Фантастика : Ужасы : Глава 15 : Таня Хафф

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава 15

Во внезапно наступившей тьме доктор Брайт наткнулась на стену; сердце было готово выскочить из груди, ладони моментально стали влажными от пота. Она ощущала, как выброс адреналина ослабевает с ростом отстраненности, вызванной действием алкоголя, и старалась успокоиться. Пребывание в этом здании в трезвом состоянии не соответствовало ее планам.

— Я знала, я знала, я знала, что должна была захватить с собой остат...ки вт...рой бтылки, — бормотала она; ее голос почти затерявшийся в лабиринте между горлом, зубами и губами, должен был разобраться в этом сложном маршруте, прежде чем отчетливыми звуками выйти через рот.

Столь же внезапно зажегшееся аварийное освещение чрезвычайно ее обрадовало. Женщина победно взмахнула ветровкой Дональда, которую тащила с собой.

— Ура! Да здравствует свременная тех...ника! Элктр...чство отключилось — аврийное осв... щение включилось. Чертовски славно у нас все устроено, ничего не скажешь, — продолжала она, спотыкаясь на каждом шагу. — А то ни в жизнь не отыскала бы эту прклятую лаб...торию. Бродила бы повсюду... дни напролет. Может, даже месяцы...

Она напряженно всмотрелась в глубину коридора.

— Кст...ти говоря. Куда, хотела бы я знать, меня занесло?.. Левое крыло, надо полагать...

Спуск по небольшому лестничному пролету вел в тупик, вспомнила она, но правое крыло, если хоть немного повезет, приведет в конце концов к запасному выходу из лаборатории. Узкая деревянная дверь ведет в кладовую; они никогда не использовали ее, но доктор Брайт позаботилась, чтобы ключ от этой двери у нее был.

— Быть может, я чувствовала, что-то подобное... может произойти, — доверительно сообщила она огнетушителю. — Может быть, я была... просто подготовлена к тому, что головка сумасшедшей Кэти съедет... я хочу сказать — крыша... съедет.

«А была ли ты готова, — спросил внутренний голос разума, — к тому, что произошло с Дональдом?»

Выпитое ею количество виски не в состоянии было заглушить этот голос, но с легкостью помогло не обращать на него внимания.

* * *

Хотя Вики источники аварийного света виделись как булавочные проколы, проткнувшие черный саван, ее товарищи, видимо, сочли такое освещение вполне удовлетворительным. Генри вообще мало нуждался в свете, а Селуччи, как она знала по опыту, тоже обладал прекрасной способностью видеть в темноте. Господи, как она завидовала им обоим! Ведь она не могла свободно передвигаться, не опасаясь оступиться или наткнуться на препятствие; не смогла бы вовремя заметить движение теней, чтобы...

Чтобы что?

Вики отмахнулась от этого вопроса и сфокусировала все внимание на том, чтобы не выйти за пределы светового круга Хотя она и старалась держать луч света поближе к полу и перед собой, чтобы не слепить своих спутников, она решила, что часть светового потока должна освещать Генри. После всего пережитого ими троими она не могла допустить, чтобы он ускользнул в темноту.

Генри был в безопасности.

Они спасли его.

Ее мать умерла, но Генри остался жив, и с ними он был в безопасности.

И это многое меняло.

Майк взял ее за локоть здоровой руки, и она следовала за смутными очертаниями Фицроя, поднимавшегося по лестнице. Вскоре, прищурившись, женщина разглядела в темноте красные точки, которые, должно быть, указывали на аварийный выход.

— Эй, вы вполне уверены, что мы вышли на нужный этаж?

— Вполне. — Голос вампира был ровным и бесстрастным. — Здесь наиболее сильно ощущается смрад извращенной смерти.

— Генри... — Стряхнув руку Селуччи, Вики потянулась и слегка дотронулась до его бедра краем фонарика. — В лаборатории запах будет еще интенсивнее. — Они рассказали ему о Дональде еще раньше, в электрощитовой. Всем троим потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя после таких жутких подробностей. — Ты можешь подождать в холле, если сочтешь, что перенести его тебе не под силу.

— Это мне не поможет, — уронил Фицрой. Он уже видел очертания нужной двери в конце коридора. — Я тоже пройду в лабораторию, так как даже здесь ощущаю этот запах в полной мере. — И сразу же повернулся к ней и коснулся теплой руки подруги, смягчая интонацию. — Нам уже нет необходимости спешить. Теперь настало время встретиться лицом к лицу с этим кошмаром и...

