Фантастика : Ужасы : Мертвый в семье : Шарлин Харрис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Десятая книга о приключениях Сьюки Стакхаус. Предварительная версия любительского перевода.

Эта книга посвящена нашему сыну Патрику, который не только оправдал наши надежды, мечты и ожидания, но и превзошел их.

Шарлин Харрис

Мертвый в семье

Эта книга посвящена нашему сыну Патрику, который не только оправдал наши надежды, мечты и ожидания, но и превзошел их.

Март

Первая неделя

- Мне жаль, что я так оставляю тебя, - сказала Амелия. Ее глаза были опухшими и покрасневшими. Они были такими почти все время после похорон Трея Доусона.

- Делай то, что ты должна делать, - сказала я, улыбаясь ей. Я могла прочитать вину, стыд и печаль, охватившие мысли Амелии мрачным облаком.

- Мне гораздо лучше, - заверила я ее. Я осознавала, что пытаюсь весело болтать и не могу остановиться.

- Я хорошо хожу, и все раны зажили. Видишь, насколько стало лучше? - я немного стянула вниз пояс своих джинсов, чтобы показать ей место, которое было укушено. Следы зубов были едва заметны, но кожа была не совсем гладкой и заметно бледнее, чем остальное тело. Если бы я не получила огромную дозу крови вампира, шрам бы выглядел, как будто меня укусила акула.

Амелия посмотрела вниз и поспешно отвела взгляд, словно не могла вынести вида следов нападения.

- Все дело в том, что Октавия постоянно присылает мне e-мэйлы, в которых говорит, что мне нужно вернуться домой и принять суд от совета ведьм, ну или от тех, кто в нем остался, - сказала она торопясь. И мне нужно проверить как идут ремонтные работы в моем доме. И раз уж появились туристы, а народ начал возращаться и отстраиваться заново, то и магическую лавку снова открыли. Я могла бы там подрабатывать. К тому же, как бы я ни любила тебя и этот дом, с тех пор как Трей умер...

- Поверь, я понимаю. - Мы уже говорили на эту тему несколько раз.

- Я тебя не виню, - сказала Амелия, пытаясь поймать мой взгляд.

Она действительно меня не винила. Я могла читать ее мысли и знала, она говорит правду.

К своему удивлению, и я не считала себя целиком виноватой.

Правда в том, что Трея Доусона, любовника Амелии и оборотня, убили, когда он был моим телохранителем. И да, я попросила телохранителя из ближайшей ко мне стаи оборотней, поскольку с них причиталось, а моя жизнь подвергалась опасности. Тем не менее, я присутствовала при смерти Трея Доусона от руки, а вернее, меча фейри, и я знала, кто виноват.

Так что вины я не ощущала. Но потеря Трея меня подкосила, венчая собой вереницу остальных бед. Моя кузина Клодин, чистокровная фейри, также погибла в этой войне, и поскольку она была моей настоящей феей-крестной, я глубоко тосковала по ней. А еще она была беременна.

Боли и сожаления я вкусила по полной со всех сторон: и телом, и душой. Пока Амелия сносила вниз охапки одежды, я стояла в ее спальне, собираясь с мыслями. Я расправила плечи и подхватила коробку с туалетными принадлежностями. Я аккуратно спустилась по лестнице и двинулась к ее машине. Она оторвалась от распределения одежды по коробкам, которыми был заставлен багажник.

- Тебе не стоит таскать тяжести! - озабоченно сказала она.

- Ты еще не поправилась.

- Я в порядке.

- Вот уж вряд ли. Ты чуть не подпрыгиваешь, когда кто-ниубдь неожиданно заходит в комнату, и я вижу, запястья у тебя еще болят, - сказала она. Она выхватила у меня коробку и запихнула на заднее сиденье.

- Тебя беспокоит левая нога, а в дождь у тебя бывают боли. Несмотря на всю вампирскую кровь.

- Я скоро перестану пугаться. Со временем все сотрется и не будет стоят перед глазами, как будто только произошло, - ответила я Амелии. (Если телепатия меня чему и научила, так это тому, что можно предать забвению самые серьезные и болезненные воспоминания, дайте только время и чем отвлечься.

- Это кровь не какого-то там вампира. Это кровь Эрика. Сильная штука. И запястьям уже куда лучше.

Я не упомянула, что сейчас нервы прыгали по ним как горячие змеи – результат того, что они были туго связаны несколько часов. Доктор Людвиг, лечащий врач суперов, сказала мне, что нервы и запястья со временем придут в норму.

- Кстати о крови.

Амелия глубоко вдохнула, набираясь мужества, чтобы озвучить кое-что неприятное. Я прочла это в ее голове до того, как она высказалась, и потому была готова.

- А ты не думала, Сьюки, это, конечно, не мое дело, но не стоит тебе больше брать кровь у Эрика. Я знаю, он твой муж, но подумай о последствиях. Иногда людей обращают по неосторожности. Это же не математическое уравнение.

Я была благодарна Амелии за заботу, но она ступила на частную территорию.

- Мы не обмениваемся кровью, - сказала я. Почти.

- Знаешь, он иногда, немножко, когда мы... когда нам хорошо. Жаль, в последние дни у Эрика радости было гораздо больше, чем у меня.

Я надеялась, что магия еще вернется в нашу постель, ведь если и был мужчина, способный исцелять сексом, то это был Эрик. Амелия улыбнулась, на что я и рассчитывала.

- И все же.

Она отвернулась, не закончив фразу, но подумала: И все же у тебя есть настроение заниматься сексом. Не то чтобы я прямо хотела, скорее, пыталась убедить себя, что надо продолжать заниматься этим и наслаждение вернется, но обсуждать это я точно не собиралась. Моя способность отпустить тормоза, что является ключом к хорошему сексу, рассеялась, как дым, во время пыток. Я была абсолютно беспомощна. Оставалось только надеяться, что и в этой области все придет в норму. Я знала: Эрик чувствует, что я не могу разрядиться. Пару раз он даже уточнял, уверена ли я, что хочу заняться сексом. Каждый раз я отвечала "Хочу", надеясь, что сработает теория велосипеда. Да, я падала. Но хочу попробовать прокатиться еще раз.

- Ну, и как у вас отношения? - спросила она. - Кроме ваших «гулянок»?

Все вещи Амелии были уложены в машину. Она оттягивала тот момент, когда наконец сядет в машину и уедет.

Гордость не позволила мне накричать на нее.

- Думаю, мы вполне уживаемся, - я старалась, чтобы это прозвучало бодро.

- Я не уверена, что могу различить свои чувства и чувства, навязанные мне нашей связью.

Было приятно поговорить о сверхъестественной связи между мной и Эриком, помимо старого доброго притяжения мужде мужчиной и женщиной. Еще до того, как меня ранили в войне фейри, у нас с Эрик установилась кровная свзяь, как ее называют вампиры, поскольку мы несколько раз обменялись кровью. Я могла чувствовать примерное местонахождение и настроение Эрика, а он - ощущал мои. Он всегда был незаметно где-то на периферии в моей голове, как усыпляющий шум вентилятора. (Хорошо, что Эрик весь день спал, и я могла быть сама по себе хотя бы некоторое время. Может, он ощущал то же самое, когда я ложилась спать?) не то чтобы я слышала голоса в голове, ну, по крайней мере, не чаще, чем обычно. Но если вдруг я ощущала счастье, я каждый раз должна была удостоверяться, что это моя эмоция, а не Эрика. Аналогично и с гневом, в Эрике было много гнева, который он контролировал и копил, особенно в последнее время. Может, это он перенял от меня. Я и сама была в гневе все эти дни.

Я совсем позабыла про Амелию. Я соскользнула в глубины своей депрессии. Она вернула меня к реальности.

- Это всего лишь отговорка, - съехидничала она.

- Ну же, Сьюки. Ты или любишь его, или нет. Не надо сваливать свои колебания на вашу связь. Ой-ой-ой. Если тебе эта связь так противна, почему ты не выяснишь, как от нее избавиться? - Она увидела выражение моего лица и смягчилась.

- Хочешь, спрошу Октавию? - гораздо мягче спросила она. - Если кто и знает, то это она.

- Да, я бы хотела знать, - ответила я через мгновение.

Я глубоко вдохнула.

- Наверное, ты права. Я была так подавлена, что отложила решение многих проблем и не следовала уже принятым решениям. Эрик - единственный в своем роде. Но меня он чересчур подавляет. Он всегда был сильной личностью и привык к тому, что он первый парень на деревне. К тому же, у него в запасе была вечность. А у меня нет. Он пока не заговаривал об этом, но рано или поздно заговорит.

- И тем не менее, я его люблю, - продолжила я. Никогда не произносила этого вслух.

- И, как я понимаю, это главное.

- Видимо, да.

Амелия попыталась улыбнуться, но получилось у нее плохо. Слушай, главное не бросай это… самопознание. Она остановилась, лицо застыло в подобии улыбки.

- Ну, Сьюк, пора мне в дорогу. Папа меня уже ждет. С той минуты, как я вернусь в Новый Орлеан, он по уши влезет в мои дела.

Отец Амелии был богат, влиятелен и совершенно не верил в дар своей дочери. С его стороны было ошибкой не уважать ее ведьминскую сущность. Амелия родилась с потенциальной силой, как и всякая ведьма. Если она получит больше опыта и дисциплины, она будет очень пугающей – намеренно пугающей, скорее даже из-за природы своих дурацких ошибок. Я надеялась, что наставница Амелии, Октавия, уже разработала программу, как развить и направить талант Амелии.

Я махала ей вслед, пока она не скрылась из виду, а потом улыбка сползла с моего лица. Я уселась на крыльцо и заплакала. В последние дни вызвать у меня слезы могла любая малость, и отъезд моей подруги словно в очередной раз запустил этот механизм. Было о чем поплакать.

Мою золовку, Кристал, убили. Друга моего брата, Мела, казнили. Трей, Клодин и Кленси-вампир были убиты, исполняя долг. Клодин и Кристал были на сносях, что добавляло еще две смерти к этому списку.

Наверное, после этого я должна была возжелать мира во всем мире. Но вместо того, чтобы стать Ганди местного бонтемского разлива, я затаила в сердце одно желание - смерти очень многих людей. Я не была причиной всех этих смертей, но меня преследовало чувство, что не будь меня, никто бы не умер. В самые черные минуты моей жизни, а сейчас как раз была такая, я задумывалась, стоит ли моя жизнь заплаченной за нее цены.

Март

Конец первой недели

В одно хмурое утро после отъзда Амелии я обнаружила своего кузена Клода на парадном крыльце. Клод не так умело маскировал свое присутствие, как мой пра-прадед Найл. Клод был фейри, и я не могла прочесть его мысли, но я чувствовала присутствие его разума, как бы размыто это ни звучало. Я вышла пить койе на крыльцо, хотя было морозно, но я так любила выпить первую чашку на воздухе, до того как... до Войны Фейри.

Я много недель не видела своего кузена, ни во время Войны Фей, ни после, он не пытался связаться со мной после смерти Клодин.

Я принесла чашку и для Клода и вручила ему. Он принял ее молча. А ведь мог бы и в лицо мне швырнуть. Его неожиданное появление выбило меня из колеи. Я не знала, чего ожидать. Ветер растрепал его длинные черные волосы, играя с ними как с черными блетящими лентами. Его карамельные глаза были покрасневшими.

- Как она умерла? - спросил он.

Я уселась на верхней ступеньке.

- Я этого не видела, - сказала я, обнимая свои колени. Мы были в том старом здании, которое Доктор Людвиг использовала в качестве больницы. Я думаю, Клодин пыталась остановить других фей, чтобы они не попали в комнату, где держали меня с Биллом, Эрика и Трея. Я посмотрела на Клода, чтобы убедиться, что он знал то место, и он кивнул. Я вполне уверена, что Брендан убил ее, потому что в его плече торчала одна из ее спиц, когда он ворвался в нашу комнату. Брендан, враг моего прадеда, тоже был Принцем фейри.

Брендан верил в то, что люди и фейри не должны объединятся. Он был этим одержим. Он хотел, чтобы фейри полностью отстранились от мира люде, не смотря на мирской бизнес и продукцию этого бизнеса, которая помогала им влиться в этот новый для них мир. Брендан особенно ненавидел людей-любовников фей, а также детей от таких союзов. Он хотел чтобы фейри отделились, общаясь только с себе подобными.

Как ни странно, это то, что мой прадед решил сделать после победы в войне фейри. После той кровавой резни Найл пришел к заключению, что мир между фейри и безопасность людей возможны только при условии, что фейри удалятся в собственный мир. Брендан достиг своей цели, пусть и ценой своей смерти. В самые мрачные мгновения я думала, что решение Найла делала всю эту войну бессмысленной.

- Она защищала тебя, - сказал Клод, возращая меня в настоящее. Его голос был безэмоционален. Ни упрека, ни злобы, ни сомнения.

- Да.

По приказу Найла она защищала меня. Я глотнула кофе. Клод не притронулся к своей чашке, стоявшей на подлокотнике. Может, Клод раздумывал, стоит ли убить меня или нет. Клодин была его последней выжившей родственницей.

- Ты знала про беременность, - наконец сказал он.

- Она сказала мне незадолго до смерти.

Я поставила чашку и обняла колени. Я ждала решающего удара. И что самое страшное, поначалу мне было совершенно все равно. Клод сказал:

- Я понимаю, почему Нив и Лохлан схватили тебя. Ты поэтому хромаешь?

Смена темы разговора застала меня врасплох.

- Ага, - ответила я. Они держали меня в плену несколько часов. Найл и Билл Комптон убили их. К твоему сведению, это Билл убил Брендана с помощью железной садовой лопатки моей бабушки. Хотя лопатка Бог знает как долго принадлежала моей семье, я ассоциировала ее с бабушкой.

Клод сидел довольно долго, на его красивом лице ничего нельзя было прочитать. Он так и не взглянул на меня и кофе не выпил. Когда он пришел к некоему внутреннему решению, он поднялся и ушел, направляясь по Хаммингбёрдской дороге. Не знаю, где была припаркована его машина. Могло быть и так, что он пришел пешком из самого Монро, а то и на ковре-самолете прилетел. Я зашла в дом, упала на колени прямо за дверью и зарыдала. У меня тряслись руки. Запястья болели.

Все время разговора я ждала, что он кинется на меня.

Я поняла, что хочу жить.

Март

Вторая неделя

ДжейБи сказал:

- Подними-ка руки, Сьюки!

На его лице было сосредоточенное выражение. Хоть я и держала груз весом пять фунтов, но мне удалось медленно поднять левую руку. Святая Луиза, как было больно. Да и правая была не лучше.

- Окей, а теперь ноги, - скомандовал ДжейБи, а мои руки дрожали от напряжения. Официально ДжейБи не был врачом, а скорее, личным тренером, так что у него с избытком хватало опыта, когда дело касалось преодоления последствий каких-либо повреждений. Наверное, такого ассортимента у него еще не было, ведь меня кусали, резали и пытали. Но мне не пришлось ему ничего объяснять и он не заметил, что мои раны сильно отличались от тех, какие обычно получают в автокатастрофе. Мне не хотелось, чтобы по Бон Темс ходили слухи о моих проблемах со здоровьем, так что я посещала доктора Эми Людвиг, которая поразительно напоминала хоббита, и приняла помощь ДжейБи дюРона, хорошего тренера, но в остальном - глупого, как пробка.

Жена ДжейБи, моя подруга Тара, сидела на скамейке. Она читала журнал для беременных. Будучи на пятом месяце, Тара собиралась стать самой лучшей на свете мамой. ДжейБи не был семи пядей во лбу, хотя и рвался в бой, но тут уж Тара приняла на себя роль Самого Ответственного Родителя. В школе она часто подрабатывала нянькой, так что опыт у нее был. Она, нахмурившись, переворачивала страницы, знакомое выражение лица еще по школе.

