Фантастика : Ужасы : Глава 9 : Ким Харрисон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 9

Люди вокруг перешли из подкласса прекрасных представителей жизни в раздражающую помеху, через которую я продвигалась, пытаясь вызвонить Джоша и одновременно просканировать небо.

— Должно быть, все еще бегает, — пробормотала я, когда не дождалась ответа и запихнула свой телефон в задний карман.

Без телефона я быстрее преодолевала расстояние, хоть меня и замедляли периодические оклики людей, фото которых я сделала раньше, и которые умоляли о новых.

Солнце припекало, однако в том, чтобы быть мертвой, есть свои преимущества, и когда я, наконец, добралась до грузовика, то даже не вспотела. Жара оттеснила всех наблюдателей в ближайшую тень, и я быстро приметила Джоша. Он точно так же бегал, как когда я его оставила, выглядящий полным сил и готовым на еще один круг или два. От облегчения моя челюсть разжалась, но вновь напряглась, когда я просканировала линию деревьев. Черные крылья. По крайней мере, шесть.

— Дерьмо, — прошептала я, перелезая через цепную ограду между грузовиком и трибунами и стараясь завладеть вниманием Джоша. Черные крылья были далеко, но все же были. Похоже было, будто они находились в замешательстве. Наконец, Джош заметил меня, и я лихорадочно замахала руками.

Он сразу же прожестикулировал бегуну, чтобы тот занял его место, и перешел на шаг. Тяжело дыша, и поймав кем-то брошенную бутылку воды, он направился в мою сторону.

— Шестнадцать кругов в целом! — Крикнул тучный мужчина, щурясь из-под прикрепленного зонтика. — Хорошая работа, Джош! Придешь к «Подлому Ди» вместе с остальной командой бегунов? Пицца за мной.

Джош изучил мое обеспокоенное выражение лица, и покачал головой.

— Нет, спасибо! — крикнул он. — Мне нужно идти.

Мужчина вернулся к своему навесу. За нами со смотровой площадки наблюдала Эми, положив руку на бедро. Позади нее стояла блондинка, одетая в точности как она.

— Что стряслось? — спросил Джош, когда я открыла задвижку ворот, и мы вышли. — Ты выглядишь так, словно увидела призрака.

— Очень смешно. Ха-ха, — протянула я, потащив его к территории парковки. Если Кайрос находился где-то поблизости, то это место не подходило для нашей встречи. — Взгляни на это, — сказала я, протягивая ему его же фотографию.

На его лице появилась улыбка.

— Ты только посмотри, какой я потный! И неужели это Грейс?

Над нами раздался тихий смешок, и я взглянула вверх, чтобы быть ослепленной солнцем. Проморгавшись, я споткнулась о сваленные в кучу сумки.

— Обрати внимание на горизонт, — посоветовала я, когда зрение прояснилось, — а не на то, как круто ты выглядишь.

— Черные крылья? — спросил он.

— Уж точно не вороны, — сказала я, пригнувшись, когда Грейс подлетела ближе дабы рассмотреть фото.

— Это не моя вина, — сказала Грейс, когда Джош начал запихивать свои вещи в сумку. — Я пробыла с ним целый день, — запротестовала она. — Видишь, это я на снимке. К тому же, они не подбирались близко. Слишком близко.

Джош накинул на плечи свою спортивную сумку и выпрямился, взволнованно косясь на линию деревьев и на поджидающие черные крылья.

— Ты знала, что они там? — задала я ей вопрос, и ее сияние стало ярче.

— Ну да. Они все время там были, — в переливчатом голосе Грейс послышался сарказм. — Медленно сужая круг. Словно где-то поблизости жнец, но я не уверена, куда они направляются.

Я со страхом взглянула на Джоша, почти чувствуя вину. О чем я думала, когда наслаждалась жизнью или пряталась среди своих соседей словно страус? Я должна была быть в заднем переулке, лицом к лицу встречая эту жуть. Тот факт, что Грейс считала невидимость опасной, не должен был меня остановить.