— И рвать отсюда когти, да поскорее, — закончил его фразу Майк. — Чего мы не сможем сделать, если и дальше будем только шлепать губами. Пошли. — Он снова завладел рукой Вики и потащил ее вперед, вынуждая вампира догонять их. Если они в самом деле будут постоянно отвлекаться на болтовню, им никогда не удастся довести дело до конца. А он давно уже не испытывал столь страстного желания завершить какое-либо дело как можно скорее.

Вики еще крепче обхватила рукоять фонарика, благодаря судьбу, что она была обтянута плотной резиновой манжетой. Ее ладонь была такой влажной, что скользкая поверхность попросту выскочила бы у нее из руки. «Совсем скоро мы лицом к лицу встретимся с тем кошмаром, что не перестает мучить нас все последние дни. Боже милосердный, надеюсь, ничего подобного никогда уже больше с нами не случится».

Лаборатория, быть может потому, что занимала обширное помещение, а возможно, вследствие многочисленных реконструкций здания и вопреки здравой логике, имела автономное аварийное освещение.

— Ну, возблагодарим Господа и за малые милости, — пробормотал Селуччи, когда они вошли. — Мне не очень-то хотелось бы встретиться с этим в темноте.

Вики скользнула лучом фонаря по этому, нержавеющая сталь сверкнула, а затем снова скрылась в тени. При всем ужасе, который снова всплыл в ее памяти, тело человека, лежащего в герметичном боксе, было теперь просто мертвым, а им и раньше не раз приходилось сталкиваться со смертью. «Он действительно окончательно и без всяких выкрутасов мертв».

Женщина едва подавила нервный смешок при этой мысли. Как же легко оказалось утратить контроль над собой!

Генри не обратил на бокс никакого внимания и устремился через всю комнату к компьютеру, полы кожаного пальто развевались вокруг его обнаженного торса. Поскольку электропитание было отключено, у него не было уверенности, что в памяти компьютера содержатся имеющие к нему отношение файлы, но он мог предполагать, что если Кэтрин проводила анализы в этой лаборатории, то вводила всю информацию в стоящий в лаборатории компьютер.

— Фицрой.

Вампир обернулся, пальцы его уже зажали в кулаке связку кабелей.

— Быть может, это вам еще может понадобиться. — Селуччи протянул ему бумажник, поднятый с полу, в отделения которого были беспорядочно вставлены различные карточки, удостоверяющие его личность. — К тому же лучше не предоставлять детективу Фергюсону возможность воспользоваться очевидными доказательствами.

— Благодарю вас. — Последовал быстрый осмотр бумажника, после чего Генри засунул его в карман пальто. — Если полиции удастся собрать все это в единое целое и увязать со мной, я должен буду немедленно скрыться. — Уголок его губ дернулся. — Возможно, вам следовало оставить бумажник на полу.

Майк точно повторил мимику и тон соперника.

— Возможно, мне и следовало так поступить.

Отсоединив кабели, клавиатуру и монитор, вампир поднял системный блок компьютера над головой и швырнул его в угол с такой силой, на какую только был способен.

* * *

Кэтрин, услышавшая звук ломающейся пластмассы, в ужасе вздрогнула, глаза ее чуть не вылезли из орбит.

— Это она. Она крушит все подряд. — Девушка схватила за локоть номер девять; на податливой плоти остались отпечатки ее пальцев. — Мы должны остановить ее!

Номер девять, повинуясь нажатию ее руки, остановился. Он должен исполнять любое ее желание.

Из лаборатории продолжали раздаваться оглушительные звуки продолжающегося разрушения.

— Ну, хорошо. — Кэтрин встала на цыпочки и прижалась лбом к лицу номера девять, как раз под скобками, удерживавшими на месте крышку черепной коробки. — Давай сделаем вот как. Я постараюсь отвлечь ее внимание, она погонится за мной, а уж я постараюсь запутать ее в наших переходах. А ты войдешь внутрь и заберешь Дональда. К этому времени он уже должен будет обрести возможность существования вне герметичного бокса. Не позволяй никому остановить тебя.

Он не мог ощутить ее дыхания, тепла ее кожи на своей шее — ведь нервные окончания на коже не восстанавливаются, — но чувствовал ее близость, и этого было достаточно. Он протянул руку и неуклюже похлопал ее по плечу.

— Я знала, что смогу положиться на тебя! — Кэтрин стиснула в ответ его руку, в своем нервном возбуждении не замечая, как мелкие кости выскочили из суставов, а связки и сухожилия не оказывают никакого сопротивления. — Пошли!

* * *

Пока Генри крушил системный блок, превращая его содержимое во все более мелкие осколки, а Селуччи разламывал диски, Вики, держа фонарик под подбородком, быстро просматривала огромную кипу распечаток.

— Нашла что-нибудь интересное? — поинтересовался он, потянувшись за следующим пластиковым конвертом.