- Ты уже выбрала врача? - спросила я, закончив упражнения на ноги. Мои мышцы чуть не кричали от боли, особенно в левой ноге. Мы занимались в тренажерной, где работал ДжейБи, и час был неурочный, ведь я не была членом клуба. Босс ДжейБи пошел на это временное соглашение, чтобы доставить ДжейБи удовольствие. Ведь ДжейБи внес несомненный вклад в ращирение клиентуры клуба: с тех пор, как он начала работать, женщины потянулись на занятия в большом количестве.

- Думаю, да, - сказала Тара. - Их было четыре, и мы со всеми поговорили. У меня была первая встреча с доктором Динвидди, здесь, в Кларенсе. Я понимаю, это маленькая больница, но я не самый сложный случай, да и расположены они близко.

Кларис находился всего в паре миль от Бон Темпс, где мы жили. От моего дома до тренажерки можно было добраться за двадцать минут.

- Я слышала о нем хорошие отзывы, - сказала я, от боли я как будто хуже стала соображать. На лбу выступил холодный пот. Я-то привыкла считать себя тренированной особой, к тому же довольно счастливой. Но в последнее время меня хватало только на то, чтобы подняться с кровати и отправиться на работу.

- Сьюк, - сказал ДжейБи,  - Глянь-ка на вес. - Он ухмыльнулся.

Впервые мне удалось сделать десять растяжек с весом, на десять фунтов превышающим мой обычный лимит.

Я улыбнулась ему. Ненадолго меня посетило чувство, что я сделала что-то хорошее.

- Может, ты сможешь иногда сидеть с ребенком, - сказала Тара. - Он будет называть тебя тетя Сьюки.

Меня будут называть тетей. Я смогу заботиться о малыше. Они доверяли мне. Наконец я строила планы на будущее.

Март

Та же неделя

Следующую ночь я провела с Эриком. Я проснулась, задыхаясь, напуганная и взмокшая, как это случалось со мной несколько раз за неделю. Я ухватилась за него, как за якорь, будто буря могла унести меня, если бы не он. Я проснулась в слезах. Это случилось не в первый раз, но сегодня он плакал вместе со мной, кровавые слезы стекали по бледному лицу, это поражало.

- Не надо, - попросила я. Я так старалась быть прежней Сьюки, когда я была с ним. Но, конечно, он чувствовал разницу. Сегодня я поняла, что он принял решение. Эрику было что сказать, и он собирался сделать это, несмотря на мои пожелания.

- В ту ночь я ощущал твой страх и твою боль, - сказал он притихшим голосом. - Но я не мог прийти к тебе.

Наконец-то он говорил о чем-то, что я хотела узнать.

- Почему? - спросила я, стараясь звучать нейтрально. Наверное, это покажется невероятным, но я была так подавлена, что не посмела спросить его об этом.

- Меня не пускал Виктор, - ответил он. Виктор Мэдден был боссом Эрика, его назначил Фелипе де Кастро, король Невады, для наблюдения за покоренным королевством Луизиана.

Моей первой реакцией на объяснения Эрика было разочарование. Я уже слышала эту историю раньше. Меня заставил превосоходящий по силе вампир - так мне объяснил Билл свое возвращение к своей создательнице, Лорене.

- Конечно, - сказала я. Я повернулась к нему спиной. Меня знобило от разочарования. Я решила одеться, уехать в Бон Темпс, как только у меня достанет сил. Неловкость, расстройство, ярость Эрика - все это лишало меня сил.

- Люди Виктора заковали меня в серебро, - сказал Эрик за моей спиной. - Я весь горел. Буквально.

Я постаралась убрать их голоса скептицизм.

- Ну да, конечно, буквально. Я знал, что с тобой что-то происходит. Виктор был в "Фангтазии" в тот вечер, как будто знал наперед, что должен быть там. Когд Билл позвонил, чтобы сообщить, что тебя схватили, я передал новости Найлу до того, как трое прихвостней Виктора приковали меня к стене. Когда я запротестовал, Виктор ответил, что не может позволить мне участвовать в войне Фейри. Он сказал, что в независимости от того, что произойдет с тобойц, я не должен быть втянут.

От ярости Эрик замолчал на мгновение. Меня будто пронзил обжигающий холодом поток. Он возобновил рассказ задыхающимся голосом.

- Люди Виктора схватили и Пэм, хотя и не приковали.

Пэм была правой рукой Эрика.

- Поскольку Билл был в Бон Темпс, он мог игнорировать звонки Виктора. Найл встретился с Биллом в твоем доме, чтобы найти тебя. Билл слышал про Лохлана и Нив. Как и мы все. Мы знали, что остается мало времени.

Я так и не повернулась к Эрику, но я вслушивалась в его голос, и не только. Горе, гнев, отчаяние.

- Как ты выбрался из цепей? - спросила я в темноту.

- Я напомнил Виктору, что Фелипе обещал тебе защиту, тебе лично. Виктор притворился, что не верит мне.

Я почувствовала, как прогнулась кровать, когда Эрик завалился на подушки.

- Некоторым вампирам хватило чести и силы вспомнить, что они подчиняются не Виктору, а Фелипе. Хотя никто не стал бы бросать вызов ему в лицо, за его спиной они помогли Пэм позвонить нашему новому королю. Она объяснила ему, что мы с тобой женаты. Она потребовала, чтобы Виктор взял трубку и поговорил с Фелипе. Виктор не решился отказать. Фелипе приказал ему отпустить меня. Несколько месяцев назад Фелипе де Кастро стал королем Невады, Луизианы и Арканзаса. Он был влиятелен, стар и коварен. А еще он задолжал мне услугу.

- Фелипе наказал Виктора? - Вечная надежда.

- Есть затруднение, - сказал Эрик. И когда мой милый викинг успел прочесть Шекспира?

- Виктор уверял, что совсем позабыл о нашем браке.

Пусть я и сама иногда пытаюсь о нем позабыть, но все же это меня разозлило. Виктор присутствовал в офисе Эрика, когда я передала тому церемониальный нож, не имея понятия, что мои действия подтверждали супружество - по понятиям вампиров. Я могла не знать об этом, но Виктор - нет.

- Вмктор сказал королю, что я лгу, чтобы спасти свою человеческую любовницу от фейри. Он сказал, что жизни вампиров не должны быть погублены в попытке спасти жизнь человека. Он сказал Фелипе, что не поверил Пэм и мне, когда мы напомнили ему об обещании защиты для тебя и о том, что ты спасла его от Зигберта.

Я повернулась, чтобы видеть лицо Эрика, робкий свет луны раскрасил его сквозь окно в черное и серебро. Хотя я и кратко была знакома с могущественным вампиром, который занял теперь господствующую позицию, но все же я знала, Фелипе не дурак.

- Невероятно. Почему Фелипе не убил Виктора? - спросила я.

- Я и сам об этом много думал. Думаю, Фелипе пришлось притвориться, что он верит Виктору. Думаю, он осознал, что, назначив Виктора на пост главы всей Луизианы, он возбудил в Викторе необЪятные амбиции.

У меня даже получалось смотреть на Эрика объективно, пока я раздумывала над его словами. Я уже пару раз обожглась, чрезмерно доверяя люядм в прошлом, и теперь не собиралась приближаться к огню, не обдумав все хорошенько. Одно дело смеяться с Эриком и мечтать, как мы соединимся во тьме ночи. Но доверить ему мои хрупкие эмоции - было совсем другое дело. Не до доверия мне было сейчас.

- Ты был расстроен, когда пришел в госпиталь, - я перевела разговор. Когдла я пришла в себя в здании старой фабрики, доктор Людвиг разместила там свой походный госпиталь, мои раны болели так, что мне казалось, легче умереть, чем терпеть такую боль. Билл, спасший меня, был отравлен укусом серебряных зубов Нив. Его жизнь висела на волоске. Трей Доусон, любовник Амелии и оборотень, был смертельно ранен, но продержался до атаки армии Брендана и был заколот мечом.

- Пока ты была с Нив и Лохланом, я страдал вместе с тобой, - сказал он, глядя мне прямо в глаза.

- Мне было также больно. Я истекал кровью вместе с тобой, не только потому что мы связаны, а потому что я тебя люблю.

Я подняла бровь, сомневаясь. Я не могла отрицать, он говорил то, что чувствовал. Мне хотелось поверить, что Эрик примчался бы мне на помощь, если б мог. Мне хотелось верить, что он чувствовал эхо моего страха, когда меня пытали. Но моя боль, моя кровь и мой страх были только мои. Возможно, он ощущал их, но как бы издалека.

- Я верю, ты был бы там, если б мог, - сказала я, зная, что мой голос звучит слишком спокойно.

- Я правда верю в это. Я знаю, ты убил бы их.

Эрик наклонился ко мне и прижал мое лицо к своей груди. Мне стало гораздо легче, когда он заговорил об этом. Но не настолько легче, как я надеялась, хотя теперь я знала, почему он не пришел, когда я звала его. Я даже понимала, почему он не смог сразу сказать мне об этом. Беспомощность была нечастой гостьей Эрика. Эрик был супером, невероятно сильным, великим воином. Но он не был супергероем, и не смог преодолеть противодействие некоторых членов своей расы. И я осознала, что он отдал мне так много крови, хотя сам еще не излечился от серебряных цепей. Наконец-то, что-то во мне размягчилось от его рассказа. Я поверила ему сердцем, не только разумом. Кровавая слеза упала мне на плечо и скатилась вниз. Я подхватила ее пальцем и прижала к его губам - пусть его боль вернется к нему. Мне и своей хватало.

- По-моему, мы должны убить Виктора, - сказала я, мы посмотрели друг на друга. Мне удалось-таки удивить Эрика.

Март

Третья неделя

- Итак, - сказал мой брат. Как видишь, мы с Мишель снова встречаемся. Он стоял спиной ко мне, переворачивая стейки на гриле. Я сидела в раскладном кресле, смотря на большое озеро и причал возле него. Это был прекрасный вечер, прохладный и свежий. Я была полностью довольна просто сидеть и смотреть за его работой, мне нравилось проводить время с Джейсоном. Мишель была в доме, делала салат. Я могла слышать, как она напевает Травис Тритт.

- Я рада, - сказала я и была искренной. Впервые за многие месяцы мы с братом проводили вечер вместе. Джейсон и сам пережил тяжелые времена. Его жена, с которой они жили раздельно, и их нерожденный ребенок умерли ужасной смертью. Он обнаружил, что его лучший друг оказался по уши, страстно влюблен в него. Но я смотрела, как он готовит, слушала пение его подруги внутри дома, и поняла, что Джейсон замечательно пережил все это. В этом был весь мой брат, снова встречался, радостный перспективе есть стейки и картофельное пюре из кастрюли, принесенной мной и салат, который делала Мишель. Я должна была восхищаться способностью Джейсона находить приятное в своей жизни. Мой брат был плохим примером для подражания во всех смыслах, но я врядли могла указывать на него пальцами.

- Мишель - хорошая женщина, - сказала я вслух. Она была, быть может, слишком не по пути, такой термин бы использовала наша бабушка. Мишель Шуберт была абсолютно решительной во всем. Вы не могли опозорить ее, потому что она не делает ничего, в чем не могла бы признаться. Основываясь на принципе полной откровенности, если у Мишель была на вас обида, вы бы об этом знали. Она работала в дилерской мастерской Форд как планировщик и клерк. Благодаря тому, что она была полезным работником, она все еще трудилась на своего свекра.

(На самом деле, бывали дни, когда он прилюдно признавался, что любит ее даже больше собственного сына).

Мишель вышла на причал. Она была одета в джинсы и футболку с логотипом Форд, которую носила на работе, и ее темные волосы были скручены в узел на ее голове. Мишель нравились тяжелый макияж, большие сумки и высокие каблуки. Сейчас она была босиком.

- Эй, Сьюки, тебе майонез? - спросила она.

- У нас и медовая горчица есть.

- Меня и майонез устроит, - ответила я.

- Вам нужна какая ни будь помощь?

- Нет, я справлюсь.

Сотовый телефон Мишель зазвонил (???)

- Проклятье, это Поп Шуберт снова

Этот человек не может найти свою задницу обеими руками. Она пошла обратно в дом, держа телефон около уха.

- Я волнуюсь, тем не менее, что подвергаю ее опасности, - Джейсон сказал это тем самым отстраненным голосом, который он использовал для разговоров о чем то сверхестественном.

- Я имею в виду... Этот фейри, Дермот, похожий на меня. Ты знаешь, он держится неподалеку? 

 Он повернулся ко мне лицом. Он прислонялся к опорам причала, который пристроил к дому, который построили родители, когда ждали Джейсона. Маме и папе не посчастливилось владеть домом больше чем десятилетие. Они умерли, когда мне было семь, и когда Джейсон стал достаточно взрослым для переезда в собственный (по его мнению) дом, он съехал от бабушки в этот дом. Этот дом видел много оргий за последние два-три года, но стал только крепче. Сегодня вечером стало ясно, что последние потери заставили его мыслить здраво. Я сделала глоток из бутылки. Я не была пьющей - видела слишком много пьянства на работе - но было невозможно отказаться от холодного пива этим отличным вечером.

- Мне жаль, но я не знаю, где Дермот, - сказала я. Дермот был братом-близнецом нашего полу-фейри дедушки Финтэна.

Найл запер сам себя в стране Фейри со всеми остальными фейри, кто захотел присоединиться к нему, и я держала свои пальцы скрещенными, что фейри Дермонт в стране Фейри вместе с ним. Клод остался здесь. Я виделаего пару недель назад. Найл был нашим прадедушкой. Клод был его внуком от брака Найла с другой истинной фейри. Клод, мужчина стриптизер. Владелец стрип клуба, самостоятельно танцующий на женских вечерах, - поправилась я. Так же наш кузен модель для романтических обложек. Ставлю пари, девушки падали в обморок, когда он шел. Мишель заполучила книгу, на обложке которой он был в чем-то вроде костюма джина. Он, должно быть, наслаждается каждой минутой этого. Джейсон определенно завидовал.(???)

Ставлю на это. Знаешь, он настоящая заноза в заднице, сказала я и засмеялась, удивляя саму себя. Ты видела его сколько раз?

Только однажды, с тех пор как я пострадала. Но когда я вчера забирала почту, оказалось, что он послал мне несколько флайеров на женскую вечеринку в "Хулиганах".

- И ты собираешься туда пойти?

- Пока нет. Возможно, когда буду в лучшем настроении.

- Как ты думаешь, Эрик будет возражать, если ты отправишься смотреть на постороннего голого парня?

Джейсон пытался показать мне, насколько он изменил свое прежнее мнение относительно моих отношений с вампиром. Отлично, дайте моему брату очки за готовность сделать это(??)

Я не уверена, - сказала я.

- Но я бы не стала смотреть на мужской стриптиз, не поставив Эрика в известность очень заранее. Дам ему шанс вставить свои два цента (высказать свое мнение?)

Ты сказал Мишель, что пойдешь в клуб смотреть женский стриптиз?

Джейсон расхохотался.

- Хотя я бы упомянул об этом, просто чтобы услышать ее реакцию.

Он положил стейки на тарелку и сделал жест в сторону скользящей стеклянной двери. Мы готовы, - сказал он и я толкнула дверь, открывая ее перед ним. Я уже накрыла на стол и теперь разливала чай. Мишель поставила на стол салат и горячую картофельную запеканку и достала из буфета немного соуса для стейков. Джейсон любил этот соус. Большой вилкой для барбекю, Джейсон положил по одному стейку на каждую тарелку. Пару минут мы все ели. Это было очень по домашнему, трое нас. Калвин приходил в дилерский центр сегодня, - сказала Мишель. Он думал торговать по своим старым знаковствам. Калвин Норрис хороший человек с хорошей работой. В свои сорок он нес кучу ответственности на своих плечах. Он был лидером моего брата, властный вожак в сообществе верпантер, находящемся в маленькой деревушке Хотшот. Он продолжает встречаться с Таней? - спросила я. Таня Гриссом работала в Норкроссе(?), как и Калвин, но она иногда подрабатывала в "Мерлотте", когда одна из наших официанток не могла работать. Ха, она живет с ним, - сказал Джейсон. Они довольно часто ссорятся, но, кажется, она решила с ним остаться.