— Нам нужно идти, — сказала я, и Джош кивнул, бросив последний взгляд на своих товарищей по команде. Когда мы вместе направились к выходу, его лицо было бледным. — Грейс, если ты попытаешься остановить нас, клянусь, что заберу твое имя обратно.

Она затихла, а мое напряжение словно царапнуло живот изнутри, увеличившись, когда мы нашли проход сквозь толкающихся людей. Чтобы добраться до парковки нам пришлось пройти около сцены, а толпа все накапливалась — люди приходили услышать итоги. Группа студентов пыталась навести порядок, но все равно пройти сквозь толпу родителей, пытающихся завладеть вниманием своих детей и сотрудников, вносивших последние номера, было почти невозможно.

В Трех Реках просто не может быть так много людей, — кисло подумала я и отшатнулась в сторону, чтобы избежать столкновения с коляской, когда Джош схватил меня за локоть. Быстро пробраться через людей было нереально. Невесело улыбнувшись ему, я замедлилась.

— Может быть, черные крылья не смогут нас заметить среди окружающих, — сказал Джош.

Я кивнула.

— Может быть, — сказала я, вспоминая людей, частички жизни которых я сегодня украла. Я никогда не задумывалась, что подвергаю их опасности, просто прогуливаясь рядом, но, скорее всего, так оно и было. — Думаю, что Кайрос ищет нас самостоятельно, учитывая, что он теперь не может выследить нашу ауру.

Грейс сверху сказала:

— Это не Кайрос, и жнецы не охотятся на людей самостоятельно. Это бы занимало слишком много времени, и они могли бы ошибиться. Для них вы все на одно лицо, особенно для темных жнецов.

— Все-таки, это Кайрос, и я не думаю, что его волнует, ошибется он или нет, — возразила я. — Все споры ни к чему, Грейс. Он хочет свой амулет обратно и не желает, чтобы кто-нибудь узнал о том, что он потерял его.

Джош поджал губы и направился в сторону просвета в толпе.

— Я могу слышать лишь половину этого разговора, — пожаловался он. — Может быть, хотят скосить кого-то другого? — предположил он.

— Они кружатся над горизонтом уже несколько часов, — сказала Грейс, когда мы отделались от последних наблюдателей. — За это время все бы уже произошло, и черные крылья бы исчезли.

— Грейс сказала, что если бы это был обычный скос, то он бы уже произошел, — пересказала я Джошу. — Я все еще считаю, что именно Кайрос высматривает нас.

Мы обошли последнюю группу людей. Наконец, путь был свободен. Оставив певцов начать полную энтузиазма версию «Луи, Луи», мы, загруженные своими вещами, протолкнулись на парковку. Когда мы ее достигли, я как-то расслабилась, несмотря на утомляющие желтые воздушные шары, прикрепленные к палкам и отмечающие пределы парковки. Сомневаясь, словно олень на краю леса, я оглядела ряды машин. Где припарковался Джош?

— Там, — словно прочитав мои мысли, парень указал на раскидистое дерево, и мы перешли на быстрый шаг, услышав аплодисменты, когда группа закончила петь, а из динамиков послышался голос миссис Картрайт, благодаривший всех за то, что пришли. Я выдохнула, когда показался бок его грузовика из-за толстозадого фургона. Но мое облегчение обернулось гневом, когда я увидела, кто нас поджидал.

— Как они сюда добрались раньше нас? — спросила я.

Эми стояла на загрузочной площадке, положив локти на водительскую кабину, явно пытаясь казаться сексуальной в своих спортивных шортах. Эффект портил широкий бинт на ее носу. Паркер стоял около задней откидной двери кузова, переминаясь от неудобства, а Лен прислонился к передней двери, скрестив руки на груди, словно не мог дождаться того, чтобы влезть в неприятности. Мои ладони сжались в кулаки. У меня не было на это времени.

— Святые шишки серафимов, — пробурчала Грейс. — Это определенно не мой день.