Женщина покачала головой.

— Почти все — электроэнцефалограммы.

Майк вытянул шею, всматриваясь в бумажную ленту, испещренную штрихами черных чернил.

— Откуда, черт возьми, ты можешь об этом знать?

Она фыркнула.

— Они помечены.

— Прекратите сейчас же!

Все трое резко обернулись.

— Немедленно!

Фонарик Вики едва смог высветить бледное лицо и волосы над еще более бесцветным пятном лабораторного халата в дверях в дальнем конце длинной комнаты.

— Прекратите это! Прекратите! Прекратите! — Ярость и безумие пронзительно прозвучали в голосе женщины.

— Кэтрин. — Генри рванулся вперед, обломки компьютера затрещали под его ногами.

Фигура в дверях исчезла.

— Фицрой!

— Генри!

Вампир не обратил на эти отчаянные возгласы внимания, полностью захваченный охотничьим инстинктом. Эта сумасшедшая заточила его в узилище, пытала; она должна достаться ему одному. Зная, что эта женщина собой представляет, он мог избежать опасности погружения в пустоту ее глаз. Он сам поглотит ее. Ее кровь, в отличие от рассудка, разрушенного безумием, отравленной не была. И она отдаст ее взамен его собственной крови.

Несмотря на стремительность его движений — хоть Генри и не восстановил до конца свои силы, она уже значительно превышала скорость смертного, Кэтрин удалось скрыться из виду дотого, как он выскочил в коридор. Ее собственный запах скрывался под невыносимой вонью извращенной смерти, не только наполнявшей воздух, но покрывавшей слизистые поверхности его рта и носа, как отвратительная нефтяная пленка. "Я могу уловить звуки ее жизни", — подумал Фицрой и устремился в погоню.

Но звуки эти очень быстро превратились в искаженный неопределенный след, который легко мог затеряться в лабиринте помещений и переходов, и вампир, не раз выслеживавший жертву по ее виду или запаху, обнаружил, что настичь эту женщину сложнее, чем ему представлялось. Звуки ее жизни приближались, но, на удивление, крайне медленно.

«Безумие придает силу телу, даже если разрушает силу разума». Генри не мог вспомнить, кто высказал в разговоре с ним эту мысль — прошло слишком много лет, но убедился, что собеседник его был прав: не что иное, как безумие, позволяло Кэтрин двигаться с удивительной быстротой, ей по-прежнему удавалось не дать себя догнать, и кроме того, она удачно использовала свое преимущество — знание запутанных закоулков и переходов старого здания.

Лишь человек, досконально знакомый с системой этого лабиринта, мог обогнуть угол, промчаться через лекционный зал и нырнуть в скрытую от глаз остальных дверь. Однако звуки ее сердцебиения продолжали вести вампира по следу. Аварийное освещение перемежало пятна слишком яркого света с продолжительными полосами теней, которые его глаза переносили куда легче. Однако Генри начинал уставать, измученное долгими пытками тело возражало против требований, которые он к нему предъявлял. Лишь поглощенная им только что кровь Вики помогла Фицрою вынести эти испытания.

* * *

Лишь на миг перед тем, как броситься прочь, Кэтрин увидела вампира, немедленно с ужасом осознав, что от него ей уйти не удастся. Единственным преимуществом могло стать ее знание планировки здания, и пока девушке еще удавалось держать преследователя на некотором расстоянии, но вскоре она убедилась, что для того, чтобы сбить его со следа, этого оказалось недостаточно.

Она не имела ни малейшего представления о том, что это существо будет делать, когда наконец поймает ее, но это ее и не волновало. Все мысли Кэтрин сосредоточились на номере девять, о том, что ее вынудили оставить его в лаборатории против превосходящих сил противника. Она должна как можно скорее к нему вернуться.

Свернув за угол, она краем глаза заметила некий предмет и, скользя на подошвах, резко остановилась. Тяжелый аккумулятор, закрепленный у основания, доказал свою несокрушимую прочность в сравнении с древней штукатуркой и дранкой, предназначенными удерживать его крепеж, и провис на стене. Девушка подпрыгнула и уцепилась за узкую металлическую планку.

* * *

Генри, следуя за ударами сердца Кэтрин, свернул за еще один угол и оказался в коридоре, гораздо более темном, чем остальные. Ее сердцебиение становилось все громче. И тут он заметил силуэт девушки, вырисовывавшийся на сером фоне стены; съежившуюся фигуру, загнанную в угол.

Губы его раздвинулись, обнажив зубы, и охотник ринулся на добычу.

Она выпрямилась, и он увидел предмет, который она держала в обеих руках.