Калвин Норрис, лидер верпантер, для него лучше не вовлекаться в дела вампиров. Он был очень занят с тех пор, как оборотни открыто заявили о себе. Он объявил о своей двусущности на следующий же день во время перерыва на работе. Сейчас, когда это слово было везде, оно только добавило к Калвину уважения. Он имел хорошую репутацию в районе Бон Темпс, хотя к большинству жителей Хотшота относились с некоторым подозрением, так как их сообщество было через чур изолированным и необычным.

- Почему ты не раскрыл себя вместе с Кельвином? - спросила я. Это была мысль, которою я никогда не слышала в голове Джейсона. Мой брат выглядел задумавшимся, это выражение выглядело немного странно для него. Думаю, что просто не готов ответить на многие вопросы, - сказал он.

- Мое изменение - это очень личная вещь. Мишель знает, и это все, что имеет значение. Мишель улыбнулась ему. Я на самом деле горжусь Джейсоном, - сказала она и этого было достаточно.

- Он очень возмужал, с тех пор, как превратился в пантеру. Он не просто смирился с этим. Он берет все лучшее от своей новой природы. и не жалуется. Он скажет людям об этом когда будет готов. Джейсон и Мишель не переставали поражать меня. Я ничего и никогда не говорила кому либо, - заверила я их.

- Я и не думал, что ты стала бы. Келвин говорит, что Эрик теперь типа главный вампир? - заметил Джейсон, надеясь сменить тему разговора. Я не обсуждаю политику вампиров ни в малейшей степени с невампирами. Истинно нехорошая идея. Но Джейсон и Мишель поделились со мной, и я хотела разделить с ними небольшой секрет. Эрик обладает некоторой властью. Но у него новый босс, и все очень неустойчиво.

- Хочешь поговорить об этом? - Я поняла, что Джейсон не уверен, что хочет услышать то, что я могла ему рассказать, но он изо всех сил пытался быть хорошим братом. Не стоит, - сказала я и увидела его облегчение. Даже Мишель была рада вернуться к своему стейку. Но кроме контактов с другими вампирами, у Эрика и меня все отлично. Большинство всегда отдает и берет в отношениях, верно? - Хотя у Джейсона было множество отношений за все годы, он узнал о "отдавать и брать" только недавно. Я говорил с Хойтомн снова, - сказал Джейсон и я уловила связь. Хойт, который долгие годы был просто тенью Джейсона, пропал из его поля зрения на некоторое время. Невеста Хойта, Холли, работающая в Мертлотте со мной, не была в восторге от Джейсона. Я была удивлена, что Джейсон вернул лучшего друга обратно, и еще больше удивлена, что Холли согласилась на это. Я сильно изменился, Сьюки, - сказал мой брат, как будто (в этот раз) он читал мои мысли. Я хочу быть хорошим другом для Хойта. Я хочу быть хорошим парнем для Мишель. Он посмотрел на на Мишель серьезно, обняв ее. И я хочу быть лучшим братом. Мы это все, что от нас осталось. Исключая отношения с фейри и то, как скоро я смогу забыть о них. Он посмотрел вниз, на свою тарелку, смущенный. Я не могу поверить, что Бабушка изменяла Дедушке. У меня нет идей об этом, - сказала я. Я боролась с некоторым недоверием к этой истории. Бабушка на самом деле хотела ребенка, и это не могло получиться у них с Дедушкой. Я думала, что может быть она была околдована Финтэном. Фейри могут смутить ваш разум, как и вампиры. И ты знаешь, как они прекрасны. Клодина точно была. И, подозреваю, что с точки зрения женщин Клод тоже выглядит потрясающе. Клодина реально скрывала это, с тех пор как пыталась походить на человека. Клодина, тройняшка Клода, была ошеломляющей красавицей шести футов высотой /примерно 180 см/.

- А вот дедушка вовсе не выглядел красавцем, - заметил Джейсон.

- Да, я знаю.

Мы взглянули друг на друга, молча признавая власть физической привлекательности. Затем мы сказали, одновременно: "Но бабушка?" И мы не смогли не рассмеяться. Мишель упорно пыталась удержать серьезное лицо, но в итоге не смогла удержаться от усмешки над нами. Это так тяжело думать о том, что у ваших родителей был секс, но думать тоже самое о ваших бабушке и дедушке? Абсолютно неправильно.

- Мы заговорили о бабушке и я вспомнил, что давно хотел спросить, могу ли я забрать тот стол, что она убрала на чердак, - сказал Джейсон. Отделаный яблоней стол, который использовался для сидения в кресле-качалке в гостинной?

Конечно, приходите и забирайте его в любое время, - сказала я. Возможно, оно находится там, куда ты его положил в тот день, когда она попросила тебя отнести его на чердак. Я скоро уехала с почти пустой кастрюлей, несколькими оставшимися стейками и счастливым сердецем. Я, конечно, не думала, что обед с братом и его подругой был грандиозным событием, но когда я пришла домой, то этой ночью спокойно спала до утра, впервые за многие недели.

Март

Четвертая неделя

- Ну вот, - сказал Сэм.

Я напряглась, чтобы слышать его. Кто-то поставил "Дурные вещи" Джейса Эверетта (заглавная песня в сериале) и все подпевали. Ты улыбнулась три раза за сегодняшний вечер. Ты считаешь эмоции на моем лице? - Я положила поднос и посмотрела на него. Сэм, мой босс и друг, настоящий перевертыш, думаю, он мог перекинуться в любое теплокровное. Я не спрашивала его о ящерицах, змеях и насекомых. Отлично, как хорошо видеть эту улыбку снова, - сказал он. Он передвинул несколько бутылок на полке, только чтобы выглядеть занятым. Мне не хватало этого. Это хорошо, почувствовать желание улыбаться, - сказала я ему. Мне нравиться стрижка, между прочим. Сэм застенчиво провел рукой по голове. Его волосы были короткими и покрывали голову как красная золотая кепка. Скоро лето. Я думаю, это может быть хорошо. Возможно, будет.

- Ты уже начала загорать?

Я была знаменита своим загаром. О, да. На самом деле, я начала экстра рано этой весной. День, когда я впервые надела купальник, стал началом светопреставления. Я убила фейри. Но это уже в прошлом. Вчера я жарилась на лужайке, и все было тихо-мирно. Хотя, признаюсь, радио я выносить не стала, чтобы быть начеку, если кто-то будет подкрадываться ко мне. Но все впустую. На деле я провела безмятежный час на солнышке, наблюдая изредка за полетом бабочки. Розовый куст, посаженный моей пра-пра-прабабкой, зацвел, и его запах словно нес исцеление моей душе.

- На солнце мне становится так хорошо, - сказала я.

Внезапно я вспомнила, что мне было сказано фейри, что я происхожу от небесных фейри, не от водных. Я мало понимала в этом, но не могла не гадать, не передалась ли мне любовь к солнцу через гены. Антуан крикнул: "Заказ готов!" - и я поспешила забрать тарелки. Антуан обосновался у "Мерлотта", и все мы надеялись, что он останется здесь поваром надолго. Сегодня он носился по кухоньке, как будто у него было восем рук. Меню у "Мерлотта" было самое обычное: гамбургеры, куриное филе, салат с куриным филе, картошка фри с чили, пикули по-французски, но Антуан с поразительной скоростью навострился готовить все это. Антуану уже было за пятьдесят, он переехал из Нового Орлеана, переждав ураган Катрина на стадионе Супердом. Я уважала Антуана за позитивный настрой и желание начать сначала, потеряв все. А еще он был добр к Д'Эригу, помоговашему в приготовлении еды и накрывавшему на стол. Тот был мил, но туповат. Холли работала в тот вечер, и если не разносила напитки и тарелки, то стояла рядом с Хойтом Фортенберри, свои женихом, сидевшем, как на насесте, на барном стуле. Оказалось, что Хойтова мамаша была только рада посидеть с сыном Холли, когда Хойт хотел провести вечер с Холли. Сейчас трудно по ее виду догадаться, что когда-то она была мрачной последовательницей культа Виккан. Ее темно-русые волосы доходили почти до плеч, макияжа почти не было, и она постоянно улыбалась. Да и Хойт, снова лучший друг моего брата после того, как они разрешили свои противоречия, выглядел сильнее теперь, когда у него была Холли. Я глянула на Сэма, говорившего по мобильнику. Сэм часто болтал по сотовому в последнее время, и я подозревала, что он с кем-то встречается. Я могла бы напрячься и прочесть в его мозгу( хоть у перевертышей это сделать сложнее, чем у простых людей), но я старалась держаться подальше от Сэмовых мыслей. Это просто некрасиво, рыться в мозгу у дорогих тебе людей. Сэм улыбался в трубку, так приятно было видеть его беззаботным, хоть и ненадолго.

- Ты часто видишься с вампиром Биллом? - спросил Сэм, когда я помогала ему закрываться час спустя.

- Нет. Давно его не видела, - ответила я.

- Может, он избегает меня?

Я пару раз ходила к его дому, оставила ему упаковку Настоящей крови и записку с благодарностью за его помощь, но он так и не позвонил и даже не зашел.

- Он заходил, когда тебя не было. Думаю, тебе следует навестить его, - сказал Сэм.

- Больше ничего не скажу.

Март

Конец четвертой недели

В один прекрасный вечер на неделе я копалась в шкафу в поисках большого фонаря. Предложение Сэма навестить Билла тревожило меня. так что вернувшись с работы, я решила прогуляться через кладбище к дому Билла. Кладбище "Милый Дом" - старейшее в приходе Ренар. Для мертвых места почти не осталось, так что появилось новое из рода "парков-кладбищ", где вместо крестов плоские надгробия, к югу от города. Я ненавидела его. Пусть земля была тут неровной, деревья разрослись, а некоторые ограды повалились, особенно у старейших надгробий, я любила это кладбище. Мы с Джейсоном частенько играли тут детьми, когда удавалось сбежать от бабушкиного надзора. Путь к дому Билла сквозь памятники и деревья был привычным мне еще с тех пор, как Билл стал моим первым бойфрендом. Лягушки и жуки только начали свое пение в преддверии лета. Настоящий шум начнется с более теплой погодой. Я вспомнила, как Д\Эрик спросил меня, не боюсь ли я жить у кладбища, и улыбнулась. Лежащих в земле мертвецов я не боялась. Ходячие говорящие мертвецы были куда опаснее. Я срезала розу, чтобы положить на бабушкину могилу. Я была уверена, она знала, что я здесь, думаю о ней. В старом доме Комптонов, построенном так же давно, как и мой дом, горел неяркий свет. Я нажала звонок. Я была уверена, что Билл дома, его машина стояла у дома. Может, конечно, гуялет в здешних лесах. Мне пришлось подождать, но наконец скрипучая дверь отворилась. Он включил свет на крыльце, и я едва сдержала крик. Он ужасно выглядел. Билл был отравлен серебром во время Войны Фей, благодаря укусу серебряных зубов Нива. С тех пор он получил большое количество крови от собратьев-вампиров, но мне было неприятно видеть, что цвет его кожи так и не сменился с серого на белый. Он запинался при ходьбе и дергал головой, как старик.

- Заходи, Сьюки, - сказал он. Даже его голос звучал слабо, не как раньше. Пусть его слова были вежливы, я не понимала, что он на самом деле думает о моем визите. Я не могу читать мысли вампиров, поэтому меня с самого начала так тянуло к Биллу. Представьте себе, как опьяняет тишина после безостановочного и нежеланного доступа к чужим мыслям.

- Билл, - начала я, стараясь не выдать свой шок.

- Тебе уже лучше? Яд в твоем организме...

Он выходит?

Клянусь, он вздохнул. Жестом он предложил пройти в гостиную. Лампы не горели. Билл зажег свечи. Я насчитала их восемь. Чем он занимался, сидя в мерцающем свете?

Слушал музыку? Он любил свои диски, особенно Баха. Я беспокойно уселась на кушетку, а Билл приставил свое любимое кресло к кофейному столику. Он был привлекателен, как всегда, но в лице его недоставало живости. Было очевидно, что он страдал. Теперь я понимала, зачем Сэм попросил меня прийти.

- Ты в порядке? - спросил он.

- Мне гораздо лучше, - я тщательно подбирала слова. Он видел весь ужас, который со мной сотворили.

- Шрамы... увечья?

- Шрамы остались, но я не ожидала, что они так быстро будут затягиваться. Все дырки на мне заштопали. Вроде есть ямка в этом бедре, сказала я, постукивая по моему левому колену.

- Но большая часть бедра все же моя. Я попыталась улыбнуться, но улыбка вышла озабоченной.

- А тебе лучше? - снова спросила я в замешательстве. Я не хуже, сказал он. Он слегка пожал плечами. Что с апатией? Сказала я.

- Я, кажется, не хочу ничего больше, - сказал Билл, после долгой паузы.

- Компьютер меня больше не интересует. И я не намерен продолжать работу над своей базой данных. Эрик присылает сюда Фелицию, чтобы упаковать заказы и отослать их. Она делится со мной кровью, когда бывает здесь.

Фелиция была барменом в Фангтазии. Она вампир не так давно. А вампиры страдают от депрессии? Или во всем виновато отравление серебром?

- Неужели никто не может тебе помочь? То есть помочь вылечиться?

Он сардонически ухмыльнулся.

- Мой создатель, - сказал он.

- Если бы я пил кровь Лорены, я бы уже давно исцелился.

- Что ж, облом.

Я не могла показать ему, как это меня нервировало, но увы. Ведь я убила Лорену. Я встряхнулась. Ее надо было прикончить, все уже прошло и быльем поросло.

- А других вампиров она не создала?

Билл, кажется, выглядел уже не таким апатичным.

- Да, конечно. У нее есть еще один ребенок.

- А это помогло бы? Взять у него кровь?

- Не знаю. Возможно. Но я не стану. Я не могу просить её.

- Ты не знаешь, поможет ли это? Пора вам, вампирам, завести пособие для чайников или типа того.

- Да, - сказал он, как будто такая мысль не приходила ему в голову.

- Пожалуй, нужно.

Я не собиралась спрашивать Билла, почему он так не хочет связаться с тем, кто может ему помочь. Билл был упрямый, настойчивый мужчина, и мне не удалось бы его переубедить, раз уж он все решил. Минуту мы сидели в тишине.

- Ты любишь Эрика? - внезапно спросил Билл. Он внимательно глядел на меня глубокими карими глазами, когда мы только познакомились, эта черта меня очень привлекала. Мои знакомые помешались, что ли, на моих отношениях с шерифом Пятого округа?

- Да, - уверенно ответила я.

- Я люблю его. А он сказал, что он любит тебя?

- Да.

Я смотрела прямо на него.

- Я ночами желаю, чтобы он умер, - сказал Билл.

- Мы были действительно честными сегодня. Много что меняется вокруг.

- По некторым людям я бы тоже скучать не стала, - признала я.

- Такие мысли приходят в голову, когда я вспоминаю дорогих мне людей и скорблю о смерти Клодин, бабушки и Трея.

И это еще не полный список. Так что я думаю, я знаю, что ты чувствуешь. Но я прошу - пожалуйста, не желай плохих вещей Эрику. Я уже стольких потеряла, что не перенесу потерю еще одного дорогого мне человека.

- Кому ты желаешь смерти, Сьюки? - В его глазах сверкнуло любопытсво.

- Я не собираюсь тебе рассказывать.

Я чуть улыбнулась.

- А то ты можешь исполнить мои мечты. Как с дядей Бартлеттом.

Когда я узнала, что Билл убил брата моей бабушки, который приставал ко мне, тогда-то и надо было собирать вещички и бежать. Разве моя жизнь не сложилась бы тогда по-другому? Но уже было поздно.

- Ты изменилась, - сказал он.

