Фантастика : Ужасы : Глава одиннадцатая : Ким Харрисон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




Глава одиннадцатая

При свете заглядывающей в окно луны я оттирала с кухонного стола следы собственных ног. Уборку я уже почти закончила. Понадобилось путешествие в сарай к ящику с инструментами в сопровождении эскорта из двадцати пикси, но в результате я нашла металлическую пластину и шурупы, чтобы снова собрать полку. Я не собиралась класть на нее ничего тяжелее трав, но хотя бы она не будет свисать с потолка на одном гвозде. Да, я сказала Айви, что уйду на освященную землю, но по какой-то пусть идиотской причине верила, что Ал сегодня не появится. В качестве своеобразного «спасибо», что не натравила на него Миниаса. Завтра он снова попытается меня похитить, но сегодня я в безопасности. И я же не сказала Айви, когда я перейду на освященную землю. И вообще сюда едет Маршал, а кухонный стол меньше наводит на мысли о романе, чем диван.

Бросив на стол посудное полотенце, я наклонилась к открытым полкам под кухонным столом. На первом проходе я просто все туда засунула как попало, и это была свалка. Раз я не могу повесить сейчас мелкие котелки для зелий и прочую утварь, то придется как-то по-другому их разместить. Пейнтбольный пистолет лежал в маленьком котелке, вложенном в остальные на нижней полке — как раз, где он будет нужен, если придется ползти. Там он и останется, а вот фарфоровым ложкам нужно будет найти новое место.

Собрав ложки и кухонные инструменты подлиннее, я их поставила в стеклянную вазу, вытащенную из глубины буфета. Книги заклинаний я положила вниз, а вазу поставила на них сверху, используя место, освободившееся от сожженной книги.

Потом я села и стала огорченно разглядывать уменьшившуюся библиотеку. Никогда мне не заменить ту книгу, которую Ал сжег. Конечно, я могу купить такую же в любой магической лавке, но в моей были заметки и вообще я к ней привыкла. Может, стоит перенести наиболее ценные книги демонских проклятий на освященную землю? Мне повезло, что Ал не уничтожил одну из них. А может, не повезло, что они по-прежнему остались у меня.

Я вытащила все три эти книги, и у меня закололо пальцы. Я встала, провела рукой по столу, проверяя, что он сух, и положила на него книги.

— Переставляешь? — спросил Дженкс.

Я обернулась к нему — он разглядывал мою работу, упираясь кулаками в бедра и паря возле починенной полки.

— Может быть, — мрачно ответила я.

Он тихо зажужжал крыльями, и я отвела волосы с дороги, когда он подлетел, но он приземлился на стол.

— Если бы той горгульи там не было, я бы сказал тебе, чтобы отнесла их на колокольню.

Я поморщилась, представив себе перепады температур.

— А что, она внутри колокольни?

Дженкс приподнял плечо, опустил его.

— Нет, этот тип на крыше, но возле окна. Тинкины титьки, не видел еще, чтобы он шевельнулся. То он здесь, то он сразу там, а когда он не спит, я не знаю, где он. В любом случае это может быть лучше, чем совать их к тебе под кровать. Айви говорит со слов мужика, который церковь святил, что колокольня суперсвятая.

Суперсвятая? Может, мне и спать там?

Я озабоченно сдвинула книги в угол, освобождая место для прочего барахла из-под кухонного стола.

— Не знаю…

У меня защекотало в носу — это я стала перебирать пучки трав, с которыми возилась, модифицируя уже известные чары, используемые Айви для смирения ее жажды крови. Что-то у меня не очень получалось. Она не любила их испытывать, но все же прихватывала на свидания — смысл в том, что, если не подействует, мне не придется отбиваться от нее. Ничего не действовало, и у меня стали появляться сомнения, действительно ли она их пробует или только мне так говорит.

Айви не любит, когда моя магия на нее действует. Вот если на кого другого, причем разрушительно — это она вполне одобряет.