Эми подала голос с загрузочной площадки:

— Привет Мэдисон, дорогуша.

Это было насмешкой, и кожа вокруг рта Джоша натянулась, пока он вылавливал из своей спортивной сумки ключи.

— Слезь с моего грузовика, — коротко сказал он.

Эми снова, было, открыла свой рот, но тут уж я не выдержала:

— Привет, Эми. Что это с твоим носом?

Порозовев от стыда, она жеманно парировала:

— А это что, новая форма? Ты такая милая в этих колготках, прямо как моя маленькая сестра.

То, как она это сказала, намекало, что мне три года, и я буквально вскипела, представляя, как сделаю сотню копий с ее снимка, где она с открытым ртом, словно ловит мух, и распухшим синим носом, а затем развешу их в коридорах школы.

Лен не пошевелился, и Джош подошел ближе.

— Почему бы вам не повзрослеть? — сурово спросил он.

Заметив фотографию в руке Джоша, Лен подался вперед.

— Дай посмотреть, — сказал он, выхватывая ее, а затем передавая Эми.

— Оу, ну разве это не мило? — усмехнулась она. — Сколько фоток с ним ты сделала, дорогуша?

Я поджала губы, но мое внимание привлек тихий шелест листьев и, посмотрев в ту сторону, я увидела черные крылья, парящие, словно призраки. Глаза сами собой широко распахнулись, и я почувствовала, как припустило сердце. Не здесь! Не сейчас!

Должно быть, Эми подумала, что я испугалась ее, так как спрыгнула с грузовика и подошла ближе.

— Команда собирается у «Подлого Ди», Джош, — начала она. — Все там будут. Ты ведь придешь, так?

Ее недоговоренное, но очевидное «ты, но не она», разозлило меня. Джош забрал фото и, обойдя Лена, взялся за ручку грузовика. Он открыл дверь достаточно сильным рывком, от которого Лен зашатался и споткнулся.

— Нет, — сказал Джош, засунув снимок за перегородку, а сумку запихнув под сиденье. — Почему бы тебе не сходить в душ, Эми? Ты потеешь как свинья.

У нее буквально челюсть отвисла, а я захихикала достаточно громко, чтобы она меня услышала.

Лен же пытался выдать свое падение за спланированное, но он знал, что потерял лицо. Ему не помог даже смех.

— Идем, — сказал он и, засунув руки в карманы, двинулся с места. — Я больше не собираюсь тратить свое время здесь. Пошли. Паркер?

Эми положила руку на плечо последнего и подтолкнула его. Было похоже, что Паркер хотел что-то сказать, но встретившись глазами с Джошем, лишь пожал плечами. Джош пожал плечами в ответ.

Я старалась унять сердцебиение и разжать кулаки, когда Эми с Паркером прошли между мной и Джошем. Когда они отдалились на расстояние трех машин от нас, Эми подозвала еще кого-то, и они направились дальше. Вдалеке, музыканты заиграли снова, громко и с энтузиазмом.

Джош выглядел взбешенным, его шея покраснела. Он забрался в машину и начал заводить двигатель.

Избавившись от беспокойства, я обернулась, чтобы обойти грузовик, и отпрыгнула в сторону, когда грациозная фигура отделилась от дерева и направилась ко мне. Дыхание вырвалось с шипением. Накита.

— Ты? — заикаясь, выдала я, пытаясь упорядочить мысли.

Это имело смысл. Накита являлась единственным темным жнецом, способным узнать меня по внешнему виду, а учитывая, что она знала, что амулет Кайроса был у меня, последнему нечего было терять, посылая ее за мной.

— Говорила я тебе, что это жнец! — выкрикнула Грейс. — Уходи отсюда, Мэдисон!

Накита шагнула вперед, не сводя глаз с ангела. Ее улыбка стала шире.

— Полагаю, Рон действительно хочет, чтобы твою душу уничтожили. Он оставил существо из первой сферы присматривать за тобой? Она не способна меня остановить.