- Да уж, конечно. Несколько часов подряд я думала, что умру. Мне было больно, как никогда в жизни. А Нив и Лохлан наслаждались этим. Во мне что-то сломалось. Когда вы с Найлом убили их, я словно получила ответ на самую главную молитву в своей жизни. Я считаюсь христианкой, но зачастую не могу даже осмелиться так себя теперь называть. Во мне осталось столько безумия. Когда я не могу уснуть, то думаю о тех, кто плевать хотел на всю боль и страдания, которые они мне причинили. И думаю, что я бы обрадовалась их смерти.

То, что я смогла рассказать Биллу об этой страшной стороне себя, показывало, как мы близки.

- Я люблю тебя, - сказал он.

- Что бы ты ни делала и ни говорила - мои чувства неизменны. Попроси меня зарыть труп или сделать кого-то трупом, для тебя сделаю без сомнения.

- У нас были плохие моменты, Билл, но ты навсегда будешь в моем сердце.

Меня покробила эта банальность, которая сорвалась с моих губ. Но иногда и клише бывает правдой. В этот раз так и было.

- Вряд ли я достойна такой заботы, - признала я. Ему удалось улыбнуться.

- Достойна ты или нет, а только влюбляешься в человека не за его достоинства. Но я бы поспорил с твоей оценкой себя. Я считаю, ты прекрасная женщина и всегда стараешься вести себя достойно. Никто не может быть беззаботным и веселым, пройдя через то, что вынесла ты. Я поднялась, собираясь идти. Сэм хотел, чтобы я повидала Билла и осознала его положение, и я это сделала. Когда Билл встал, чтобы проводить меня до двери, я заметила, что он потерял былую быстроту движений.

- Ты ведь выживешь, да? - с внезапным испугом спросила я.

- Думаю, да, - сказал он, как будто ему было все равно.

- Но на всякий случай, поцелуй меня.

Я обняла его рукой за шею, той рукой, которая не обгорела, и позволила его губам прижаться к моим. Ощущения от его тела, его запах, - все это наполнило меня воспоминаниями. Кажется, мы довольно долго простояли, прижавшись друг к другу, но вместо возбуждения я чувствовала покой. Странно, как четко я осознавала, что дышу, ровно и медленно, как будто во сне. Когда я отступила, то заметила, что Билл выглядел значительно лучше. Я подняла брови.

- Твоя кровь фейри помогла мне, - сказал он.

- Да я всего на одну восьмую фейри. И крови ты у меня не брал.

- Близость, - коротко ответил он.

- Прикосновение кожи к коже.

Его губы изогнулись в улыбке.

- А если бы занялись любовью, я бы еще поздоровел.

Чушь, подумала я. Не могу не признать, что его невозмутимый голос пробудил на мгновение искру желания во мне.

- Билл, даже не надейся, - сказала я.

- Подумай лучше, как выследить другого ребенка Лорены.

- Да, - сказал он.

- Может быть.

В его темных глазах был странный свет, возможно, побочный эффект отравления или же просто отблеск свечей. Я знала, что он и пытаться не будет связаться с другим отпрыском Лорены. Если мой визит и оживил его, то ненадолго. Я шла через кладбище, немного грустная, но одновременно и довольная, мне льстила сила его любви. Привычным жестом я похлопала по надгробию Билла. И конечно, пока я осторожно шагала по неровной земле кладбища, я думала о Билле. Он был солдатом Конфедерации. Он пережил войну, но стал жертвой вампира, едва возвратился домой к жене и детям, трагический конец тяжелой жизни. Я снова порадовалась тому, что убила Лорену. Вот что мне в себе не нравилось: я не сожалела о том, что убила вампира. Что-то внутри меня настаивало, что они и так уже мертвы, и важна только первая смерть. Когда я убила человека, которого ненавидела, моя реакция была куда сильнее. Затем я подумала, что, может, лучше избежать боли, чем мучиться мыслью, что я не слишком переживаю об убийстве Лорены. Ненавижу рассуждать о морали, она так часто не совпадает с моей инстинктивной реакцией. Итогом этого самокопания было лишь то, что я прикончила Лорену, которая могла излечить Билла. Билла ранили, когда он пришел мне на помощь. Конечно, я была ему обязана. Надо поробовать что-то придумать. К тому времени, как я поняла, что иду одна в темноте и должна бы до смерти бояться ( по мнению Д'Эрига), я уже подошла к своему хорошо освещенному заднему двору. Возможно, тревоги о моем моральном состоянии были хороши тем, что отвлекали от воспоминаниях о физических пытках. Или я повеселела оттого, что я улучшила кому-то настроение, обняла Билла, и ему полегчало. Когда я легла спать в ту ночь, то заснула в любимой позе, не ворочалась и не металась, и даже сны мне не снились, по крайней мере, я ни одного не запомнила. Всю следующую неделю я наслаждалась здоровым сном, в результате я почти что пришла в себя. Постепенно, но ощутимо. Я не придумала, как помочь Биллу, но я купила ему диск (Бетховена) и положила туда, где он сможет найти его, когда вылезет из своего убежища для дневного сна. На днях я послала ему электронную открытку. Пусть знает, что я думала о нем. Каждый раз, когда я видела Эрика, я становилась бодрее. И наконец у меня был оргазм, момент такой взрывной силы, будто я сберегала его на праздник.

- Ты... в порядке? - спросил Эрик. Он смотрел на меня своими голубыми глазами с полуулыбкой, не понимая, то ли поаплодировать мне, то ли вызвать скорую.

- Я в полном-преполном порядке, - прошептала я. Черт с ней, с грамматикой.

- Я в таком порядке, что, кажется, сейчас соскользну на пол и останусь там в лужице.

Его улыбка стала довольной.

- Так тебе было хорошо? Лучше, чем раньше?

- Так ты знал.

Он вопросительно изогнул бровь.

- Ну конечно, ты знал. Мне просто... надо было разобраться с некоторыми вещами.

- Так и знал, что не в сексе проблема, жена моя, - сказал Эрик, и хотя слова звучали нахально, на лице его читалось облегчение.

- Не зови меня своей женой. Этот так называемый брак - всего лишь стратегический шаг. А что касается твоего предыдущего заявления. Ты занимаешься сексом на пятерку, Эрик.

Я не могла не похвалить то, что было достойно похвалы.

- Все проблемы были в моей голове. Теперь я все исправила.

- Хватит нести чушь, Сьюки, - пробормотал он.

- Давай-ка я лучше покажу тебе секс на пятерку. Что-то мне подсказывает, что ты можешь кончить еще раз.

Как оказалось, он был прав.

Глава 1

Апрель

Я люблю весну по многим очевидным причинам. Мне нравится, что распускаются цветы ( а в Луизиане они зацветают рано), что чирикают птицы, что белки носятся по моему двору. Мне нравится, как оборотни воют вдалеке. Да нет, шучу. Но покойный Трей Доусон сказал мне как-то, что весна - любимое время года у оборотней. Дичи становится больше, и охота заканчивается скорее, а значит, остается больше времени на еду и игры. Так как я думала об оборотнях, то услышать одного из них было не такой большой неожиданностью. Солнечным утром в середине апреля я сидела на переднем крыльце с второй чашкой кофе и журналом, все еще не переодев пижамные штаны и футболку с Суперженщиной, как мне на мобильник позвонил вожак шривпортской стаи.

- Ага, - сказала я, глядя на знакомый номер. Я откинула крышку.

- Привет, - осторожно сказала я.

- Сьюки, - сказал Олси Эрво. Уже много месяцев я не виделась с Олси. Олси занял пост вожака год назад, в ночь кровавой резни.

- Как жизнь?

- Бьет ключом, - сказала я на полном серьезе. Счастливая, как моллюск. Я здорова. В двадцати футах от меня кролик скакал по клеверу. Весна.

- Все еще встречаешься с Эриком? Это из-за него ты в таком хорошем настроении?

Всем-то надо было знать.

- Да, я все еще встречаюсь с Эриком. И уж конечно, я от этого счастлива.

Вообще-то, Эрик говорил мне, что "встречаться" - неверный термин. Хотя я и не считала себя замужем просто потому, что когда-то вручила ему церемониальный нож (Эрик воспользовался моим незнанием для своих манипуляций),а вот вампиры были другого мнения. Брак между человеком и вампиром не то же самое, что между людьми ("люби, почитай и слушайся"), но Эрик рассчитывал, что брак принесет мне очки в мире вампиров. С тех пор все шло как по маслу, с вампирской точки зрения. Если не считать Виктора, который не пустил Эрика мне на помощь, когда я умирала, а Виктор должен был умереть. Силой воли я отвлеклась от этих мрачных мыслей. Видите? Так было гораздо лучше. Теперь я поднималась с кровати почти так же энергично, как раньше. В прошлое воскресенье я даже сходила в церковь. Позитив.

- Что происходит, Олси? - спросила я.

- Окажи мне услугу, - ответил Олси, и я почти не удивилась.

- Чем могу помочь?

- Можно нам завтра ночью использовать твою землю для нашего гона в полнолуние?

Я заставила себя обдумать его слова, прежде чем на автомате согласиться. Я учусь на своем опыте. У меня была земля, которая была нужна оборотням, но дело было не в этом. Я все еще владела двадцатью с лишним акрами земли вокруг дома, хотя бабушка продала большую часть старой фермы, когда столкнулась с финансовыми проблемами, воспитывая меня с братом. Хотя кладбище занимало изрядный кусок земли между владениями Билла и моими, места вполне хватало, особенно, если он был не против пустить их на свою землю. Я вспомнила, что стая уже бывала здесь. Я обдумывала идею со всех сторон. Никаких затруднений, вроде бы, не предвиделось.

- Добро пожаловать, - сказала я.

- Вам стоит, пожалуй, и с Биллом это обсудить.

Билл не реагировал на мои маленькие знаки внимания. Вампиры и оборотни, не склонены к дружбе, но Олси человек практичный.

- Тогда я сегодня позвоню Биллу, - сказал он.

- У тебя есть его номер?

Я продиктовала.

- А почемы вы не соберетесь на твоей земле, Олси? - из чистого любопытства поинтересовалась я. Он оговорился, что стая Длинных Зубов праздновала полную луну на ферме Хервакс к югу от Шривпорта. Большая часть земель Хервекса была в лесу для охоты стаи. Хэм позвонил мне и сказал, что у ручья разбили лагерь односущие Веры, обладающие двумя сущностями, называют обычных людей. Я знала Гамильтона Бонда в лицо. Его ферма прилегала к терретории Герво, и Гэм обрабатывали несколько акров земли для Олси. Семья Бонд состояла в стае "Длинный Зуб" столько же, сколько и Герво.

- А у них есть разрешение устраивать там лагерь? - спросила я.

- Они сказали Хэму, что мой отец всгда разрешал им рыбачить там весной, поэтому они не подумали спросить меня.

Это может быть правдой. Хотя я их не помню.

- Даже если они говорят правду, это очень грубо. Они должны были позвонить тебе, - сказала я.

- Они должны были спросить, не стеснит ли это тебя. Ты хочешь, чтобы я с ними поговорила? Я могу узнать, если они врут. Джексон Герво, покойный отец Олси, не казался человеком, который бы позволил случайным людям постоянно использовать его земли. Нет, спасибо Сьюки. Я не могу тебя просить еще о чем-нибудь. Ты друг нашей стаи. Мы должны охранять тебя, а не наоборот.

- Не беспокойся об этом. Приходите все сюда. И если ты хочешь, чтобы я обменялась рукопожатиями с этими воображаемыми приятелями твоего отца, я могу сделать это. Мне было любопытно их появление так близко к полнолунию. Любопытно и подозрительно. Олси пообещал мне подумать над этой ситуацией и раз шесть поблагодарил меня за то, что я разрешила им воспользоваться моей землей.

- Не за что, - ответила я, надеясь, что сказала правду. Наконец Олси решил, что хватит благодарностей, и мы распрощались. Я зашла в дом с кофейной чашкой. В зеркале я увидела, что улыбаюсь. Я признала, что с удовольствием жду появления волков. Приятно будет знать, что я не одна тут в лесу. Как это жалко, да?

Пусть те немногие вечера, которые мы проводили с Эриком, были хороши, но большую часть времени он отсутствовал по вампирским делам. Мне это слегка надоело. Ну ладно, очень даже надоело. Если ты босс, так воспользуйся этим и возьми отгул, разве не так? Это одно из преимуществ начальника. Но у вампиров что-то творилось, к сожалению, это было мне очевидно. К этому времени новый режим уже должен был установиться, а Эрик занять подобающее ему место в системе. Виктор Мэдден должен был быть по уши занят у себя в Новом Орлеане делами королевства, ведь он был представителем Фелипе в Луизиане. А Эрику должны были позволить управлять Пятым округом на свой вполне эффективный манер. Но голубые глаза Эрика становились стальными при упоминании имени Виктора. Мои вероятно тоже. Пока что Виктор главенствовал над Эриком, мы ничего не могли изменить. Я спросила Эрика, может ли Виктор выразить свое недовольство тем, как Эрик ведет дела в Пятом округе, это была пугающая перспектива.

- Моя бухгалтерия докажет обратное, - сказал Эрик. Я держу их в разных местах. Жизнь всех людей Эрика, и, возможно, моя жизнь, зависит от того как прочно Эрик устоит в новом режиме. Я понимала, многое зависит от того, удастся ли Эрику закрепиться на посту, и мне не следовало хныкать. Это не всегда легко заставить себя чувствовать себя так, как вы должны себя чувствовать. В общем, немного волчьего воя вокруг дома внесло бы приятное разнообразие. По крайней мере, это будет что-то новое и необычное. Когда я пришела на работу в этот день, я сказала Сэму о телефонных звонках Олси. Настоящие оборотни редки. Поскольку вокруг нет ни одного, Сэм иногда проводит время с другими двусущими.

- Эй, а почему бы тебе тоже не придти? - предложила я.

- Ты мог бы обернуться волком, ведь ты настоящий перевертыш, и смешался бы с другими.

Сэм откинулся на спинку своего крутящегося стула, радуясь возможности под благовидным предлогом прервать заполнение документов. Сэм, ему тридцать, он на три года старше меня.

- Я встречался кое с кем из стаи, так что, может, это будет весело, - сказал он, обдумывая мое предложение. Но через мгновение он уже качал головой.

- Это было бы все равно, что пойти на заседание NAACP (Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения) в роли негра. Будучи имитацией перед реальными. Вот почему я никогда не был с пантерами, хотя Кельвин говорил мне, что мне будут рады.

- Ой, - сказала я, устыдившись.

- Об этом я не подумала. Извини.

Мне было интересно, с кем он встречался, но опять-таки это не мое дело.

- А, не волнуйся.

- Мы знакомы много лет, а я так мало знаю о тебе, - сказала я.

- О твоих традициях, например.

- Даже моя семья еще только начинает узнавать об этом. Ты знаешь больше, чем они.

Сэм раскрыл перед другими свою природу одновременно с оборотными-волками. Так же, как и его мать. С этим откровением в семье не сразу смирились. Вообще-то, отчим Сэма даже стрелял в его мать, а теперь они разводились,- ничего удивительного.

- Твой брат все-таки женится? - спросила я.

- Крейг и Дейдра собираются на консультацию. Её родители были очень расстроены, что она выходит замуж за человека, в семье которого есть такие люди, как я и мама. Они не понимают, что все дети Крейга и Дейдры просто не могут обернуться животными. Это может быть только первенец чистокровной пары оборотней.

Он пожал плечами.

- Я думаю, они справятся, однако. Я только жду, чтобы они назначили новую дату. Все еще хочешь пойти со мной?

- Конечно.

Хотя я вздрогнула, представив, как скажу Эрику, что уезжаю из штата с другим мужчиной. Но я обещала Сэму еще тогда, когда мы с Эриком еще не встречались.

- Ты думаешь, что если приведешь туда оборотня в качестве своей подруги, семья Дейдры воспримет это как оскорбление?