Дженкс опустился рядом с книгами проклятий. С тревогой на крохотном лице он смотрел, как я трясу пучок ромашки, вытряхивая оттуда пижму.

— Ты же не собираешься это хранить? — спросил он, и я перестала выбирать из травы кошачью шерсть.

— Ты думаешь, не надо?

— Они уже не чистые. — Он пнул сухой стебель, и с него посыпались крошки. — У тебя на рудбекии розмарин, а семена рудбекии прилипли к одуванчикам. Кто знает, что из этого получится, особенно при эксперименте.

Я посмотрела на кучу сушеных трав, думая, что проще всего было бы выбросить их за порог, но я боялась, что тогда я просто все брошу. Видоизменять чары — работа тяжелая. По готовому рецепту я действовать умею, но моя мать в этом смысле — как шеф-повар высокого класса, и оценила я это лишь тогда, когда попробовала сама.

— Может, ты и прав.

Я мрачно встряхнула коричневый бумажный пакет и сунула туда годичные результаты садоводства. Шелест прорезал тишину, когда я с нехорошим чувством завернула верх пакета и сунула его в мусор под раковиной. Потом обернулась и оценила кухню как разумно чистую. Полки были пусты, и я подумала, не перестать ли мне возиться с чарами для Айви. Она не хочет мне помогать, а работа трудная. В подавленном настроении я плюхнулась на стул.

— Не знаю, получится ли, Дженкс, — сказала я, ставя локти на стол и тяжело вздыхая. — У мамы так легко получается с виду. Может, я бы дальше продвинулась, если бы смешала лей-линейную магию с земной. В смысле, лей-линейная — там символы да выбор слов, это куда более гибкие вещи.

Крылья Дженкса пришли в движение, потом остановились. Отбросив светлые волосы с глаз, он поморщился, чуть не сел на демонский текст и спохватился в последний момент, взмахнув крыльями.

— Смешать земную магию с лей-линейной? А разве не так делаются демонские проклятия?

Мне стало страшно, но только на секунду:

— Но ведь если я его придумаю, это не будет демонское проклятие?

Он опустил крылья, будто вдруг навалилась усталость.

— Не знаю я. Маршал приехал.

Я села ровнее, оглядела кухню:

— Откуда ты знаешь?

— Он ездит на дизеле, а только что какая-то машина с дизельным движком остановилась у тротуара.

Я невольно заулыбалась.

— У него машина с дизельным двигателем?

Дженкс взлетел, рассыпав дорожку пыльцы.

— Наверное, ему нужно, чтобы вытаскивать ту здоровенную лодку из воды. Пойду открою дверь, хочу с ним поговорить.

— Дженкс! — предупредила я его, но он засмеялся, уже на полпути в коридор.

— Насчет того, что за тобой гоняется Ал. Рэйчел, ради бога! Я тебе не папа.

Я выдохнула с облегчением, потом встала и засунула демонские книги под кухонный стол, дав себе обещание утром все расставить как следует, после восхода солнца. Входная дверь открылась еще до того, как прозвенел звонок, донеслись приветственные мужские возгласы, и это было как-то… уютно.

— И как она? — тихо спросил Маршал в святилище, а что ответил Дженкс, я не слышала — Нет, отлично, — добавил он уже ближе, и я обернулась к коридору на тихий скрип половиц и запах горячего риса.

— Привет, Маршал! — Я была рада его видеть. — Добрался все-таки.

Маршал все же нашел время снять после собеседования парадный костюм и отлично выглядел в джинсах и ярко-синей фланелевой рубашке. Под мышкой он держал сложенную газету, которую положил вместе с промасленным пакетом на стол перед тем, как снять пальто.

— У меня закралось было подозрение, что весь мир в заговоре против нас, — сказал он. — Дженкс говорит, что у тебя тоже вечер выдался хлопотливый.

