратил внимания.

— Тебе не кажется это странным? — задумчиво спросила девушка.

Я посмотрел в указанном направлении. Увиденное озадачило меня не меньше, чем Амаранту. На детской площадке было полно детей (особенно младшего возраста). Они лепили куличики, катались на качелях, просто бегали туда-сюда по всей территории. Жизнь кипела, но только не на том участке, который я рассматривал в эту минуту. Там тоже находились дети, но они выглядели и вели себя совершенно иначе, и от этого создавалось впечатление, будто они отгорожены невидимой стеной от остальных сверстников. Другие малыши не подходили к ним, и они, похоже, в этом не нуждались.

На дальнем конце площадки царили порядок и покой. Все играющие там дети вели себя сдержанно, я бы даже сказал, чинно. Они не бегали, не суетились, их лица выглядели крайне сосредоточенными, а взгляды — внимательными и настороженными. Между двумя частями площадки пролегла незримая черта, пересечь которую ни в одном, ни в другом направлении казалось невозможным. Эти две полные противоположности странно смотрелись в непосредственной близости друг от друга.

У тебя есть предположения на этот счет? — озадаченно поинтересовался я у Эмми.

Нет. — Амаранта, стоявшая до этого слегка склонив голову (так она делала, когда над чем-то задумывалась или просто внимательно наблюдала), неожиданно быстро направилась вперед.

Я не сразу понял, что она идет к одиноко сидящей в песочнице девочке, находившейся на «тихой стороне» (так я про себя окрестил странную часть площадки). Я поспешил следом, беспокоясь, что родители, которых было в избытке на обеих сторонах, с подозрением отнесутся к девушке в странной одежде, разговаривающей с детьми.

Но Эмми беспрепятственно добралась до ребенка и присела на край песочницы. Девочка, заметив тень, упавшую на песок, подняла голову и с интересом посмотрела на Амаранту. Чтобы не спугнуть малышку — девочке на вид было не больше шести лет — я остановился поодаль, но со своего места видел песочницу и даже слышал весь разговор.

— Привет, — поздоровалась Эмми. Когда она разговаривала с детьми, ее голос звучал особенно тепло, и я невольно улыбнулся.

Как ни странно, приветствие Амаранты не произвело на девочку никакого впечатления, та лишь еще больше нахмурилась. Несмотря на совсем юный возраст, она казалась очень серьезным человечком. Даже две русые косички, заплетенные любящей рукой и призванные добавить ее образу некоторую задорность, не могли сгладить неприятного ощущения.

Что ты строишь? — поинтересовалась Амаранта, имея в виду непонятное сооружение из песка, высившееся перед малышкой.

Камеру пыток, — более чем серьезно ответил ребенок.

Эмми замолчала, обдумывая необычный ответ, а я, приподнявшись на цыпочки, внимательно присмотрелся к песочному домику со столь странным назначением. Он хоть и был построен довольно коряво, но все же имел некоторые характерные черты того заведения, о котором говорил ребенок. Например, теперь я точно знал, что стул из песка, возведенный в одной из комнат домика, вовсе не обычная табуретка. В свете последней информации я бы скорее отнес его к электроприборам.

— И кого ты собираешься пытать? — с некоторой опаской задала Эмми следующий вопрос.

— Своих врагов, — не дрогнула девочка.

Она снова вернулась к прерванному занятию. Бросалось в глаза, что ее поистине увлекала эта работа. Малышка высунула кончик языка и закусила его от особого усердия. Я впервые видел, чтобы кто-то с таким невинным выражением лица строил нечто подобное. И хотя это была всего-навсего детская игра, ее глубинный смысл немного пугал.

— У тебя есть враги? — не унималась любознательная вампирша.

Они есть у всех, — философски произнесла малышка, пожав плечами. — Вот ты, например, от кого прячешься? — Девочка снова посмотрела на Амаранту. В ее светло-голубых глазах отражалось нечто большее, нежели простое любопытство. Казалось, ребенок всерьез обдумывает возможность того, что Эмми может являться тем самым врагом.

Я просто болею, — выкрутилась Амаранта, но, кажется, девочка не поверила.

Когда я вырасту, — заявила юная партизанка с самым непосредственным видом, — я уничтожу всех своих врагов. Они будут купаться в собственной крови. — Девочка самодовольно улыбнулась, как будто сказала что-то безумно хорошее и правильное.

Услышав такие слова, Эмми невольно отстранилась от ребенка. Кто вбил в эту маленькую головку такие странные идеи? Вот он, вред современного телевидения! Честно говоря, в тот момент я не придал особого значения лепету девочки, списав его на особенности развития психики.

Амаранта поднялась и направилась прочь от детской площадки, то и дело передергивая плечами, как будто ее знобило. Я догнал ее и спросил:

Все нормально?

Со мной — да, но вот с девочкой что-то явно не так, — ответила Эмми, продолжая ускорять шаг. — Я хочу вернуться в номер.

До гостиницы мы добрались за считанные минуты; Эмми почти пробежала весь обратный путь. Подозреваю, что, если бы не ее боязнь привлечь внимание, она бы воспользовалась вампирским умением перемещаться с невероятной скоростью. В номере Амаранта замкнулась в себе, и до самого вечера мне не удалось вытянуть из нее ни слова. Лишь к приходу Димы она снова вернулась из мира своих мыслей, в который мне в последнее время хода не было.


Содержание:
 0  Глубина : Ольга Грибова  1  1 Молох : Ольга Грибова
 2  2 Спокойной ночи, малыши : Ольга Грибова  3  вы читаете: 3 Дно : Ольга Грибова
 4  4 Ночная прогулка : Ольга Грибова  5  5 Позволь мне остаться : Ольга Грибова
 6  6 Крылатые качели : Ольга Грибова  7  7 Белые халаты : Ольга Грибова
 8  8 В гостях у серого волка : Ольга Грибова  9  9 Потерянное детство : Ольга Грибова
 10  10 По пятам : Ольга Грибова  11  11 Вампир и человек : Ольга Грибова
 12  12 Экстремальная ситуация : Ольга Грибова  13  13 Добрый доктор Айболит : Ольга Грибова
 14  14 Пансионат : Ольга Грибова  15  15 Добрый Доктор Айболит — 2 : Ольга Грибова
 16  16 Зелье : Ольга Грибова  17  17 Вылазка : Ольга Грибова
 18  18 Кража : Ольга Грибова  19  19 Дампиры : Ольга Грибова
 20  20 Новая поза : Ольга Грибова  21  21 Мы за чистоту наших улиц : Ольга Грибова
 22  22 Прости-прощай : Ольга Грибова  23  23 Исчезновение : Ольга Грибова



 




sitemap