Ярко вспыхнувший в полутьме искровой разряд вонзился, подобно острым металлическим шипам, в его чувствительные глаза. Взвыв от боли, Фицрой, почти ослепленный, получил сокрушительный удар и упал навзничь. Он слышал, как безумная прошла мимо, отпрянул, когда ее жизнь коснулась его потрясенных нервов, и осознал, что последовать за ней не в состоянии.

* * *

Селуччи, ринувшийся вслед бегущему вампиру, через пару секунд понял, что остался далеко позади, и остановился.

— Силы, значит, к нему еще не вернулись! — Он со всей силы швырнул о стену зажатый в руке диск, однако обнаружил, что не почувствовал ни малейшего морального удовлетворения от того, что тот разлетелся вдребезги. — После всего, что нам пришлось пережить, чтобы вытащить его задницу из этого кошмара, теперь проклятый бессмертный ублюдок вздумал поиграть с этой помешанной девицей в пятнашки!

Вики в ответ только покачала головой, явно не разделяя его возмущения. Хотя стук собственного сердца едва не оглушал ее, женщина чувствовала почему-то удивительное спокойствие.

— Ты же знаешь, — мягко произнесла она, — что он единственный способен ее догнать.

Майк оскорбленно пожал плечами, сделал шаг к двери, затем передумал, резко повернулся и, тяжело ступая, подошел к подруге.

— Вики, а ты должна понимать, что нам следует как можно скорее выбираться отсюда. — Он ощущал себя предателем, но заставил себя отрешиться от этого. — Если Фицрой в состоянии мчаться, подобно окровавленному ангелу мести, он сможет обойтись без нашей помощи, и...

Селуччи осознал вдруг, что Вики его не слушает. Что само по себе нельзя было считать явлением из ряда вон выходящим, однако такое выражение на ее лице, замершем в световом пятне, образованном лучом фонарика, он видел только однажды, примерно полтора часа назад, когда они вскрыли металлический гроб и Дональд Ли открыл глаза.

По коже между лопатками поползли мурашки, и Майк резко обернулся.

В дверях стояла ужасная пародия на человеческое существо.

* * *

Она велела ему освободить Дональда. Она ничего не упомянула про людей, стоявших рядом с боксом, а потому номер девять не обратил на них внимания.

Неуклюже шаркая ногами, раскачиваясь на ходу, он медленно ковылял вперед.

* * *

Правая рука Селуччи непроизвольно дернулась, и он начертал в воздухе знак крестного знамения. Девчонка, свидетельница ночного убийства своего приятеля, твердила, что его задушил какой-то мертвец.

Пародия на человеческое существо продолжала шаркать ногами, продвигаясь вперед, и вонь от этой кошмарной фигуры усиливалась с каждым шагом.

«Нормальный человек рванул бы сейчас отсюда куда глаза глядят». Но ноги и руки отказывались повиноваться Майку.

— Готов поспорить, что парнишку, собиравшегося покувыркаться на заднем сиденье со своей подружкой, прикончило именно это чучело, — произнес он сдавленно.

— Думаю, так оно и было, — согласилась Вики, и голос ее звучал так, словно с трудом выходил сквозь стиснутые зубы. — И что ты собираешься делать по этому поводу? Арестовать это страшилище?

— Ох, как смешно. — Не отрывая глаз от переваливающейся с боку на бок непристойной, омерзительной пародии на человека, он осторожно пододвинулся к Вики и прикоснулся к ее плечу; ощущение тепла живой плоти показалось неожиданно значительным. — Как ты думаешь, чего оно хочет?

Он почувствовал, как подруга повела плечом.

— Боюсь даже предполагать.

Существо подошло к герметичному боксу и потянулось к замку.

— Черт бы тебя побрал! — Едва сознавая, что делает, Селуччи шагнул вперед. После того как они пережили такое потрясение, чтобы спасти Дональда Ли, после всего того, что пережил сам этот парень, будь он проклят, если допустит, чтобы бедолагу снова заставили стать не-умершим мертвецом. «Не-умершим мертвецом... Боже милосердный! Звучит словно цитата из фильма ужасов». Он встал, как скала, у торца бокса и рявкнул: — Убирайся! Пошел вон отсюда!

Существо не прореагировало.

— Да чтоб тебе провалиться! Я сказал, убирайся отсюда! — Майк даже не сообразил сразу, что у него в руке оказался револьвер. — Отойди от ящика! Слышишь?

Осознав наконец, что ему каким-то образом угрожают, чудовищное создание медленно повернуло голову и посмотрело прямо ему в глаза.

* * *

«...заберешь Дональда. Не позволяй никому остановить тебя».

Номер девять уставился на человека, преградившего ему путь. Голос у него был командный, но слова были не те, каким он должен повиноваться.