Я отшатнулась.

— Джош! Это жнец! — закричала я и услышала скрип грузовика, когда парень выбрался наружу.

С мягкой, уверенной улыбкой Накита сняла солнечные очки и отбросила их в сторону. Она была одета в длинные брюки и облегающий топ, все белого цвета. Золотой ремень опоясывал ее бедра, а кромка щегольского, белого и поблескивающего плаща подметала густую траву. Драгоценный камень на обнаженном мече сиял тем же богатым фиолетовым оттенком, что и амулет на ее шее. Смерть ходила по земле — и ее целью была я.

— Привет, Мэдисон, — назвав меня по имени, она отбросила свои черные волосы назад. — Ты определенно труднонаходимая душа.

Я отступала, вцепившись в камеру, будто она могла мне помочь. Черт, где носит Барнабаса, когда он нужен? Я не могу присвоить амулет Накиты, так как она жнец. Что же мне делать? Мне нужно придумать, как забрать у нее камень. Но как? Придется думать быстро.

Джош молниеносно оказался рядом, напуганный, но решительный, а Грейс воспарила над нами. С дерева вновь послышался шелест — черные крылья.

— Сделай это! — тихо, но тщательно проговорил парень.

Остается лишь попытаться и посмотреть, что произойдет. Если я не сделаю этого, Джош погибнет. Пока что мне нечего терять. Передав ему фотоаппарат, я глубоко вздохнула и мысленно представила свой амулет, а затем уничтожила все видимые линии, связывающие меня с настоящим. Пошатнувшись от слабости из-за становления нематериальной, я почти что упала. Грейс резко стала видимой, а Джош медленно отошел. В моей руке находился амулет, хотя и не ощущался. Грейс испуганно смотрела прямо на меня. Тоненький голосок внутри говорил, что что-то неправильно, но у меня не было времени на размышления, и я потянулась к амулету Накиты.

— Мэдисон, нет! — закричала Грейс, но было слишком поздно.

— Эй! — воскликнула я, когда Накита небрежно перехватила мое запястье свободной рукой. — Ты не должна меня видеть, — глупо и шокировано сказала я, взглянув на нее.

Лицо Джоша побелело, он определенно тоже меня видел. Не понимаю! Я могла мысленно созерцать свой амулет, отрезанные нити и их переход из будущего в настоящее, но я была видимой!

Полные губы Накиты растянулись в усмешке, и она притянула меня ближе, обхватив мою шею рукой и прижав меня спиной к себе.

— Не знаю, что ты пытаешься сделать, но перестань тянуть мой амулет, ты, маленькая чертовка!

Ее амулет? Я задумалась и поняла, что произошло. Точно так же, как и когда я была мертвой в морге, и амулет Барнабаса привязал меня к настоящему, так и амулет Накиты исполнял эту роль сейчас. Черт, черт, черт! Я обругала себя. Может, я и могла видеть Грейс, но сама не была полностью невидимой. Черт побери!

Я сразу же перестала уничтожать нити, а Грейс стала неясным шариком света. Накита все еще меня удерживала, и я без особой пользы попыталась вырваться из ее хватки.

— Отпусти ее! — Закричал Джош и налетел на нас.

Боже, нет!

Накита увернулась от его замаха, лишив меня равновесия. Прежде чем я вновь обрела его, она напала, ударив Джоша в солнечное сплетение. Парень отлетел назад, издав болезненный звук, когда упал на колени позади моей позабытой камеры, пытаясь сделать вдох. Его глаза были широко открытыми, а волосы облепили лицо из-за пота. Накита была гораздо сильней, чем выглядела.

— Ладно. Ты меня поймала. Оставь его в покое, — с прерывающимся дыханием сказала я, заметив вначале меч, а затем и ее амулет в нескольких сантиметрах от себя.

— Кайрос хочет тебя видеть, — сказала она с холодным выражением светло-голубых глаз. — Оказывается, есть маленькая проблема, перед тем как объединятся твои душа и тело, а заодно и мой скос.

