Фантастика : Ужасы : Глава десятая : Таня Хафф

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава десятая



Тони был только рад тому, что воющие протесты Хартли заглушали почти все звуки, которые издавал Ли. В непроглядной тьме обеденной комнаты Фостер старался удержать вырывающегося звукооператора.

— Что здесь происходит?

Это был раздраженный голос Тины. Потом комнату озарил свет второго фонаря, Тони откинулся назад и коленями пригвоздил руки Хартли к полу. Вой прекратился, а крики Ли превратились в болезненные попытки вдохнуть. Может, эти звуки издавал Николас или же Бренда.

— Срань господня.

В тихом замечании Эми было столько ужаса, что Тони сумел извернуться и посмотреть на женщин, столпившихся в дверях. Они не сводили глаз с Ли, на коленях которого, скорчившись, лежала Бренда. Тони видел только спину мужчины и ноги женщины, но актер казался сломленным, а ассистентка костюмерши — слишком неподвижной.

— Столько крови! — Брианна протиснулась между Эми и Тиной. — Она мертва?

— Я не… Она не… Я не могу…

Ли неистово отрицательно замотал головой. Его волосы тоже летали взад-вперед. Он согнулся, еще крепче обнимая тело.

Не Бренду.

Тело.

Эми шагнула вперед, когда Питер, Зев и Адам протиснулись в комнату из коридора. Музыкальный редактор бросил на происходящее один-единственный взгляд, тут же схватил обеих девочек и утащил из обеденной комнаты.

— Я уже все видела! — запротестовала Брианна.

— Тогда ты можешь не путаться под ногами, — спокойно ответил Зев. — Эшли, Мэйсон остался в круге. Может, посидишь с ним, чтобы ему не было одиноко.

— Ее сердце не бьется, — прошептала Эми, когда Эшли вышла из комнаты. — Все произошло очень быстро, Ли. Ты ничем не смог бы помочь. Сонная артерия перерезана. При такой ране человек истекает кровью меньше чем за три минуты.

— Откуда ты знаешь?

Тони услышал надежду в голосе Ли. Может быть, ему не почудилось, что актер слегка расслабился и овладел собой. Вполне вероятно.

— Смотрела по телику сериал.

Эми села на пятки. Тони видел ее лицо над темной линией плеча Ли. Пурпурные волосы и густо подведенные глаза почему-то сделали веским ее объяснение. Бренда была мертва.

«Смерть. Девушки-готы в ней разбираются. Ведь так?»

— В том сериале была такая же ситуация, — торжественно продолжала Эми. — Пусть там стреляли и не в костюмершу, но рана была похожая. Жертва истекла кровью меньше чем за три минуты. Ты ничего не мог поделать.

Она сжала плечо Ли. Ее черные ногти были незаметны на фоне его пиджака.

— Тогда почему Тони ничего не предпринял? — протянула Кейт. — Ему полагается быть в курсе всех дел.

«Она права. Я знаю, что происходит. Я тот, кто разговаривает с привидениями и обладает сверхъестественными силами. Я должен был пойти за Хартли».

— Алло! — сказала Эми сквозь стиснутые зубы. — Тони сидит на преступнике.

— Слишком поздно. Я думаю…

— Да всем тут глубоко плевать на твои мысли! — Не поднимаясь и не отпуская плеча Ли, Эми резко обернулась. — Питер!

Режиссер ответил так, что Тони мог лишь представить себе выражение лица Эми:

— Да Конечно. Э-э… Кейт, умолкни, от твоих слов никакого проку. Ли, отпусти Бренду. Мы унесем ее и положим около Тома.

— А что будем делать с Хартли?

Тони понял, что снова стал центром внимания.

Хартли, правая щека которого была прижата к полу, гневно скосил на него глаз, налитый кровью.

— Скотч.

— Кейт, это не… — Питер осекся, и Тони почти услышал, как все обдумывают предложение. — Вообще-то неплохая идея, — сказал режиссер.

Как только в обеденной комнате появился Маус, Хартли перестал вырываться. Учитывая разницу в их размерах, делать это было бессмысленно, а звукооператор обычно не был буйным во хмелю.

Тони скользнул назад и отпустил пленника. Маус перевернул Хартли и без усилий примотал скотчем его руки к бокам.

— Зачем ты это сделал? Зачем?.. — повторял здоровяк снова и снова, обматывая ноги звукооператора.

Фостер решил, что он больше не нужен, поднялся и отступил. Он не понял, почему Маус бросил на него такой взгляд, и не был уверен в том, что хотел бы это уразуметь. Оператор дважды становился заложником теней.

«Дьявол, если у Мауса поедет крыша, то нам всем конец».

— Зачем он это сделал? — Тина стерла слезы со щек, не подозревая, что повторяла тихую мантру Мауса. — Я не помню, чтобы они перемолвились с Брендой больше чем парой слов.

— Это не он, — устало напомнил Тони.

Парень шагнул назад, когда Адам и Ли подняли Бренду. Эми прикрыла ее лицо и вспоротое горло пиджаком Николаса.

— Это дом. Все, что случилось здесь нынче ночью, — не наша вина. Тварь, живущая в подвале, использует нас, манипулирует нами.

— Мы ничего не можем поделать?

— Дожить до утра.

Тони и сам не сознавал, что вцепился в собственное горло, пока не увидел, как хмуро уставилась на него Кейт. Тогда он заставил себя опустить руку и на всякий случай запихал обе в карманы.

— Вы не заткнули ему рот, — заметил Питер, когда Маус рывком приподнял Хартли, а потом перекинул через плечо.

Скотч зловеще скрипнул.

— У него забит нос.

— Боитесь, что он задохнется?

— Ну и пусть, — пробормотала Кейт, когда Маус ответил Питеру утвердительно.

