Фантастика : Ужасы : Глава десятая : Таня Хафф

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава десятая



Субботним утром Тони стоял в коридоре четвертого этажа перед квартирой Арры.

Она открыла дверь, прежде чем он успел постучать. Парень стоял перед волшебницей и сильно подозревал, что выглядит так, будто узрел Зигфрида или Роя[44], чудесным образом появившихся совсем рядом вместе со своим белым тигром.

Выражение лица Арры подтвердило это. Она покачала головой и шагнула назад, чтобы пропустить Тони в квартиру.

— Мои окна на фасаде, Тони. Я убирала Зазу с диффенбахии[45] и увидела, как ты шел по дорожке. Раймонда Дарка воспитывают сценаристы, у которых на всех одна-единственная мозговая клетка. Но даже он мог бы догадаться, что ты идешь сюда. Вытри ноги и повесь куртку так, чтобы с нее капало на циновку.

Тони послушался, потом последовал за Аррой на кухню и едва не наступил на рыже-белого кота.

— Это Уитби. Не обращай на него внимания, он накормлен.

— Что ты имеешь в виду? «Не подкармливай его» или «Не беспокойся, он не вцепится тебе в глотку»?

— То и другое.

Волшебница долго рассматривала Тони, пока тот притворялся, что разглядывает кота.

— Дерьмово выглядишь, — наконец сказала она.

Арра повернулась, вынула из буфета большую голубую кружку и наполнила ее содержимым непрозрачного термического графина.

— Это должно помочь.

— Что там?

Язык Тони все еще ощущал последствия потребления зелья, его чутье в лучшем случае было ненадежным.

Замороженный фаршированный блинчик, который он разогрел себе на завтрак, сильно пах акриловой краской. Можно было допустить, что ему это не показалось, так как срок годности блинчика истек месяц или два тому назад.

— Это кофе, экологически чистый, мексиканский, доставленный сюда в порядке свободной торговли. Зерна собирали босые черноглазые девственницы.

— В самом деле?

— Насчет девственниц поклясться не могу. В холодильнике есть сливки, а на столешнице, в чаше в виде кролика, — сахар.

Арра ногой отпихнула с дороги Уитби и вышла из кухни.

Тони торопливо плеснул в кофе немного сливок, недолго подивился тарелке с окровавленной печенью, разложенной слишком замысловатым образом, чтобы быть едой, и последовал за Аррой.

Он нашел волшебницу за ее компьютерами. На обоих экранах светился пасьянс «паук».

— С Маусом все в порядке, — сказала Арра, выкладывая валета червей на даму той же масти. — Если «в порядке» означает, что у него сломана челюсть, а жена этого типа вне себя от злости. Я сказала в больнице, что нашла этого парня бесцельно шляющимся по улице. Мол, он потерял сознание, как только я усадила его в машину.

Она перемешала два столбца, закончила ряд червей. Карты упали к нижнему краю монитора. Волшебница перешла к другой игре.

— В больнице поверили моей истории.

Восьмерка треф на девятке пик, бубновая шестерка на семерке пик. Восьмерка треф передвинулась к девятке той же масти, теперь неприкрытой.

— Как ты? — спросила Арра.

Губа у парня болела, обе ладони чесались, тело было размалевано красивыми синяками, но он не мочился кровью и считал, что все в порядке.

— Со мной все в норме.

— Хорошо. Что случилось у ворот?

— Ничего.

— Это означает?..

Тони заставил себя отвлечься от гипнотического движения карт.

— Ничего…


— Они вот-вот откроются.

Фостер посмотрел на Генри и пожалел, что это сделал. Глаза вампира были темными, губы оттянулись, показались клыки.

Тони видел такое уже сотни раз, но сегодня ночью осознал, какое место в схеме «голод — жертва» занимало то, что делало их отношения слишком уж личными. Потом парень услышал какое-то гудение, вздрогнул, и вампир отошел для него на второй план.

Когда вибрация стала сильнее, юноша понял, почему Ли тогда среагировал на нее подобным образом. В прошлый раз открытие ворот раздражало его не больше, чем оса, жужжащая в черепе. Конечно, Тони понимал, что может разразиться беда, но реальность была столь же прочной, как и его ярость. Сегодня же ему как будто сверлили зуб, когда действие новокаина уже закончилось.

Тони пока еще не вопил от боли, но напрягся всем телом. Он сопротивлялся нарастающей вибрации, предчувствуя тот миг, когда сверло дойдет до мягких тканей.

— Здесь никого нет. Ни один заложник теней не вернулся, — пояснил Генри, когда юноша непонимающе уставился на него.

— Так что же нам делать?

— Остановить то, что попытается пройти через ворота с другой стороны.


— И что-нибудь попыталось пройти?

— Нет, — ответил Тони, сделав большой глоток кофе. — Ворота оставались распахнутыми пару минут, потом закрылись.

— Пару минут?

— Чуть меньше или больше. Когда думаешь о злых волшебниках и тенях, высасывающих мозги, трудно точно оценить, сколько прошло времени.

— В следующий раз смотри на часы. Впоследствии этот интервал может оказаться важным.