Черт, — подумала я, пытаясь выкрутиться. Это плохо.

— Обещай, что ты оставишь Джоша в покое, — сказала я, потянувшись, пока кончики пальцев не коснулись прохладного камня, висящего на ее шее, миновав ее руку, удерживающую мое горло. Ничего не произошло. Если я могу касаться амулета, то смогу и забрать. До тех пор пока не я буду его присваивать, со мной ничего не случится. Накита улыбнулась и передвинула меня так, чтобы мои пальцы соскользнули.

— Твой друг умрет первым, — сказала она. — С прошлой недели Кайрос постарел на два дня, и он слегка раздражен.

Они меня и так поймали, а она все равно хочет скосить Джоша? — подумала я. А затем вскрикнула, когда Накита меня оттолкнула, и я полетела вперед, размахивая руками и ногами. Я тяжело ударилась о землю рядом с другом. Мой взгляд переметнулся к деревьям, и меня сковало страхом от вида перетекающей тьмы, пока я помогала Джошу подняться. Черные крылья летали прямо сквозь кроны и окружали дерево. В их власти искромсать мою душу и полностью меня уничтожить. Что позвало их сюда? Мой амулет на пару с Грейс скрывал наши ауры! Так ведь?

Я взглянула на улыбающуюся Накиту, демонстрирующую свои идеальные зубы. Острый кончик ее лезвия мерцал. Когда она сделала выпад в сторону Джоша, я перекатилась и врезалась ей в ноги. Завизжав, она упала на меня. Я протянула руку к ее амулету, но она сбросила меня, вертясь и пытаясь подняться.

— Мэдисон, убери сияние! — воскликнула Грейс.

Джош застонал. Я поднялась на ноги, отыскивая его глазами. Он лежал на спине, уставившись вверх. Клинок Накиты был обнажен, и от него исходил луч света.

— Джош! — закричала я и почти расплакалась от облегчения, когда он перекатился и оперся на руки. Он не умер. Но ранен. Она ранила его?

Накита неожиданно нахмурилась, определенно не находясь в хорошем настроении. Черные крылья летали между мной и Джошем, и мой страх возрос до той точки, когда я почти могла попробовать его вкус. Они смелели. Я не могла позволить им коснуться парня. Грейс спустилась ниже. Я с напряжением следила, как она коснулась черного крыла, и оно исчезло во вспышке света. Я бы поаплодировала, но другое черное крыло заняло место исчезнувшего.

— Кайрос рассказал, как ты стащила его амулет, — промолвила Накита, стоя около грузовика с клинком наготове, и мое внимание переключилось на нее. — Это было ошибкой. И эта ошибка не только прервет твое существование, но и уничтожит душу. Парень обречен. Время уходить.

Видя, как она улыбается, а легкий ветерок развевает ее длинные волосы, я ощутила, как мой страх превращается в гнев. Гнев на то, что она думала, что я смиренно пойду навстречу собственному концу, гнев за то, что ранила Джоша, за то, что была сильнее меня и за то, что все выученное мной вчера ничего не значило.

— С удовольствием посмотрю, как ты попытаешься меня забрать, — сказала я, наклоняясь к земле

Накита засмеялась, своим смехом заставив воспарить последние черные крыльев в воздух.

— У тебя нет выбора. Это судьба, — сказала она. Веселая музыка откуда-то издали являлась полным контрастам к ее угрозам. — Ты должна не владеть камнем, а быть мертвой. И как только ты умрешь, все вернется на свои места. На те, которые существуют уже тысячелетия.

— За исключением того, что я буду мертвой, — сказала я, а она пожала плечами.

— У тебя всегда есть возможность отдать мне камень в любую минуту, — сказала она, протягивая вперед руку.

— Не думаю, — огрызнулась я, а она закатила глаза.

Грейс опустилась рядом и чуть позади, но я отмахнулась от нее.

— Оставайся с Джошем! — приказала я.