— Так, все. Это последняя капля! — Тина высморкалась и повернулась к молодой женщине, произнося слова с той четкостью, с какой говорят только монахини и старшие сержанты: — Я сыта по горло вашим поведением, юная леди. Отныне вы будете произносить конструктивные реплики либо держать рот на замке. Вы меня поняли?

Казалось, даже дом ожидал ответа Кейт.

Тони ходил в католическую начальную школу и до сих пор помнил уроки, проходящие под стальными взорами старших монахинь. Очевидно, сестры Марии Магдалины тоже вбили в Кейт определенные условные рефлексы.

— Да, мэм.

Как ни странно, девица выглядела почти умиротворенной, когда повернулась и вслед за Тиной вышла в коридор.

«Она знает, кто тут главный», — понял Тони, убираясь с дороги Мауса.

Потом парень поднял обе свечи — свою и Хартли — и стал ждать Питера, который держал фонарь.

Но режиссер стоял, пристально глядел на темную лужу, расплывшуюся на полу, и не замечал, что остальные уже ушли. Он покачивал фонарем, завороженный тем, как пламя отражалось в крови.

Наконец, спустя долгое время, режиссер вздохнул и сказал:

— Слишком много крови, люди. Давайте попытаемся удержаться в рамках реализма.

— Питер?

— Может, ты и знаешь, что происходит, но не должен считать себя крайним, Тони. — Питер говорил слишком тихо, так, что его мог услышать лишь тот, кто стоял на расстоянии вытянутой руки. — Я получаю большие бабки, поэтому в ответе за происходящее.

«Питер, как и Тина, является голосом разума. Она одна не способна удержать всех вместе. Режиссер не может оступиться».

Тони фыркнул и спросил:

— Чи-Би платит большие бабки?

Режиссер вздрогнул, мгновение внимательно смотрел на Тони, потом хмыкнул и ответил:

— Относительно большие. Пошли, им нужен свет.


Они оставили Хартли в кругу из соли. Тот угрюмо пялился в потолок.

На кухне горела пара свечей, чтобы Питер смог донести фонарь до столовой, где стоял второй, погашенный, чтобы не тратить зря керосин.

Все последовали за телом Бренды в гостиную.

Ее положили возле Тома. Руки Ли заметно дрожали, когда он отпустил плечи покойницы и распрямился. Адам присоединился к остальным, но Ли так и стоял над Брендой. Его рубашка, отражавшая свет фонаря, была сверкающе-белой, похожей на маяк.

«Я должен пойти к нему. Ему нужно…»

Вот только Тони понятия не имел, что именно.

Немую сцену прервал Мэйсон. Рид, сделавший эгоизм краеугольным камнем своего характера, шагнул вперед, очутился плечом к плечу с Ли и предложил ему сигарету.

Николас посмотрел на руку Мэйсона, потом на его лицо, почти улыбнулся и сказал:

— Спасибо, я не курю.

— Хорошо. — Рид убрал пачку обратно в карман пиджака. — Потому что это моя последняя сигарета.

Теперь Ли улыбнулся по-настоящему, сверкнул зубами и покачал головой.

— Болван.

— А я-то думала, вам, геям, положено быть чувствительными, — пробормотала Эми.

Она стояла так близко, что ее дыхание согрело ухо Тони. Будь это не так, он предложил бы укусить его в зад…

Когда Ли повернулся, он как будто пытался что-то или кого-то найти. Его взгляд всего на мгновение остановился на Фостере, и на его лице мелькнуло… облегчение? Парень слишком отвлекся на темное пятно, выделяющееся спереди на белой рубашке, чтобы сказать наверняка. Когда же он снова поднял взгляд, Николас уже двинулся прочь от тела. Эми, наоборот, подошла к трупу. Зев взял Тони за руку, быстро сжал и отпустил.

— Кто-нибудь произнесет над телом прощальные слова? — спросила Эми, стаскивая с пальцев оставшиеся два кольца.

— Над Томом никто ничего не говорил, — заметил Адам.

— Да, но он застал нас врасплох.

— А случая с Брендой мы ждали?

Вместо ответа Эми выгнула бровь, подождала и проговорила:

— Прекрасно. Я займусь этим сама. — Глубокий вдох, взгляд вниз, на трупы, позвякивание колец в руке. — Для живых смерть отвратительна. Но для мертвых это просто еще одна остановка в пути. Удачного вам путешествия.

— Это было… — начала Тина.

— Глупо, — закончила Эшли. — Потому что никуда они не уйдут. Бренда и Том просто заперты в доме, как и другие мертвецы.

— Думаешь, можешь сказать лучше?

— Этого я не говорила.

— Тогда заткнись.

— Сама заткнись.

— Девочки!..

В голосе Тины прозвучало явное предупреждение.

В голове Тони крутилась фраза: «Прямая и явная угроза».[48]

Эми закатила глаза и упала на одно колено.

Одной рукой она приподняла край пиджака Ли с лица Бренды, другой опустила на глаза мертвой женщины свои кольца и пробормотала:

— Если еще кто-нибудь погибнет, останется надеяться, что серебряные столовые приборы действуют не хуже.

«Накаркает», — прикинул Тони.

Судя по выражению лиц присутствующих, кое-кто из них тоже думал: «Только этого нам не хватало».

Парень краем глаза уловил движение в дальнем конце комнаты, повернулся, надеясь увидеть там Касси и Стивена, но вместо этого разглядел лишь серые очертания зеркала. Когда после съемки вечеринки с коктейлем Питер приказал счистить с него лак, Тони ухитрился увильнуть от этой работенки.

Странно, что в такой большой комнате свет фонаря достигал зеркала. С другой стороны, может, и нет.

Движение, отражавшееся в нем, не имело ничего общего с тем, что происходило в комнате. Одни смутные силуэты предлагали что-то другим.