«Не позволяй никому остановить тебя».

Этих слов было недостаточно, чтобы он остановился. На человека можно было не обращать внимания.

Он снова повернулся к задвижке, пытаясь покрепче сомкнуть пальцы.

* * *

Хуже всего было не то, что цвет его кожи был мертвенно-серый, а его губы и кончики пальцев — зеленовато-черные, и дело было не в том, что лоб пересекал шов, скрепленный скобками, и даже не в следах очевидного триумфа процесса разложения. Самым жутким было то, что подо всеми этими кошмарными свидетельствами смерти, судя по всему, существовал не только примитивный интеллект, но и личность.

Содрогаясь от ужаса, сострадания, и омерзения — почти в равных пропорциях, — Селуччи выхватил револьвер и, прошептав враз пересохшими губами молитву Святой Деве, спустил курок. В первый раз он промахнулся. Вторая пуля впилась в голову существа с такой силой, что его развернуло и бросило на изогнутую поверхность бокса из нержавеющей стали. Детективу так и не пришлось выстрелить в третий раз.

Удар пришелся ему чуть пониже плеча, и Майка швырнуло на батарею из трех баллонов с кислородом, громоздившихся под окном. Револьвер вылетел у него из ладони, и сквозь туман в голове ему показалось, что оружие, вращаясь, скользило по полу, а потом он увидел Вики, бросившуюся вперед с занесенным вверх, словно бейсбольная бита, фонариком.

* * *

Вики следила за действиями Селуччи с любопытством стороннего наблюдателя. Случилось так, что, когда она увидела появившееся в дверном проеме странное существо и осознала, чем оно было и чем не было, сработало какое-то защитное устройство, реагирующее на перегрузку психики, и разум ее словно отключился, она перестала реагировать на происходящее и способна была только наблюдать. После того как она прожила несколько последних дней в ужасном внутреннем смятении, мучительно перебирая доводы «за» и «против», бездеятельность она воспринимала как весьма привлекательное состояние. Женщина продолжала направлять свет от фонарика на неуклюже шаркающее существо и отказывалась задуматься над вопросом, что сейчас, собственно говоря, может произойти.

Она думала, что понимает, что именно подвигло Селуччи попытаться помешать восставшему из гроба мертвецу открыть бокс, но, казалось, сама она сдвинуться с места не в состоянии. Вики слышала, что он говорит, но слова путались в сознании и не имели смысла. Когда Майк выхватил револьвер, единственное чувство, которое она испытала, можно было бы определить как легкое удивление.

Мышцы свело судорогой при первом же выстреле. Звук второго выстрела вывел ее из ступора и резко пробудил сознание.

Она увидела, как рука кошмарного существа поднялась вверх, и Селуччи упал навзничь. Она рванулась вперед, прежде чем он ударился об пол. Подскочив к ожившему мертвецу, Вики замахнулась фонариком, словно бейсбольной битой, и изо всех сил ударила им по голове жуткое создание. Звук удара показался ей на удивление приглушенным.

Хотя она находилась к нему вплотную, так что ее буквально окутывала сладковатая вонь разлагавшейся плоти, женщина не смогла отчетливо разглядеть лицо этого существа. «Возблагодарим Господа и за малые милости». Даже так впечатление он производил поистине чудовищное. К несчастью, она не смогла предотвратить его ответный удар.

Не имея возможности использовать обе руки для сохранения равновесия, она была более обеспокоена ограниченными возможностями своего зрения, нежели опасностью разбиться при падении. Вики полетела на пол, перекатилась на бок и при этом зацепилась за что-то поврежденным запястьем.

* * *

Селуччи услышал, как она вскрикнула от боли, и снова набросился на поднявшегося из гроба монстра. «Что ты делаешь?» — вопила еще не окончательно замутненная часть его рассудка. Но даже сознавая, что вопрос заслуживал большего внимания, он счел, что все зашло слишком далеко, чтобы он мог прислушаться к голосу разума.

С глухим чавканьем его плечо въехало в ребра существа, вновь вынуждая его отступить к двери. Они упали, обхватив друг в друга за плечи и перекатываясь по полу. Силы, однако, были явно не равны. Жуткая тварь буквально вдавила Селуччи в кафельный пол. Детектив, слыша, как трещат мускулы спины, собрал свою волю в кулак и предпринял отчаянную попытку вырваться из смертоносных объятий, но вонючий ублюдок обхватил его поперек талии и бросил на металлические стеллажи, видневшиеся сквозь открытую дверь кладовой. Едва не потеряв сознание от боли в плече, вконец обессилевший, Майк сполз на усыпанный осколками склянок пол и внезапно оказался в полном мраке: его соперник захлопнул дверь в лабораторию.