Я посмотрела на Дженкса, гадая, что же он сообщил Маршалу, потом пожала плечами, обхватив себя за талию.

— Выжила.

— Выжила? — Дженкс приземлился на верх свернутого пакета. — Мы так дали демону, что ему до следующего Поворота хватит! Рейч, не прибедняйся!

Маршал повесил куртку на спинку кресла Айви, подождал, глядя, как Дженкс открывает пакет.

— Мне нравится твоя церковь, — сказал он, оглядывая кухню. — Она тебе подходит.

— Спасибо на добром слове.

И я действительно была благодарна. Он не стал лезть в душу, не стал спрашивать, почему у меня в кухне оказался демон, не взял меня за руку, проникновенно глядя в глаза, не стал спрашивать, как я себя чувствую и не надо ли мне присесть, не стал рассказывать, что я погибну во цвете лет и лучше бы мне играть в канасту — нет, он принял мое объяснение и промолчал. Вряд ли потому, что ему все равно; скорее он решил подождать, пока мне самой захочется рассказывать. И это дорогого стоит. Кистен тоже так бы поступил.

Я не сравниваю Маршала с Кистеном, подумала я, доставая две тарелки и блюдечко для чайных пакетиков, которое служило тарелкой Дженксу. Айви ушла на свидание. Она способна жить дальше. И мне станет лучше, но только если я попробую. Если я захочу. А я хочу, я не люблю быть несчастной. И не понимала, что была такой, пока не начала снова хорошо себя чувствовать.

— А где, — спросил Маршал в наступившей тишине, заглянув под стол, — ты достала такую большую тыкву? Это же тыква? — Крылья Дженкса повысили тон гудения. — Это же не кабачок, похожий на тыкву?

— Тыква, — ответил Дженкс с нескрываемой гордостью. — Я ее сам вырастил между участком Джеймсонов и статуей Давароса. На кладбище, — добавил он, будто и так непонятно было. — Завтра будем ее резать, только я и детишки. Дадим Маталине отдохнуть.

Маталине отдых, а мне кишки от тыквы по всему потолку. Начнется тихо и спокойно, но сразу перейдет в «Тыквенные войны», эпизод второй.

— Да ладно. — Я повесила посудное полотенце. — Как там твои последние интервью?

Маршал подвинулся ближе, когда Дженкс открыл пакет и оттуда пахнуло кисло-сладким соусом.

— Отлично. — Он начал доставать коробки с едой, и я подняла голову, вдруг отметив, что наши плечи почти соприкасаются. — Получил работу.

Мы встретились взглядами, и я улыбнулась.

— Маршал, так это же отлично! — воскликнула я и дружески потрепала его по плечу. — Когда начинаешь? — спросила я, не глядя на него и отворачиваясь разложить еду. Может, это уже было лишнее.

Он шагнул назад, провел рукой по отрастающей щетине на голове.

— Первого ноября, — ответил он. — Но буду на зарплате, так что смогу мотаться туда-сюда продавать свой бизнес, если нужно. Пока не начнутся занятия после зимнего солнцестояния.

Дженкс посмотрел на меня с предупреждением, и я нахмурилась ему в ответ и стукнула по столу, чтобы он дернулся, когда принесла пару столовых ложек. Запах машинного масла и солярки смешивался с ведьминским ароматом красного дерева, превращая Маршала в лакомый кусочек нордического образца. Он одевался не так, как те, с кем мне случалось проводить много времени, пах не так, и почему-то мы с ним проскочили ту неуютную стадию неловкости, которая бывала почти во всех моих романах. Он как-то сразу оказался в моей церкви своим — может быть, потому, что у нас не свидание было. Я его пригласила, совершенно не думая о возможных отношениях, и мы оба могли не напрягаться. Но скорее всего мы общались так непринужденно потому, что он помог мне и Дженксу, когда это было нам по-настоящему нужно.

Кресло Айви скрипнуло, когда Маршал вытащил его на свободное пространство, и он вздохнул, садясь.