— Но черные крылья охотятся не на него, — запротестовала она, — а на тебя! Мэдисон, не становись больше невидимой. Ты расщепляешь свой амулет, он ломается. Я говорила тебе, что это опасно. Теперь лишь амулет Накиты удерживает их от тебя.

Лишь амулет Накиты удерживает меня от невидимости и мой глупый план от того, чтобы он сработал, — подумала я, а затем поразмыслила. Если ее амулет привязывает меня к настоящему, то почему бы не накинуть свои узы на него, точно также как и на свой?

— Мэдисон, не надо! — словно зная, что я собралась сделать, воскликнула Грейс.

— Оставайся с Джошем, — настойчиво повторила я, и ее сияние удвоилось от разочарования.

Накита начала на меня наступать, а я, соответственно, отступать, пытаясь выиграть лишнее время и пространство, чтобы понять, как отсоединить себя от ее амулета. Я не могла почувствовать связь, но она обязана присутствовать. Однако я не могла искать ее и бороться с Накитой одновременно.

Я взглянула на Джоша, стоящего на коленях на земле и склонившего голову. Подумала о папе и о том насколько сильно хочу его снова увидеть. О людях, не осознающих, каким даром обладают, живущих своей жизнью, один прекрасный миг за другим, которые я ловила своей камерой. Я не была готова уходить. Мне нужно найти способ, чтобы это сработало, чтобы между мной и амулетом Накиты появилась сильная связь, и я смогла бы сломать ее, причем, проделать это все и не присвоить смертоносную безделушку.

Закрыв глаза и молясь, что не совершаю ошибки, я позволила ей коснуться себя.

И замерла, когда ее рука сжала мое плечо. Погрузив себя в полубессознательное состояние, я позволила сущности амулета заполнить свое мысленное зрение. Позади него находилось еще одна сущность, гораздо более слабая. Амулет Накиты удерживал меня гораздо меньшим количеством нитей, но по мере того как я наблюдала, их число вырастало, делая меня более материальной, более реальной. Более мертвой, — подумала я, пытаясь перерезать линии между нами, но преуспела лишь в уничтожении нитей из собственного амулета.

Накита почувствовала это и отшатнулась, но ее руки все еще удерживали меня, а я была видимой. Я не могла перерезать нити, исходящие из ее амулета без того, чтобы перехватить над ним контроль. Но сделай я это, и рассыплюсь пеплом.

Но ее меч, — неожиданно пришло мне в голову. Он был создан из ее амулета, прямая связь к нему. Может, если я буду работать через него…

Мои глаза открылись, когда Накита издала удивленный звук. Грейс парила над Джошем, купая его в лучах света. Великолепная, прекрасная, она обладала той красотой, на которую больно смотреть. И она плакала. Оплакивала меня. Я попыталась сказать ей, что все будет в порядке, но не смогла подобрать подходящие слова.

Что-то налетело на меня, и я пошатнулась. Я бы упала, если бы Накита не держала меня. Я встретилась с ней глазами, и они расширились. Ее губы приоткрылись, а на лице отразился ужас.

Меня буквально парализовало от неожиданной, несметной боли. Я упала на колени, когда Накита оттолкнула меня. Со страхом, я неожиданно поняла, что произошло. Черное крыло. Оно нашло меня.

Холод был столь обжигающим, что я почувствовала, будто волна огня прошлась по позвоночнику и ударила прямо в голову. Я тихо застонала, не в состоянии закричать. Это не было смертью. Это было ощущение небытия, словно я никогда вовсе и не существовала. Черное крыло забирало мои воспоминания, заменяя их пустотой. Оно уничтожало меня, оголяя мое прошлое, кадр за кадром.

Инстинкты побудили меня упасть на землю. Почти обезумев от боли, я крутилась и старалась отодрать от себя черное крыло. Я свободно дотягивалась до него, но холодный пласт приклеился ко мне как вторая, засасывающая кожа. Он пожирал мою душу, обжигая мои руки, когда я касалась его!