* * *

Номер девять отправил непрошеного гостя в темную комнату. Она будет довольна этим. Тем, что он устранил мешающее ему препятствие.

Нажимая обеими руками, он сгибал круглый металлический предмет до тех пор, пока тот не перестал проворачиваться.

Теперь, запертый, он не будет мешать.

* * *

Помещение было страшно тесным, похожим на стенной шкаф, но это особого значения не имело. Селуччи навалился всей тяжестью на дверь. Она не сдвинулась ни на йоту. И после, когда он, выкрикивая итальянские ругательства, нащупал дверную ручку, она тоже не поддалась его усилиям.

* * *

Вики встала на колени; перед глазами у нее все плыло, голова сильно кружилась. Она полагала, что звуки ударов, которые слышала, сопровождали драку Селуччи и этого существа, но в данный момент была неспособна прийти другу на помощь. Опершись на согнутую здоровую руку, женщина испытывала позывы тошноты и с трудом преодолевала приступы головокружения, которые угрожали снова уложить ее плашмя.

"Черт бы тебя побрал, Нельсон, немедленно возьми себя в руки! Ты нужна Майку. Ты потеряла, конечно, пару капель крови, ну так что с того, подумаешь, великое дело. Дьявол, не в первый же раз... ВСТАВАЙ!"

Тяжело дыша сквозь стиснутые зубы, Вики принялась на ощупь искать выпавший из рук фонарик и вдруг осознала, что она не одна.

Ее зрение позволяло видеть лишь то, что находилось в узкой полоске света, которую отбрасывал откатившийся в сторону фонарик. И в этой полоске, волочась по полу, продвигалась пара ног в новеньких спортивных кроссовках. Вики застыла, не в силах пошевельнуться, не в состоянии мыслить здраво... Когда ноги остановились, она разглядела тренировочные брюки, обтягивающие их от щиколотки до колена. Тот кошмарный монстр тоже был одет в тренировочные брюки, но это не мог быть он, так как до нее все еще доносились звуки борьбы...

Наконец женщине удалось дотянуться до фонарика, и, сжав его как талисман, она заставила себя поднять взгляд.

Сверху на нее — как смотрела тысячи раз до этого — глядела ее мать. Пожалуй, имело смысл упомянуть то обстоятельство, что на этот раз она была мертва.

Вики почувствовала, что соскальзывает в бездну, и судорожно пыталась уцепиться за края. Это была ее мать. Ее мать любила ее. Живая или нет, ее мать никогда не может причинить зло своей дочери.

И тут мертвые губы раздвинулись, и мертвый рот раскрылся, пытаясь произнести ее имя.

Это было уже слишком.

* * *

Генри, услышав отчаянный женский крик, повернулся и бросился по направлению к нему. Все еще полуослепший, с бесполезным в этих коридорах, насыщенных омерзительной вонью, обонянием, он мчался по направлению волны ужаса, излучаемой Вики, пока не наткнулся на тупик.

Взревев от ярости, он с удвоенной скоростью кинулся назад, все ощущения вампира напряглись, ибо теперь его вела к цели сама жизнь его подруги.

* * *

— ВИКИ! — Селуччи в бессильной ярости снова и снова всем телом набрасывался на дверь.

Попытки его оставались тщетными.

* * *

С пересохшим ртом, с колотящимся сердцем, которому внезапно стало слишком тесно в грудной клетке, Вики отпрянула назад. К ней тянулись руки ее мертвой матери. Резкий свет фонарика подчеркивал мертвенную бледность и отбрасывал четкую тень от каждой скобки на лбу Марджори Нельсон.

Наконец она осознала, что уже не может отступать дальше и расстояние между ней и матерью неуклонно сокращается. Холодный металл поверхности герметичного бокса давил ей на поясницу. «Обойди его!» — подумала она, но не могла сообразить, как это делается. Она не могла отвести взгляд от приближающейся фигуры. Как не могла и отвести свет фонарика в надежде, что та исчезнет в темноте.

— Стой!

Вики дернулась, крик прозвучал как пощечина.

Мертвая женщина, бывшая ранее Марджори Нельсон, проковыляла еще пару шагов, после чего повиновалась прозвучавшей команде.

— Стоять! — Кэтрин, в сопровождении номера девять, следующего за ней как на привязи, прошла к центру комнаты, прищурилась, пересекая луч света, и внимательно огляделась вокруг. — Ты только посмотри, что здесь творится! Понадобится несколько дней, чтобы привести все в порядок. — Она пнула ногой обломок цифровой панели и повернулась лицом к Вики; ее движения были почти столь же неуклюжи, как у ее компаньона. — Кто вы?