— Знаешь, таких странных интервью никогда у меня раньше не было, — сказал он мне в спину, пока я разыскивала палочки для еды. — Вроде бы я им понравился, но мне казалось, что работу отдадут тому другому — и хоть убей, не могу понять почему. Он создал программу подготовки пловцов в старших классах в одном городке Флориды, но у него не хватало то ли часов погружения, то ли опыта работы с лей-линиями, а им нужно было именно это.

Я села от него наискосок, и он глянул мельком на палочки.

— А потом они ни с того ни с сего вдруг принимают решение и отдают работу мне, — закончил он.

— Ни с того ни с сего? — переспросил Дженкс, и я посмотрела на него, молча прося заткнуться. Не благодаря Ринну Кормелю Маршал получил работу, но я готова была ручаться, что вампир склонял университетское начальство нанять кого-нибудь другого — пока я на него не гавкнула, чтобы не лез в мою жизнь. И тогда они наняли того, кого сами хотели нанять.

Маршал все глядел на палочки для еды.

— Странное такое ощущение — будто я им одолжение сделал, когда согласился. — Поглядев на палочки, он поморщился: — Знаешь, мне все же вилка понадобится.

Я засмеялась и встала:

— Прости.

Чувствуя на себе его внимание и оттого двигаясь несколько развязно я взяла две вилки. Маршал разложил еду, и было приятно находиться с человеком, который ничего от тебя не хочет.

— Между прочим, после появления Ала мы уже не обязаны сидеть здесь.

— Рэйчел! — возразил Дженкс, и я обернулась к нему, движением бедра закрыв ящик:

— Ну что Рэйчел? — спросила я недовольно. — Он сегодня не вернется. Я все это время торчала на неосвященной земле.

— Айви всех нас порвет на фейрийскую подстилку, когда узнает, — предупредил Дженкс.

Я плюхнулась на стул, не глядя никому в глаза. Маршал поглядывал то на меня, то на Дженкса, накладывая рис нам на тарелки. Дженкс в ответ на предложение риса сделал рукой жест отказа, что меня не удивило. Пикси был недоволен — крылья у него краснеют, когда он расстраивается и циркуляция крови усиливается.

Я с досадой стукнула вилками, кладя их на стол:

— Дженкс, сегодня он меня больше не будет беспокоить.

— С чего бы это? Потому что ты не позвала Миниаса его забрать, когда твое вечное сочувствие к гонимому тебе подсказало: он устал, и он оценит твое доверие? Сто тысяч Тинкиных чертей, Рэйчел, это дурь! Идиотизмом приправленная. Если ты сегодня погибнешь, моей вины тут не будет!

Маршал тем временем раздавал еду, но ее пряный запах не помог снять мое напряжение.

— Рэйчел, а ты не хотела бы завтра на роликах покататься? — спросил он. Явно ему не нравилось, что мы с Дженксом ругаемся, и это была попытка сменить тему. Тем не менее весь мой праведный гнев испарился, я развела скрещенные на груди руки и решила на Дженкса не обращать внимания.

— Ты знаешь, сколько я уже времени на коньках не стояла? — спросила я его.

Пикси спикировал на пустое блюдечко для чайных пакетов, скрестив руки на груди и рассыпая серебристые искры.

— Как утверждает твоя мама, с тех пор, как тебя выгнали с катка за…

— Тихо! — велела я, стукнув снизу по столу коленом. Но древний ясень был тяжел, и на этот раз Дженкс даже не дернулся. — У тебя нигде нет никаких дел? За горгульями шпионить или еще что?

У меня горело лицо. Ведь не могут же меня еще помнить в «Астоне»? Или могут?

— А вот нет, — сказал он. Лицо его пошло морщинами раздражения. Увидев, что мы оба на него смотрим, он усилием воли взял себя в руки. — Марш, а не нальешь мне в тарелку немножко саке, что я сейчас чую?