Я поднялась на ноги, испытывая мучительную боль при каждом движении. Я стояла, шатаясь, когда еще одно набросилось на меня. Парализованная, я не могла ничего сделать. Боль выбросила меня из состояния невидимости, я даже не могла видеть своего амулета, как и его связывающие нити. Колеблясь, я посмотрела на Накиту.

Я потерпела поражение. Сделала ошибку, за которую умру. Умная, прекрасная Накита без проблем получила и мою смерть, и мой камень. Если я ничего не предприму, то меня буквально выжрут из этой реальности. Мне следует радоваться. Я получила дополнительное лето жизни. Но этого не было достаточно, и я отказывалась поверить в свой конец, даже несмотря на то, что видела его. Все что мне было нужно, так это ее чертов меч. Он непосредственно был связан с амулетом Накиты, и я уверена, что смогу уничтожить нити между нами через него.

— Может ты и темный жнец, — сказала я, чувствуя, как немеют части тела, — но ты ни хрена не знаешь о людской целеустремленности.

Она моргнула, и ее глаза удивленно расширились. Стиснув зубы, я начала идти к ней.

Два года тренировок напомнили о себе и, поставив свою левую ногу позади ее правой, я с трудом встала сбоку, и мой правый локоть со всего размаха полетел ей в живот. Я приложила Накиту довольно сильно. Она согнулась, мускулы свело.

Меч податливо повис в ее руке, и я схватилась за него поверх ее пальцев. Теперь, он был одновременно и мой, и ее. Внутренним зрением, я смогла увидеть наши амулеты и все нити, привязывающие меня к настоящему.

Поняв, что я пытаюсь отобрать меч, Накита схватилась руками поверх моих, вцепившихся в ее меч. Мы обе держали его. Придется мне развоплотиться. В этом случае, меч последует за мной. Но это было больно.

Если я не сделаю этого, Джош погибнет. Я не позволю ему умереть только потому, что боюсь боли. Решение было простым.

Мои руки заныли под хваткой ангела. Я сдалась перед болью. Я позволила ей омыть себя, очистив себя от всего, кроме воли. Эйфория возросла на нереальную высоту, пока мой разум старался себя защитить. Ободренная и сильная, я выдохнула, разрывая все нити, связывающие меня с настоящим. И с этим дыханием воли, все они съежились и исчезли, словно шелковые нити в пламени огня. Ее меч стал моим.

— Нет! — отшатнувшись, закричала Накита, когда ее меч стал невидимым вместе со мной. Я была нематериальной, и она не могла удерживать меня, но все равно сделала выпад, словно это в ее силах. Инстинктивно я подняла руку, но жнец пролетела сквозь меня, а ее амулет сверкнул, словно фиолетовое пламя.

Лицо Накиты было изумленно-пораженным, а ее рот открылся в безмолвном крике. Время будто бы замедлилось, и я задержала дыхание, словно чтобы не вдохнуть ее. Я поморщилась, ощущая ее холодный гнев, чувствуя ее растерянность, и мысленно видя, как на черном плиточном полу, прямо под солнцем, стоит Кайрос, говоря, что я являюсь угрозой воле серафимов, и тайно посылает Накиту за мной. На секунду я стала ею. Стала Накитой, а она мной.

Но соединенные со мной черные крылья тоже почувствовали ее. И нашли еду получше, чем мои ничтожные семнадцатилетние воспоминания.

Накита закричала в агонии, когда черные крылья отпустили меня и, вместо этого, вцепились в нее. Боль словно вылетела из меня, когда они отделились от моей души и внедрились в жнеца, а она прошла сквозь меня.

Я ударилась о землю, и шок разрушил мою мысленную хватку на амулетах. Линии ворвались в реальность и теперь два камня удерживали меня в настоящем. Я вновь была материальной. Накита стояла надо мной, оцепенев от боли. В моей руке был не ее меч, а ее амулет. Отобрав одно, я забрала оба.