Чай. Маленькие пирожные.

Лица, неразличимые на таком расстоянии, возникали и размывались. Поднятые чашки опустились и упали на ковер, когда люди начали биться в судорогах.

— Мы что, вот эдак его оставили?

Вопрос Эми заставил Тони так быстро повернуть голову, что ему чуть не свело шею.

Левая рука Тома лежала вдоль тела, пальцы изогнулись, изгрызенные ногти показывали на потолок. Правая ладонь лежала на бедре. Под брезентом голова слегка повернулась вбок.

Тони не помнил, как они его оставили.

— Да кто к нему присматривался? — пробормотал Адам, вторя мыслям парня.

— Думаю, было бы клево, если бы он разгуливал тут, — со вздохом заявила Брианна. — Вы еще ни разу не снимали про зомби, ребята.

— Будет через серию, — сказала Эми, не поднимая взгляда.

— Правда?

Судя по голосу, Мэйсон не пришел в восторг от такого известия. Тони его не винил. Все это хождение не-мертвых тварей было слишком легко спародировать. С тех пор как Сара Полли[49] сразилась с армией живых трупов, тему зомби заездили до смерти, по крайней мере с канадской стороны границы.

— Когда я уезжала из офиса, сценаристы заканчивали последний набросок.

— Питер…

— Не сейчас, Мэйсон.

— Конечно, так он и лежал. Я уверена, — кивнула Эми, наконец-то придя к решению.

Она говорила почти без сомнения.

Лучшего ждать не приходилось.

— И тебе удачного путешествия. — Эми легко прикоснулась к плечу Тома, встала, одернула футболку с надписью «Хелло, Китти!» и двинулась к двери. — Давайте вернемся в круг и на этот раз все в нем останемся.

— Брианна, Эшли, пошли.

Зев подтолкнул девочек вперед. Остальные последовали за ними, шагая медленно, как плакальщики, возвращающиеся с похорон.

«Так оно, в общем, и было, — решил Тони. — Эми права. Смерть Тома застала нас врасплох. Мы не столько оплакивали его, сколько боялись за себя. Что же касается Бренды, то мы горевали о ней».

Глядя на опущенные плечи Ли, Фостер понял, что гадает, как сильно тот переживает, и почти возненавидел себя за это.

— Тони?

— Да. Извините. — Он поторопился догнать Питера и Адама.

— Разве не здорово? — пробормотал первый ассистент режиссера. — Теперь у нас есть собственный морг. Как будто нас наказывают за то, что мы втюхиваем зрителям очередного клыкастого сыщика.

— Такое взыскание кажется слишком крутым за плохой сериал, — вздохнул Питер.

— Девятая серия.

— Даже за это.

Тишина, встретившая их в холле, как будто давила еще сильнее. Люди ждали, находясь в некоем оцепенении. Эми стояла на коленях около Хартли, остальные держались за внешней стороной круга.

Питер протиснулся вперед и спросил:

— В чем дело?

— Он мертв. — Голос Эми утратил почти все интонации. — Похоже, его вырвало, и он захлебнулся.

— Ты уверена?

— Я часто смотрю «Следствие ведет Да Винчи». — Эми скривила губы. — К тому же это очевидно.

— Фу-у-у, рвота. — Но даже Брианна, похоже, утратила интерес к отвратительному.

— Ладно. Хорошо. — Питер явно изо всех сил пытался взять себя в руки. — Сайлин, Павин, отнесите его в гостиную и положите рядом с остальными. Нет, даже не начинайте, — добавил он, когда звукооператор открыл рот, чтоб заспорить. — По большей части мне кажется, что вас тут вообще нет. Эми…

— Сережки. — Она подняла руку к четырем серебряным колечкам в правом ухе. — Сейчас.

Сордж пошел впереди с фонарем, за ним — Эми, потом понесли тело. Никто ничего не сказал, не последовал за ними.

— По крайней мере, это была его собственная рвота, — задумчиво заметил Адам, когда тело пронесли мимо.

Тони засмеялся бы. Он просто не смог бы удержаться от хохота, но тут загорелся свет и начал вопить горящий Карл.


Некоторые капли на лбу Грэхема были дождевыми, но далеко не все.

Тяжело дыша, он сел на пятки, покачал головой и сказал:

— Все еще ничего. Они там. Мне удается дотянуться до них, но они, похоже, не знают, где я.

— Дом. — Чи-Би произнес это как обвинение, а не вопрос.

— Да, конечно, наверное. И что? Я ничего не могу поделать. Мне нужно выпить пива.

Он начал подниматься, но Генри удержал его, положив руку на плечо, и заявил:

— Когда мы закончим, можете упиться вусмерть. — Фицрой потянулся мимо медиума другой рукой. — Попробуйте снова, пока я прикасаюсь к дому.

— Что это даст?

— Подобное притягивает подобное.

— Угу. Ладно. — Грэхем смотрел, как бледные пальцы приближались к пределу, дозволенному домом. — Он вас просто отшвырнет.

— Пусть попробует. — Карие глаза потемнели.


— Карл теперь вопит не слишком долго. — Касси потерла руки, проводя пальцами над струйками крови, но не задевая их. — Мне нужно выбраться из ванной комнаты.

— Больше времени занимает не Карл, а его мать, — заявил Стивен. — Ну и придумала способ! Она могла бы вообще не умереть, выколов себе спицами глаза.

— Думаю, тварь позаботилась о том, чтобы женщина погибла.

— Ну… Да. — Стивен присел на краешек ванной.

Кровавые брызги, оставшиеся после их с Касси гибели, ярко выделялись на фарфоре и стенах.

— Тебе не показалось, что на этот раз все пошло быстрее?

— Карл?

— Время между нашей смертью и Карлом.

— Не знаю.