— А тебе не все равно? Я думал, ты нам не помогаешь.

— Однако все еще появляешься у моих дверей.

Тони сомневался в том, что его второй приход заслуживал определения «появляешься». Он положил на пол свой рюкзак, сел, и почти немедленно на его коленях очутилась черно-белая кошка.

— Это Зазу.

Арра нахмурила брови так, что они образовали над ее носом букву V. Вид у нее был не особенно счастливый. Тони медленно убрал руки от кошки.

— Она никогда так раньше не поступала.

— Как?

— Не садилась на колени к незнакомцам.

— Она не совсем… Ой… Сидит.

— Просто старается устроиться поудобнее.

Когти кошки снова прошли сквозь ткань джинсов и кожу.

— Поудобнее для кого? — взвизгнул Тони.

Судя по лицу Арры, вопрос был слишком глупым, чтобы на него отвечать. Она вернулась к своим играм, а Тони попытался сидеть совершенно неподвижно. Только богу известно, во что кошка вонзит коготь, если решит, что ей грозит опасность или она падает.

— В этот раз я ощущал их сильнее, — сказал Тони чуть позже, когда понял, что ему не угрожало немедленное кровопролитие. — Я имею в виду ворота.

— Потому что ты был заложником тени.

— Да, я так и понял. Но тень скорее присваивает тебя, чем берет в заложники. Разве с заложниками можно обращаться так неаккуратно?

Не снимая руки с клавиатуры ноутбука, Арра повернулась к нему и приподняла брови.

— Юмор тебе помогает?

Тони рискнул пожать плечами. Зазу перекатилась на спину во впадинке между его плотно сдвинутыми коленями и задрала все четыре лапы. Ее живот сиял белизной. Мех выглядел мягким. Юноша нерешительно потянулся к нему пальцем.

— Я не стала бы этого делать.

Он отдернул палец. У кошки был разочарованный вид.

Арра хмыкнула и снова вернулась к играм.

— Итак, я в восторге от твоей компании, но зачем ты здесь?

— Я принес твои термосы. — Тони хотел нагнуться и открыть рюкзак, но уловил выражение морды Зазу и передумал. — Мы больше не использовали зелье, но я не уверен, как долго оно останется пригодным. Понимаешь, его искры…

— Составные части зелья действуют невесть как долго, но мне нужно вновь придать ему силу, чтобы от него был толк в магическом смысле. — Арра перевернула короля, передвинула даму, положила ее на туза и подождала, пока вся линия рухнет. — А теперь скажи, почему ты здесь.

— Зелье…

— Видишь это?

Тони подался вперед.

— Игру?

— Она застряла на семерке. Я не могла знать, какая карта лежит под королем, но это был единственно возможный ход. — Она развернула кресло и сняла Зазу с колен Тони. — Смотри на то, что скрывается за очевидным. Исследуй правду, лежащую за мотивами. Покупай дешево, продавай дорого.

— Что?

Арра вздохнула, когда кошка снова вспрыгнула на колени Тони.

— Почему ты здесь на самом деле?

Тони помедлил, ожидая хлесткого замечания, которого не последовало.

— Постановочно-отделочная команда собирается сегодня строить новые декорации, — сказал Фостер. — Может, я сумею покрутиться рядом, но не смогу передвинуть лампу обратно, на нужное место, чертовски уверен, что мне не дадут ее включить.

— Каков же твой вывод?

Он казался очевидным, но Арра собиралась заставить парня сказать его вслух.

Он так и сделал:

— Тебе придется туда прийти.

— Нет. Я не подойду к открытым воротам.

— Тебе и не нужно к ним подходить, даже не придется покидать подвал. Ты будешь моим прикрытием. Просто пошли меня наверх с фотометром или чем-нибудь в том же роде якобы для того, чтобы сделать кое-какие замеры.

— Плотники все еще будут работать.

— Да, — фыркнул Тони. — Как будто трудно заставить их сделать маленький перерыв.

— Все равно они не уйдут. Если покажется один из заложников теней, то как ты это объяснишь?

С дерзким бесстрашием он погладил кошку по голове.

— Понятия не имею. Вот почему, думается, нам нужно раздобыть адреса всех тех, кто занят на сегодняшних съемках. Придется выяснить, где остальные тени, и вывести их из игры, прежде чем они вернутся в павильон звукозаписи.

— Как именно?

Тони изобразил, будто сует руку в чужую грудь. Зазу вытянула лапу и вонзила когти в его ногу.

Арра не обратила никакого внимания на скулеж парня, фыркнула и сказала:

— Итак, все это твое «ты будешь моим прикрытием» — лишь прикрытие? Ты хочешь, чтобы я вывела тени из игры.

— Мой план состоит из двух частей! — запротестовал Фостер. — Первая касается павильона звукозаписи, потому что у нас нет возможности расправиться со всеми тенями, прежде чем раскроются ворота. Потом мы отправимся за теми, которые не появятся. Это будет происходить уже вдали от ворот.

— Прекрасно. Все-таки ты не сказал, что именно наболтаешь плотникам насчет заложников теней.

— Я думал, ты…

— Что ты не понял во фразе: «Я не впутываюсь в это»?