Ее крик усилился от того страдания, что она испытывала, и Накита упала на колени. Ее белые крылья влились в реальность, вытягиваясь к верхним ветвям деревьев. Испугавшись, я поспешно подбежала к Джошу. Он смотрел вверх, дрожа и прижав одну руку к животу, а Грейс снова превратилась в мерцающий шарик света над нами.

Накита издала третий пронзительный крик. Он был нечеловеческим, и страх превратил в лёд мою кровь. Черные крылья были внутри Накиты. Ужасаясь, я смотрела и понимала, что наделала. Но я не знала. Не знала!

Ее крылья и спина изогнулись от, должно быть, ужасной боли, а ее вопль прервался с пугающей внезапностью, и с последним взмахом крыльев, она исчезла. Грязь и трава взметнулись в воздух, и я поежилась.

— Мэдисон, — молвила Грейс, ее перепуганный голос просочился сквозь шум музыки школьной группы. — Забирайся в грузовик. Возьми Джоша и забирайся в грузовик!

Накита исчезла, но черные крылья все еще роились вокруг. Их было сотни. Я была материальной, Грейс оберегала нас, но они не рассеивались.

— Джош, — пропыхтела я, чувствуя себя какой-то хрупкой и утомленной.

Запинаясь, я помогла ему подняться, с обвязанным вокруг запястья амулетом. Наклонившись, подобрала забытую на земле камеру. Дверь грузовика была открытой, и я положила друга поперек пассажирского сиденья. Мотор все еще работал, и я возблагодарила Бога за маленькие подарки.

— С ним все будет в порядке? — задыхаясь, спросила я, захлопывая дверь. Вибрация коробки передач будто бы проникала в мои кости. — Она задела его?

— Это не было прямым ударом, — сказала Грейс. — Я бы вполне смогла ее остановить, но ты оказалась на пути. Его душа под угрозой, увози нас отсюда. Я не смогу остановить прицельную атаку, если они нападут все вместе. Я скрываю тебя, но двое из них попробовали тебя на вкус, и остальные почувствовали это. Не становись снова невидимкой. Пожалуйста, Мэдисон! Ты разрушаешь свой амулет все больше каждый раз, когда делаешь это.

Я дрожала, когда дала задний ход, а потом переключилась на переднюю передачу. Джош тяжело прислонился к пассажирской двери. Не становись невидимкой. Грейс говорила это и раньше. Это и притянуло черные крылья. Но у меня не было выбора.

— Джош? — позвала я, когда выехала на мостовую и перешла на раздражающее медленное ползанье, чтобы избежать людей, которые только сейчас начинали покидать парк. — Джош, поговори со мной. — Я огляделась, но похоже, что никто из людей не слышал крик Накиты. Никто не видел ужасающую красоту крылатого ангела, выгнувшегося от боли под деревьями.

Я дотянулась, и слегка потрясла парня, пока он не застонал.

— Больница, — прошептал Джош. — Мэдисон, я чувствую, будто умираю. Отвези меня туда. Пожалуйста.

Меня парализовало страхом. Я вырвалась на главное шоссе и поднажала. Бибикая, я включила аварийные фары, надеясь, что они помогут.

Когда отец узнает об этом, он убьет меня. Снова.


Содержание:
 0  Умерев однажды, подумаешь дважды : Ким Харрисон  1  Глава 1 : Ким Харрисон
 2  Глава 2 : Ким Харрисон  3  Глава 3 : Ким Харрисон
 4  Глава 4 : Ким Харрисон  5  Глава 5 : Ким Харрисон
 6  Глава 6 : Ким Харрисон  7  Глава 7 : Ким Харрисон
 8  Глава 8 : Ким Харрисон  9  вы читаете: Глава 9 : Ким Харрисон
 10  Глава 10 : Ким Харрисон  11  Глава 11 : Ким Харрисон
 12  Глава 12 : Ким Харрисон  13  Глава 13 : Ким Харрисон
 14  Использовалась литература : Умерев однажды, подумаешь дважды    



 




sitemap