«Кто я?» Очки у нее сползли на кончик носа. Женщина нагнула голову и смогла водрузить их на место указательным пальцем поврежденной руки. Кем она была? Она нервно сглотнула и облизнула пересохшие губы.

— Нельсон. Вики Нельсон.

— Вики Нельсон? — повторила Кэтрин, подходя ближе.

Интонации голоса словно вонзили лезвие ножа между лопатками Вики, хотя сама девушка все еще оставалась вне поля ее зрения. «Сумасшедшая» — этого слова явно было недостаточно для описания модуляций голоса Кэтрин.

Оставив номер девять в тени, она пересекла конус света и остановилась прямо перед Марджори Нельсон, прилагавшей чудовищные усилия, чтобы не подчиниться запрограммированному в ее сознание приказу, принуждающему ее оставаться на месте.

— Доктор Брайт говорила мне о вас. Как вижу, вы все еще продолжаете совать нос в чужие дела. — Кэтрин вздернула вверх подбородок и прищурила бледно-голубые, почти бесцветные глаза. — Она не стала бы прекращать исследования, если бы не вы. Вы во всем виноваты! — Последнее слово прозвучало как проклятие, и девица ринулась вперед, ее пальцы согнулись наподобие когтистых птичьих лап и потянулись к горлу Вики.

Инстинкт самосохранения вывел ее из состояния ступора, Вики попыталась уклониться, сознавая, что не успеет этого сделать. Она почувствовала, как кончики пальцев вцепились в ее воротник, заглянула на миг в бездну безумия, плескавшегося в глазах девицы. Внезапно искаженное яростью лицо Кэтрин исчезло из поля ее зрения, и Вики обнаружила, что, пошатываясь, отступает назад, и атака на нее прекратилась. Оседая, с трудом удерживая равновесие и ухватившись для поддержки за стенку бокса, она подняла фонарик, пытаясь найти объяснение происходящему.

Судорожно дергающая руками и ногами Кэтрин висела в руках ее матери, которая через пару секунд без малейшего видимого усилия отбросила ее в сторону.

В спасение того рода, которое могут совершить только матери, безоговорочно верят малые дети. Вопреки всему кошмару, Вики обнаружила, что улыбается.

— Нам надо поскорее уходить, мам, — пробормотала она, пытаясь восстановить дыхание.

* * *

Номер девять не понял, что собирается сделать другой, похожий на него.

Потом услышал ее крик и увидел, как она свалилась на пол.

Ей причинили боль.

Он вспомнил ярость.

* * *

Первый удар номера девять сокрушил ребра, звук ломающихся костей прозвучал как пушечный выстрел, обломки впились в грудную полость.

Этот удар убил бы Марджори Нельсон, если бы она уже не была мертва. Она зашаталась, но ей удалось устоять на ногах. Второй удар заставил ее опустить руки, третий — отшвырнул на середину лаборатории.

Вики, оцепенев, наблюдала за схваткой, прижавшись к боксу и перемещая световой луч по помещению, словно какой-то слабоумный осветитель на съемке фильма ужасов, чудовищнее которого не может измыслить человеческое сознание.

Яростная схватка довершила то, что начало разложение. Блестящие кости ужасного существа пропарывали гниющие ткани на запястьях, однако оно использовало свои предплечья как дубины, снова и снова обрушивая их на ее мать.

Вики видела, как ее тело было отброшено на стеллаж с металлическими полками, и те со всем своим содержимым с грохотом обрушились на пол. Несколько стеклянных емкостей взорвались и теперь выбрасывали в воздух ядовитые пары химических соединений, запах которых смешивался с отвратительным смрадом разлагающейся плоти. Когда номер девять в очередной раз занес руки для удара, Вики, все еще не в силах сбросить оцепенение, сумела обрести голос.

— Мама, мамочка! — отчаянно закричала она. — Дай сдачи этому выродку!

Ее мать обернулась, и голова ее свесилась с шеи, которая уже была не способна удерживать череп. На миг Марджори Нельсон встретилась взглядом с дочерью, после чего молниеносным движением она вырвала одну из металлических опор стеллажа. Держа ее в руке, как бейсбольную биту, она выпрямилась и замахнулась.

Зазубренный конец стального бруса ударил в висок номера девять, раскроил тонкую кость и впился в мозг. На миг золотом блеснула порванная нейронная сеть, вживленная в мозг, и номер девять, отшатнувшись, рухнул на пол.