Касси подняла руку и легонько прикоснулась к своему отражению в зеркале. Там ее лицо было целым. Это зрелище ей никогда не надоедало.

— Мне показалось, что быстрее. Думаю, тварь поднажала, стала сильнее на них давить именно теперь, когда они дали слабину. Мы едва пришли в себя после гибели, снова оказались здесь, и появились еще два трупа.

— Знаю.

Ее глаза были… были…

— Стивен, какого цвета у меня были глаза?

Брат пожал плечами, заученным движением поправил голову и ответил:

— Не знаю.

— Голубые?

— Конечно.

— Серые?

— Как пожелаешь.

— Стивен!

— Карл прекратил… — Стивен не встал, а просто внезапно очутился на ногах. — Ты чувствуешь?

— Это Грэхем. — Касси нахмурилась и отвернулась от зеркала. — Мы ему нужны.

— Не только он!

Стивен широко распахнул глаза и потянулся к сестре. Он все еще продолжал это делать, когда через мгновение очутился в кухне.

— Как мы здесь оказались?

У края стола лежал на полу молодой парень. Он то появлялся, то исчезал. Под его головой расплывалась лужа крови.

— Касси, смотри! Колин выбивается из последовательности!

— Грэхем еще никогда такого не делал.

Они не врезались в стену возле задней двери только потому, что не имели материальных тел.

Касси резко развернулась и очутилась лицом к двери. Некоторые части ее тела двигались быстрее, чем остальные. Ноги размыто кружились, пытаясь поспеть за туловищем.

— Хорошо, мы здесь. Хватит кричать!


Энергия ринулась по руке, парализуя мучительно напрягшиеся мышцы. Дом пытался оттолкнуть его. Он старался не разрывать контакта. Плоть страдала.

Горела.

Замерзала.

Стекала с костей.

— Я их поймал.

Генри услышал голос, но не совсем понял слова. Он знал, что они важны, но не мог вспомнить почему. Потом Фицрой почувствовал теплое и болезненно крепкое прикосновение к обеим рукам.

Медленное и ровное биение смертного сердца под щекой привело Генри в себя. Он слышал целеустремленное движение крови, чувствовал мягкий ритм человеческого дыхания и крепкие мышцы под собой, рядом, почти повсюду вокруг, чуял дорогой одеколон и запах тела.

Вампир открыл глаза.

Он лежал на коленях Чи-Би. Руки здоровяка поддерживали его. Это было неожиданно. Но Фицрой почему-то чувствовал себя в удивительной безопасности. Это было хорошо, потому что в данный момент нечего было и думать о том, чтобы двинуться с места.

— Что случилось?

Чи-Би улыбнулся. В уголках темных глаз появились морщинки. Но не успел он заговорить, как ответил другой человек:

— Вас вроде бы как трясло в красном свете. Ничего не было слышно, но, похоже, вы кричали. Босс схватил вас за руки. Красный свет отшвырнул его прочь, вас тоже.

Это был Крис.

Генри ухитрился повернуть голову и увидел трех членов постановочной группы. Они стояли рядом и смотрели на него сверху вниз. Стиснув зубы, испытывая самую сильную тошноту за последние четыреста с лишним лет — отличный способ держать охотника на привязи. — Фицрой снова повернул голову и посмотрел на Чи-Би.

— Вы знали, что дом вас отбросит, — сказал Генри.

— Да, и догадался, что вместе с собой захвачу и вас.

Чи-Би находился так близко, что его голос смахивал на басовитое гудение, доносящееся из глубин широкой груди.

— Тогда понятно, почему у меня болят руки.

— Разумеется.

— Я не смог бы освободиться сам. — Не было смысла лгать на эту тему.

— Так я и решил.

— Вы в порядке?

— Он помял бок трейлера с генератором.

— Это мой трейлер, мистер Сингх. Я могу мять его, сколько пожелаю.

— Конечно, босс.

— Почему все вы еще здесь? Тут вам делать нечего.

Спустя долгое время Генри услышал шарканье ног по влажному гравию.

Крис откашлялся и пояснил:

— Тут происходила всякая странная хрень, и мы хотели посмотреть, чем она закончится.

— Кроме того, в доме заперты наши друзья, — добавила Карен. — Если сейчас мы ничего не можем поделать, то это вовсе не значит, что дальше будет так же.

— Достойно одобрения. А пока я предлагаю вам убраться из-под дождя.

«Ну да, дождь. Если вы решаете обосноваться здесь, на побережье, то спустя некоторое время он становится настолько обыденной частью жизни, что на него легко не обратить внимания». — Генри вытер капли со щеки о гладкую ткань плаща Чи-Би.

— Если понадобимся, мы будем в трейлере обслуживания, босс.

Когда троица двинулась прочь, до Фицроя донеслось едва слышное, с недвусмысленным намеком:

— Как думаете, они хотят побыть наедине?

Генри понял, что Чи-Би, шевельнувшийся под ним, не слышал этого. Наверное, к счастью.

Фицрою было удобно. Понемногу приходить в себя в такой позе являлось пародией на страсть, и ему вовсе не хотелось, чтобы его отшвырнули в сторону из-за того, что какой-то болтливый наемный служащий бесцеремонно встрял не в свое дело.

— Старина Арагот начинает всерьез меня раздражать, — через мгновение сказал вампир.

— Вы почувствовали его силу. Тони сумеет победить этого монстра?

Генри мог бы солгать и заставить Чи-Би поверить себе, но эту стадию в их отношениях они миновали еще весной.

— Надеюсь, сумеет.

— Если он вытащит оттуда моих дочерей…

Генри осторожно сел. Он наблюдал за лицом Чи-Би, пока тот глядел в ночное небо. Капли дождя усеивали красновато-коричневую кожу бывшего футбольного полузащитника. Тот осознал, что на него смотрят, опустил голову и встретился глазами с вампиром. Генри не смог прочитать в темных зрачках никаких обещаний, тщетных попыток заключить сделку со смертью, с которыми не сталкивался бы уже тысячи раз.