- По правде говоря, - сказал Сэм, - Великое откровение не прошло там настолько гладко для двусущих, как в Бон Темпс

Я знала из местных новостей, что Бон Темпс в этом смысле повезло. Его жители разве что моргнули, когда веры и другие двусущие объявили о своем существовании, последовав примеру вампиров. Просто дайте мне знать, что происходит, сказала я. И приходи завтра ко мне, если передумаешь и захочешь поохотиться со стаей.

- Вожак стаи не пригласил меня, - сказал Сэм, улыбаясь. Зато хозяйка земли разрешила. До конца моей смены мы больше не говорили об этом, поэтому я решила, что Сэм придумал себе какое-то другое занятие на это полнолуние. Ежемесячное превращение обычно длится три ночи - три ночи, когда все двусущие, если им представляется возможность, отправляются в леса (или на улицы городов) в своей животной форме. Большинство оборотней - тех, кто уже родился такими - могут изменяться в любое время, но полнолуние - это особое время для них всех, включая и тех, кто приобрел вторую природу в результате укуса. Я слышала, что существует лекарство, которое может подавить процесс изменения; например, оборотни, служащие в армии, должны его принимать. Но все они ненавидят делать это, и, догадываюсь, они становятся не самой веселой компанией в подобные ночи. К счастью, следующий день у меня был выходным. Если бы мне пришлось возвращаться домой из бара поздно ночью, даже короткий путь от машины до дома мог бы стать слегка нервирующим, с учетом разгулявшихся поблизости волков. Не представляю, насколько веры сохраняют свое человеческое сознание, когда изменяются, к тому же не все члены стаи Олси лично со мной знакомы. Раз уж я была дома, перспектива принимать у себя оборотней меня не напрягала. Когда компания собирается поохотиться в твоем лесу, не требуется никаких приготовлений. Не нужно готовить или убирать дом. Зато был стимул прибраться во дворе, раз все будут там собираться. Погода была прекрасная, я надела бикини, кроссовки и перчатки и взяласьза дело. Палки, листья и сосновые шишки были отправлены в костер вместе с некоторыми обломками изгороди. Я убедилась, что весь садовый инструмент убран в сарай, который я заперла. Я смотала шланг, которым поливала цветы в горшках, украшавшие задние ступеньки. Я проверила защелки на огромном мусорном баке. Он был куплен специально, чтобы отпугивать енотов, но ведь и волк мог заинтересоваться им. Я провела приятный день, лодырничая на солнышке, напевая под настроение, не попадая по нотам. Точно на закате начали прибывать машины. Я подошла к окну. Оборотни позаботились о том, чтобы не загромождать двор машинами: в каждой сидело по нескольку человек. Но моя подъездная дорога все равно будет блокирована до утра. Я подумала, что остаться дома было удачной идеей. С кем-то из членов стаи я была знакома, некоторых знала в лицо. Гамильтон Бонд, друг детства Олси, запарковался и продолжал сидеть в своем грузовике, разговаривая по мобильному. Мое внимание привлекла худая яркая девушка, предпочитавшая кричащие шмотки в стиле МТВ. Впервые я заметила ее в шривпортском баре "Опохмелка", она исполняла обязанности по уничтожению раненых врагов, после того как стая Олси победила в войне оборотней, кажется, ее звали Дженналинн. Я также узнала двух женщин, которые принадлежали к атакующей стае и сдались к концу битвы. Теперь они присоединились к своим бывшим врагам. Тогда сдался еще один юноша, но он мог быть кем угодно из тех, кто шатался сейчас по моему двору. Наконец то Олси приехал на своем грузовике. Вместе с ним в машине сидели еще двое. Олси высокий, рослый, как правило и все Веры. Он привлекательный мужчина. У него черные волосы и зеленые глаза, ну и, конечно, он очень сильный. Олси обычно вежливый и тактичный, но у него есть и жесткая сторона, конечно. От Сэма и Джейсона до меня доходили слухи, что с тех пор как он стал лидером стаи, ему пришлось эту сторону частенько демонстрировать. Я заметила, что Дженналинн постаралась очутиться у двери грузовика, когда Олси выходил. Следом вышла женщина, около тридцати лет, и бедра у нее были что надо. Ее темные волосы были убраны в узел, а камуфляжная майка демонстрировала ее мускулы и спортивную фигуру. В данный момент Камо осматривалась на переднем дворе как будто была налоговым инспектором. Следующим был мужчина, постарше и покруче. Иногда, даже если вы не телепат, глядя на человека, можно сказать, что у него тяжелая жизнь. У этого человека она была именно такой. По тому, как он двигался, было понятно, что он всегда готов к неприятностям. Интересно. Я наблюдала за ним, не отрываясь. У него были сияющие темно-коричневые волосы до плеч, которые обрамляли его лицо целым ореолом спиральных локонов. Я обнаружила, что смотрю на него с завистью. Мне всегда хотелось, чтобы мои волосы можно было так уложить. Закончив завидовать его прическе, я заметила, что кожа мужчины была цвета шоколадного мороженого. Хотя он не был столь высок, как Олси, у него были широкие плечи и отличная мускулатура. Если бы у меня стояла сигнализация против плохих парней, она бы сработала, едва парень с локонами ступил на дорожку к дому.

- Опасность, Уилл Робинсон, - сказала я вслух. С Камо или Corkscrew («Спиральными локонами») я никогда раньше не встречалась. Гамильтон Бонд вылез из грузовика и присоединился к маленькой группе, но не поднялся на крыльцо, чтобы стоять рядом с Олси, Corkscrew, и Камо. Гэм держался позади. Дженелин присоединилась к нему. Стая «Длинный клык», судя по всему, пополняла свои ряды и пересматривала иерархию. Отвечая на стук в дверь, я приняла вид гостеприимной хозяйки. Бикини могли не правильно истолковать (Ням, ням, доступная!). Так что пришлось натянуть джинсы и футболку "Фангтазии". Я распахнула дверь настежь.

- Олси! - я была действительно рада его видеть. Мы слегка приобняли друг друга. Он казался ужасно горячим, тогда как последнее время я обнималась в основном только с Эриком, температура которого была ниже комнатной. Я почувствовала чьи-то бурлящие эмоции и поняла, что Камо, хоть и улыбается, но отнюдь не рада нашим объятьям. Гамильтон! - сказала я. Ему я кивнула, он стоял слишком далеко, чтобы с ним обниматься.

- Сьюки, - сказал Олси. - Познакомься с новыми членами. Это Аннабелль Баннистер.

Имя "Аннабелль" подходило этой женщине меньше, чем кому-либо, кого я встречала раньше. Мы, разумеется, пожали руки, и я сказала, что рада с ней познакомиться.

- Кажется, ты знаешь Гэма и встречалась с Дженналинн? - спросил Олси, кивнув головой в их сторону. Я кивнула двоим людям, стоявшим внизу лестницы.

- А это Басим аль Сауд, моя новая правая рука, - сазал Олси.

Он произнес имя "Ба-сим" так непринужденно, как будто каждый день представлял мне арабов. Зашибись.

- Привет, Басим, сказала я. Я протянула руку. Одна из обязанностей "правой руки" была до смерти пугать всех подряд, и Басим, казалось, идеально подходил для этой работы. Довольно неохотно он протянул мне руку. Я пожала ее, гадая, смогу ли прочитать его мысли. Зачастую оборотней очень сложно "читать" из-за их двойственной сущности. И конечно, никаких четких мыслей я не уловила, только мешанину из недоверия, агрессии и желания. Как ни смешно, примерно тоже я "прочла" у Аннабелль, которую прозвала Камо.

- И давно вы Шривпорте? - вежливо поинтересовалась я. Я перевела взгляд с Аннабелль на Басима, адресуя вопрос им обоим. Шесть месяцев, сказала Аннабелль.

- Я перевелась из стаи "Убийц оленей" в Северной Дакоте. Так она служила в Воздушных Войсках. Ее база располагалась в Южной Дакоте, а потом она перевелась на базу ВВ Барксдейл в Боссьер-Сити, соседнем с Шривпортом городе.

- Я здесь уже два месяца, - ответил Басим.

- И мне начинает тут нравиться.

Несмотря на экзотическую внешность, у него был лишь небольшой акцент, а его английский - намного лучше моего. Судя по его стрижке, он определенно не состоял в вооруженных силах.

- Басим покинул свою предыдущую стаю в Хьюстоне, - охотно пояснил Олси. - и мы рады, что он стал одним из нас. Слово "мы" не включало в себя Хэма Бонда. Может я и не могла "читать" Хэма так же хорошо как людей, но он явно не был ярым поклонником Басима. Так же и Дженналинн, она относиласьк Басиму с негодованием, но и желала его в то же время. В тот вечер стая была переполнена желанием. Гляда на Басима и Олси, это легко было понять.

- Приятно провести вечер, Басим, Аннабелль, - сказала я, прежде чем повернуться к Олси.

- Олси, моя земля простирается чуть более, чем на акр за ручей к востоку, на пять акров к югу до колеи, которая идет к нефтяному источнику, а на север вокруг задней части кладбища.

Глава стаи кивнул.

- Я вчера звонил Биллу, он разрешил использовать его территорию в лесу. Его не будет дома до рассвета, так что мы его не побеспокоим. А ты, Сьюки? Поедешь вечером в Шривпорт или останешься дома?

- Останусь здесь. Если я вам нужна для чего либо, просто входите в дверь. Я улыбнулась всем им. Ну уж вряд ли, блондиночка, подумала Аннабелль.

- Но вам может понадобиться телефон, - сказала я ей и она подпрыгнула. Или какая ни будь медицинская помощь. В конце концов, Аннабелль, ты никогда не знаешь, с чем можешь встретиться. Я улыбалась, когда начала, но улыбка исчезла с лица, когда я закончила. Люди должны стараться быть вежливыми. Еще раз спасибо за использование вашей земли. Мы соберемся в лесу, - сказал Олси быстро. Темнота опускалась быстро, - и я могла видеть других веров, скользящих под прикрытием деревьев. Одна из женщин запрокинула голову и заскулила. Глаза Басима уже были круглыми и более золотистыми.

- Доброй ночи, - сказала я, вернулась в дом и заперла дверь. Трое оборотней спускались по ступенькам. Голос Олси доносился до меня.

- Я же говорил, что она телепат, - сказал он Аннабелль, когда они направлялись в лес следом за Хэмом. Джанелин внезапно начала бежать к линии деревьев, она была близка к перемене. Только Басим оглянулся на меня в тот момент, как я закрывала деревянную дверь. Его взгляд был похож на тот, что бывает у зверей в зоопарке. А затем стало совсем темно. Веры меня слегка разочаровали. Не так уж они шумели, как я ожидала. Я не выходила из дома, конечно, закрылась на все замки и задернула все занавески, что обычно не было в моих правилах. В конце концов, я живу посреди леса. Я немного посмотрела телевизор, почитала. Чуть позже, когда я чистила зубы, я услышала волчий вой. Я решила, что он раздается издалека, вероятно откуда-то с восточной границы моих владений. Рано утром, ровно на восходе солнца, я проснулась, услышав автомобильный шум. Веры разъезжались. Я уже почти заснула снова, как осознала, что мне нужно прогуляться в ванную. Разобравшись с этим, я уже почти проснулась. Я прошла через холл в гостиную и выглянула из-за занавески. Из-за деревьев вышел Гэм Бонд, довольно утомленный. Он разговаривал с Олси. Их грузовики остались на парковке последними. Секунду спустя появилась Аннабелль. Свет раннего утра падал на росистую траву, а трое оборотней шагали по лужайке, одетые как вчера, только обувь в руках. Они выглядели утомленными, но счастливыми. На одежде не было крови, но лица и руки были в пятнышках. Охота была удачной. Я вспомнила Бэмби, но подавила в себе жалость. Это вам не на удачу с винтовкой бродить по лесу. Через несколько секунд из леса показался Басим. В скошенных лучах света он выглядел как лесное существо, в его растрепанных волосах было полно кусочков листьев и веточек. Было что-то древнее в Басиме аль Сауде. Интересно, как он стал волком-оборотнем в Аравии, где и волков-то нет?

Пока я наблюдала за ними, Басим отошел от остальной торицы и направился к моему парадному крыльцу. Он настойчиво постучал в дверь. Я сосчитала до десяти и открыла дверь. Я старалась не пялиться на кровь. Казалось, что он успел вымыть лицо в ручье, но забыл про шею.

- Доброе утро, мисс Стекхаус, - вежливо поздоровался Басим.

- Олси велел передать вам, что через ваши земли проходили и другие существа.

Я так нахмуирилась, что ощутила морщинку на переносице.

- Какие существа, Басим?

- Как минимум один был фейри, - ответил он.

- Возможно, больше, чем один, но один - точно.

Это было невероятно примерно по шести причинам.

- Все эти следы... или пути... свежие? Или им уже несколько недель?

- Очень свежие - сказал он.

- А также сильный запах вампира. Не лучшая смесь.

- Это неприятные новости, но мне действительно нужно было их услышать. Спасибо, что сказал.

- А еще там труп.

Я уставилась на него, пытаясь сохранить невозмутимость. Я немало практиковалась в том, чтобы скрывать свои мысли. Любой телепат должен хорошо это уметь.

- Насколько старый труп? - спросила я, когда убедилась, что могу контролировать свой голос.

- Около полутора лет, возможно, немного меньше.

Басим не видел проблемы в этой находке. Он просто сообщал, что они нашли тело.

- Оно в глубине леса, закопано очень глубоко.

Я молчала. Святая Луиза, это, должно быть, Дебби Пелт. С того момента, как Эрик восстановил свою память о той ночи, единственная вещь, о которой я его никогда не спрашивала - где он похоронил ее тело после того, как я убила ее. Темные глаза Басима изучали меня очень внимательно.

- Олси просил, чтобы ты позвонила, если понадобится совет или помощь, - наконец сказал он.

- Передай Олси, что я благодарна за предложение. И еще раз спасибо, что сообщил.

Он кивнул, и в следующий момент уже был на полпути к грузовику, где сидела Аннабелль и отдыхала, положив голову на плечо Олси. Олси завел машину и я помахала им рукой, как только они уехали, я плотно закрыла входную дверь. Мне было о чем поразмышлять...

Глава 2

Я вернулась обратно на кухню, с нетерпением ожидая свой кофе и кусочка хлеба с яблочным соусом(?), оставленным Хелен Бельфлер в баре днем ранее. Она была хорошей юной женщиной, и я была действительно счастлива, что она и Энди ожидали ребенка. Я слышала, что бабушка Энди, древняя Мисс Кэролайн Бельфлер, чуть с ума не сошла от счастья, и в этом не могло быть сомненья. Я пыталась думать о хороших вещах, таких как Ребенок Хелен, беременность Тары и последняя ночь, проведенная с Эриком; но тревожные новости, сказанные Басимом, грызли меня все утро.

Первым делом я подумала позвонить шерифу округа Ренар. Но я никак не смогла бы рассказать им, что меня беспокоило. Веры уехали и не было ничего незаконного в разрешении им поохотиться на моей земле. Но я не могла представить себя говорящей шерифу Диаборну то, что веры сказали мне что фейри пересекали мою собственность.

Вот факт. Насколько я знала до этого момента, всем фейри, кроме моего двоюродного брата Клода было запрещено находиться в человеческом мире. По крайней мере, всем фейри Америки. Я никогда не задумывалась об них в других странах, и теперь я закрыла глаза и поморщился от моей собственной глупости. Мой прадед Найл закрыл все порталы между миром фейри и нашим. По крайней мере, он сказал мне, что собирается это сделать. И я предполагала, что все они ушли, за исключением Клода, который жил среди людей все время что я знала его. Так как же фреи прошли сквозь лес, и к кому я могла обратиться за советом по этому вопросу? Я не могла просто сидеть сложа руки. Моой прадед искал отступника Дермота, ненавидящего самого себя наполовину человека, до тех пор, пока он не закрыл портал. Мне нужно было признать возможность того, что Дермот, который был просто сумасшедшим, остался в человеческом мире. Тем не менее это случилось, я должена былы верить, в то что по близости от моего дома была опастность. Мне нужно поговорить с кем нибудь по этому поводу. 