— Я не прошу тебя вмешиваться больше, чем ты уже во все влезла. — Тони и сам услышал, как угрюмо это прозвучало. — Послушай, мы пытаемся остановить вторжение и спасти мир. Вариантов у нас немного, поэтому нам нужно заставить Повелителя Теней слегка удивиться, озадачить его, сбить с толку. Пусть он не спрашивает: «Почему мои тени были уничтожены у ворот?», а задаст себе вопрос: «Почему они вообще не возвращаются к воротам?» Может, это убедит его в том, что здесь есть нечто такое, во что он не захочет встревать.

Арра запустила на ноутбуке новую игру.

— Ты говорил об этом с вампиром?

— Да. В некотором роде.


— Тони!..

— Я в порядке.

— Я в этом не сомневаюсь, но оценил бы, если бы ты смог двигаться немножко быстрее. Мне нужно покормиться.

Парень прекратил сражаться с привязным ремнем машины и застыл.

«Я не могу».

Должно быть, эта мысль так или иначе отразилась на его лице, потому что Генри вздохнул:

— Не тобой. Сомневаюсь, что нынче ночью это будет безопасно для каждого из нас.

— Хорошая мысль.

Пряжку зажало. Тони принялся высвобождать ее одной рукой, второй безрезультатно дернул за ремень.

— Мм… Генри. Думаю, я напортачил с пряжкой.

Холодные пальцы оттолкнули его руку в сторону.

— Она застряла.

— Без балды?..

Генри поднял на парня взгляд. Глаза его потемнели, маска исчезла.

Вампиры не тратят времени на возню с ремнями безопасности. Он моментально отделился от пряжки. Обитатели ночи просто вырывают свою жертву из машины.

Адреналин подарил прыть юноше, покрытому синяками. Он едва не выбросился из автомобиля на тротуар, потом попытался вернуть себе хоть немного чувства собственного достоинства, оперся на открытую дверцу и крышу автомобиля и прислонился к нему.

— Я тут подумал, может, нам стоит расправиться с тварями еще до того, как они вернутся на студию.

— Прекрасно.

Огоньки на приборной панели странно отражались в глазах Генри, которые были…

«Черт! Хуже всего то, что мне захотелось забраться обратно в машину, предложить свое запястье или горло, а то и жизнь. Нет. Не это было самым скверным. Куда хуже оказалось то, что вампир тоже это понял».

Тони отскочил от машины, захлопнул дверь и пробормотал:

— Почему бы мне просто не оставить послание на твоем автоответчике?

Он обращался к «БМВ», удаляющемуся по улице, исчезающему вдали.


— Да, я бы сказала, что это и вправду подходит под определение «В некотором роде». В моем мире известны обитатели ночи. Я поражаюсь, что ты ухитрился сохранить такую самостоятельность. В конце концов, нельзя служить одновременно двум господам.

Тони скривил губы.

— Все обстоит совсем не так.

— Я верю, что ты один из тысячи. — Арра закрыла ноутбук и встала. — Пошли.

— Куда?

Кошка, устроившаяся на коленях юноши, не выказала никакого намерения в ближайшее время покинуть это место.

— Студия, ворота, тени… — вздохнула волшебница, поскольку Тони продолжал неуклюже сидеть, не осмеливаясь подняться. — Просто сбрось ее на пол. Она не сломается.

Фостер подумал, что сейчас в его жизни и так хватает увечий, сунул руки под мышки — или под передние лапы? — Зазу и осторожно опустил ее на пол. Она фыркнула. Этот звук удивительно походил на тот, что часто издавала Арра. Кошка села и стала вылизывать свой зад.

Тони никогда не имел тесных дел с этими зверями и не знал, что они так хорошо умеют выражать свое мнение.

— Я думал… Я неправильно понял твои слова о том, что ты не собираешься впутываться?

— Что?

— Ты сказала, что не собираешься в это впутываться.

Тони осторожно переступил через Уитби, который вился вокруг его ног, добиваясь хорошего пинка.

— Я все еще не собираюсь приближаться к открытым воротам, но полагаю, что смогу наплести всякой чуши и провести тебя мимо плотников.

— Почему ты передумала?

Арра помедлила, набросила на руку оранжевый дождевик. Она долго смотрела на рекламную афишу «Самой темной ночи», вставленную в рамку.

— Ты нравишься кошкам, — наконец сказала она.


— Арра!

Волшебница ткнула в кнопку вызова лифта еще пару раз, словно надеясь дать понять: она спешит и опаздывает.

— Арра!

— Вряд ли он уйдет, — пробормотал Тони.

Женщина натянуто улыбнулась и обернулась:

— Джулиан.

Тот передвинул чихуахуа по сгибу левой руки, подозрительно сощурил глаза и уставился мимо нее на Фостера.

— Сейчас твоя очередь пылесосить в комнате отдыха.

— Я здесь даже не живу! — запротестовал парень.

— Не твоя. Ее.

Вот только Джулиан по-прежнему таращился на Тони. Этот взгляд наверняка нервировал бы юношу, если бы за последние несколько дней планка того, что способно было обеспокоить его, не поднялась. Теперь это скорее раздражало Фостера, чем выбивало из колеи.