— Так что будет, если Фостер это сделает? — негромко, с любопытством уточнил Генри.

Босс пожал широкими плечами и ответил:

— Я его поблагодарю.

— Ладно…

Они повернулись к смотрителю, включив его в круг своего внимания.

— Касси и Стивен скажут вашему другу Тони, что тот должен подойти к двери и забрать свой ноутбук, но сейчас они этого сделать не могут. Их снова затянуло в ванную комнату, и они должны дождаться конца «повторного показа», — сказал Грэхем.

— Чего? — спросил Генри, осторожно поднимаясь.

Когда он пошатнулся, теплая рука под локтем удержала его на ногах.

— Да. «Повторные показы» — так это называет Тони. — Грэхем пожат плечами. — Смерти, собранные домом, повторяются снова и снова. Они усиливают зло…

— Арагота.

— Да, как бы там его ни звали. — Смотритель снова пожал плечами. — Эти «повторные показы» выбрасывают столько темной энергии, что она сведет с ума даже самого уравновешенного человека. Так действует зло. Оно обрушивает на вас всякую темную жуть, пока вы наконец не ломаетесь. Но обычно тварь делает это медленнее, потому что у нее в запасе больше времени.

— Мои девочки сейчас посреди всего этого?

Хватка Чи-Би усилилась. Будь Генри смертным, ему не поздоровилось бы.

— Среди насильственных смертей, происходящих снова и снова?

— Вроде того. Но на самом деле нет. Пока все это переживает только Тони.

— Пока?

Грэхем, сидевший на крыльце с расставленными ногами, прижался спиной к нижней части перил и пожал плечами в третий, последний раз.


Тони открыл глаза. Он по-нрежнему видел изувеченное тело Чарльза, сквозь которое просвечивал Зев. Парень протянул руку и осторожно отодвинул музыкального редактора левее.

— Что?

— Лучше тебе не знать.

Зев подумал, кивнул и согласился:

— Ладно.

После того как тело Хартли унесли, все начало налаживаться. Тина разделила еду, которую принесла в корзине из гардеробной Мэйсона, и люди молча закусывали. Все очень старались сосредоточиться на этом нормальном событии. Фостер даже сомневался в том, что хоть кто-то заметил, как он исчезал.

— Тони! Ты должен идти к задней двери!

Он подпрыгнул, когда перед ним внезапно появились Стивен и его сестра. Парень дернулся снова, когда Касси схватила его за руку. Он почувствовал холод. Мурашки пробежали от рукава футболки до запястья. Пока призраки говорили, перебивая друг друга, стужа усиливалась.

— Если Люси читала дневник, то она сможет рассказать тебе, как справиться со злом.

Зажегся свет. Прозвучал вопль. Из оранжереи донесся влажный хруст отрубаемых конечностей.

Тони задрожал, обхватил себя руками и стал ждать.

Насколько он помнил, старуха делала свою работу тщательно. Рубила на части. Зарывала.

«Это звук роющей лопаты?»

Потом она ела крысиный яд.

Когда он вернулся на лестничную площадку, освещенную фонарем, слабо пахнущую потом и блевотиной, откуда ни возьмись вылетела рука Эми и влепила ему пощечину.

— Ай!

— Извини.

Вот только вид у женщины был вовсе не виноватый. Она выглядела даже разочарованной тем, что следующего удара не будет. Оцепенение, в которое Эми впала после смерти Хартли, точно прошло.

— Мы думали, ты одержим.

— Я пережидал очередной «повторный показ»! — заявил парень, щека у которого заныла.

— Что ж, теперь мы это знаем.

— В свое время я об этом упоминал, — заметил музыкальный редактор.

— Я хотела воткнуть в тебя булавки. — Брианна улыбнулась и продолжила жевать булочку. — Но Зев запретил. Бяка.

«Только он? Глупый вопрос, учитывая события вечера».

— Ну и что они сказали?

— Кто?..

«Если второй „повторный показ“ не отличался от первого, то садовник быстро потерял сознание, а старуха ничего не говорила, пока методически рубила его на куски».

Эми возвела глаза к потолку. Ее рука дернулась.

— Призраки, которых ты явно слушал, прежде чем смылся.

— Ах, они!

— «Они»! — ехидно передразнила Эми. — Сообщения, поступившие из могилы, никогда нельзя воспринимать легкомысленно! Выкладывай!

— Мне надо подойти к задней двери.

— Черта лысого! — заявила Кейт.

— Там мой друг Генри. У него ноутбук, — пояснил Тони Зеву, и тот кивнул.

Кейт фыркнула, добавила издевательскую ухмылку и сказала:

— Именно в такой ситуации нужен пасьянс «паук».

Арра имела привычку предсказывать будущее по этой игре. Похоже, сейчас не время было об этом упоминать.

Тони шагнул в сторону, чтобы Эми больше не стояла между ним и остальными сотрудниками «Чи-Би продакшнс».

— Грэхем Бруммель — не только смотритель, но и медиум. — Все выслушали это, не начали ничем кидаться в него, и Фостер продолжил: — Он сказал Касси и Стивену, что призрак человека, погибшего еще во время жизни Крейтона Каулфилда, может знать, как нам справиться с тварью, живущей в подвале. Мне нужен ноутбук, чтобы понять, как поговорить с этим существом.

— Зачем? — спросил Питер, скрестив руки на груди. — Ты все время разговариваешь с призраками, братом и сестрой.

— Потому что смотритель — их кузен. Он снова сделал их личностями, оттащил подальше от… э-э…

— Смерти? — подсказала Эми.

— Да.