Я могла бы довериться Эрику, потому что он мой любовник, или Сэму, потому что он был моим другом, или даже Биллу, потому что его земли граничили с моими, и его это будет также касаться. Или я могу поговорить с Клодом, помотреть, даст ли он мне какое то понимание ситуации. Я села за стол с чашкой кофе и куском хлеба с яблочным повидлом, слишком расстроенная, чтобы чтобы читать или включить радио и послушать новости. Я закончила одну чашку кофе и начала другую. На автопилоте я приняла душ, заправила постель и сделала все другие обычные утренние дела.

Наконец, я села за компьютер, который я привезла домой из квартиры в Новом Орлеане моей кузины Хедли, и проверила мою электронную почту. Не сказать, что я делаю это регулярно. Я знаю очень мало людей, кто мог бы прислать мне e-mail, и у меня просто не было привычки проверять почту каждый день. У меня было несколько сообщений. В первом обратный адрес был мне незнаком. Я кликнула его мышкой. Стук в заднюю дверь заставил меня подпрыгнуть, как лягушку. Я отодвинула стул. После секундного колебания я достала дробовик из чулана в прихожей. Затем я подошла к задней двери и заглянула в новый дверной глазок. "Заговори о дьяволе," - пробормотала я. Этот день был просто полон сюрпризов, хотя еще даже не было и 10:00.

Я положила ружье и открыла дверь.

- Клод, сказала я. Входи. Ты хочешь пить? У меня есть кола, кофе и апельсиновый сок.

Я заметила, что через плечо Клода был перекинут ремень большой сумки. С виду крепкий, мешок был набит одеждой. Не припомню, чтобы я приглашала его на пижамную вечеринку. Он вошел и выглядел серьезно и несколько несчастливо. Клод был в моем доме прежде, но нечасто, и он оглядывался вокруг на моей кухне. Кухня была новой, поскольку старая сгорела, эта с блестящей техникой, смотрелась и работала на уровень выше.

- Сьюки, я не могу оставаться в нашем доме один дальше. Могу я пожить у тебя какое то время, кузина?

Я попыталась поднять свою челюсть от пола прежде, чем он заметил, как я потрясена тем, что, во первых, Клод признался, что он нуждался в помощи; во-вторых, тем, что он признавался в этом мне; и в-третьих, что Клод остался бы в том же самом доме со мной, так как он обычно думал обо мне на том же самом уровне как о жуке. Учитывая отношение Клода к людям вообще и женщинам в частности, это было равносильно двум голам в его ворота. Плюс, конечно же, была Клодин, умершая при моей защите.

- Клод, - сказала я, пытаясь показать только сочувствие, - присядь. Что случилось? - я поглядела на дробовик, несказанно радуясь, что он в пределах досягаемости. Клод бросил на него только случайный взгляд. Через мгновение, он поставил свою сумку и просто стоял на месте, как будто не мог решить, что делать дальше. Это выглядело нереальным, находиться на моей кухне наедине с моим кузином фейри. Хотя по всей видимости он принял решение остаться жить среди людей, он был далек от того, чтобы быть с ними белым и пушистым. Хотя Клод физически очень привлекательный, был неразборчивым придурком, насколько я заметила. Он сделал операцию, благодаря которой его уши стали походить на человеческие, и больше не тратил энергию на сохранение человеческого облика. И насколько я знала, сексуальные связи Клода всегда были с человеческими мужчинами.

- Ты все еще живешь в доме, который делил со своими сестрами?

Это было прозаичное ранчо с тремя комнатами в Монро.

- Да.

Окей. Я ждала немного более подробной информации.

- Ты разве не занимаешься больше своимм барами?

Владея и управляя двумя стриптиз-клубами - "Хулиганами" и еще одним новым местом, которое он недавно приобрел - и выступая в "Хулиганах" по меньшей мере раз в неделю, мне казалось, Клод имел и постоянное занятие, и хороший доход. Будучи в высшей степени привлекательным, он делал огромные деньги на чаевых, а периодические подработки фото-моделью еще больше увеличивали его доход. Клод мог заставить даже самую степенную бабушку пускать слюни. Находясь в одной комнате с кем-то таким великолепным делал женщин желающими более тесного контакта. пока он не открывал рот. Плюс, он не должен был больше делиться доходом от клуба со своей сестрой. Я продолжаю работать. И я не нуждаюсь в деньгах. Но без компании моего собственного вида. Я чувствую, что голодаю.

- Ты серьезно? - ляпнула я, не подумав, за что была готова себя стукнуть. Но Клод, нуждающийся во мне (или в ком угодно, в этом отношении) - это выглядело маловероятно. Его просьба остаться со мной была полностью неожиданной и неприятной. Но моя бабушка мысленно меня упрекнула. Я смотрела на члена моей семьи, одного из немногих, оставшихся в живых, и/или доступных для меня. Моя дружба с моим прапрадедушкой Найлом закончилась, когда он вернулся в страну фейри и захлопнул дверь за собой. Хотя Джейсон и я сгладили наши отношения, мой брат занимался собственной жизнью. Моя мама, мой папа, моя бабушка были мертвы, моя тетя Линда и моя кузина Хэдли были мертвы, и я очень редко видела маленького сына Хэдли. Я погасила свою злость в течении минуты.

- Во мне достаточно фейри, чтобы как-нибудь помочь тебе? - Это было все, что я могла придумать сказать.

- Да, - очень просто ответил он. - Я уже чувствую себя лучше.

Это оказалось фантастическим эхом моей беседы с Биллом. Клод наполовину улыбнулся. Если Клод выглядел нивероятно когда он был несчастен, он выглядел божественно, когда улыбался. Так как ты провела некоторое время в компании фей, это усилило твою фейскую сущность.

- Между прочим, у меня письмо для тебя.

- От кого?

- От Найла.

- Как это возможно? - как я поняла, мир фейри сейчас закрыт.

- У него есть свои пути, - сказал Клод уклончиво. - Он единственный принц сейчас, и очень могущественый. У него свои пути.

- Хмм, - сказала я. - Окей, посмотрим.

Клод вытащил конверт из своей сумки с ночными принадлежностями. Он был цвета кожи буйвола и запечатан синей каплей воска. На воске была отпечатана птица, с крыльями, раскрытыми в полете.

- Таким образом, существует волшебный почтовый ящик, - сказала я. И вы можете отправлять и получать письма?

Это письмо, так или иначе. Фейри очень хорошо уходят от ответов. Я раздраженно фыркнула. Я взяла нож и провела им под печатью. Бумага, которую я извлекла из конверта, обладала очень любопытной структурой. "Драгоценная праправнучка", - начиналось письмо. "Есть вещи, которые я не успел сказать и много вещей, что я не успел сделать для тебя, пока мои планы не разрушились в войне."

- Окей.

- Это письмо написано на коже одного из духов воды, утопивших твоих родителей.

- Ик! - вскрикнула я и уронила письмо на кухонный стол. Клод мгновенно оказался рядом со мной.

- Что случилось? - спросил он, осматривая кухню вокруг, как будто ожидал увидеть выскочившего тролля. Это кожа! Кожа! На чем еще мог бы написать Найл? - Он выглядел искренне озадаченным.

- Ой! -  даже для меня это звучало слишком по-девчоночьи. Но честно, кожа?

Она чистая, - сказал Клод, явно надеясь, что это решило мою проблему. Она была обработана. Я стиснула зубы и потянулась за письмом моего прадеда. Я сделала глубокий и успокаивающий вдох. На самом деле, материал вряд ли пах вообще. Удушая желание взять рукавицы, я заставила себя сосредоточиться на чтении.

"Перед тем, как я ушел из вашего мира, я убедился, что один из моих человеческих агентов переговорил с некоторыми людьми, которые могут помочь тебе избежать расследования человеческих властей. Когда я продал фармакологическую компанию, которой мы владели, я использовал большую часть выручки чтобы гарантировать твою свободу."

Я моргнула, чтобы остановить навернувшиеся слезы. Он не мог быть обычным прадедом, но ей богу, он сделал кое что чудесное для меня.

- Он подкупил некоторых правительственных чиновников, чтобы отозвать ФБР? Это то, что он сделал?

- У меня нет идей, - сказал Клод, пожимая плечами.

- Он написал мне тоже, чтобы сообщить о пополнении моего счета в банке на триста тысяч. Кроме того, Клодин не оставила завещания, так как совсем не собиралась... умирать. Она планировала родить и растить ребенка вместе со своим фейрийским любовником, которого я никогда не встречала.

Клод встряхнулся и сказал резким голосом:

- Найл изготовил человеческое тело и завещание, таким образом я не должен ждать годы, чтобы доказать ее смерть. Она оставила мне почти все. Она сказала об этом нашему отцу, Диллану, когда явилась ему в соответствии с нашим посмертным ритуалом.

Фейри говорят своим родственникам, что уходят, после того как перевоплощаются в форму духа. Я поинтересовалась почему Клодин явилась к Диллону, вместо того что бы явиться своему брату, выражаясь настолько тактично, насколько я могла.

- Следующий по старшенству получает видение, - сказал Клод натянуто.

- Наша сестра Клодетт явилась ко мне, потому что я был старше ее на минуту. Клодин провела свой ритуал перед нашим отцом, так как она была старше меня.

- Получается, что она рассказала вашему отцу о желании оставить ее доли в клубахтебе?

Клоду на редкость повезло, что Клодин сообщила об этом решении кому-то еще. Мне стало интересно, что бы случилось если самый старый фейри в линии был тем, кто умер. Я оставила этот вопрос на потом.

- Да. Ее часть дома. Ее машина. Хотя, у меня уже есть одна.

По некоторым причинам, Клод выглядел смущенным. И виноватым. Но с чего бы ему, скажите на милость, чувствовать вину?

- Как ты ее водишь? - спросила я, сбитая с толку. - Ведь у фейри с железом большие проблемы

- Я защищаю обнаженную кожу невидимыми перчатками, - ответил он.

- Я одеваю их после каждого душа. И я развил немного больше терпимости с каждым десятилетием, что живу в человеческом мире. Я вернулась к письму.

- Возможно, я смогу сделать для тебя кое-что еще. Я дам тебе знать. Клодин оставила тебе подарок.

- Ах, Клодин оставила мне кое-что? Что?

Я посмотрела на Клода, он не выглядел довольным. Я думаю, что он не знал содержание письма наверняка. Если Найл не упоминул о наследстве Клода, то возможно, никакого наследства он и не получил. Фейри никогда не лгут, но и правду рассказывают далеко не всегда.

- На своем счету она оставила тебе деньги. - сказал он покорно. - Там содержится ее заработок от универмага и ее доля доходов от клубов.

- О-о... как мило с ее строны.

Я несколько раз моргнула. Я старалсь не трогать свой сберегательный счет, а мой расчетный счет не чувствовал себя хорошо, поскольку я пропустила много работы в последнее время. К тому же, чаевые оставляли желать лучшего из-за того, что я плохо себя чувствовала. Улыбающиеся официантки зарабатывают больше, чем грустные. В общем, я бы легко нашла применение паре лишних сотен долларов. Может быть, я купила бы новую одежду, и мне действительно нужен новый унитаз в ванной.

- Как можно перевести эти деньги?

- Ты получишь чек от мистера Каталиадеса. Он занимается недвижимостью.

Мр. Каталиадес - даже если у него и было имя, я его никогда не слышала - был адвокатом и, почти полностью, демоном. Он вел дела и помогал разбираться с человеческими законами многим супернатуралам в Луизиане. Мне сразу полегчало, как только Клод упомянул его имя, так как я точно знала, что с мистером Каталиадесом у нас не было никаких разногласий. Что же, было необходимо принять решение насчет просьбы Клода пожить в моем доме.

- Разреши, я сделаю телефонный звонок, - сказала я и указала ему на кофейник.

- Если хочешь еще кофе, можешь сделать сам. Ты голоден?

Клод отрицательно покачал головой.

- Тогда, после того, как я позвоню Амелии, нам с тобой надо будет еще немного поболтать.

Я ушла в спальню, где стоял телефон. Амелия всегда вставала раньше меня, так как я всегда задерживалась на работе. Она ответила на звонок уже после второго гудка.

- Сьюки, - сказала она и ее голос оказался не таким уж мрачным, как я ожидала.

- Что случилось?

Я не стала придумывать, как бы ненавязчиво подвести разговор к своему вопросу.

- Мой кузен хотел бы пожить здесь некоторое время, - сказала я. - Он бы мог воспользоваться той спальней, что напротив моей, но если он расположится наверху, мы оба будем чувствовать себя комфортнее. Если ты вернешься в ближайшее время, разумеется, он переедет вместе с вещами в спальню на первом этаже. Я бы совсем не хотела, чтобы ты вернулась и обнаружила, что в твоей постели спит посторонний человек.

Последовала долгая пауза. Я напряглась.

- Сьюки, - скзаала она.  - Я люблю тебя. И ты это знаешь. И мне очень нравилось жить с тобой. Это был настоящий подарок свыше, что мне было куда пойти после всей этой истории с Бобом. Но сейчас я на какое-то время плотно застряла в Новом Орлеане. Мне тут нужно разобраться с целой кучей разных вещей.

Не сказать, что это стало для меня неожиданностью, но, все равно, слышать это было тяжело. По правде говоря, я и не ожидала, что она вернется. Я надеялась, что она почувствует себя лучше в Новом Орлеане - и так и было, в разговоре она ни разу не упомянула Трея. Ее слова подразумевали, что есть что-то еще, кроме этого горя.

- Ты в порядке?

- Да, - ответила она. - И теперь я чаще занимаюсь с Октавией.

Октавия, ее колдунья-наставница, вернулась в Новый Орлеан вместе со своим когда-то потерянным возлюбленным.

- А еще я наконец предстала перед судом. Мне придется понести наказание за - ну, ты знаешь - ту ситуацию с Бобом.

"Ситуация с Бобом" - это то, как Амелия называла случайное превращение своего возлюбленного в кота. Октавия вернула Бобу его человеческий облик, но, разумеется, Боб был зол на Амелию, как и сама Октавия. Хотя Амелия продолжала упражняться в колдовстве, очевидно, что магия трансформации не была ее коньком.

- Ну, они же не собираются устроить тебе порку, так ведь? - спросила я, стараясь обратить все в шутку.

- В конце концов, он же не умер.

Всего лишь потерял большой кусок собственной жизни, например, пропустил ураган Катрина, включая возможность связаться со своей семьей и сообщить им, что он жив.

- Некоторые из них с удовольствием выпороли меня, если бы могли. Но у нас, ведьм, это происходит иначе. Амелия изобразила смех, но он оказался неубедительным.

- В качестве наказания мне придется заниматься чем-то вроде исправительных работ.

- Это как уборка мусора или сидение с детьми?

- Ну... смешивание зелий, расфасовка наиболее часто используемых ингредиентов, чтобы они всегда были под рукой. Нужно отрабатывать дополнительные часы в магическом магазине, время от времени резать кур для ритуалов. В общем, куча беготни и никакой оплаты.

- Отстойно, - сказала я, так как лично для меня деньги всегда были больным местом. Амелия выросла в богатой семье, но я-то нет. Если бы кто-то посмел лишить меня дохода, я была бы в ярости. В какой-то момент мне стало интересно, сколько денег находится на банковском счету Клодин, и я еще раз благословила ее за заботу обо мне.

- Да, но что поделаешь, ураган "Катрина" уничтожила Нью-Орлеанский ковен.

Мы потеряли некоторых членов, которые уже никогда не вернутся, так что теперь мы не получаем их вклады, а деньги своего отца я никогда не использовала для шабашей.

- Итак, подведем итог? - сказала я.

- Я должна остаться здесь. И я не знаю, смогу ли когда-нибудь вернуться в Бон Темпс. Мне очень жаль, потому что мне действительно нравилось жить с тобой.

- И мне.

Я глубоко вздохнула, так как не хотела, чтобы мой голос звучал жалко и одиноко.