— В комнате отдыха уже прибрано.

Джулиан перевел не менее подозрительный взгляд на Арру.

— Минуту назад там был полный бардак.

— А теперь все готово. Смотри — наш лифт пришел.

Арра крепко взяла Тони за руку выше локтя, втолкнула его в лифт и тут же последовала за ним.

— Ой!

— Прости.

Женщина повернулась и весело помахала Джулиану через последние шесть дюймов между закрывающимися дверями.

Фостер снова сунул ногу в ботинок, подождал, пока двери окончательно закроются, а потом спросил волшебницу, навела ли она в комнате порядок с помощью магии. Он не заметил никаких заклинаний или чар, даже подозрительных жестов, но, с другой стороны, ничего и не знал о подобных делах.

Арра прислонилась к стене и скрестила на груди руки.

— Нет. Я солгала.

— Ты?..

«Волшебники лгут. С учетом всего прочего, это стоит запомнить».

— Я покривила душой. Джулиан — актер, знаешь ли. Он не давал мне прохода еще до того, как стал президентом правления кооператива, а теперь просто невыносим.

Даже при столь коротком знакомстве Тони заметил, что определение «невыносим» вполне заслуженно.

— А еще у него толстая собака.

— Сама знаю.


— Не пальнуть ли нам в ворота из огнеметов?

«Хэтчбек» середины восьмидесятых влился в поток машин, Арра посмотрела на своего пассажира.

— Из огнеметов?

— Да. Просто засядем под воротами, дождемся, когда они откроются… — Тони жестами показал, будто стреляет в потолок. — Бах!

— Где мы достанем огнеметы?

Фостер пожал плечами, передвинул ноги и поставил их поудобнее среди кофейных стаканчиков, усыпавших пол.

— В том же месте, где добываем их для съемок сериала, — на складе оружия.

— Они не…

Арра не договорила, хмуро глядя на дорогу. С каждым движением «дворников» по лобовому стеклу она хмурилась все сильнее.

Они проехали примерно пять километров. Волшебница так и не проронила ни слова, и Тони понял, в чем дело. Предложение пустить в ход огнеметы явно пробудило в ней какие-то плохие воспоминания. Он начал дремать, потому что провел не очень спокойную ночь даже при включенных огнях.

Юноша вздрогнул и проснулся, когда Арра снова подала голос:

— Думаю, он воспримет это как вызов. — Повелителя еще никогда не останавливали, поэтому он должен уверовать в то, что сделать это вообще невозможно.

— Мы уже прикончили несколько его теней.

— Мелкие игроки. В сравнении с его мощью они как UPN[46] против с Television Network. Он и на миг не подумает, что ты сможешь победить его, потому что убил их, — фыркнула Арра. — Злые волшебники, которые величают себя Повелителями Теней и отправляются покорять безбрежные территории, имеют проблемы с самолюбием.

— Думаешь, он завоевал весь твой мир?

— Он идет сюда, чтобы завоевать этот. Какая теперь разница?

— Думаю, никакой.

Еще три километра остались позади. Тони гадал, что происходило в ее голове, пока они молчали.

В конце концов Арра пожала плечами и сказала:

— Прошло всего семь лет. Я сомневаюсь, что он подчинил себе весь наш мир.

— Тогда зачем ему являться сюда?

Тони посмотрел на Арру, хотя она на него даже не взглянула. Но если бы юноша и не сделал этого, то сила ее эмоций все равно заставила бы его повернуть голову. Боль, гнев и другие чувства, которые было труднее распознать, сменяли друг друга на лице женщины.

— Ты права, — утешающим тоном проговорил Фостер. — Неважно, почему он сюда идет, достаточно и самого факта. А теперь не могла бы ты сделать мне одолжение и снова посмотреть на дорогу!


Когда старые аналоговые часы на стене мастерской Арры показывали почти одиннадцать, Тони беспокойно двигался от полки к полке, поднимал и ставил обратно головы, руки и другие муляжи, хранящиеся на полках.

— Я думал, что все твои спецэффекты были… Сама знаешь. — Он покрутил пальцами в воздухе.

— Игрой на пианино?

— Магией.

— Некоторые — да, были магическими. Большинство — комбинацией магии и чего-то другого. Чары работают лучше иллюзий и должны быть на что-то направлены. Даже компьютерные эффекты работают лучше, если имеют некий ориентир. Иногда это нечеткие пиксели, в другой раз — петарды и кукурузный сироп, изредка — магия.

Тони нажал на скрытую кнопку ворчащего барсука и нахмурился. Он работал в проекте с самой первой серии и не помнил, чтобы им когда-нибудь требовались барсуки. Один раз была серия с волками и енотом, случайно подстреленным ночью, но с барсуками — никогда. Он пах как-то странно. Хотя, возможно, запах шел от банки с резиновыми глазными яблоками, прислоненной к барсуку.

— На экране это никогда не выглядит таким поддельным.

— Телевидение, Тони. Ты пробыл в этом бизнесе достаточно долго, чтобы знать, что здесь все является не тем, чем кажется. Кругом лишь дым и зеркала.