— Итак, на твоем ноутбуке установлен софт, позволяющий беседовать с мертвыми. — Питер говорил тем самым тоном, который приберегал для того, чтобы справляться с незаконченными декорациями, невыученными диалогами и статистами. — Тебе повезло, Тони. На моем есть только дисковод.

Парню было ясно, что без объяснений живым ему не уйти. Бежать не было смысла. За полоской соли свет угас, воцарилась полная темнота. Конечно, Фостер мог просто дождаться очередного повтора событий и двинуться по освещенным коридорам прошлого, но, учитывая, что все так или иначе находились на грани срыва, не было гарантий, что он переживет эту попытку. Ему очень не хотелось играть главную роль в следующей связке «убийство — самоубийство».

С другой стороны, после объяснения у него вряд ли прибавится друзей.

— Мы ждем, Тони.

Откровенно враждебной выглядела только Кейт, но Эми, Зев и Ли, которые до сих пор были на стороне Фостера, начинали проявлять нетерпение. Николас все еще выглядел сломленным, но его беспокойство тоже становилось заметным.

«Мы знаем, ты что-то от нас скрываешь. Выкладывай».

Тони сделал глубокий вдох. Том, Бренда и Хартли погибли. В сравнении с этим…

— Арра оставила мне свой ноутбук. В нем записаны уроки. Как стать волшебником.

— Повтори-ка.

Это сказала Эми, но и все остальные смотрели на парня с одинаковым выражением скептического недоверия.

— Арра была волшебницей. — Ему пришлось сделать еще один вдох, прежде чем он смог закончить: — Я тоже волшебник.

— Гарри Поттер, — объявила Брианна.

— Гэндальф, — добавила ее сестра.

— Выдумки! — огрызнулся Мэйсон.

Сордж пробормотал что-то нелестное по-французски.

— Это не какой-то странный эвфемизм для обозначения гея? — спросил Адам.

— Для чего? — Пришел черед Тони выглядеть скептически-недоверчивым.

— Все мы знаем, что это так.

— Нет. Я волшебник. Как Гарри Поттер. — Тони показал на Брианну. — Как Гэндальф. — Он кивнул в сторону Эшли и Мэйсона.

Прозвучали семь слов. Из кармана Рида вылетела зажигалка и шлепнулась в руку парня.

— Это не выдумки.

Тони перебросил зажигалку обратно актеру. Тот машинально ее поймал, а потом выронил на пол.

«Да, она вся в волшебных микробах».

— Если верить Арре, это просто слегка радикальный способ управления энергиями.

Брианна ринулась за зажигалкой и завопила:

— Я тоже хочу так!

— Это не каждый может сделать.

— Я не каждая!

— Почему бы Тони не проверить тебя позже, — предложил Зев и отобрал у нее зажигалку.

Эми подбоченилась и спросила:

— Значит, Арра была волшебницей?

— Так какого дьявола ты мне не рассказал? — Она крепко стукнула его по руке.

— Чи-Би не хотел, чтобы все выплыло наружу.

Босс не говорил напрямую, что Тони должен держать рот на замке, но они были полностью согласны друг с другом на этот счет.

Фостер оглядел товарищей по несчастью, пялящихся на него, и сказал:

— Вы же знаете, как странно люди могут относиться к такого рода вещам.

— Каким?

— Ну, когда ты рассказываешь, что стал волшебником…

— Он попал в яблочко, — пробормотал Сордж и кивнул.

— В «молоко» он попал! — огрызнулась Эми. — Ау! Дом с привидениями! Люди умирают! Думаю, уж теперь-то Чи-Би мог бы позволить тебе упомянуть…

Ее последние слова заглушила танцевальная музыка.

Загорелись огни.

«Отлично. Бальный зал».

Не успел Тони решить, что делать — не встать ли перед дверьми на случай, если Брианна снова сорвется с цепи? — как услышал в гостиной смех.

Явно не к добру.

Бренда и Хартли появились в холле. Они танцевали. Как и Касси со Стивеном, Бренда по-прежнему была вся в крови. Хартли избавился от скотча и танцевал удивительно легко. Том неловко шаркал за ними. Переломанные кости явно ставили его в невыгодное положение.

«Кто вообще изобретает правила этой фигни?»

Минуя Тони, мужчины слегка смущенно посмотрели на него.

— Пошли потанцуем с нами, — мурлыкнула Бренда через плечо Хартли. — Просто позволь музыке подхватить себя и унести.

— Еще чего! — прорычал Фостер.

— Я разговариваю не с тобой, зараза.

«Дерьмо!..»

Тони повернулся и едва различил прозрачные силуэты Кейт, Мауса, Ли и Мэйсона. Заложников теней. Там была и Брианна. Возраст делал ее восприимчивой к действиям «другой стороны», той самой, на которой в данный момент находился он.

— Не выпускайте никого из круга! — Тони кричал достаточно громко, чтобы его услышали сквозь музыку, любой шум, раздающийся в реальном мире, по ту сторону рубежа между вселенными, и поняли, что он не шутит. — Если понадобится, сядьте на них!

— Ли-и-и-и… — тягуче пропела Бренда. — Ты ведь хочешь быть со мной? Ты позволил мне умереть, поэтому у меня в долгу!

— Удар ниже пояса! — прорычал Тони, встав между ней и актером.

Она улыбнулась. Зубы ее были красными.

— Он мой, не твой.

— Тебе придется пройти через меня, чтобы его заполучить.

— Через тебя. Что ж, хорошо.

Фостер не двинулся, когда танцующие призраки приблизились.


— Танцы! Мы все должны танцевать! — Мэйсон широко улыбнулся, схватил Эшли за руки и начал кружить ее. — Все будет хорошо, если мы пойдем танцевать.

— Тони сказал… — Она попыталась высвободиться.

— Этот парень — всего лишь ассистент режиссера. Что он знает?

— Отпусти меня!