Этой внезапной смене настроения я не поверила, но придраться было не к чему.

Маршал с разочарованным видом достал из кармана куртки видавший виды термос.

— Я хотел, чтобы это был сюрприз, — сухо сказал он, ставя термос между нами.

— Для меня это сюрприз, — ответила я, вставая за крошечными полупрозрачными фарфоровыми чашечками, которые Кери предпочитала моим тяжелым фаянсовым кружкам. Не традиционные чашки для саке, но куда более подходящие, чем стаканы для виски.

— Подойдут, — сказал Маршал, когда я поставила их на стол. Налив их до половины, он опрокинул свою чашку в блюдечко Дженкса, наполнив его точно до краев.

А это уже не как Кистен, подумала я, найдя в этом некоторое спокойствие, и подняла свою чашку для тоста. Дженкс никогда не болтался рядом, когда мы с Кистеном были вместе. И хотя на Маршала приятно было смотреть, еще слишком свежа была рана для чего-нибудь серьезного. Но то, что не приходилось гадать «будет — не будет» — само по себе оказалось неожиданно приятно.

— За новую работу, — произнес он, и мы все сделали глоток. Я задержала дыхание, чтобы не закашляться.

— Отличная вещь, — сказала я. Глаза у меня слезились, внутри все горело на пути этой дряни.

Маршал с осторожной медлительностью поставил свою чашку, и легкая расслабленность его позы сказала мне, что эта капля алкоголя на него подействовала. Но вообще саке — штука мощная.

Крылья у Дженкса завертелись быстрее, медленное осыпание пыльцы прекратилось.

— Спасибо, что разрешила мне прийти, — сказал Маршал, беря вилку и приступая к ужину. — В гостинице в номере… пусто как-то. А мне после сегодняшнего дня хотелось чего-то нормального.

Дженкс осклабился, махая крыльями как веером и вея на меня запахом риса.

— Она сегодня победила демона, Марш. А помогал ей Ринн Кормель. Нас нормальными не назовешь.

Это прозвучало почти как предупреждение, и смех Маршала резко оборвался, когда он увидел, что я не веселюсь.

— Ринн Кормель? — спросил он, будто пытаясь сообразить, не разыгрывает ли его Дженкс. — Это который вампир?

Я наклонилась над тарелкой и откусила кусок. Хороший рис слипается, но я не буду есть палочками, если Маршал этого не делает.

— Ага, — сказала я, когда стало ясно, что он ждет ответа. — Он принял камарилью Пискари, а значит, он новый мастер моей соседки. Он приезжал выяснить, каковы мои намерения по отношению к Айви.

Правда ведь. Но вся правда слишком неудобная.

— Вот как.

Реакция мне не понравилась, и я подняла взгляд навстречу его карим глазам, где была настороженность — здорово порадовавшая Дженкса, если можно верить скорости его крыльев.

— Ну подумаешь, приезжал, — попробовала я снизить накал. — От него было больше разговоров, чем толку.

Это уже совсем не помогло, и Маршал глотнул с несчастным видом. Я села поровнее, держа тарелку и протягивая руку за чашкой саке.

— Не хочешь перейти на освященную землю? — спросила я. — Можем, скажем, телевизор посмотреть. У нас теперь там есть кабельное.

Маршал покачал головой:

— Не надо. Раз ты говоришь, что демон не появится, я тебе верю.

Дженкс отчетливо хмыкнул. И это меня разозлило. Я еще глотнула саке, закусив рисом с мясом. На этот раз спиртное не обожгло, и я стала думать, жуя и глотая. Идиотская ситуация. Маршал зовет меня покататься на роликах. А что толку в подруге, которая сидит у себя в церкви, потому что демонов боится?

Сжав губы, я встала, ощущая на себе взгляды обоих мужчин, вытащила из сумочки пудреницу, а из стакана на столе у Айви — тонкий маркер. Где-то у меня тут есть палочка тиса, а саке вполне сойдет за вино.