- А что насчет твоих вещей? Не то, чтобы тут много всего осталось, но тем не менее.

- Пока я оставлю их у тебя. У меня тут есть все, что мне необходимо, а остальными вещами ты можешь пользоваться, если хочешь, пока я не организую их возвращение.

Мы еще немного поболтали, но, на самом деле, все важное уже было сказано. Я забыла спросить ее, удалось ли Октавии найти способ разорвать кровную связь между мной и Эриком. Допускаю, что ответ меня не слишком интересовал. Я повесила трубку, ощущая и грусть и радость: радость от того, что Амелия отрабатывала свой долг перед общиной ведьм и того, что сейчас она была счастливие, чем в Бон Темпс после сметри Трея, а грусть - от того, что я понимала - она не собирается возвращаться. Я немного помолчала, прощаясь с ней, и пошла на кухню сказать Клоду, что второй этаж в его полном распоряжении. Выдержав его благодарную улыбку, я перешла к другому вопросу. Я не знала, как толком к нему подойти, и поэтому спросила в лоб.

- Ты бывал в лесу за моим домом?

Его лицо не изменилось.

- С чего мне там быть? - сказал он.

- Я не спрашивала тебя о мотивах. Я спросила только, бывал ли ты там. Я способна услышать, если человек, отвечая, юлит.

- Нет, - сказал он.

- Это плохая новость.

- Почему?

- Потому что веры рассказали мне, что совсем недавно там проходили фейри.

Я не отрывала взгляда от его глаз.

- И если это был не ты, кто это мог быть еще?

- В этом мире осталось совсем мало фейри, - сказал Клод. И снова уход от ответа.

- Если здесь остались другие фейри, которые не успели вернуться в свой мир до закрытия портала, ты мог бы тусовать с ними, - заметила я.

- Тебе бы не пришлось оставаться со мной, рядом с моей крошечной частью фейрийской крови. И тем не менее, ты здесь. Хотя где-то в моих лесах все еще бродит другой фейри.

Я наблюдала за выражением его лица.

- Что-то не заметно, что тебе нетерпится узнать, кто бы это мог быть. В чем дело? Почему же ты не бежишь отсюда чтобы искать фейри, объединиться с ним и жить счастливо?

Клод смотрел в пол.

- Последним должен был закрыться портал в твоем лесу, - - объяснил он.

- Я допускаю, что он не полностью закрыт. И я знаю, что Дермот, твой двоюродный дедушка, остался снаружи. Если Дермот и есть тот фейри, которого учуяли оборотни, он не будет счастлив увидеть меня. Я думала, он продолжит рассказ, но он не сказал больше ни слова. С одной стороны были плохие новости, а с другой - попытки уйти от ответа. Я все еще сомневалась в истинных намерениях Клода, но он все же был моей семьей, которая и без того стала слишком крошечной.

- Ну ладно, - произнесла я, открывая кухонный шкафчик, где держала всякую всячину, - вот ключ. Посмотрим, что из этого получится. И кстати, сегодня вечером я работаю. И нам нужно обсудить еще кое-что. Ты ведь знаешь, у меня есть бойфренд, - я уже чувствовала себя слегка смущенной.

- С кем ты встречаешься? - в вопросе Клода прозвучало что-то вроде профессионального интереса.

- М-м-м... ну... с Эриком Нортманом.

Клод присвиснул. Он выглядел одновременно восхищенным и настороженным.

- Эрик проводит здесь ночь? Мне нужно знать, если он вдруг решит наброситься на меня.

Казалось, Клод даже был отчасти не против такого поворота событий. Но проблема в том, что фэйри сводят с ума вампиров, как валериана кошек. Эрику было бы тяжело удерживать себя от соблазна укусить Клода, если бы он был вынужден находиться поблизости.

- Это плохо кончится для вас обоих, - сказала я. Но, думаю, мы все приложим усилия, чтобы этого не случилось. Эрик редко остается на ночь, он любит возвращаться в Шривпорт до рассвета. Он много работает и предпочитает просыпаться в Шривпорте. У меня есть тайное место, где вампир может находиться в относительной безопасности, но это далеко не люкс, и не идет, ни в какое сравнение с домом Эрика. А еще я немного беспокоилась на счет того, что Клод может привести в мой дом каких-нибудь странных типов. Мне не хотелось напороться на какого-нибудь незнакомца на пути в кухню в одной пижаме. Амелия пару раз приводила на ночь гостей, но это были люди, которых я знала. Я глубоко взохнула, надеясь, что то, что я собираюсь сказать, не прозвучит по-гомофобски.

- Клод, я не против того, чтобы ты хорошо проводил время, - сказала я, изо всех сил желая, чтобы этот разговор наконец закончился. Меня восхищала наглость Клода, с которой он обсуждал мою сексуальную жизнь, хотела бы я сравниться с ним в беспечности.

- Если я захочу провести ночь с кем-то, кого ты не знаешь, я приглашу его в свой дом в Монро, - сказал Клод с ядовитой усмешкой. Когда хотел, Клод был очень проницательным, отметила я.

- Или я предупрежу тебя заранее. Так пойдет?

- Конечно, - сказала я, удивившись его сговорчивости. Он произнес все нужные слова. Я немного расслабилась и показала Клоду, где лежат основные кухонные принадлежности, дала пару советов по поводу душа и фена и сказала, что гостевая ванная в его полном распоряжении. Затем я провела его на второй этаж. Амелия приложила немало усилий, чтобы украсить одну из маленьких спален, а вторую она оформила как гостиную. Свой ноут-бук она забрала с собой, но телевизор все еще был там. Я убедилась, что кровать была заправлена чистым бельем, а шкаф почти освобожден от одежды Амелии. Я также показала, где находится дверь на чердак, на случай, если ему понадобится что-нибудь убрать. Клод открыл дверь и вошел внутрь. Он осмотрел темное и забитое вещами помещение. Поколения Стекхаусов убирали туда вещи, которые, по их мнению, могли когда-нибудь пригодиться, и, признаюсь, чердак был слегка захламлен.

- Ты должна навести здесь порядок, - сказал Клод.

- Ты хотя бы знаешь, что за вещи тут лежат?

- Семейный хлам, - ответила я, придя в некоторое уныние. У меня просто не хватало мужества взяться за уборку на чердаке с того времени, как умерла бабушка.

- Я помогу тебе, - заявил Клод.

- Это будет моей платой за комнату.

Я было открыла рот, чтобы рассказать, что Амелия платила мне наличными, но во время вспомнила, что он все же родня.

- Это было бы прекрасно, - сказала я. - Хотя я не уверена, что готова этим заниматься.

Мои запястья снова болели этим утром, хотя они определенно уже лучше, чем были.

- И, раз уж ты предлагаешь свои руки, есть некоторая другая работа по дому, которая мне не под силу. Он поклонился.

- Буду рад, – сказал он.

Это было так не похоже на того пренебрежительного Клода, которого я знала.

Печаль и одиночество, казалось, разбудили что-то в прекрасном фейри; он, казалось, пришел к осознанию того, что должен проявлять немного доброты к другим людям, если он хочет получать доброту в ответ. Клод, казалось, понял, что нуждается в других людях, особенно сейчас, когда его сестры не стало. К моменту, когда пришла пора уходить на работу, мы более или менее разобрались с нашими делами.

Какое-то время я прислушивалась к тому, как Клод ходит на втором этаже, а затем он спустился вниз с полными руками средств для ухода за волосами, чтобы расставить их в ванной. Я уже положила чистые полотенца для него. Казалось, он был вполне удовлетворен ванной комнатой, которая была довольно старомодна. Но учитывая, что Клод жил еще в те времена, когда удобства вообще располагались на улице, допускаю, что он смотрел на этот предмет под другим углом. Сказать по правде, что-то глубоко во мне расслабилось благодаря звукам присутствия в доме другого человека, какое-то напряжение, которое я раньше даже не осознавала.

- Привет, Сэм, - сказала я. Он стоял за барной стойкой, когда я вышла в зал из служебной комнаты, где всегда оставляла свои ценные вещи и надевала фартук. У "Мерлотта" было не слишком много народу. Холли, как всегда, болтала с ее Хойтом, который явно растягивал свой ужин. Холли помимо рабочей футболки с логотипом "Мерлотт" надела розово-зеленые клетчатые шорты вместо форменных черных.

- Хорошо выглядишь, Холли, - поприветствовала ее я и она лучезарно улыбнулась в ответ. Хойт тоже улыбнулся, а Холли вытянула вперед руку, чтобы продемонстрировать мне новое кольцо. Я вскрикнула и бросилась обнимать ее.

- О, это прекрасно!, - сказала я.

- Холли, оно такое красивое! Так что, вы уже выбрали дату?

- Скорее всего, это будет осенью, - ответила она.

- У Хойта слишком много работы весной и летом. Это очень напряженное для него время, поэтому мы думаем об октябре или ноябре.

- Сьюки, - сказал Хойт, его голос дрогнул, а лицо приняло торжественное выражение.

- Теперь, когда мы с Джейсоном снова друзья, я собираюсь попросить его стать моим шафером.

Я мельком взглянула на Холли, которая никогда не была большой поклонницей Джейсона. Она по-прежнему улыбалась, и если я и могла заметить в ней тень сомнения, Хойт определенно их не видел.

- Он будет в восторге, - заверила я. Мне пришлось покрутиться, чтобы обслужить все мои столики, но я работала с улыбкой. я подумала, что было бы изумительно, если бы они устроили церемонию после заката. Тогда Эрик мог бы пойти со мной. Это было бы здорово! Я бы превратилась из "бедной Сьюки, которая никогда не была даже невестой" в "Сьюки, которую сопровождает на свадьбу великолепный парень".

Тогда я придумала запасной план. Если свадьба будет проходить днем, я могла бы попросить Клода пойти со мной! Он выглядит, словно сошел с обложки любовного романа. Собственно говоря, он и был моделью для этих обложек.

(Читали когда-нибудь "Леди и помощник конюха" или "Непристойную свадьбу лорда Дарлингтона"? То-то!)

Я с грустью для себя осознала, что думала об этой свадьбе исключительно с точки зрения собственных переживаний... но нет ничего болсее жалкого, чем быть на свадьбе старой девой. Я осознала, что это глупо чувствовать себя синим чулком в какие-то двадцать семь.

Но я уже от части упустила свои лучшие годы, и это все больше меня беспокоило. Многие из моих одноклассников уже были женаты (а некоторые и не один раз), некоторые были беременны - как, например, Тара, которая как раз входила в бар в широченной футболке. Я помахала ей, давая понять, что подойду поболтать, когда смогу, и понесла холодный чай для доктора Линды Тоннесен и пиво Michelob для Джесси Вейн Камминс.

- Как дела, Тара?, - я наклонилась к ней, чтобы обнять. Она уже успела плюхнуться за столик.

- Мне необходима диетическая кола без кофеина, - сказала она.

- А еще мне нужен чизбургер. С кучей маринованных по французски огурцов. Она была в ярости.

- Конечно, - сказала я.

- Я принесу колу и отдам твой заказ сию минуту.

Когда я вернулась, она уже выпила целый стакан.

- Через пять минут я об этом пожалею, потому что мне понадобится в туалет, - сказала она.

- Все что я делаю - это пью и писаю.

У Тары под глазами были огромные круги, к тому же она изрядно поправилась. Интересно, и где же эта сияющая красота беременности, о которой я столько слышала?

- Сколько тебе еще осталось?

- Три месяца, неделя и три дня.

- Доктор Динвидди назвала тебе точную дату!

- Джей Би просто не может поверить, какой толстой я становлюсь, - сказала Тара, округлив глаза.

- Он так сказал? Прямо этими словами?

- Угу. Да. Так и было.

- Святая Луиза. Этому парню надо поучиться лучше подбирать слова.

- Я бы вообще велела ему не раскрывать рта.

Тара вышла замуж за Джей Би, зная, что мозги не были его сильной стороной, и теперь пожинала результат. Но мне так хотелось, чтобы они были счастливы. Я не могла сказать ей, мол, постелила себе кроватку - теперь спи в ней. Он любит тебя, сказала я, стараясь успокоить.

- Это просто Джей Би, - отозвалась она. Она пожала плечами и выдавила улыбку. Тут Антуан крикнул, что мой заказ готов, и по алчному выражению на лице Тары я поняла, что в данный момент она гораздо больше сосредоточена на еде, чем на бестактности своего мужа. Это вернуло Тару в облик счастливой и полной женщиной. Как только стемнело, я зашла в туалет и позвонила Эрику на мобильный. Я ненавидела тратить рабочее время (время у Сема) на звонки своему бой-френду, но я нуждаюсь в поддержке. Теперь, когда у меня есть его мобильный номер, я не должна звонить в "Фангтазию", что было и плохо и хорошо. Я не знала, кто ответит на телефонный звонок, я не всеобщая любимца среди вампиров Эрика. С другой стороны, я скучала по разговорам с Пэм, правой рукой Эрика. Пэм и я на самом деле почти друзья.

- Я здесь, моя любимая, - сказал Эрик. Когда я слышала его голос, было сложно не затрепетать, однако атмосфера женского туалета в баре "Мерлотт" не располагала к проявлениям страсти.

Ну, и я здесь, очевидно.

- Послушай, мне действительно нужно поговорить с тобой, - сказала я. - Кое что произошло.

- Ты обеспокоена.

- Да. И не без оснований.

- У меня встреча через тридцать минут с Виктором, сказал Эрик. - Ты знаешь, какими напряженными они бывают.

- Я знаю. Извини, что пристаю к тебе со своими проблемами. Но ты мой бойфренд, а одна из обязанностей бойфрендов - выслушивать.

- Твой бойфренд... - сказал он. Это звучит... странно. Я уже давно не мальчик. - Уф, Эрик! Я была раздражена.

- Мне совершенно не хочется стоять тут в туалете и рассуждать о терминологии! Ближе к делу. У тебя будет для меня свободное время позже или нет?

Он рассмеялся.

- Да, для тебя. Ты можешь приехать сюда? Подожди, я пришлю Пэм. Она будет у твоего дома в час, хорошо?

Мне нужно было поторопиться, чтобы успеть домой к этому времени, но это было осуществимо. Хорошо. И предупреди Пэм, чтобы... Ну, скажи ей, чтоб не увлекалась, слышишь?

- О, конечно, буду рад передать ей твое особое пожелание – сказал Эрик. Он повесил трубку. Как и многие вампиры, он не слишком заморачивался с прощаниями. Похоже, это будет очень длинный день.

Глава 3

К счастью для меня, посетители разошлись рано и мне удалось закрыть бар в рекордное время. Я пожелала всем доброй ночи и выскочила через заднюю дверь к своей машине. Паркуясь за домом, я заметила, что машины Клода там не было. Вероятно, он все еще был в Монро, и это все упрощало. Я поспешила переодеться и освежить макияж, и только я успела нанести немного помады, как Пэм постучалась в заднюю дверь. Пэм сегодня выглядела совешенно как Пэм. Ее светлые волосы были совершенно прямые и блестящие, ее голубоватый костюм был словно из драгоценных камней, на ней были чулки со швами сзади, она провернулась демонстрируя мне свой вид.

- Вау, - это все, что я могла произнести.

- Ты прекрасно выглядишь.

Моя красная юбка и красно-белая блузка сгорели со стыда.

- Да, - сказала она с ощутимым удовлетворением.

- Прекрасно.

Ох. Она замерла.

- Я чую фейри?

- Да, но его здесь нет сейчас, так что просто держи себя в руках. Мой кузен Клод был здесь сегодня. Он собирается пожить со мной какое-то время.

- Клод? Этот тот прекрасный апетитный засранец?

Слава Клода бежит впереди него.

- Да, это он.

- Но почему? Почему он планирует остановиться у тебя?

- Ему одиноко, - ответила я.

- И ты правда в это веришь? - бледные брови Пэм скептически изогнулись.

- Ну... да, верю.