— Мы отправляемся танцевать. Проклятье!..


Когда ладонь Стивена скользила сквозь руку Тони, она была холодной. Но это ощущение оказалось настолько ледяным, что воспринималось почти как боль. Осколки льда в крови. Мышцы, напрягшиеся, прежде чем парня стала бить дрожь. Привкус меди во рту, когда он боролся за вдох.

У Тони подкосились ноги, он ударился коленями о деревянный пол, согнулся, задохнулся от боли, но все же ухитрился наполнить легкие. Кашляя, упираясь руками в пол, парень поднял глаза и увидел, как Том покидает холл. Бренда с Хартли, танцуя, следовали за ним.

— Нет! Это нечестно! — На лице Бренды отражалась внутренняя борьба, когда она пыталась повернуть обратно. — Я могла бы его заполучить!

Но зов бального зала оказался слишком силен.

Касси и Стивен были в безопасности в ванной комнате, своем постоянном убежище. Бренда и Хартли еще не участвовали в «повторных показах», которые сделали бы их опорным пунктом столовую, а Том… Кто, к дьяволу, знает.

Тони слышал протесты Бренды до тех пор, пока не померкли огни. Потом Фостер снова очнулся: он стоял на коленях, кашлял и дрожал на краю круга света, отбрасываемого фонарем.

— Тони?

«Эми. Она рядом с ним».

Не в силах выпрямиться, он только повернул голову. Женщина стояла на одном колене и рассматривала его так, будто была саперной командой, а он в любой миг мог взорваться.

— Все живы? — прокашлял парень.

— А ты в порядке?

— Я первый спросил. — Улыбка не слишком ему удалась, но, кажется, Эми ее оценила.

— Мэйсону слегка досталось. Эшли перепугалась этого «пошли танцевать» и пнула его по яйцам. Ты знал, что она играет в футбол?

Для Тони это была новость.

— Так вот, эти штучки у нашего Бекхэма[50] слегка помяты, можешь мне поверить. Маус свернулся клубком. Зев помешал Брианне убежать, подняв ее над полом. Остальные последовали твоему совету и сели на Ли и Кейт. Между прочим, это полная невезуха, но я, похоже, не имею никакой экстрасенсорной чувствительности.

Должно быть, Тони приподнял брови. Ему все еще было так холодно, что он не был в этом уверен.

— У тебя вообще нет никакой чувствительности.

— Укуси меня за зад.

Эми придвинулась ближе, подхватила его под руку и спросила:

— Ты замерзаешь. Что случилось?

— Призраки. Бренда, Хартли и Том. Бальный зал позвал их. Они протанцевали сквозь меня.

— Что сделали?..

— Кажется, это был тустеп.

— Откуда, к дьяволу, ты знаешь, на что похож тустеп?

— Танцевальный клуб. — Фостер постарался не обмякнуть на руках Эми, и ему это почти удалось.

— Танцевальный клуб для геев? — прокряхтела она, помогая ему снова сесть.

— Ага. Я ходил туда со своим бывшим.

— Другой причины я просто и придумать не могу. А что это на полу?

Тони поднял левую руку. Блеснуло серебро. Он хотел наклониться, но Эми его остановила.

— Ты расквасишь себе нос. Я сама подниму.

Четыре кольца. Две сережки. Металл слегка заиндевел.

— Кажется, они больше не работают.

— Да неужто? Уберу-ка я их с глаз долой. — Она так и сделала, сунула украшения в карман брюк и встала. — Ладно. Пора подниматься.

— Вообще-то мне и внизу хорошо.

— Значит, ты доберешься до задней двери ползком, мистер Мерлин?

«Верно. Задняя дверь».

Тони вздохнул и позволил Эми поднять себя на ноги.

Дрожь все не проходила, но, не считая этого, он чувствовал себя неплохо. Ему не хотелось поворачиваться и оказываться лицом к лицу с людьми, голоса которых он слышал за своей спиной. Они то усиливались, то затихали, обвиняли, скулили. Но парень знал, что выбора нет.

— Второй фонарь мне не понадобится, — сказал он.

Разговоры прекратились. Кейт зверем смотрела на Сайлина и Павина, пока те ее не отпустили. Маус продолжал лежать на полу в позе эмбриона. Тони считал, что это лучшая реакция для парня, который однажды в кулачном бою одолел медведя. Конечно, этот громила имел перевес. У медведя не было кулаков… Но этот вопрос оставался спорным. Сордж стоял рядом с Маусом.

Покрасневший Мэйсон все еще прикрывал свое мужское достоинство. Зев теперь держал возле себя обеих девочек и смотрел на всех с вызовом. Пусть только кто-нибудь попробует тронуть его подопечных!..

Ли стоял между Питером и Адамом. Ресницы актера слиплись в черные треугольнички, окровавленная рубашка валялась рядом на полу. К сожалению, кровь Бренды просочилась через нее и запачкала белую футболку, которую Ли носил под рубашкой.

«Дерьмо! А где Тина?»

Потом Тони увидел ее у дверей. С мокрыми от слез щеками она смотрела вниз, на Эверетта…

— Как он?..

Тина покачала головой, не поднимая глаз, и сказала:

— Все еще дышит.

«Что ж, ура. Но плакать из-за этого забавно».

— Тебе не понадобится второй фонарь? — напомнила Эми и пихнула парня острым локтем в ребра.

— Да. Э-э… «Повторные показы» идут быстрее, поэтому я просто пойду, когда зажжется свет.

— Один ты не пойдешь. — Режиссер покачал головой.

— Питер…

— Тони! — В улыбке Хадсона не было ни намека на юмор и очень мало терпения. — Позволь мне повториться, чтобы ты понял. Один ты не пойдешь.

— Прекрасно. Эми…

— Она останется здесь. По тем же причинам, что и раньше. Ли…

— Ни в коем случае. Он…

«Он совсем потерял голову».