— Было таким, — пробормотал он, подходя к столу Арры. — Теперь это дым и тени.

— Очень глубокое замечание, хотя и слишком очевидное.

Когда Тони остановился у нее за спиной, волшебница выложила бубновую шестерку на семерку треф. Четыре монитора показывали пасьянсы.

— Ты никогда не устаешь от этой игры?

Она пожала плечами:

— Если такое случается, то на некоторое время я переключаюсь на ма-джонг[47].

— Ты вообще когда-нибудь работаешь?

Рычание прервало ответ Арры на полуслове. Тони резко обернулся, и тут на него ринулся барсук. Сила прыжка опрокинула банку с искусственными глазами, она ударилась об пол и разбилась. Юноша увернулся от зубов и когтей и опустил ногу на что-то круглое. Оно взорвалось с хлюпающим звуком. Когда он посмотрел на пол, глаз катился к нему. Зрачок вращался в центре знакомой голубой радужки. Потом Тони почувствовал, как когти схватили его сзади за джинсы.

— Да.


Барсук и банка вернулись на полку.

Тони предположил, что на самом деле они никогда ее и не покидали. С бешено колотящимся сердцем он вцепился в спинку кресла Арры.

— «Да» — что?

— Да, время от времени я работаю.

— Понятно. — Он выпрямился и заставил себя понизить голос до нормального уровня. — Это было не смешно!

— А я хотела тебя развеселить. — Волшебница крутнулась вместе с креслом, повернулась к Тони и продемонстрировала ему серьезное выражение лица. — Если ты собираешься сражаться с Повелителем Теней, то обязан знать, что реально, а что нет.

— Ты застала меня врасплох.

— Он тоже не будет посылать тебе извещений о своих намерениях по электронной почте. Твоя способность видеть станет для него неожиданностью. Это самое мощное твое оружие. — Седые брови сошлись над переносицей. — Вообще-то оно практически единственное, — задумчиво добавила Арра.

— Отлично.

— Вряд ли. — Она сунула руку в ящик стола, вытащила фотометр и швырнула его Тони. — Вот, повесь на шею и иди, иначе пропустишь открытие ворот.

— Верно.

Тони нагнулся и вынул из рюкзака пачку бумаги.

— Это вчерашние заметки. Тут есть большинство имен людей, которые нам нужны. Просто извлеки из файлов их адреса.

Арра хмыкнула и взяла у него бумаги.

— Кто назначил тебя главным?

Тони ответил таким же хмыканьем.

— Ты.


— Есть какая-то особая причина, по которой Арра не может придержать коней, пока мы не уйдем на ланч?

— Она мне ее не назвала, Лес. — Тони выкатил угольную лампу на нужное место и поднял кабель, свернутый в кольцо. — Просто сказала, что ей нужно, чтобы я сделал все сейчас.

Начальник плотников почесал под мышкой и вздохнул:

— Как угодно. Ты провозишься достаточно долго, чтобы я успел заняться своим небольшим дельцем?

— Сомневаюсь. — Тони сдернул чехол с осветительной панели. — Как продвигается твоя диссертация?

— Не очень. Тема «Пасторальные образы в дилетантской поэзии конца восемнадцатого столетия» просто не захватывает меня так, как раньше.

— Трудно такое представить.

— Да. При мысли о том, чтобы учить новичков английскому, у меня мурашки бегут по коже.

— Ты всегда мог бы сделать карьеру в шоу-бизнесе.

Лес фыркнул.

— С такими ставками, как у Чи-Би, это не карьера, а работа. Итак, Сордж знает, что ты используешь панель?

— Понятия не имею.

Тони убедился в том, что подключена только большая лампа, шагнул в сторону и окинул критическим взглядом свою работу.

«Поскольку подключить надо было только один прибор, вряд ли я мог сильно облажаться. С другой стороны, если я все-таки допущу такое, то вырублю все электричество в здании и уничтожу кучу дорогостоящего оборудования, к которому не должен даже прикасаться, не говоря уж об освещении, тоже совсем не дешевом. В результате я по меньшей мере вылечу с работы и дам Повелителю Теней возможность беспрепятственно воспользоваться воротами. Поэтому никакой спешки».

Тони не имел ясной линии обзора, поэтому присел, чтобы выглянуть из-за путаницы кабелей и проверить, вправду ли пульт подключен к электросети и действует ли он. Когда парень выпрямился, Лес все еще стоял рядом и явно ожидал, когда Фостер даст более подробный ответ.

— Послушай, если у Сорджа проблема, то он может поговорить с Аррой. А я просто делаю то, что мне велели. Так безопаснее.

— Тебе за это платят?

— Нет.

«Одиннадцать ноль семь. До открытия ворот осталось примерно восемь минут. Лес, убирайся к чертям собачьим!»

— Просто немного бесплатной тренировки. Знаешь, я ведь учусь этому бизнесу.

Лес возвел глаза к потолку.

— Потому что хочешь когда-нибудь стать продюсером.

Эти слова заставили юношу оторвать взгляд от наручных часов.

— Как ты догадался?

Он не думал, что когда-то об этом упоминал.