— Надоело мне прятаться в церкви, — сказала я, думая, что сейчас надо будет вытащить вещее зеркало, чтобы вспомнить, как выглядит глиф — если я хочу воспроизвести заклинание для построения круга вызова. — Канун же Хеллоуина, черт бы все побрал!

— Рейч…

Я не посмотрела на него.

— Хочешь пойти с нами нянькой — вперед. Ал сегодня не появится. К тому же я ему нужна живая, а не мертвая. И я хочу куда-нибудь пойти.

Маршал положил вилку — она скрипнула по тарелке.

— Что ты делаешь?

— То, чего лучше бы не делать.

Оставив идею восстановить по памяти, я вытащила из-под кухонного стола вещее зеркало и аккуратно положила его на стол. Мелькнула виноватая мысль, как же оно красиво: кристаллические грани символов, вытравленных на поверхности, с алмазной четкостью выделяются на фоне пурпурной глубины стекла, отражающего реальность в оттенках благородного вина. Не должна быть такой красивой такая скверная штука. Это зеркало мне помогла сделать Кери, после того как я разбила первое о голову Миниаса. Черт побери, зачем она опять рискует своей душой?

Маршал молча на него смотрел.

— Зеркало вызова, — сказал он наконец. — По-моему. Никогда такого не видел.

Пыльца, сыплющаяся с крыльев Дженкса, стала золотистой. С почти нахальным видом он заявил:

— Это потому что оно сквозь леи-линии достает — демонов призывать.

Я скривилась, но было поздно. Сидя очень прямо, Маршал осторожно взял кусочек риса с овощами, будто все это его не волновало. Я устало поглядела на саке и решила, что с меня хватит. Это про Дженкса, не про саке. Что с ним сегодня такое?

— Оно не призывает демонов, только позволяет мне говорить с ними. — И открывает для них каналы, по которым они могут проходить. — Маршал, я белая колдунья, честно. — Я посмотрела на пентаграмму и вздрогнула. — Дело в том, что тут есть демон, желающий утащить меня в безвременье, а круг вызова дает мне возможность обратиться к другому демону, чтобы его забрали, как только он появится. Ему полагается быть в тюрьме. Но все будет в порядке завтра же, когда мы с Дэвидом вколотим малость ума в того, кто вызывает Ала и дает ему возможность до меня добраться.

Даже для меня самой это прозвучало неубедительно. А Маршал жевал свой рис, внимательно на меня смотрел и взвешивал собственные мысли. Глянул на круг вызова и снова на меня.

— Ты его называешь Ал? — спросил он без нажима.

Я набрала воздуху, решив выложить ему сразу всю драму моей жизни. Если он после этого решит уйти, то лучше мне знать сейчас, а не тогда, когда он начнет мне нравиться.

— Копоть на моей ауре появилась, когда я использовала демонское проклятие для спасения своего экс-бойфренда, — сказала я. В основном оттуда. — А две демонские метки — это неудачное стечение обстоятельств.

Разве не все так говорят? — спросила я себя насмешливо, но Маршал глотнул саке из чашки и сел ровнее.

— Рэйчел, ты не обязана мне все это рассказывать, — сказал он, и я подняла руку:

— Нет, обязана. — Поглядев на саке, я хлопнула его одним глотком, желая на несколько минут развязать себе язык. — Я ни за что не заведу себе бойфренда в ближайшем будущем, — сказала я, будто меня это жгло. — Так что, если ты ищешь быстрого перепихона, можешь уходить прямо сейчас. Да тебе так и так все равно сейчас уходить.

— Э-гм… — начал Маршал, и Дженкс, хихикнув, допил остатки своего саке.

— У меня работа рискованная, — заявила я с вызовом и шлепнула рукой по столу так, что чуть не перевернула тарелку с рисом. — И я ее люблю. А ты из-за меня можешь случайно попасть под удар.