Но Тони не мог сказать этого вслух.

Когда он подошел поближе, Питер понизил голос, но не для того, чтобы их не подслушали, потому что сейчас им только секретов и не хватало. Он хотел создать иллюзию доверительной беседы.

— Ли нужно на что-то отвлечься. Ему ни к чему сидеть тут и… — Питер помолчал, подбирая нужные слова и отвергая варианты. — Да, и думать. К тому же он ходил с тобой в каждую вылазку, и вы всегда возвращались. Сейчас мне это кажется хорошим знаком.

— Да, конечно, но…

— Вы возьмете второй фонарь. — Теперь Питер говорил чуть громче, чем обычно, своим режиссерским голосом. — Ты получишь свой ноутбук и придумаешь, как всех нас отсюда вытащить.

«Даже Тома, Бренду и Хартли?» — Этого он тоже не мог сказать вслух.

Может, Питер прочитал такую мысль у него на лице.

— Всех нас, — повторил он. — Шевелись. Ли! Ты идешь с Тони.

Голос Питера, обыденность ситуации — режиссер отдавал распоряжения! — заставили Николаса встрепенуться и встать.

Тони сдался. «Повторные показы» шли все быстрее, но он надеялся вернуться задолго до того, как снова оживет бальный зал.

— Вы уверены? — тихо спросил Фостер, когда Ли подошел к нему.

— Питер прав. Мне нужно чем-то заняться.

— Понесете фонарь?

— Конечно.

Они уже добрались до двери столовой, когда Тони понял, что им следовало пойти другим путем. Он остановился на пороге, но Ли ухватил его за руку и потащил за собой.

— Это просто комната с кровью на полу. И все.

«Если бы Николас не сжимал мою руку с такой силой, что почти прервал в ней кровоток!..»

Тони добавил это обстоятельство к удлиняющемуся списку вещей, которые он не мог сказать вслух.

— Она разозлилась бы из-за крови.

«Она. Бренда».

Парень бросил быстрый взгляд в сторону темной подсохшей лужицы и спросил:

— На полу?

— Нет. На рубашке.

— Да, верно.

— Она ругала нас, когда мы пачкали одежду, потому что Чи-Би никогда не выделял костюмерному отделу достаточно денег, чтобы можно было купить смену.

— Технически это она запачкала одежду, — сказал парень.

Ответное хихиканье прозвучало несколько истерично, и Тони решил, что ему, наверное, лучше придержать мужественные шуточки.

Когда они проходили через кладовую, он внезапно вспомнил о рюкзаке, который оставил в режиссерском офисе почти сразу после рассвета и забыл там.

— У меня есть футболка, если хотите переодеться.

— Переодеться в кого?

— Снять… — Тони махнул рукой, показывая на кровь Бренды.

— Да, верно. Спасибо. — Движения Ли утратили всю свою плавность, когда он поставил фонарь на гранитную стойку. — Хоть бы этот чертов ребенок заткнулся!

Плач Карла уже давно стал фоновым шумом. На него можно было не обращать внимания, как на шум дорожного движения, музыку в лифте и речи провинциальных политиков. Но эти вопли были подходящим оправданием.

Тони достал из-под стойки рюкзак и вытащил из него черную футболку.

— Она чистая, хотя и может оказаться для вас маловатой, — сказал он, выпрямился и замер.

Ли снял футболку и скомканной тканью оттирал пятно величиной с кулак. Свет фонаря затенял впадины на его теле и золотил выступающие мускулы. Ради сериала Николас удалял с груди волосы воском, иначе на пленке от них возникали искажения, но Тони без труда представлял темные завитки там, где им полагалось быть.

Ему снова стало трудно дышать.

Светлая сторона происходящего состояла в том, что теперь парню не было холодно.

— После работы я собирался на спектакль с Генри, — сказал он поспешно, неловко вытянув руку с футболкой.

— С Генри? — Ли поднял голову. — Это твой друг?

— Теперь только друг.

«Странный разговор. Даже тяжелый.

Какого дьявола вообще здесь происходит?»

Он все протягивал футболку. Ли глядел мимо нее с… Тони понятия не имел, как истолковать выражение лица актера, но зеленые глаза смотрели на него так пристально, что почти пугали.

Потом Тони оказался прижат спиной к стойке так, что ее гранитный край впился в спину над почками. Руки Ли крепко, слишком сильно обхватили голову Фостера. Пальцы вонзились в нее, как раскаленные клещи. Губы актера отчаянно поглощали парня. Ли всем телом прижался к нему. Под руками Тони оказалось слишком много гладкой горячей кожи… Господи, люди реагировали на смерть самыми причудливыми способами!

Фостер знал: самое худшее, что он может сделать, — это ответить на действия Ли. Но парень был живым и отвечал!..

Тут зажегся свет.


Содержание:
 0  Дым и зеркала Smoke And Mirrors : Таня Хафф  1  Глава вторая : Таня Хафф
 2  Глава третья : Таня Хафф  3  Глава четвертая : Таня Хафф
 4  Глава пятая : Таня Хафф  5  Глава шестая : Таня Хафф
 6  Глава седьмая : Таня Хафф  7  Глава восьмая : Таня Хафф
 8  Глава девятая : Таня Хафф  9  вы читаете: Глава десятая : Таня Хафф
 10  Глава одиннадцатая : Таня Хафф  11  Глава двенадцатая : Таня Хафф
 12  Глава тринадцатая : Таня Хафф  13  Глава четырнадцатая : Таня Хафф
 14  Глава пятнадцатая : Таня Хафф  15  Глава шестнадцатая : Таня Хафф
 16  Глава семнадцатая : Таня Хафф  17  Использовалась литература : Дым и зеркала Smoke And Mirrors



 




sitemap