— Господи, Тони, я не тяну на медиума. Здесь все, от «мертвых душ» и выше, мечтают стать продюсером. В моей бригаде есть три парня, работающих над сценариями и намеревающихся закончить карьеру в продюсерском кресле. Хотя нет, один из них не собирается продвигаться дальше сценариста, бог знает почему.

— Это говорит парень, работающий над «Пасторальными образами в дилетантской поэзии конца восемнадцатого века».

— Да… Ну…

Голос Леса потерялся среди вибрации, появившейся в голове Тони. Струйка пота потекла по его боку. Когда мышцы Фостера стали напрягаться, он потянулся и застыл, держа руку над выключателем.

«Если что-нибудь произойдет, а Лес это увидит, то еще один голос сможет выкрикнуть предупреждение. Пусть наберется порядочно таких свидетелей. Людям придется к ним прислушаться!

Но если что-нибудь произойдет и он это не остановит, что тогда? Могу ли я рисковать еще одной Никки, допустить новую смерть в надежде на ничтожный шанс, что Лес увидит то же самое, что вампир, волшебница и я сам? Нет, не могу».

«Почему я? — сердито вопросил Тони вибрацию, переходившую в боль, а потом повернул выключатель и ударил лучом света в полуразобранную декорацию. — Я самый обыкновенный парень. Во мне нет ничего сверхъестественного. Я не герой!»

— Э-э, Тони? — Твердая хватка Леса на его руке отвлекла Фостера от этих мыслей. — Разве Арра не хотела, чтобы ты сделал замеры?

«Правильно. В боли появилась прореха. Чтобы сделать правдоподобные замеры, я должен был находиться куда ближе к воротам, к источнику вибрации, проделывающей огромные рваные дыры в моем мозгу.

Сделай зарубку себе на память. В следующий раз иди на дело с более надежной историей для прикрытия».

Не уверенный в том, убедительно ли он держит фотометр, Тони прошел вдоль кабеля к задней части лампы, сделал глубокий вдох, сощурил глаза, почти закрыл их и шагнул вперед.

«Иди на свет. Постой, разве такое не говорят всегда тем, кто скончался? Только этого мне и не хватало — делать мрачные пророчества самому себе».

То ли у парня из-за яркого света потекли слезы, то ли его глазные яблоки взорвались и текли теперь по щекам. Оба варианта казались ему одинаково убедительными. Он видел все не то чтобы размытым, а скорее стертым, ворсистым по краям.

Тони большим пальцем включил контроль на фотометре, чтобы сделать замеры, повернулся и понял, что стоял прямо под воротами. Не у приборной панели, не на корточках возле Ли, а именно там. Каждый волосок на его теле встал дыбом. Это ощущение было крайне неприятным. Фостер не смог удержаться и посмотрел вверх.

Свет и потолок, едва различимый сквозь сияние. Еще дальше, или рядом — даль. У парня просто не хватало слов, чтобы описать, чем ворота были и чем — нет. В конце этой дали угадывалось что-то ожидающее, пытающееся увидеть, пытающееся решить, холодное, взвешивающее и рассчитывающее, ужасное.

Потом лампа погасла. Спустя одно биение сердца ворота закрылись.

— Ты что, пытаешься себя ослепить? — прогремел где-то за спиной Тони голос Леса. — Даже направленная на потолок, эта большая сукина дочка выбросила достаточно люменов, чтобы повредить глаза!

Тони вытер влагу со щек, понял, что глаза его остались целы, увидел, что Лес ждет, пока он ответит… что-нибудь.

— Э-э, я сделал замеры.

— Рад за тебя, А теперь оставь эту поганую штуку там, где она должна стоять, и убирайся к дьяволу из моих декораций. Меня ждет работа.

В тоне Леса слышалось куда больше участия, чем в его словах.

— Хорошо. Извини.

— Тупица.

Когда Лес позвал свою команду обратно и велел плотникам приступить к работе, Тони откатил лампу обратно, вдоль кабеля. Все в его животе пыталось завязаться узлом. Он быстро отключил лампу от панели, закрепил провода и позаботился, чтобы все выглядело в точности так же, как раньше. Каким-то образом ему удалось добиться, чтобы руки не слишком сильно тряслись.

Юноша не заметил, что его тень подрагивала по краям.


Когда Тони спустился по лестнице в подвал, Арра только что повесила трубку телефона. Она повернулась, когда он бросил фотометр на стол, и осмотрела парня с ног до головы. Ее брови сошлись над переносицей, когда волшебница завершила осмотр.

— Ты в порядке?

Тони гадал, как он сейчас выглядит, видит ли она страх, скручивающий его внутренности и заставляющий потную рубашку прилипать к спине.

— Я в порядке.

— Угу. — «Это прозвучало так, словно Арра мне не поверила. Круто. Я же в порядке!» — Никто не показался. Ничто не прошло через ворота. Он сидел там и размышлял.

— Он?

— Повелитель Теней.

Арра нахмурилась еще сильнее:

— Ты почувствовал это?