Я стиснула зубы. Кистен погиб, потому что отказался убить меня по слову Пискари — я не сомневалась в этом.

Дженкс взлетел, и я смотрела, как он, рассыпая искры, сел Маршалу на плечо и вздохнул.

— Она обожает драму, — сказал он тихо, но достаточно громко, чтобы я взбесилась.

— Дженкс, заткнись, — сказала я, тщательно выговаривая слова, чтобы они не расплывались. Пьяна я не была, но развязаться развязалась. Я повернулась к Маршалу: — Демонскую метку я заработала, когда мой бывший бойфренд выторговал перенос по линиям. Это было, когда Ал разодрал мне горло. Другая, на ноге — потому что один идиот утащил меня в безвременье, чтобы там отдать Алу, и мне пришлось покупать путь домой у другого демона. Это совершенно сумасшедшая баба, и она может появиться в любой момент, как только обо мне вспомнит.

— Баба? — переспросил Маршал, приподняв редкие брови, но все же поверил.

— Еще у меня пара вампирских шрамов без владельца, и из-за них я восприимчива к вампирским феромонам, — продолжала я, и мне было все равно, что он обо мне подумает. — Если бы Айви меня не защищала, я уже была бы мертва или сошла с ума из-за этих шрамов.

Дженкс наклонился к уху Маршала и прошептал громко, чтобы я слышала:

— А я думаю, они ей нравятся.

— Я — ходячее бедствие, Маршал, — сказала я, не обращая внимания на Дженкса. — Если бы ты был умный, ты бы сейчас вышел из церкви, сел в свою машину — и подальше отсюда. Господи, я даже не знаю, зачем ты вообще пришел!

Маршал отодвинул тарелку, сложил руки на груди — под рубашкой бугрились мускулы, и я заставила себя от него отвлечься. Нет, я черт побери, не была пьяна, но глаза щипало.

— Ты все сказала? — спросил он.

— Кажется, все, — ответила я упавшим голосом.

— Дженкс, ты не возражаешь, если я поговорю с Рэйчел наедине? — спросил Маршал.

Пикси помрачнел, уперся кулаками в бока, но увидел, как я мрачно на него глянула, и полетел к двери. Десять против одного, что будет подслушивать из коридора, но хотя бы иллюзию уединения он нам создал.

Проводив его взглядом, Маршал наклонился через стол и взял мою руку в свои.

— Рэйчел, мы с тобой познакомились у меня на лодке, когда ты просила меня помочь выручить твоего экс-бойфренда из лап вервольфов. Думаешь, я не знаю, что ты оставляешь след из хлебных крошек, по которому за тобой идет беда?

Я подняла голову:

— Да, но…

— Моя очередь, — напомнил он, и я закрыла рот. — Я не потому сижу у тебя на кухне, что никого в городе не знаю и ищу себе в кровать тело посимпатичнее. Я здесь потому, что ты мне нравишься. Мы с тобой говорили всего несколько часов у меня на лодке, но я за это короткое время видел в тебе — тебя. Без притворства и игры. Ты знаешь, как это редко бывает? — Он слегка сжал мне пальцы, и я подняла глаза. — На свидании никогда так не увидишь личность, и даже после дюжины свиданий не увидишь. Иногда можно годы провести с кем-нибудь и не узнать друг друга под тем слоем, которым мы себя закрываем для комфорта. И мне понравилось то, что я увидел, когда ты была в тяжелых обстоятельствах. Что мне меньше всего нужно — это уравновешенная подруга. — Он выпустил мою руку и опустился обратно в кресло — Последняя моя была просто кошмар, и я тоже предпочитаю ни к чему не обязывающие встречи — как сегодня. Только без демона.

Он улыбнулся, и я не смогла сдержать ответной улыбки. Слишком много я видала парней, чтобы принять его слова за чистую монету, но он подавлял дрожь, рожденную какими-то своими воспоминаниями.