Почему еще Клод захотел бы остановиться в моем доме, ведь это ему не удобно по работе. Он совершенно точно не хотел лезть в мои дела и не планировал занимать у меня денег.

- Это какая-то фейрийская интрига, - предположила Пэм.

- Ты дура, если позволяешь себя в это втянуть.

Никто не любит, когда тебя называют дурой. Пэм вышла за рамки приличия, но тактичность никогда не значилась среди ее достоинств.

- Пэм, хватит, - сказала я. Наверное, это прозвучало серьезно, потому что она не сводила с меня глаз секунд пятнадцать.

- Я обидела тебя, - заметила она, хотя не было заметно, что это ее расстроило.

- Да, обидела.

Клод скучает по своим сестрам. Больше не осталось фейри, с которыми он мог бы крутить интриги, после того как Найл закрыл портал, или двери, или что он там еще закрыл. Я самый близкий человек, который остался у Клода - и это довольно печально, учитывая, какая во мне крошечная часть фейрийской крови.

- Поехали, - сказала Пэм.

- Эрик будет ждать.

Менять тему разговора, когда ей больше нечего сказать, было еще одной характерной чертой Пэм. Мне пришлось улыбнуться и кивнуть.

- Как прошла встреча с Виктором? - спросила я.

- Было бы прекрасно, если бы он случайно попал в аварию.

- Ты правда так думаешь?

- Нет. На самом деле, я хочу, чтобы кто-нибудь его убил.

- Я тоже.

Наши глаза встретились и она слегка кивнула. Мы были солидарны в отношении Виктора.

- Я не верю ни единому его слову, - сказала она. - Я подвергаю сомнению каждое его решение. Думаю, он хочет занять место Эрика. Он больше не хочет быть эмиссаром короля. Он хочет оторвать себе в управление собственную территорию.

Я представила себе Виктора, одетого в меха, сплавляющегося на каноэ по Ред-Ривер с индейской девушкой, стоически сидящей за ним. Я рассмеялась. Когда мы сели в машину Пэм, она мрачно взглянула на меня. Я тебя не понимаю, сказала она. Я действительно не понимаю. Мы выехали на Хаммингбердское шоссе и повернули на север.

- Почему положение шерифа Луизианы считается престижнее роли эмиссара Фелипе, который владеет богатым королевством? - серьезно спросила я, надеясь разобраться в этих хитросплетениях.

- Лучше царствовать в аду, чем прислуживать в раю, - ответила Пэм. Я знала, что она кого-то цитирует, но не имела понятия, кого именно.

- Луизиана - ад? А Лас-Вегас - рай?

Я еще могла поверить, что для какого-нибудь вампира-космополита Луизина показалась бы наименее желанным местом для жизни, но с чего Лас-Вегас - райское местечко? Я так определенно не считала.

- Я просто хочу сказать, - пожала плечами Пэм - что для Виктора настал момент вырваться из-под власти Фелипе. Они были вместе долгое время. Виктор честолюбив.

- Это правда. Как ты думаешь, что планирует Виктор? Он хочет свергнуть Эрика?

- Он постарается его дискредитировать, - быстро ответила Пэм. Она действительно думала об этом.

- Если Виктор не сможет этого сделать, то попытается убить Эрика, но не напрямую, не в бою.

- Он боится драться с Эриком?

- Да, - улыбнулась Пэм.

- Вполне верю.

Мы выехали на шоссе и свернули на запад по направлению к Шривпорту.

- Если бы он бросил вызов Эрику, тот был бы в правке вначале послать меня. Я бы с удовольствием сразилась с Виктором. На мгновение ее клыки сверкнули в свете приборной панели.

- А у Виктора есть "правая рука"? Разве он не послал бы его на бой?

Пэм склонила голову на бок. Она выглядела так будто уже неоднократно размышляла на эту тему.

- Его подручный - Бруно Бразелл. Он был с Виктором в ту ночь, когда Эрик сдался Неваде, - сказала она.

- Короткая бородка, серьга в ухе? Если Эрик позволит мне сразиться вместо него, то Виктор может послать Бруно. Готова поклясться, он великолепен. Но я убью его через пять минут, а то и раньше. Можешь сделать ставку на это.

Пэм, которая в викторианскую эпоху была обычной молодой девушкой из среднего класса, скрывающей свои дикие наклонности, вырвалась на свободу, став вампиром. Я никогда не спрашивала Эрика, почему он обратил именно Пэм, но была уверена, что из-за того, что разглядел в ней природную жестокость. Поддавшись импульсу, я спросила:

- Пэм, как думаешь, что бы с тобой случилось, если бы ты не встретила Эрика?

Повисло долгое молчание или только мне оно показалось долгим. Я задавалась вопросом, была ли она зла или расстроена из-за того, что у нее не будет мужа и детей. Мне было любопытно, вспоминала ли она с грустью о сексуальных отношениях со своим создателем, Эриком, которые хотя и не длились долго (а отношения между вампирами, как правило, такие), но наверняка были очень яркими. Наконец, когда я уже хотела извиниться за вопрос, Пэм ответила:

- Думаю, я была рождена для этого. Тусклый свет от приборной панели освещал ее идеально симметричное лицо.

- Я была бы плохой женой и ужасной матерью. Та часть меня, что рвет глотки моим врагам, проявилась бы, останься я человеком. Вероятно, я бы, конечно, никого не убила, ведь убийства не были в числе доступных мне вещей, пока я была человеком. Но я бы сделала свою семью очень несчастной, уж поверь.

- Ты отличный вампир, - я не знала, что еще сказать. Она кивнула.

- Да.

Мы больше не разговаривали до прибытия к дому Эрика. Как ни странно, он купил жилье в охраняемой резиденции, построенной по четким строительным нормам. Эрик предпочитал наличие хорошей охраны в дневное время. А еще ему нравились каменные дома. В Шривпорте было не много строений с цокольным этажом, так как уровень воды здесь слишком высокий, но дом Эрика стоял на склоне. Изначально, нижняя часть здания образовывала проход с заднего двора. По распоряжению Эрика эту дверь убрали, а стену укрепили, так что теперь у него было прекрасное место для сна. Я не бывала в доме Эрика до тех пор, пока между нами не появилась кровная связь. Иногда столь тесные отношения с Эриком казались мне восхитительными, но временами я чувствовала себя в ловушке. Трудно было в это поверить, но сейчас, когда я более-менее оправилась после нападения, секс стал еще лучше. Сейчас я чувствовала, как будто каждая молекула моего тела вибрирует от близости к нему. У Пэм был пульт для открывания гаражной двери, которым она и воспользовалась. Дверь отъехала в сторону и за ней показалась машина Эрика. Не считая сверкающего Корветта, гараж был совершенно пуст: ни садовых стульев, ни мешков с семенами травы, ни полупустых банок с краской. Ни стремянки, ни рабочей спецовки, ни охотничьих сапог. Эрик не нуждался ни в чем из подобного снаряжения. По соседству были лужайки, красивые лужайки с плотно высаженными клумбами, но спецслужба по содержанию газонов подстригала здесь каждую травинку, каждый куст, убирала каждый упавший лист. Мы уже были внутри, и Пэм с ноги захлопнула гаражную дверь. Дверь в кухню была заперта, и она воспользовалась ключем, чтобы мы могли пройти из гаража прямо туда. Вообще-то, кухня для вампиром бесполезна, хотя небольшой холодильник необходим для хранения синтетической крови, а микроволновка удобна для того, чтобы разогревать кровь до комнатной температуры. Эрик купил для меня кофемашину и держал в холодильнике немного еды для людей, бывавших в его доме. В последнее время таким человеком была я.

- Эрик! - позвала я, как только мы вошли. Мы с Пэм скинули обувь, так как это было одним из домашних правил Эрика.

- Ну иди же, поприветствуй его! - сказала Пэм, когда я взглянула на нее.

- Мне нужно принять Настоящей крови и еще кой-какие средства реанимации.

Я прошла из стерильной кухни в гостиную. Дизайн кухни был выполнен в мягких тонах, а вот гостиная Эрика вполне отражала его характер. Хотя это не часто проявлялось в выборе его одежды, Эрик предпочитал насыщенные краски. Когда я попала в его дом впервые, эта гостиная потрясла меня до глубины души. Стены здесь были сапфирово синими, а карнизы и плинтусы - чистейше, сияюще белыми. Мебель представляла собой эклектическое собрание вещей, которые ему приглянулись, вся обивка была в ярких тонах, иногда с затейливыми узорами - глубокий красный, синий, лимонно желтый, нефритовый и изумрудно зеленый, золотой топаз. Так как Эрик был крупным мужчиной, вся мебель была большой: тяжелая, крепкая и заваленная подушками. Эрик вышел из своего кабинета. Стоило мне его увидеть, как каждый гормон в моем теле встал по стойке смирно. Он очень высокий, с длинными золотыми волосами, а его глаза настолько голубые, что их цвет почти затмевает бледность лица, сильного и мужественного. В нем нет ни грамма женственности. Чаще всего он ходит в джинсах и футболках, но мне доводилось видеть его и в костюме.

GQ очень много потерял, когда Эрик решил, что область применения его талантов лежит в сфере строительства деловой империи, а не в модельном бизнесе. Сегодня он был без рубашки, редкие волосы цвета темного золота покрывали его грудь и живот, поблескивая на фоне бледного тела.

- Прыгай! - сказал Эрик, раскрывая объятья и улыбаясь. Я рассмеялась. разбежалась и запрыгнула на него. Эрик подхватил меня, его руки сомкнулись на моей талии. Он поднял меня так высоко, что я коснулась головой потолка. А затем опустил, чтобы поцеловать. Я обхватила ногами его торс, а руками - шею. На длительное время мы выпали из реальности. Пэм сказала:

- Вернись на землю, девушка-обезьянка. Время уходит.

Я заметила, что она упрекнула меня, а не Эрика. Я отстранилась, одарив его особой улыбкой.

- Давай, присаживайся, и расскажи, что случилось, - сказал он.

- Хочешь, чтобы Пэм тоже была в курсе?

- Да, - ответила я. Я решила, что он в любом случае расскажет ей. Вампиры уселись по разные концы темно-красной кушетки, а я - напротив них, на красно-золотой диванчик. Напротив кушетки стоял большой квадратный журнальный стол, поверхность которого была инкрустирована деревом, а ножки - искусно покрыты резьбой. Стол был завален вещами Эрика, в последнее время он находил удовольствие в рукописи книги о викингах, которую его попросили проверить, тяжелой нефритовой зажигалке (хоть он и не курил) и красивой серебряной чаше, покрытой изнутри темно-синей эмалью. Интересный набор, как всегда. В моем доме все просто накапливалось. Вообще-то, кроме кухонных шкафов и бытовых приборов я ничего не прибавила к обстановке, но мой дом хранил историю моей семьи. Этот дом - историю Эрика. Я провела пальцем по инкрустированной древесине.

- Позавчера, - начала я, - мне позвонил Олси Герво. И мне не привиделось, что оба вампира вздрогнули от этой новости. Это было лишь мгновение (большинство вампиров не способны на выражение эмоций), но определенно было. Эрик подался вперед, приглашая меня продолжить рассказ. Что я и сделала, заодно упомянув о знакомстве с новыми членами стаи "Длинный Зуб", включая Басима и Аннабелль.

- Я видела этого Басима, - сказала Пэм. Я посмотрела на нее с небольшим удивлением.

- Он как-то заходил в "Фангтазию" с другим оборотнем, тоже из новых. с этой Аннабелль, темноволосой женщиной. Она новая подружка Олси.

Хотя я подозревала это, все равно немножко удивилсь.

- Наверное, в ней какие-то скрытые достоинства, - произнесла я, не подумав. Эрик поднял бровь.

- А ты бы другую для Олси выбрала, возлюбленная моя?

- Мне нравилась Мария-Стар, - сказала я. Как и многие из тех, с кем я познакомилась за последние два года, предыдущая подружка Олси умерла страшной смертью. Я скорбела о ней.

- А до того его долгое время считали приятелем Дебби Пелт, - сказал Эрик, и я изо всех сил постаралась, чтобы мое лицо ничего не выражало.

- Как видно, Олси себя в удовольствиях не ограничивает, - продолжал Эрик.

- Он взыдахл по тебе, не так ли? - из-за едва заметного акцента эта старомодная фраза прозвучала у Эрика странно.

- Начал с настоящей стервы, а потом у него и девушка-телепат, и милая подруга-фотограф, а закончил крутой девицей, которая не прочь в вампирский бар заглянуть. Какой изменчивый вкус к женщинам у этого Олси.

Все правда. Но раньше мне не приходило в голову сложить эти факты воедино.

- Он специально прислал Аннабелль и Басима в клуб. Ты читала последние газеты? - поинтересовалась Пэм.

- Нет. Я с удовольствием не читаю газет.

- Конгресс думает принять законопроект, требующий регистрации всех вервольфов и оборотней. Тогда законодательство и юридические вопросы, возникающие в связи с ними, подпадут под юрисдикцию Бюро по делам вампиров, как это происходит сейчас с законами и судебными делами, касающимися нас, живых мертвецов.

Пэм выглядела очень мрачно. Я почти сказала "Но это же не справедливо!". Но затем поняла, как это прозвучало бы - считать, что требовать регистрации вампиров нормально, а вервольфов и оборотней - нет. Слава Богу, я сдержала рот на замке.

- Не удивительно, что оборотни из-за этого взбесились. В сущности, Олси сам сказал мне, что думает, что правительство направило людей шпионить за его стаей, чтобы потом они предоставили какой-то секретный доклад людям из Конгресса, занимающимся рассмотрением этого законопроекта. Он не верит, что его стаю, единственную, оставят в покое. Чутье у Олси хорошее.

В голосе Эрика звучало одбрение.

- Он полагает, что за ним следят.

Теперь я понимала, почему Олси так интересовался людьми, разбившими палатки на его земле. Он подозревал, что они не те, за кого себя выдают.

- Страшно подумать, что твое правительство шпионит за тобой, - сказала я.

- Особенно если всю жизнь считал себя рядовым гражданином.

До меня постепенно доходило, какие огромные последствия будут у этого законопроекта.

Вместо того, чтобы продожать быть уважаемым и полноправным жителем Шривпорта, Олси (да и другие члены его стаи) превратится в какого-то нелегального отщепенца.

- Где им придется регистрироваться? Смогут ли их дети продолжать ходить в нормальные школы вместе с обычными детьми? А как насчет мужчин и женщин на воздушной базе в Барксдейле? После всех этих лет! Вы правда думаете, что у этого законопроекта есть шансы?

- Веры убеждены, что есть, - отозвалась Пэм. Может, это паранойя. Может быть, до них дошли слухи от тех членов Конгресса, которые сами являются двусущими. Может, они знают что-то, чего не знаем мы. Олси послал ко мне Аннабелль и Басима аль Сауда рассказать, что, возможно, мы


Содержание:
 0  вы читаете: Мертвый в семье : Шарлин Харрис  1  Март Первая неделя : Шарлин Харрис
 2  Март Конец первой недели : Шарлин Харрис  3  Март Вторая неделя : Шарлин Харрис
 4  Март Та же неделя : Шарлин Харрис  5  Март Третья неделя : Шарлин Харрис
 6  Март Четвертая неделя : Шарлин Харрис  7  Март Конец четвертой недели : Шарлин Харрис
 8  Глава 1 Апрель : Шарлин Харрис  9  Глава 2 : Шарлин Харрис
 10  Глава 3 : Шарлин Харрис  11  Глава 4 : Шарлин Харрис
 12  Глава 5 : Шарлин Харрис  13  Глава 6 : Шарлин Харрис
 14  Глава 7 : Шарлин Харрис  15  Глава 8 : Шарлин Харрис
 16  Глава 9 : Шарлин Харрис  17  Глава 10 : Шарлин Харрис
 18  Глава 11 : Шарлин Харрис  19  Глава 12 : Шарлин Харрис
 20  Глава 13 : Шарлин Харрис  21  Глава 14 : Шарлин Харрис



 




sitemap