— То, что он сидит, — не почувствовал. — Тони вытащил второе кресло на середину комнаты, подальше от флуоресцентных ламп, уничтожающих тени, и рухнул в него. — Но то, что он размышляет, — да, почувствовал. — Он еще никогда раньше не видел, чтобы чьи-то брови и вправду соприкоснулись. — Что?..

— Ты почувствовал размышления.

— Да. Сдается, так. — Звук, который издала Арра, вовсе не был утешительным. — Что?

— Ничего.

— Нет, что-то все же есть! — рявкнул он.

— Просто меня впечатлила твоя чувствительность.

Тон ее казался искренним, хотя эта женщина таковой не была. Тони подозревал, что ему не хочется знать правдивый ответ.

Он осел глубже в кресле, сунул руки в карманы джинсов.

— Что ж, я ведь гомик.

— Я об этом слышала. — Волшебница повернулась и схватила со своего стола кусок бумаги. — Пока тебя не было, я сделала несколько звонков.

— По телефону?

— Есть какой-то другой способ, который я не обнаружила за минувшие семь лет?

— Я просто подумал, почему бы тебе не применить локационные чары или еще что-нибудь в том же духе.

— Потому что если я обнаружу их с помощью чар, а потом мы не остановим их и все они пройдут через ворота…

— То узнают, что ты здесь, — заполнил Тони возникшую паузу. — А разве это важно? Единственная волшебница здесь — ты. Раньше ты сама сказала, что Повелитель Теней уничтожил всех остальных членов твоего ордена. — Выражение лица Арры не изменилось, но она побледнела, и юноша понял, что, наверное, ляпнул не то. — По-моему, не похоже, чтобы его могло напугать твое присутствие.

«Существо, которое я ощущал по другую сторону ворот, ввергало в страх, но само ничего не боялось».

Долгое время парень был уверен, что Арра не видела ни его, ни комнаты в подвале. Потом волшебница вздохнула, моргнула. Ее взгляд снова стал сосредоточенным.

— Нет, это его не напугает. — Она протянула Тони кусочек бумаги. — Красным подчеркнуты имена возможных заложников теней.

«Хорошо. Если она хочет действовать так… Я буду просто рад чем-то заняться. Если еще немного просижу здесь, упиваясь ужасом, то смогу присоединиться к песнопениям Арры на тему о том, что все мы погибнем. Хорошо, что волшебница пошла работать на телевидение, потому что в роли зажигательного оратора она полностью провалилась бы».

В длинном списке было подчеркнуто тринадцать имен. Тони попытался не видеть зловещего смысла в этом числе.

— А что насчет Алана Ву?

Имя актера было не подчеркнуто, а обведено.

Арра пожала плечами:

— Его жена говорит, что прошлым вечером он не вернулся домой.

— Для этого могут быть сотни причин.

— Он был в павильоне звукозаписи и на съемочной площадке, чуть ли не под самыми воротами. Из разговора с его женой у меня сложилось впечатление, что не явиться домой для него очень необычно.

— Да, Алан довольно надежный парень. — Тони встал, сложил бумагу пополам, потом еще раз и сунул ее в карман. — Итак, давай его вернем. — Он сделал два шага к лестнице, помедлил, повернулся, увидел, что Арра не двинулась с места, и спросил: — Ты идешь?

— Ты понимаешь, что в конечном итоге это будет совершенно неважно? В тот момент, когда начнется вторжение…

— Да, тебя здесь уже не будет. Я знаю, ты говорила, — «Причем не один раз». — Но если ты сейчас отправишься домой, то Джулиан проест тебе все мозги насчет наведения чистоты в комнате отдыха.

Сперва Арра испуганно вздрогнула, потом, к удивлению Тони, улыбнулась:

— И то верно. Ладно, сперва мы разыскиваем тени — одну за другой, а после делаем так, чтобы найденные не вернулись к воротам.

«Мы». Она сказала это слово. Тони понял, что лучше не отпускать замечаний на сей счет.

— Это большой город.

— Но они ищут свет.

— Генри рассказал мне свою теорию.

Арра пожала плечами и встала.

— Она кажется мне веской.

Волшебница выдвинула средний ящик стола, вытащила самый большой справочник «Желтые страницы Ванкувера», потом повернулась и мотнула головой, показывая, что Тони должен передвинуться на середину комнаты.

Как только он убрался с дороги, Арра метнула массивную книгу в воздух и прокричала два слова, состоящие как будто из одних только согласных. Посреди дождя из пепла упала на пол единственная трепещущая рекламная страница.

Тони ухмыльнулся.

— Здорово!


Эта церковь была большой. Здание в псевдотюдоровском стиле стояло на Ройял-Оук-стрит, неподалеку от Уотлинг-стрит. Многочисленные пристройки придавали ему уютный, гостеприимный вид. Его слегка портила только пара деревьев, обкромсанных так, что они напоминали гигантские леденцы на палочках.

Фостер подался вперед и вгляделся в лобовое стекло, исчерченное струями дождевой воды.

— Полагаешь, он внутри?

— Обычно свет там и хранится.

— Да, но двери здесь, как правило, запираются, — возразил Тони.

— Они не остановят тень.

— Да, зато они задержат парня, которым она управляет. Если только эти твари не явились сюда, укомплектованные всем, что нужно для взлома.