— Я не хочу тебя подставлять, — промямлила я, несколько сконфуженная.

Самый быстрый способ заинтересовать мужчину — сказать, что ты не заинтересована.

Маршал сел попрямее.

— Со мной ничего не случится, — сказал он, выглянул из темного окна кухни, пожал плечами. — Я не беспомощен. У меня диплом по манипуляциям лей-линиями на глубоком уровне. Должен уметь справляться с парой демонов. — Он улыбнулся еще раз: — По крайней мере, при краткосрочном контакте.

Не так все получалось.

— Я не… я не могу… — Я сделала глубокий вдох и выдох. — Я еще не оправилась от прошлого. Ты зря время теряешь.

Он посмотрел на окно, ставшее теперь темным прямоугольником.

— Я же тебе говорил, что не ищу подружку. Вы, женщины, все психованные, но мне нравится, как ты пахнешь, и с тобой приятно танцевать.

У меня внутри что-то задрожало — и успокоилось.

— Тогда почему ты здесь?

Маршал снова посмотрел мне в глаза:

— Я не люблю быть один, а у тебя такой вид, будто бы тебе нужно с кем-то быть. Какое-то время.

Я медленно опустила глаза и снова посмотрела прямо на него. Можно этому верить?

Увидев пудреницу, я ее подняла, взвесила на ладони — и бросила в сумку. Как-то мне показалось, что я не должна больше ничего ему доказывать, и вся эта идея была с самого начала гнилой. О господи, не удивительно, что я все время попадаю в беду. Ну, не могу я сейчас пойти погулять. И что?

— А хочешь посмотреть кино? — спросила я, смущаясь, что только что обнажила перед ним душу, хотя чувствовала себя после этого освеженной.

Маршал тихо хмыкнул, потянулся, не вставая с места. Вид у него был спокойный и довольный.

— С удовольствием. Ты не против, если я возьму свою газету с объявлениями? Я все еще ищу квартиру.

— Не против, — ответила я. — Совсем никак не против.


Содержание:
 0  Демон отверженный The Outlaw Demon Wails : Ким Харрисон  1  Глава вторая : Ким Харрисон
 2  Глава третья : Ким Харрисон  3  Глава четвертая : Ким Харрисон
 4  Глава пятая : Ким Харрисон  5  Глава шестая : Ким Харрисон
 6  Глава седьмая : Ким Харрисон  7  Глава восьмая : Ким Харрисон
 8  Глава девятая : Ким Харрисон  9  Глава десятая : Ким Харрисон
 10  вы читаете: Глава одиннадцатая : Ким Харрисон  11  Глава двенадцатая : Ким Харрисон
 12  Глава тринадцатая : Ким Харрисон  13  Глава четырнадцатая : Ким Харрисон
 14  Глава пятнадцатая : Ким Харрисон  15  Глава шестнадцатая : Ким Харрисон
 16  Глава семнадцатая : Ким Харрисон  17  Глава восемнадцатая : Ким Харрисон
 18  Глава девятнадцатая : Ким Харрисон  19  Глава двадцатая : Ким Харрисон
 20  Глава двадцать первая : Ким Харрисон  21  Глава двадцать вторая : Ким Харрисон
 22  Глава двадцать третья : Ким Харрисон  23  Глава двадцать четвертая : Ким Харрисон
 24  Глава двадцать пятая : Ким Харрисон  25  Глава двадцать шестая : Ким Харрисон
 26  Глава двадцать седьмая : Ким Харрисон  27  Глава двадцать восьмая : Ким Харрисон
 28  Глава двадцать девятая : Ким Харрисон  29  Глава тридцатая : Ким Харрисон
 30  Глава тридцать первая : Ким Харрисон  31  Глава тридцать вторая : Ким Харрисон
 32  Глава тридцать третья : Ким Харрисон  33  Глава тридцать четвертая : Ким Харрисон
 34  Использовалась литература : Демон отверженный The Outlaw Demon Wails    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.