Брус зазвенел, подскакивая на кафельных плитках. Марджори Нельсон покачнулась и осела, словно кто-то перерезал управляющие ею невидимые нити. Вики рванулась вперед и упала на колени. Она не могла удержать одновременно мать и фонарик, а потому засунула его за перевязь, поддерживающую ее раненую руку, и подтащила безвольное тело к себе на колени. Рассеянный свет фонарика, проникавший сквозь тонкий хлопок рубашки Генри, напрочь стер все изменения, приданные матери смертью и извращенными достижениями науки, снова вернув ей привычный облик.

— Мама? Не умирай! Ох, прошу тебя, только не умирай снова! Ма-а-ма!..

* * *

Слишком большие повреждения. Она чувствовала, что ее тело сейчас развалится на части.

Но все еще нужно было что-то сделать.

* * *

— Мама? Черт возьми, мам... — Бледно-серые глаза, столь похожие на ее собственные, замерцали, открывшись, и Вики забыла, что нужно делать, чтобы дышать. Она не в состоянии была рассмотреть их выражение, но могла, могла отчетливо ощутить, как ее мать обхватила ее искалеченными руками, и невероятно долгое мгновение укрывала от опасностей остального мира.

— ...Люблю тебя... Ви...ки.

Слезы, скопившиеся за краями очков, хлынули по щекам.

— Я тоже люблю тебя, мам. — В глазах у нее все расплывалось, и, когда женщине снова удалось сфокусировать зрение, она уже была одна. — Мама?! — Но серые глаза безжизненно уставились вверх, и руки, которые все еще обнимали ее, обмякли. С невероятной осторожностью, словно опасаясь причинить боль, она положила голову матери себе на колени и закрыла ей глаза.

Ее мать умерла.

Вики пронизала волна дрожи. Напряжение нарастало, сдавливая горло, завязывая в узлы мускулы, и, когда она упала на колени, ее качало из стороны в сторону. Рыдание все никак не могло сорваться с ее уст; ей было так больно, что на секунду она сдалась, завыла в голос, скорчившись от невыносимых страданий, и, наконец, заплакала.

Оплакивая свою мать.

Оплакивая саму себя.

* * *

Номер девять неподвижно лежал на том же месте, где грянулся об пол. Гнев исчез. Хотя он не знал о том, что нейронная сеть, вживленная в мозг, перестала функционировать, он смутно сознавал, что та его часть, которая была телом, и та часть, которая была он, теперь отделились друг от друга.

Он уставился в потолок, желая...

...Желая...

Потом его взгляд сместился, и она оказалась рядом.

* * *

Кэтрин нежно повернула голову номера девять лицом к себе.

— Я не смогу восстановить тебя, — прошептала она, мягко проводя пальцем вдоль линии его челюсти, попеременно прикасаясь то к плоти, то к кости. — Ты должен был остаться со мной навсегда. Я не должна была позволять ей нанести тебе вред. — Она улыбнулась и заботливо отвела на место свисающий лоскут кожи.

— Ты был, — сказала она ему, и голос застрял у нее в горле, — самым успешным экспериментом в моей жизни.

* * *

Он хотел ей улыбнуться.

Ему нравилось, когда она улыбалась.

Затем она исчезла.

Ему хотелось, чтобы она возвратилась.

* * *

Медленно, точно рассчитанным движением Кэтрин поднялась на ноги. Осторожно передвигая ноги, она обходила лабораторию; постояла перед зазубренным обломком стали, все еще валявшимся там, где его выронила из рук Марджори Нельсон, потом нагнулась и, усмехнувшись, подобрала его с пола.

Плоская поверхность металлического бруса согнулась от удара по плечам Вики и бросила ее на пол. Мир покачнулся, и, повинуясь только инстинкту, захлебнувшись ужасом и корчась от боли, она умудрилась повернуться, чтобы встретить лицом нападение, и даже успела поправить съехавшие на переносицу очки.

Луч фонарика в складках ткани на перевязи каким-то чудом оказался направленным вверх и выхватил, подобно маленькому прожектору, опускающееся на Вики блестящее стальное копье.


Содержание:
 0  Договор крови : Таня Хафф  1  Глава 1 : Таня Хафф
 2  Глава 2 : Таня Хафф  3  Глава 3 : Таня Хафф
 4  Глава 4 : Таня Хафф  5  Глава 5 : Таня Хафф
 6  Глава 6 : Таня Хафф  7  Глава 7 : Таня Хафф
 8  Глава 8 : Таня Хафф  9  Глава 9 : Таня Хафф
 10  Глава 10 : Таня Хафф  11  Глава 11 : Таня Хафф
 12  Глава 12 : Таня Хафф  13  Глава 13 : Таня Хафф
 14  Глава 14 : Таня Хафф  15  вы читаете: Глава 15 : Таня Хафф
 16  Глава 16 : Таня Хафф  17  Использовалась литература : Договор крови



 




sitemap