Арра отъехала за помятый микроавтобус и выключила зажигание.

— Я полагаю, Алан Ву позвонит священнику и попросит о встрече.

— Тень может такое сделать?

— Ей известно все, что и Алану. Я без труда могу представить, что он умеет пользоваться телефоном.

Такой едкий сарказм редко требовал ответа. Поэтому Тони молча вышел из машины.

Небо все еще было хмурым и угрожающим, хотя дождь прекратился. Фостер подождал, пока волшебница присоединится к нему. Пока она не очутилась рядом, юноша слегка сомневался в том, что Арра пойдет с ним, потом сделал три шага по бетонной дорожке.

— Тень знает все, что и Алан? — уточнил он через мгновение.

— Верно.

— В эти знания входит множество страниц крайне паршивых диалогов.

— Вероятно.

— Знаешь, Повелитель почти получил бы по заслугам, если бы мы позволили этой тени к нему вернуться.

— Нет, не получил бы.

— Я пошутил, — заметил Тони, взглянув на профиль Арры.

— Это было не смешно.

«Ну и ладно».

Передняя дверь церкви оказалась заперта, боковая — открыта. Хотя уже миновал полдень, через маленькие окна внутрь попадало так мало света, что там горели огни.

Единственный человек стоял перед алтарем. Даже на таком расстоянии можно было безошибочно разглядеть седые волосы Алана Ву и то, что его тень смотрела в противоположную сторону.

Арра стиснула руку Тони и, когда тот повернулся к ней, приложила палец к губам. На мгновение парень отвлекся и заметил, что волшебница до корней обгрызает ногти. Потом она ущипнула его, и юноша едва не подпрыгнул.

Он не собирался выкрикивать во время атаки боевые кличи, кивнул, потер руку. Они вместе двинулись по проходу.

Двадцать шагов. Пятнадцать. Десять…

Тело Алана Ву повернулось. Его глаза широко раскрылись.

— Вы!

Потом они распахнулись еще шире. Его тень взметнулась как хлыст, одним длинным гибким движением, и оторвалась от человека, явно пытаясь спастись.

Нет. Не спастись. Напасть. Она направлялась прямо к…

Тони нырнул за церковную скамью, в то время как Арра подняла руки и прокричала магическую формулу. Фостер слышал это заклинание уже в третий раз. Его слова почти что приобрели смысл. Может, он и разобрал бы их, если бы Атан Ву не завопил. Тони приподнял голову над баррикадой из полированного дерева и увидел, как тот в конвульсиях рухнул на пол.

Тони выбрался обратно в проход, ринулся вперед, упал на колени и сорвал с себя рюкзак. Он уже нащупывал рукой термос, когда спина Алана выгнулась. Он касался пола только пятками и плечами, а потом рухнул, словно его тело лишилось костей.

— Проклятье!

Фостер отшвырнул в сторону рюкзак и прижал пальцы к холодной влажной шее Ву в поисках пульса.

— Что здесь происходит? — «Пульса нет». — Я сказал…

— Я вас слышал! — Тони посмотрел на удивленного священника, потом начал делать искусственное дыхание и массаж сердца. — Позвоните девять-один-один!


— Тони Фостер.

Констебль Элсон пропустил медиков, когда те выкатили Алана Ву из церкви, но не отвел глаз от Тони.

— Еще одно тело, и вы снова здесь. Мир тесен, а?

Тони кивнул. Он не собирался спорить с очевидным утверждением, ведь объяснения были бы… слишком сложными.

Две смерти, связанные со съемками «Самой темной ночи». Оба раза тела нашел именно он. Не нужно было состоять в команде «Дознания Да Винчи»,[48] чтобы понять, что это плохо.

«Интересно то, что Арры нигде не видно. Мало того, ее машина тоже исчезла. Да уж, эта волшебница хорошо умеет убегать».

Еще интереснее парню было осознать, что он понятия не имел о том, уничтожена ли тень или нашла себе другое вместилище. В данном случае слово «интересно» имело целый ряд значений, одно мрачней другого.


Содержание:
 0  Дым и тени Smoke And Shadows : Таня Хафф  1  Глава вторая : Таня Хафф
 2  Глава третья : Таня Хафф  3  Глава четвертая : Таня Хафф
 4  Глава пятая : Таня Хафф  5  Глава шестая : Таня Хафф
 6  Глава седьмая : Таня Хафф  7  Глава восьмая : Таня Хафф
 8  Глава девятая : Таня Хафф  9  вы читаете: Глава десятая : Таня Хафф
 10  Глава одиннадцатая : Таня Хафф  11  Глава двенадцатая : Таня Хафф
 12  Глава тринадцатая : Таня Хафф  13  Глава четырнадцатая : Таня Хафф
 14  Глава пятнадцатая : Таня Хафф  15  Глава шестнадцатая : Таня Хафф
 16  Глава семнадцатая : Таня Хафф  17  Глава восемнадцатая : Таня Хафф
 18  Глава девятнадцатая : Таня Хафф  19  Использовалась литература : Дым и тени Smoke And Shadows



 




sitemap